Дворкин, Александр Леонидович

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дворкин, Александр Леонидович.jpg

Российский исследователь современного религиозного сектантства

У нас есть Другие материалы об этом человеке


Подробная биографическая справка

Биография

Родился 20 августа 1955 года в Москве, в семье интеллигенции. Отец был инженером, а мать, уроженка Белоруссии Бронислава Зиновьевна Букчина, защитила диссертацию кандидата филологических наук и работала доцентом в секторе культуры речи Института русского языка АН СССР. В годы немецкой оккупации его маму приютила и спасла семья школьных учителей в украинском селе на границе Винницкой и Одесской областей. Она стала одним из авторов словаря-справочника «Слитно или раздельно?».

Образование

Среднее образование получил в школах № 25, 91 и 112 г. Москвы. После окончания 10 класса, в 1972 году, поступил в Московский педагогический институт на факультет русского языка и литературы.

Творческая деятельность

Во время учёбы присоединился к движению хиппи. Вместе с единомышленниками он подготовил работу, которая была продемонстрирована 20 сентября 1975 года на выставке художников-авангардистов в одном из павильонов ВДНХ. Об этом произведении и его авторах — группе хиппи под названием «Волосы», к которой был близок Александр Дворкин, — положительно отозвался американский журнал «Time». Как следствие, осенью 1975 года Александр Дворкин был отчислен с третьего курса института «за убеждения, несовместимые с теми, которые должны быть у будущего советского педагога».

Трудовая деятельность

Затем работал рентгенотехником в отделе реанимации кардиологического центра Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова на Пироговке и санитаром в отделении травматологической реанимации больницы на Хорошёвском шоссе, где его коллегой был Евгений Маргулис, и продолжал активно участвовать в движении хиппи. Одновременно стал разделять и пропагандировать диссидентские идеи, почерпнутые, в основном, из книг Александра Солженицына. Вскоре его деятельностью заинтересовался КГБ, который с лета 1976 года начал склонять его либо к отказу от распространения подобных взглядов, либо к сотрудничеству, либо к эмиграции за пределы Советского Союза. Дворкин выбрал последний вариант.

Семья

У Александра Дворкина есть младшая сестра. Жива и его мать. Супруга, Ирина Георгиевна (в девичестве Дзюбинская), уроженка Челябинска и дочь полковника ВВС в отставке Георгия Дзюбинского, является выпускницей факультета иностранных языков Челябинского педагогического института. Дочь Ульяна (Иулиания). Семья проживает в г. Москве.

В свободное от работы время Александр Дворкин несёт послушание алтарника и чтеца московском храме Святой Троицы в Хохлах. Отпуск Александр Дворкин проводит обычно с семьёй или на Украине, где прошло его детство, или в странах Средиземноморья, например, на Кипре и в Греции.

Эмиграция (1978—1991 гг.)

Для выезда из СССР Александр Дворкин воспользовался фиктивным приглашением из-за границы — существовавшим в 1970-е годы способом официально выехать за рубеж на постоянное место жительства, — которое ему прислал один из вчерашних московских хиппи, перебравшийся в Тель-Авив. Перед эмиграцией Александр Дворкин успел вместе с другом совершить четырёхмесячное путешествие автостопом, побывав в Грузии, Крыму, Молдавии, Западной Украине, Белоруссии.

6 марта 1977 года Александр Дворкин эмигрировал из СССР, автоматически лишившись при этом советского гражданства. Поначалу он добрался самолетом до Вены, где в аэропорту Швехат располагался главный транзитный пункт для «советских» эмигрантов, которые пререправлялись либо в Израиль, либо на Запад. Соответственно, «будущих израильтян» брало под опеку Еврейское агентство, отправлявшее их самолётом до Тель-Авива. Остальные следовали, в основном, в США, пользуясь услугами международного «Толстовского фонда», помогавшего переправлять бывших советских граждан в Америку. Именно туда направился Дворкин. Для этого ему следовало оформить визу на въезд в США, чем занималось американское посольство в Риме. Поэтому сотрудники международной организации сажали желающих на поезд до Рима, где люди оформляли бумаги. Дворкин воспользовался данной услугой и оказался в Италии. Александр Леонидович рассказывал: «Я в Израиль и не собирался. В моем сознании он как-то мало отличался от Советского Союза — тут и подозрительно похожие на колхоз кибуцы, и обязательная служба в армии, а мне с арабами делить было нечего. Напротив, как вчерашний хиппи, я грезил именно Америкой.» Находясь в Италии, путешествовал автостопом, посетив ряд городов. Во Флоренции вместе с другом Александр Дворкин заночевал в палатке кришнаитов, а, проснувшись утром, вступил с ними в мировоззренческий спор. В результате один из кришнаитов позже присоединился к ним. Через четыре месяца Дворкин получил от американского посольства разрешение на въезд в США и в тот же день самолётом прибыл из Рима в Международный аэропорт имени Джона Кеннеди города Нью-Йорка.

В США

Первые месяцы пребывания в США Александр Дворкин работал курьером, официантом, копировальщиком. Знакомство с реальным миром американских хиппи принесло ему разочарование.

Учёба и принятие православия (1978—1983 гг.)

В 1978 году Александр Дворкин стал студентом Хантер-Колледжа (англ.)русск. (Городского университета Нью-Йорка (англ.)русск.), где продолжил изучение русской литературы. В 1979 году во время посещения православного храма в Нью-Йорке, решил креститься.[45] На следующий день после посещения храма он встретил соотечественника, возглавлявшего кружок последователей Георгия Гурджиева. Александр Дворкин на некоторое время увлекся идеями нового знакомого, но не оставлял идею о крещении. По его словам, «гуру» активно отговаривал его от этого шага, и он расстался с наставником.[45] Александр Дворкин принял крещение в нью-йоркском храме Христа Спасителя Православной Церкви в Америке (ПЦА) 19 января 1980 года.

Летом 1980 года Александр Дворкин закончил Хантер-Колледж (англ.)русск. (Городского университета Нью-Йорка (англ.)русск.), получив здесь степень бакалавра по специальности «русская литература». После этого он начал оформлять документы для аспирантуры по русской литературе в Колумбийском университете. В это время он познакомился с известным диссидентом, автором «Очерков по истории русской церковной смуты» Анатолием Красновым-Левитиным, который посоветовал Александру Дворкину продолжить образование в Свято-Владимирской православной духовной семинарии ПЦА в Нью-Йорке. Первым, кто его принял здесь, был протоиерей Иоанн Мейендорф. Беседа с ним сыграла решающую роль в выборе ВУЗа и осенью 1980 года Александр Дворкин стал студентом семинарии. Здесь он познакомился с ректором — протопресвитером Александром Шмеманом, который стал его духовником.

В 1981 году Александр Дворкин совершил паломническую поездку, во время которой посетил Израиль и Грецию. В Греции Дворкин побывал на Афоне, в древнем Пантелеймоновом монастыре, откуда привёз отцу Александру Шмеману подарок одного из русских насельников — покровцы и возду́х работы XVIII века. Воспоминания от этой поездки, а также от последующих поездок на Афон вошли в книгу «Афонские рассказы».

Во время учёбы в академии Александр Дворкин нёс послушание: в 1982 году был поставлен в чтецы первоиерархом ПЦА Митрополитом Феодосием, позже стал алтарником, а потом — старшим алтарником академического храма. Летом 1982 года здоровье ректора Академии отца Александра Шмемана заметно ухудшилось и ему стало трудно принимать исповедь. Поэтому Александр Дворкин взял благословение ходить на исповедь к преподавателю академии, историку православия протоиерею Иоанну Мейендорфу, ставшему его новым духовником.

Диссертация, преподавательская деятельность (1984—1988 гг.)

Летом 1983 года Александр Дворкин закончил академию и стал магистром богословия. В конце 1983 года отец Александр Шмеман скончался. Новым ректором академии стал протопресвитер Иоанн Мейендорф. В 1984 году по окончании «карантинного» срока для натурализации Александр Дворкин получил американское гражданство и поступил в докторантуру при кафедре средневековой истории Фордхемского университета — так называемого «иезуитского университета Нью-Йорка», основанного Католической церковью, а с 1969 года являющимся независимым учебным учреждением, в котором можно получить как религиозное, так и светское образование, — где специализировался на изучении византийской и русской истории средних веков. Туда его пригласил преподававший там отец Иоанн Мейендорф.

В 1987 году благодаря программе Комитету по христианскому сотрудничеству Ватиканского секретариата христианского единства Дворкин поработал полгода в основанной иезуитами для обучения русских католических и православных студентов Папской коллегии Руссикум в Риме. В Ватиканской библиотеке он собирал материалы для докторской диссертации. По возвращении преподавал русскую историю в высшей Нью-Йоркской школе изобразительных искусств, продолжая научные исследования.

В 1988 году под руководством отца Иоанна Мейендорфа Александр Дворкин защитил в Фордхеме диссертацию на тему «Иван Грозный как религиозный тип» («Ivan the Terrible as a Religious Type»), получив степень Ph. D по истории (соответствует степени кандидата исторических наук в России). Сама диссертация вышла отдельным изданием на английском, а позже — и на русском языках.

После защиты диссертации «молодого специалиста» могли принять только в университете в Эль-Пасо (штат Техас). Предлагаемый для преподавания предмет «Введение в общую историю» был не очень интересен Александру Дворкину как специалисту по русской истории ввиду его ознакомительности и непродолжительности. В связи с этим он решил сменить сферу деятельности.

Работа на радио (1988—1991 гг.)

В конце 1988 года Дворкин переехал в Вашингтон, где работал в бюро радиостанции «Голос Америки» (одним из тех, у кого он брал интервью, был Борис Гребенщиков). В это же время он стал иподиаконом и алтарником владыки Василия Родзянко в Вашингтонском Свято-Никольском кафедральном соборе.

В 1991 году Александр Дворкин получил предложение переехать в Западную Европу от Алексея Цветкова, который ранее был сотрудником выходившей в Сан-Франциско газеты «Русская жизнь», затем перехал в Германию и начал работать на радиостанции «Свобода». Дворкин стал одним из редакторов отдела новостей мюнхенского бюро радиостанции. Одновременно он служил алтарником в местном православном сербском храме.

Александр Дворкин, отметил, что ему припоминают факт работы на Радио «Свобода», которое финансировалось Конгрессом США, несмотря на то, что раньше многие из критиков сами ловили «Свободу», чтобы узнать новости о «гонениях за веру».

В начале 1990-х годов Дворкин также сотрудничал с организацией, которая помогала православным американским семьям усыновлять детей-сирот из России.

Возвращение в Россию и начало антисектантской деятельности А. Л. Дворкин посещал Россию во время правления Михаила Горбачёва, однако бо́льшую часть времени оставался за рубежом. В 1991 году, после путча, Александр Дворкин позвонил своему духовнику отцу Иоанну Мейендорфу и получил его благословение на возвращение на Родину.

Поездом из ФРГ через Румынию Дворкин возвратился в Россию 31 декабря 1991 года. Несколько месяцев спустя, в марте 1992 года, он поступил на работу в недавно образованный Отдел религиозного образования и катехизации Московского патриархата. В первое время Дворкин проводил публичные катехизаторские и просветительские лекции, в том числе с заключёнными Бутырской тюрьмы преподавал историю Церкви. По словам Александра Дворкина, вначале он наотрез отказался от предложения главы сектора религиозного образования Глеба Каледы плотно заняться «проблемой противодействия сектам», хотя во время проживания в США сталкивался и с кришнаитами, и с харизматиками, а также изучал сектоведение в Свято-Владимирской православной духовной семинарии.

Антисектанской деятельностью Дворкин начал заниматься летом 1992 года, после возвращения с похорон отца Иоанна Мейендорфа по предложению протоиерея Глеба Каледы. Главной причиной, по его словам, явилось сочувствие к людям, приходившим с жалобами на секты, в которые попадали их родственники. В марте 1993 года Александр Дворкин провёл конференцию по проблеме культа «Богородичный центр».

Для того времени эта тема была актуальной, так как в начале 1990-х годов, после провозглашения в России религиозной свободы, вместе с появлением иностранных миссионеров, принадлежавших к крупнейшим христианским конфессиям мира, активизировались новые религиозные движения, поэтому поле деятельности оказалось достаточно широким. Большую помощь Александру Дворкину оказал глава датской контркультовой организации «Диалог-Центр» профессор Йоханнес Огорд, который посетил Москву весной 1993 года и, познакомившись с Александром Дворкиным, пригласил его в гости. Вернувшись из поездки, А. Л. Дворкин решил создать подобный центр в России.

5 сентября 1993 года был открыт «Информационно-консультативный центр св. Иринея Лионского». Основное отличие данного центра от антикультовой «Cult Awareness Network», указываемое А. Л. Дворкиным, — это консультативный статус организации, предупреждающей об «опасности попадания в секту», реабилитацией же «сектантов» центр не занимается.

Во многом благодаря Александру Дворкину и диакону Андрею Кураеву в декабре 1994 года на Архиерейском соборе Русской православной церкви было принято определение «О псевдохристианских сектах, язычестве и оккультизме». Некоторые критики высказывают мнение, что Дворкин совместно с диаконом Андреем Кураевым развернул активную борьбу с любыми проявлениями религиозной жизни в России вне юрисдикции РПЦ МП, сделав упор на устойчивые отрицательные стереотипы, привитые антирелигиозной пропагандой в советский период. В список сект были занесены, в том числе неопятидесятники и кришнаиты.

Преподавательская деятельность

С 1992 по 1994 год Александр Дворкин преподавал предмет «История Церкви» на факультете журналистики в МГУ, где занимал должность профессора. В дальнейшем контракт продлен не был. В публикациях критиков широко комментируется документ, в котором указано, что причиной явилось отсутствие степени магистра. В официальной биографии А. Л. Дворкина отмечается, что руководство факультета утратило интерес к группе церковной журналистики и контракт не был продлён по взаимной договоренности со всей группой преподавателей.

После этого А. Л. Дворкин перешёл в созданный в 1993 году Российский православный институт св. Иоанна Богослова, а в 1995 году занял должность заведующего кафедрой сектоведения в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете (ПСТГУ), учреждённого к тому времени РПЦ, и получив указом уполномоченного лица учредителя — Патриарха Алексия II — учёное звание профессора.

По информации ПСТГУ, кроме лекций, которые читаются в России и в Брюсселе, при кафедре Дворкина «проводится систематическая антисектантская работа».

Читал курс лекций по новым религиозным движениям в финском университете Йоэнсуу, неоднократно выступал в различных германских высших учебных заведениях, в Братиславском университете(Словакия) и Орхусском университете (Дания), а также во множестве отечественных вузов — от Сахалина и Владимира до Калининграда.

Другая деятельность

4 ноября 2009 года состоялась премьера фильма Павла Лунгина «Царь», о взаимоотношениях Ивана Грозного и митрополита Филиппа. Александр Дворкин стал консультантом фильма, а также сыграл роль архиепископа Пимена.

Дворкин и РПЦ

Деятельность Александра Дворкина отмечена наградами РПЦ, его приглашают с лекциями во многие епархии. В 2008 году патриарх Алексий II поздравил Центр религиоведческих исследований во имя свщмч. Иринея Лионского, пожелав «дальнейших успехов в их деятельности на благо Русской Православной Церкви и нашего Российского Отечества». Понятие «тоталитарная секта» используется большинством православных антисектантских организаций. В 2007 году Александр Дворкин награждён орденом Нестора летописца III степени от Украинской православной церкви.

Тоталитарная секта

А. Л. Дворкину приписывается введение в обиход в русском языке термина «тоталитарная секта». Во время on-line-конференции в РИА Новости Александр Дворкин сказал по этому поводу следующее:

«В связи с путаницей в употреблении термина «секты» я предлагаю разделять секты «классические» от сект «тоталитарных». Классические секты — это сравнительно небольшие культурно ограниченные религиозные организации, главный смысл существования которых — это противостояние основной религиозной традиции страны. Но вместе с тем, ни в коей мере нельзя сказать, что они социально опасны, эксплуатируют своих последователей, контролируют их сознание, наживаются на них и т. д. Все эти признаки характерны как раз для тоталитарных сект. К классическим сектам относятся, например, баптисты. Нужно отметить, что, употребляя этот термин, я никак не хочу их обидеть. Это классический термин социологии религии. Можно сказать, что баптисты — это уважаемая христианская секта. Есть и секты, принадлежность которых к той или иной группе определить достаточно сложно, поскольку они по ряду признаков уже не классические, но ещё и не тоталитарные. К таким сектам я отнёс бы адвентистов седьмого дня и старопятидесятников. Ну а далее следуют уже собственно тоталитарные секты, которыми я и занимаюсь. » 30 сентября 2006 года на телеканале «Россия» в программе «Национальный интерес» с Д. К. Киселёвым Дворкин дал определение «тоталитарной секты» со ссылкой на французский опыт

Это своего рода авторитарная организация, которая направлена на власть и деньги для ближайшего окружения, прикрывается различными масками, совсем не обязательно религиозными, может быть политическими, может быть психологическими, может какими-либо другими, для которых характерны обман при вербовке, контролирование сознания членов, эксплуатация своих членов их жизни и т. д. и т. п. Присутствовавший рядом протодиакон А. В. Кураев отметил, что

Александр Леонидович привёл определение, которое французский законодатель дал секте. То есть не просто какого-то специалиста. Во французском законе это определение есть. И это хорошая база от которой может отталкиваться при разработке аналогичной дефиниции в российском праве.

По их мнению, аналогичное понятие нужно ввести в законодательство России. В других своих интервью Дворкин прямо говорит, что характеристика понятию «тоталитарная секта» дана в законе Франции, принятом в мае 2001 года, и во избежание недомолвок в приложении к закону приведён список из 178 наименований опасных сект. В принятом Парламентом Франции 30 мая 2001 года Законе «О предупреждении и пресечении сектантских течений, ущемляющих права и основные свободы человека» по отношению к сектантским организациям применяется понятие «юридическое лицо» (фр. personne morale). В Главе 4. «Положения, ограничивающие рекламу сектантских движений» прямо не даётся какого-либо определения понятию «тоталитарная секта», хотя много раз названы все существенные признаки тоталитарной секты, которые использует в своём определении Александр Дворкин.

М. О. Шахов, религиовед, специалист по сравнительному изучению французского и российского опыта государственно-конфессиональных отношений, профессор РАГС профессор РГТЭУ, доктор философских наук, член Экспертного совета Комитета по делам общественных и религиозных организаций Государственной Думы Федерального Собрания РФ отмечает, что по состоянию на 2009 год:

«Французское законодательство, как и российское, не знает такого понятия как «секта». Попытка ввести такое понятие в правовую систему привело бы к ограничению конституционных прав и свобод и к юридическому разграничению религий на «первый» и «второй» сорта. Таким образом, юридического определения «секта» нет, но в религиоведческой литературе оно используется.»

Российский религиовед И. Я. Кантеров (доктор философских наук, профессор ИППК МГУ) считает понятия «тоталитарная секта» и «деструктивная секта» бессодержательными. По его мнению, данные понятия используются, главным образом, с идеологическими целями — создания негативного образа некоторых новых религиозных объединений. Также Кантеров утверждает, что в отличие от представителей антикультового движения «ни одна светская школа религиоведения: Санкт-Петербургская, Московская или Екатеринбургская не принимают терминологию: „деструктивная секта“, „тоталитарная секта“ и т. п.». Вместе с этим, Кантеров включил книгу Дворкина «Сектоведение. Тоталитарные секты» в список рекомендуемой (дополнительной) литературы по Программе дисциплины «Новые религиозные движения и культы», курс которой Кантеров читает в ИППК МГУ им. М. В. Ломоносова.

Общественная деятельность, скандалы и судебные процессы

Иск из-за брошюры «10 вопросов…»

В 1997 году «Общественный комитет защиты свободы совести» в лице Глеба Якунина с примкнувшими к нему М. С. Осадчевым, Л. С. Левинсоном, Н. А. Балуковой, обратились в Хорошёвский районный суд Москвы, с иском к А. Л. Дворкину и Отделу религиозного образования и катехизации Московского Патриархата об опровержении утверждая, что сведения излагаемые в брошюре «Десять вопросов навязчивому незнакомцу…»[80] не соответствуют действительности и порочат честь, достоинство и деловую репутацию описываемых в ней организаций — «Общество сознания Кришны», «Церкви Объединения» Муна, «Саентологии», «Богородичного центра» И. Береславского и др.

21 мая 1997 года Хорошёвский районный суд Москвы после многодневного процесса в иске отказал:

«Суд считает установленным, что приведённые А. Л. Дворкиным в брошюре «Десять вопросов навязчивому незнакомцу или Пособие для тех, кто не хочет быть завербованным» сведения о «тоталитарных сектах» (нетрадиционных религиозных организациях), которые оспариваются истцами — соответствуют действительности, а потому не подлежат опровержению. … Суд решил: В иске Общественного Комитета защиты свободы совести, Левинсона Льва Семёновича, Осадчева Михаила Семёновича, Балуковой Натальи Александровны к Дворкину Александру Леонидовичу, Отделу религиозного образования и катехизации Московского Патриархата о защите чести, достоинства и деловой репутации, опровержении порочащих сведений отказать.»

Отмена лекций по истории православной церкви в УрГУ

В 2000 году ректорат Уральского государственного университета (Екатеринбург) запретил проведение лекций Дворкина по истории Православной Церкви, и ему пришлось выступать с курсом лекций по сектоведению и истории Церкви в Окружном доме офицеров. Договорённость между Екатеринбургской епархией РПЦ МП и ректоратом университета о лекциях Дворкина была аннулирована приказом ректора университета Владимира Третьякова за два часа до их начала. Ректорат университета эту отмену объяснил «этическими соображениями», так как «государственное учебное учреждение не может заниматься религиозной пропагандой…».

Конфликт с изданиями «Екклесиаст» и «Золотое кольцо»

В 2003 году в двух газетах Ярославля (одна из них — «Екклесиаст», № 10, 2003, статья «Гапон Второй»), а вторая — «Золотое кольцо» от 28 октября 2003 года, статья «Великий сектовед на каналах ЦРУ».) были распространены сведения о том, что Дворкин перешёл из иудаизма в христианство, вступил в брак с американской гражданкой с целью получения гражданства США и разжигал конфликты на религиозной почве, а также ему были приписаны утверждения, что «единственная религиозная организация, которая не представляет опасность для общества — это сатанисты».

Эти факты, как и сравнение Александра Дворкина с двойным агентом-провокатором Георгием Гапоном, были признаны Кировским районным судом города Ярославля 13 декабря 2006 года оскорбляющими честь, достоинство, деловую репутацию Александра Дворкина и подлежащими опровержению. В то же время суд признал, что порочащими не являются такие высказывания газеты, как: "этот борец с прозелитизмом (Дворкин) перекрестился из иудаизма в православие в 1980 году … поскольку в статье не содержится сведений о корыстных либо иных низменных причинах принятия истцом православия, данный факт не связан и с аморальным, нечестным, недобросовестным поведением Дворкина А. Л. "; утверждение, что Александр Дворкин имеет американское гражданство, поскольку им не оспариваются факты приобретения американского гражданства и фраза «Репутация одиозной личности, разжигателя межрелигиозных конфликтов тянется за ним», поскольку здесь речь идёт об оценочном суждении. Факт исповедания иудаизма ответчиками («Екклесиаст», адвокаты — Владимир Ряховский и Анатолий Пчелинцев) доказан не был. В заявлении истца (Дворкина) этот факт охарактеризован им как «не соответствующий действительности». Судебного же решения по этому частному вопросу нет, как и по наличию у Александра Дворкина американского гражданства.

Единственным из шести требований Александра, которое суд не удовлетворил, было признание не соответствующими действительности утверждения, что ему, истцу, якобы, было отказано в чтении лекций на журфаке МГУ из-за «недостаточного образовательного уровня». Своё решение по данному вопросу суд объяснил тем, что, по закону, претензии в публикации недостоверной информации следует предъявлять первоисточнику — то есть интернет-сайту организации Нарконон, разместившей у себя «справку от Ясена Засурского».

Газета «Золотое кольцо» ещё до начала судебного заседания принесла извинения за недостоверную публикацию об Александре Дворкине., а также позднее опубликовало интервью с Александром Дворкиным. Журналист Евгений Мухтаров провёл полное сравнительное исследование всех материалов ярославского процесса.

Компромат

23 марта 2005 года Александр Дворкин и руководитель миссионерского отдела епархии священник Владимир Зайцев приехали в школу № 21 Чкаловского района Екатеринбурга для чтения лекций на тему: «Тоталитарная секта „Новая жизнь“ — погоня за властью и деньгами» и разговор с пострадавшими от деятельности секты Г. П. Грабового. Во время встречи с горожанами сотрудники Чкаловского РУВД Екатеринбурга попытались их задержать. После того, как Александр Дворкин, священник Владимир Зайцев, оператор епархиальной телекомпании Виктор Григорьев и двое организаторов встречи отказались последовать в отделение поясняя свой отказ согласованностью мероприятия, сотрудники правоохранительных органов применили силу. По словам представителя пресс-службы УВД Екатеринбурга задержание было проведено за отказ прекратить несогласованное с администрацией образовательного учреждения мероприятия и неподчинение сотрудникам правоохранительных органов, а также для установления личности и целей собрания.


Осенью 2006 года председатель «Российского объединённого союза христиан веры евангельской» (РОCХВЕ) С. В. Ряховский обратился в суд с иском к А. Л. Дворкину. Поводом послужило выступление последнего в программе телеканала «Россия» «Национальный интерес» 30 сентября 2006 года, в котором А. Л. Дворкин обвинил С. В. Ряховского в подготовке «оранжевой революции» на территории России. Глава РОСХВЕ заявил, что его обвинили в подготовке оранжевой революции, и просил суд признать утверждения А. Л. Дворкина безосновательными и порочащими честь и достоинство.


1 мая 2006 года в центре Москвы произошёл конфликт между Дворкиным и брахмачари московского храма Международного общества сознания Кришны проживающем без регистрации гражданином Молдавии Сергеем Косенко, распространявшим книги издательства «Бхактиведанта Бук Траст» в подземном переходе между станциями метро «Кузнецкий мост» и «Лубянка». Дворкин отвел кришнаита в милицию, где сообшил, что сделал замечание группе кришнаитов, один из которых нанёс ему лёгкие побои по лицу и рассёк губу. По словам президента московского Общества сознания Кришны Сергея Андреева нападение было только со стороны Александра Дворкина, а Сергей Косенко после проверки документов пошёл по своим делам.

12 мая 2006 года, Сергей Косенко, в интервью «Порталу-Credo», описал случившееся как нападение самого Дворкина, который при этом вырвал у него из рук одну из индуистских книг и, крича, что всё это сатанизм, порвал её на части.

Источник: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/158320

Ссылки