Бульбов, Александр Арсеньевич

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Бульбов, Александр Арсеньевич.jpg


У нас есть Другие материалы об этом человеке


Сотрудник российских спецслужб, генерал-лейтенант полиции


Биография

Александр Арсеньевич Бульбов родился 3 апреля 1956 года в поселке Рыбачий Калининградской области. В 1979 году окончил Минское высшее инженерное зенитно-ракетное училище ПВО, в 1993 году - Академию ФСБ России, в 2003 году - Российскую академию государственной службы при президенте РФ. Прослужил в вооруженных силах, органах госбезопасности и правоохранительных органах более 30 лет.

В середине 1990-х Бульбов учредил несколько охранных и торговых предприятий - в том числе, по данным газеты "Коммерсант", частную охранную фирму "Немесида". В 2000-2003 годах работал в аппарате полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Виктора Черкесова, а также в Государственной думе и администрации президента России. В 2003 году, когда был основан Госнаркоконтроль, Бульбов был назначен начальником управления собственной безопасности организации. Возглавил Госнаркоконтроль Черкесов, и Бульбов быстро стал его доверенным лицом. В 2004 году Бульбов был назначен начальником департамента оперативного обеспечения Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН, бывший Госнаркоконтроль).

Компромат

3 октября 2007 года Басманный суд Москвы выдал санкцию на арест Гевала сроком на два месяца. Рассмотрение ходатайства прокуратуры об избрании меры пресечения Бульбову, Черевко и Донченко было отложено на 72 часа. Источник информационного агентства РИА Новости в следственных органах заявил, что пока обвинение генералу не предъявлено, но в ближайшее время он будет арестован. Кроме того, по сведениям источника, по делу Бульбова вскоре могут быть задержаны еще до пяти сотрудников ФСКН. Газета "Коммерсант" сообщила, что и Бульбов, и Гевал подозреваются не только в незаконном прослушивании телефонных переговоров, но и в получении взяток. А по данным газеты "Время новостей", Бульбову собирались предъявить обвинения сразу по шести статьям Уголовного кодекса РФ: превышение и злоупотребление должностными полномочиями, незаконное участие в предпринимательской деятельности, получение взятки, нарушение тайны телефонных переговоров с использованием своего служебного положения и спецсредств и разглашение гостайны (причем обвинения в незаконном предпринимательстве касаются именно охранного предприятия "Немесида-А". По словам адвоката Сергея Севрука, следствие считает Бульбова истинным владельцев фирмы, хотя ее учредителем является жена генерала.).

5 октября 2007 года Басманный суд выдал санкцию на арест генерала, удовлетворив ходатайство следственного комитета. Суд не принял в расчет поручительство троих заместителей главы ФСКН - Владира Зубрина, Александра Федорова и Олега Харичкина, гарантировавших, что Бульбов никуда не убежит, если будет отпущен под подписку о невыезде. Суд также санкционировал арест майора Донченко. Червенко был отпущен из СИЗО вечером 3 октября.

Газета "Твой день" утверждала, что Бульбова подозревают в создании преступной группировки, контролирующей наркотрафик из Средней Азии в Россию. По ее данным, у одного из задержанных вместе с генералом сотрудников ФСКН якобы обнаружили около четырех килограммов героина и 2,5 миллиона долларов. Кроме того, издание сообщало, что Бульбов якобы незаконно захватил землю на Куршской косе и занимается перепродажей недвижимости. Сведения о том, что Бульбову принадлежат какие-то объекты на Куршской косе, подтвердил газете "Независимая газета" заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь. По его словам, около четверти объектов недвижимости на территории этого национального парка контролируется Бульбовым и оформлены на его жену и близких родственников. Росприроднадзор собрал материалы о нарушении закона со стороны генерала и передал их в прокуратуру и, по мнению Митволя, часть обвинений, которые могут быть предъявлены Бульбову, будут именно по линии Росприроднадзора.

"Коммерсант" писал, что генерал владеет двумя квартирами на Рублевском шоссе и на улице Ельнинская, а также двумя домами в Москве и Подмосковье. По данным издания, сотрудники ФСБ на протяжении пяти часов не могли войти в жилище Бульбова, поскольку им препятствовал спецназ ФСКН. Оперативники утверждали, будто родственники генерала успели до обыска спрятать некоторые ценности, поскольку ими были обнаружены только "пустые коробки из-под драгоценностей". Дома у Бульбова также нашли 17 мобильных телефонов с SIM-картами, оформленными на подставных лиц. Адвокаты Бульбова заявили, что эти телефоны использовали для звонков информаторам.

Ряд СМИ высказал версию о том, что причиной задержания четырех высокопоставленных сотрудников Госнаркоконтроля стало давнее противостояние силовиков. По информации газеты "Время новостей", Бульбов последнее время занимался расследованием громкого дела "Трех китов" и дела о контрабанде ширпотреба из Китая, который проходил через склады одной из российских спецслужб. Еще в 2005 году распоряжением президента Путина оперативное сопровождение этих дел было поручено ФСКН. В СМИ появлялась информация, будто в результате именно этой работы весной 2006 года из ФСБ были уволены пятеро высокопоставленных сотрудников. Соответственно, дело против Бульбова, известного в качестве одного из ближайших соратников главы ФСКН Виктора Черкесова, многие журналисты и чиновники расценили как "ответный удар" ФСБ.

Обозреватель радиостанции "Эхо Москвы" Юлия Латыниназаявила, что задержание генерала наркоконтроля - ярчайший эпизод войны между двумя крупнейшими кремлевскими кланами. В то же время она признала, что до сих пор информация об эпизодах этой войны в прессу не попадала. В самом же Госнаркоконтроле журналистам радиостанции "Эхо Москвы" заявили, что не было никаких оснований для задержания генерала Бульбова. По словам официального представителя ведомства Александра Михайлова, знающего Бульбова лично и долгое время, генерал-лейтенант в высшей степени порядочный и честный человек.

Версия о прослушивании телефонов показалась неубедительной и депутату Госдумы и журналисту Александру Хинштейну. По его мнению, Бульбов полностью отдавал себе отчет в том, что ФСБ внимательно следит за его работой и что любое неправомерное действие незамедлительно приведет к каким-то серьезным для него последствиям. Хинштейн заявил, что история с Бульбовым напоминает историю со следователем МВД Павлом Зайцевым, который был первым следователем по делу "Трех китов". Активные действия Зайцева привели к возбуждению против него самого уголовного дела: он был признан виновным в превышении должностных полномочий и приговорен к двум годам лишения свободы условно.

Хинштейн подчеркнул, что в результате задержания из строя вновь были выведены ключевые фигуры, расследовавшие дело "Трех китов" и дело о китайской контрабанде - то есть тех дел, в которых, по его словам, "присутствует прямая заинтересованность отдельных руководителей ФСБ". Кроме того, задержание сотрудников Госнаркоконтроля, по его мнению, позволят спецслужбам решить еще две важные задачи. Во-первых, Следственный комитет при прокуратуре РФ получает возможность забрать у ФСКН оперативное сопровождение громких контрабандных дел, передав их Лубянке (а дело "Трех китов" называлось главой СК Александром Бастрыкиным в числе самых громких). Во-вторых, значительный удар наносится по репутации Черкесова, который уже давно находился в кадровом резерве президента: по словам Хинштейна, с лета 2007 года во властных структурах активно обсуждалась возможность назначения Черчесова секретарем Совета безопасности России.

9 октября 2007 года следственный комитет предъявил Бульбову обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса РФ. В частности, он обвинялся в незаконной "прослушке" телефонных переговоров. Сведения о том, в чем еще обвинили генерала, в прессу не поступали. Не сообщалось даже, по скольким именно статьям ему было предъявлено обвинение. Донченко и Гевалу также были предъявлены обвинения. Никакой конкретной информации о сути этих обвинения в СМИ не поступало.

Бульбов не признал себя виновным. По словам его адвоката Сергея Антонова, генерал отказался дать подписку о неразглашении тайны следствия и выразил возмущение попытками такую подписку у него получить. Адвокат пояснил, что эти действия следствия нарушают закон, так как обвиняемые могут защищать себя любыми методами и способами, не запрещенными законом. Антонов расценил попытку отобрать у Бульбова подписку о неразглашении тайны следствия как давление на обвиняемого. Адвокат также сообщил журналистам, что защита Бульбова не будет обжаловать предъявление ему обвинений, поскольку ни адвокаты, ни их клиент этих обвинений не признают. Сам Бульбов связал свое задержание связывает со своей служебной деятельностью. По словам подозреваемого, он и его подчиненные выполняли отдельные поручения следователей по делам о контрабанде мебели и контрабанде китайского ширпотреба. Информацию о том, над чем работали задержанные, подтвердил и глава ФСКН Виктор Черкесов. 9 октября в газете "Коммерсант" была опубликована его статья, в которой Черкесов признал факт существования "войны спецслужб", затронувшей ФСКН. В этой статье ФСБ нигде не упоминалось прямо, хотя фактически Черкесов подтверждал, что между этим ведомством и ФСКН существует противостояние и давал понять, что сотрудники Госнаркоконтроля могли быть задержаны именно по этой причине. Глава Госнаркоконтроля высказал претензии и к следственному комитету при Генпрокуратуре, упрекнув его в недостаточной независимости (опять-таки, не сказав прямо, независимости от каких структур не хватает недавно созданному комитету). Свое выступление Черкесов объяснил интересами сохранения стабильности в стране: по его мнению, проблема стала настолько серьезной, что ее надо обсуждать, а не замалчивать или превращать в "большую склоку".

15 октября Генпрокуратура, посчитав арест Бульбова необоснованным, подала в Мосгорсуд кассационное представление. Прокуратура утверждала, что Басманный суд принял на веру выводы следствия о наличии на "подозреваемом, его одежде, при нем или в его жилище" следов преступлений, однако доказательства выводов следствием так и не были представлены, а связь действий Бульбова и лиц, попавших ранее под уголовное преследование, была обоснована лишь в предъявленном генералу и двоим его подчиненным обвинении. Ведомство потребовало отменить постановления об аресте представителя ФСКН, а ходатайство начальника отдела СК при прокуратуре РФ Альберта Богдановича о заключении Бульбова под стражу направить на новое рассмотрение. Судебное разбирательство по этому представлению Генпрокуратуры было назначено на 31 октября - на тот же день, что и рассмотрение кассации адвокатов Бульбова, также считающих арест незаконным, а обвинения необоснованными.

Ссылки