Дарт, Кеннет

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Категория:Дарт, Кеннет»)
Перейти к: навигация, поиск

Сын Вильяма Дарта, изобретателя одноразовой посуды, основателя Dart Container Corporation (1960). Миллиардер, сделавший состояние на производстве пенопластовых кофейных стаканчиков

У нас есть Другие материалы об этом человеке


Кеннет Дарт

Подробная биографическая справка

Биография

Кеннет Дарт родился в 1955 году в состоятельной семье. Основа семейного благополучия была заложена за два поколения до него - его дедом. В небольшом городе Мейсон, штат Мичиган, дед владел несколькими фабриками по производству всевозможных мелких товаров - от канцелярских принадлежностей до детских игрушек. Отдача от этого бизнеса была небольшая, но позволила развернуться отцу Кеннета, Вильяму Дарту.

Семейный бизнес

Вильям Дарт разглядел будущее в таком чисто американском товаре, как одноразовая посуда. Вильям не был ее изобретателем и даже не стал первым производителем. Однако он смог наладить производство этой посуды наиболее дешевым способом. Компания по ее производству называлась Dart Container. Первая партия продукции была произведена в 1960 году, а сейчас Dart Container принадлежит примерно треть рынка всей пластиковой посуды в США.

Образование

У Вильяма Дарта было трое сыновей. Сам он получил три высших образования в Мичиганском университете, но на детях решил сэкономить. Несмотря на высокие доходы отца, учились они в самой дешевой школе. Кеннету повезло больше братьев - благодаря удивительным математическим способностям его бесплатно перевели в престижную школу Cranbrook.

Закончил Кеннет свое образование в Мичиганском университете, как и его отец. Причем и специальность у него была схожая - он изучал производство различной упаковки.

Кеннет был средним братом, но благодаря своим способностям к учебе выделялся в глазах отца. Это стало особенно важно, когда в 1986 году Вильям Дарт собрался отойти от дел.

Наследство

Между братьями разгорелась борьба за наследство, оцениваемое в $4,5 млрд. Старший сын Том в итоге проиграл. До раздела наследства он на деньги отца успел создать нефтяную компанию, однако это предприятие не увенчалось успехом. Вильям Дарт решил, что такому транжиру доверять компанию не следует, и поделил Dart Container между Кеннетом и Робертом, младшим сыном.

Роберт Дарт был еще молод и неопытен, да он и не стремился руководить компанией, рассчитывая только на прибыль. Кеннет, напротив, был готов взять дело в свои руки.

Бизнес

Он целенаправленно готовился стать управляющим и после короткого ознакомительного курса возглавил Dart Container в конце 1986 года. В том же году Кеннет Дарт стал резидентом штата Флорида. Дело в том, что во Флориде налоговое законодательство было наиболее мягким из всех штатов, и это обстоятельство позволяло экономить на налогах.

А Кеннет вовсе не собирался делиться заработанным с государством. Тем более что доходы компании под управлением Дарта стремительно росли. В 1988 году его доля прибыли составила $4,5 млн. В 1990 году прибыль уже достигла $200 млн. Но с прибылью росли и аппетиты Кеннета Дарта - теперь он предпочитал распоряжаться делами единолично.

Как говорил он сам, ни один советник не подсказывает ему так хорошо, как его собственные инстинкты.

Инстинкты Дарта вкупе с его математическим талантом представляли замечательное сочетание для успешной работы на фондовом рынке. Похоже, что это понимал и сам Дарт. В начале 90-х годов его капитал уже достиг достаточных размеров, чтобы он мог уверенно играть на бирже. Необычайно успешный старт игры на фондовом рынке Кеннета трудно объяснить чем-то иным, кроме как его инстинктами.

В 1991-м, на пике скан-дала с крупнейшим оператором на рынке долговых инструментов, компанией Salomon Inc., он купил большой пакет акций компании у ее совладельцев. Примерно 'через год он избавился от их части. За это время репутация компании была восстановлена, а Дарт получил прибыль в $500 млн. При этом на руках у Кеннета осталось примерно 7% акций компании. Большинство его дальнейших операций обслуживала именно Salomon Inc., так что оставаться ее владельцем было вполне резонно.

В 1993 году Дарт завершил одну из самых выгодных своих сделок. Годом ранее он купил 11% ипотечной корпорации Freddie Mac. Особую привлекательность компании придавало то, что ее инвесторы освобождались от налоговых выплат, а к этому вопросу Дарт имел особенную слабость. Но даже без учета налоговых послаблений выигрыш оказался огромным. Потраченные $300 млн превратились в $1,3 млрд. Кроме этих известных компаний Дарт до 1993 года инвестировал в небольшие неизвестные фирмы, занимающиеся производством фармацевти-ческой продукции, компании здравоохранения, производителей косметики.

Точные данные о результатах этих инвестиций неизвестны, но близкие к Дарту люди утверждают, что они были выигрышными. Вот пример одной из этих сделок, ставшей достоянием гласности. По словам одного из управляющих косметической компанией Allou Health & Beauty Care, Дарт несколько раз наведывался к нему в офис и узнавал о делах компании, сам присматривался к тому, как производятся товары. По результатам этих наблюдений он инвестировал в компанию $3,82 млн. Через три года прибыль от перепродажи акций составила $1,83 млн, почти 50%.

Стервятник-отшельник

В целом действия Дарта представляли собой классический подход к инвестированию в недооцененные компании. При этом под недооцененными он понимал не только компании, но и страны. В 1992 году через Salomon Inc. Дарт купил бразильские государственные облигации. Причем купил много - на $375 млн.

В результате у него оказалось 4% суверенного долга Бразилии. В то время страна находилась на грани дефолта. Большинство американских инвестиционных банков ожидало, что Бразилия не сможет расплачиваться по долгам. Котировки облигаций находились на уровне 40% от номинала. Естественно, что в этих условиях действия Дарта были расценены как поддержка страны. Его поступок превратил его чуть ли не в героя Бразилии.

Однако разочарование пришло довольно быстро. Примерно через год Бразилия решила реструктурировать свой долг, предлагая поменять облига-ции на меньший номинал и с более дальним сроком погашения. Согласились все кредиторы, кроме одного. Им был Кеннет Дарт, и он был круп-нейшим кредитором страны.

Он собирался получить сполна - погашение облигаций по номиналу плюс проценты. Всего около $1,4 млрд. Никакие уговоры на Дарта не действовали. Этого правительство Бразилии позволить себе не могло и вопреки собственному законодательству рес-труктурировало задолженность без согласия Дарта. Но упрямого инвестора это не остановило. Пройдя множество судов, Дарт все же отсудил часть <бразильских> денег и в 1996 году закрыл сделку с прибылью в 61%.

После этого общественное мнение не только Бразилии было настроено против Дарта. Но Дарт не нуждался ни в чьем одобрении, он не нуждался и в самом обществе. Разрыв произошел в конце 1993 года.

Несмотря на льготное налогообложение, в том году Дарт заплатил $34,5 млн налогов, а на следующий год ему выставили счет на $21,7 млн. Невзирая на астрономические прибыли, Дарт не собирался делиться ими ни с кем. И он решил отказаться от американского гражданства и не платить вообще никаких налогов. У благовоспитанных американских граждан, приученных своевременно платить налоги, это вызвало шок, однако наверняка многие ему просто позавидовали.

Кеннет Дарт стал гражданином Белиза, а впоследствии - Ирландии, пообещав инвестировать в страну большие средства. Однако и этого ему показалось недостаточно. Он попытался создать для себя налоговый рай. Для этого он выкупил один из Багамских островов, построил на нем взлетно-посадочную полосу и пристань.

Говорят, Кеннет даже хотел провозгласить новое государство на этом острове. По случаю на распродаже конфискованного имущества (и всего за $7 млн) он купил великолепную яхту - 60-метровый бронированный корабль. И впредь плавал на ней в нейтральных водах, чтобы ни одна страна не могла предъявить ему налоговых требований из-за его проживания на ее территории. К тому же яхта был оснащена телекоммуникационным оборудованием, позволявшим Кеннету контролировать и все его действия на фондовом рынке, и семейное предприятие.

Компромат

Аллергия на налоги у Дарта в следующем году достигла апогея. Поначалу для многих оставалось загадкой, почему он, беглец от налогов, жертвует сотни тысяч долларов на фундаментальные научные исследования. Позже выяснилось, что это были исследования, направленные на разработку технологий, поддерживающих работу головного мозга после остановки сердца. Если при его жизни эти технологии удастся реализовать, то даже после смерти Дарт юридически будет жить: его мозг будет работать. Следовательно, его наследникам не придется платить налоги с огромного наследства, его наследства.

Это обстоятельство дало пищу для разных слухов, тем более что в обществе Кеннет Дарт никогда не появлялся. Основной версией стало то, что Дарт еще в школе применял психотропные препараты от депрессии и в конце концов сошел с ума. Впрочем, некоторые утверждали, что у него просто хорошее чувство юмора.

Кеннет Дарт против народа

Так или иначе, в США и Латинской Америке дела вести ему стало затруднительно. После случая с Бразилией другие развивающиеся страны континента приходили в трепет при малейшей активности Дарта и мешали ему инвестировать.

А в это время широко развертывался процесс приватизации в России. И тогда Дарт часть своей энергии обратил на нашу страну. По слухам, Дарт участвовал в первом приватизационном конкурсе, купил часть выставленного пакета акций кондитерской фабрики <Большевик>. Сколько он потратил - $150 тыс. или '$300 тыс.- неизвестно.

Однако буквально через год он удесятерил свои вложения. Это была первая попытка и, судя по всему, самая удачная в России. В дальнейшем в борьбе за куда меньшие проценты (впрочем, за гораздо большие суммы) ему пришлось биться по-настоящему.

Наиболее лакомые российские активы всегда находились в нефтедобыче. К 1997 году компания Dart Menagement сконцентрировала в своих руках примерно по 10% активов <Юганскнефтегаза>, <Самара-нефтегаза> и <Томскнефти>.Впоследствии, когда ЮКОС собрался переводить дочерние компании на единую акцию, Кеннет Дарт стал требовать <справедливую цену> за свои акции. По его оценкам, эти пакеты стоили $750 млн, что означало почти десятикратную прибыль на инвестиции. Впрочем, менеджмент ЮКОСа не согласился на условия Дарта.

До 1999 года шли информационные войны и судебные споры, пока наконец <дочки> ЮКОСа не провели допэмиссии, в результате которых доля Дарта серьезно размывалась. По неофициальным сведениям, он пошел на мировую, продав все свои акции за $150 млн. Однако и в этом случае он получил двойную прибыль. Более удачно прошла его сделка с дочерними предприятиями <Сибнефти>, правда, объем его прибыли был поменьше - около $70 - 80 млн.

Вскоре Дарт вновь вернулся на рынок Латинской Америки. На грани дефолта теперь находилась Аргентина с ее превосхо-дящим $100 млрд долгом. В конце 2001 года Дарт скупил аргентинские облигации на $600 млн. В то время они котировались на уровне 30% от но-минала и были номинированы в песо, которое тогда было жестко привязано к доллару.

В декабре того года Аргентина объявила дефолт по облигациям, а в январе 2002 года перешла на плавающий курс песо, которое обесценилось относительно доллара в два с половиной раза. Но Дарту было не привыкать бороться с правительствами. И он обратился за компенсацией в американский суд, требуя погашения облигаций по номиналу и выплаты всех процентов. Его претензии были удовлетворены: Дарт получил $700 млн.

Интересно, что в одном из документов, который его представители заполняли для судебных разбирательств, значатся все его инвестиции в го-сударственные облигации. Среди стран числятся Эквадор, Мексика, Нигерия, Перу, Польша, Венесуэла, Украина и Россия. Судя по всему, Дартс рассчитывает еще не раз сыграть на дефолтах. Нельзя исключить, что этого момента он дождется. Сейчас Кеннету Дарту всего 48 лет, а его состо-яние оценивается более чем в $5 млрд.

Источник: http://www.advisers.ru/news_day/2005/04/16/122.html

Ссылки