Касьянов больше не хочет иметь партию

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Русский журнал", origindate::26.01.2006

Как и почему Касьянов не смог приобрести ДПР? Часть 3

Экс-премьер больше не хочет иметь партию, а ДПР Богданова займется "замачиванием регистрации" СПС, "Яблока" и Рыжкова

Михаил Тульский

Через пять дней после провального для Касьянова съезда ДПР, 22-23 декабря, состоялось выселение его сторонников из центрального офиса партии. Как и на съезде, здесь их тоже оказалось немного - Александр Половинкин со своей дочерью-секретарем Ольгой Солдатовой, его заместитель Наталья Литвиненко и советник Максимом Мазуров, трудоустроенные им в аппарат ДПР с сентября 2005 года.

Мерзликин даже не успел въехать в офис, поэтому не пришлось и съезжать. Люди Половинкина также забрали с собой ранее привезенную мебель и заставили Богданова выкупить у них оргтехнику и заплатить за сделанный в партийном офисе ремонт. Кроме Половинкина и приведенных им людей, весь остальной аппарат (повара, строители, секретари общим числом девять человек) перешел на сторону Богданова: "Половинкина это очень расстроило", - сказал в интервью автору Вячеслав Смирнов.

Допускают для себя возможность выйти из ДПР ради присоединения к Касьянову тоже совсем немногие - не более 4-5 регионов (чувашское, калининградское и, возможно, алтайское краевое и ямало-ненецкое отделения, а также председатель мурманского), остальные "касьяновцы" уже помирились с Богдановым. Среди помирившихся оказалось и самое крупное из числа недавно причисляемых к "касьяновским" курское отделение: Богданов на съезде подчеркивал, что курский председатель Владимир Картамышев - его друг, ставший когда-то главой отделения ДПР именно по его, Богданова, рекомендации. Поэтому "богдановский" съезд 17 декабря заверил список кандидатов курского отделения на местных выборах: протокол этого решения съезда ДПР лидеры курского отделения получили у Богданова и сдали в курский избирком: Помирился с новым руководством ДПР даже председатель горно-алтайского отделения, ранее выступавший в качестве одного из трех "касьяновцев", обвинявших в Богданова подкупе:

Вообще, после возвращения в ДПР в 2003-2005 годах Богданов вел переговоры о ее "продаже" не только с Касьяновым: "ДПР могла бы стать партией для Лебедева или для Глазьева - какая разница-то. То есть Богданов был в ДПР не засланцем Касьянова, а продавцом", - сказал автору источник в ДПР, пожелавший остаться неизвестным.

Кстати, Сергей Глазьев действительно мог бы стать для ДПР наиболее подходящим лидером - его там до сих пор уважают, причем не только региональные лидеры, но Богданов со Смирновым, которые на фоне выступающих за социальную защиту и против реформы ЖКХ регионалов выглядят в ДПР "правым крылом". "У меня хорошие человеческие отношения с Глазьевым, я был у него ученым секретарем в Национальном институте развития в 1996 году", - заявил в интервью автору Смирнов. "Глазьев был председателем ДПР на протяжении двух лет, я был у него заместителем. Я к нему достаточно хорошо отношусь и сейчас. Я могу сказать, что некоторые пункты нынешней программы ДПР написаны еще Глазьевым", - сказал автору Богданов.

В то же время, как во всяком "браке по любви", в воссоединении ДПР и Глазьева существует финансовая проблема: партии надо на что-то жить, а Сергей Юрьевич не славится способностью "находить финансирование". К остальным потенциальным лидерам в ДПР относятся отрицательно: "К Каспарову отношение негативное, с ним тяжело работать: Рыжков двенадцать лет в политике, но так ничего и не добился, ему даже предлагать не будем. Нам не нужны сейчас лидеры, во всяком случае, с отрицательным багажом. Можно найти лидера типа Рошаля, который не занимался раньше политикой", - заявил автору Вячеслав Смирнов.

Еще на съезде ДПР Андрей Богданов сказал довольно странную фразу: "Я уверен, что начиная с января при определенной материальной поддержке - по-другому сейчас никак не поработаешь - мы объединим всех демократов внутри ДПР, мы предложим им выйти из своих партий, которые больше 4-5% не могут набрать, и вступить в ДПР. С рядовыми членами СПС, республиканцев, "Яблока", по-моему, ни у кого никаких проблем не было:"

Тогда это можно было воспринять как попытку некого "словесного подкупа" делегатов: мол, хоть мы и теряем такую "денежную фигуру", как Касьянов, но в будущем нас ждут не менее денежные перспективы: Однако Богданов и после съезда продолжает настаивать: "С 10 января начинаем объединять демократов снизу в рамках ДПР - быстро и решительно, как на съезде!". Возникает разумный вопрос: с чего это вдруг члены СПС, "Яблока" и Республиканской партии Рыжкова будут выходить из своих партий, пусть с отчасти обанкротившимися, но все же известными лидерами, и переходить в ДПР, у которой нет ни всем известного лидера, ни известных ресурсов (вроде РАО "ЕЭС")?

Источник в ДПР рассказал автору, что речь на самом деле идет об обычной скупке региональных отделений СПС, "Яблока" и партии Рыжкова, целью которой является аннулирование регистрации всех правых партий: как только у партии станет меньше 45 региональных отделений или меньше 50 тысяч членов - Минюст по новому закону обязан ее ликвидировать. Более того, по данным источника, у Богданова даже уже определены сроки: до 15 марта он планирует скупить необходимое для ликвидации СПС, "Яблока" и партии Рыжкова число их региональных отделений. Более того, определены и суммы, необходимые для этого: по словам источника в ДПР, "замочить регистрацию одной партии типа СПС, "Яблока" и Республиканской стоит $2,5 млн.". Таким образом, ликвидация всех правых партий обойдется в $7,5 млн.

Кстати, Богданов не скрывает своего желания "закрыть СПС" - об этом он прямо пишет в своем "ЖЖ": "Их закроют. А мы поможем!".

Непонятно только одно: зачем кому-то выделять солидные деньги для ликвидации таких малоперспективных партий: ведь, кроме Москвы, СПС и "Яблоко" почти нигде не могут похвастать даже минимальной популярностью. Например, на последних выборах в Тамбовской области "единый демсписок" на базе "Яблока" получил 0,94% вместо 4,6% за СПС и "Яблоко" в 2003 году. В Тверской области "единый демсписок" на базе СПС набрал 3,2% вместо 7,9% в 2003 году. В Челябинской области списки СПС и "Яблока" набрали 1,9% и 2,3% соответственно, что в 2-3 раза ниже, чем даже в провальном для правых 2003 году. Кстати, и партия Рыжкова пока звезд с неба не хватала: список республиканцев в Тамбовскую облдуму набрал 0,67%:

Пока Касьянов не ставит цели создать свою партию: видимо, немалые, но бесполезные траты на ДПР отбили у него такое желание. Касьянов собирается лишь создать свое движение. Состав оргкомитета нового движения сторонников Касьянова будет оглашен в двадцатых числах января: в него точно войдут 4 из 5 несостоявшихся членов политсовета ДПР (Касьянов, Половинкин, Мерзликин, Стариков); не ясно только, пустят ли в число высших руководителей Хакамаду. Возможно, в число руководителей касьяновского движения войдет и Елена Дикун - бывший пресс-секретарь СПС и юкосовской "Открытой России". Точно известно, что в оргкомитет не войдет Каспаров, который будет сотрудничать с Касьяновым лишь в рамках более широкого Объединенного демократического совета. Наш источник в окружении Касьянова также утверждает, что с Владимиром Рыжковым Касьянов "не только не вел переговоров, но и вести не собирается". С Явлинским такие переговоры у экс-премьера планируются, однако сам Явлинский категорически отвергает возможность переговоров с Касьяновым, как по вхождению с ним в одно движение, так и по совместному участию в каком-либо совете.

Движение Касьянова при этом не будет ставить перед собой непременной цели получить статус зарегистрированной партии: если получится - хорошо, нет - так это все равно не главное, считают касьяновцы. Такой настрой во многом связан с тем, что на стороне Касьянова не оказалось ни одной организации с разветвленной всероссийской структурой: Иван Стариков может быть уверен в присоединении к Касьянову лишь 4 регионов СПС (в первую очередь костромского отделения), выйти из ДПР ради присоединения к Касьянову готовы также не более 4-5 регионов (как мы уже указывали выше). В связи с этим основой движения Касьянова могла бы стать незарегистрированная партия Ирины Хакамады "Наш выбор". По данным источника в окружении Касьянова, еще в начале ноября ими были приобретены списки из 20 тысяч членов "Нашего выбора" за сумму около 100 тысяч долларов; отчасти это была плата не за списки, а за присоединение партии к Касьянову. Однако теперь, по словам источника, выяснилось, что "бывают списки членов партий, нарисованные наполовину, а на другую половину - реальные, бывают реальные на треть, на десятую часть. Только списки членов партии Хакамады оказались рисованными на все 100%". Богданов также подтвердил автору, что после заявления Хакамады о вступлении в ДПР аналогичные заявления в московское отделение ДПР собственноручно написали лишь около 20 членов ее партии:

В этой ситуации надеждой Касьянова остается только Объединенный демократический совет, в который кроме партий и движений войдут "интеллектуальные и моральные лидеры" (Виктор Шендерович, Юлия Латынина, Виталий Гинзбург, Евгений Ясин), а решения совета будут "обязательными для исполнения членами совета", отметил источник в окружении Касьянова.