Двоскин, Евгений Владимирович

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Скандально известный российский финансист

У нас есть Другие материалы об этом человеке


Двоскин Евгений Владимирович

Подробная биографическая справка

Биография

Родился в 1966 году в Одессе. При рождении получил фамилию мамы — Слускер.

В 1970-е мать Жени вместе на «третье волне» эмиграции перенеслась в США, где изменила имя сына на американский манер — Юджин. Семья жила на Брайтон-Бич, где подросток Женя-Юджин сошелся с русскоязычными бандитами.

В основном эта была мелкая шпана, имевшая, однако, отношение к группировкам Марата Балагула (Большой Человек) и Бориса Найфельда (Биба).

Компромат

Слускер неоднократно задерживался нью-йоркской полицией за мелкое хулиганство, угон такси и т.д. Но реальных сроков не получал. Источник сайта «Русская мафия» (rumafia.com) в правоохранительных органах утверждает, что подобная снисходительность объяснялась тем, что Слускер рано начал снабжать ФБР информацией о русской мафии. По мере того, как у полиции пухло досье на Юджина, он одну за другой менял фамилии. Молодой человек побывал Алтманом, Козиным, Слушке, пока не остановился на фамилии Шустер.

Юджин Шустер продолжал оставаться рядовым участником группировки Бибы. Основным ее бизнесом, помимо рэкета, являлись аферы с топливом. Согласно законодательству США, если горючее идет для обогрева жилых домов, оно облагается пониженной налоговой ставкой. Русские мафиози этим воспользовались и стали в документах указывать, что топливо идет на отопление квартир. В действительности же оно сбывалось через подконтрольные им бензозаправки. Местная казна теряла гигантские суммы.

К тому же в документах еще и занижалось количество реализуемого топлива. В 1980-х годах Шустер активно участвовал в этих аферах, будучи «на подхвате» у бандитов разного уровня. В 1991 году он был арестован за такого рода мошенничества в Калифорнии и на этот раз приговорен. Но срок был непродолжителен, а штраф невелик. Похоже, что в обмен на вновь проявленное снисхождение Шустеру вскоре пришлось оказать полиции услугу.

В 1992 году он стал одним из участников операции по задержанию Мони Эльсона (Моня Кишеневский) — одного из лидеров русской мафии в США и главного соперника Бибы. Юджин «наехал» на брайтонский магазин, контролируемый Моней. Эльсон лично приехал разбираться, выволок Юджина на улицу, пообещал оторвать голову. Стороны забили «стрелку», и когда Кишеневский прибыл на нее, был схвачен ФБР. Его обвинили в похищение Юджина Шустера и угрозах ему.

Племянник Япончика

Предприимчивый молодой человек продолжал активно заниматься нелегальным бизнесом с топливом, постепенно обучаясь отмыванию вырученных средств. В 1994 году Юджин вновь угодил за решетку – теперь в Огайо. Его обвинили в неуплате налогов от продажи солярки — и отпустили под залог. Приговор по данному делу должны были огласить в 1995 году, но Юджин просто не явился в суд.

В результате его задержали в Нью-Йорке и дали 27 месяцев заключения. И тут у Слускера-Шустера состоялась знаковая встреча. Он оказался в одной тюрьме с «вором в законе» Вячеславом Иваньковым, известным под кличкой Япончик.

Иваньков был арестован в США за вымогательство у бизнесменов, связанных с Чара-банком. Русскоязычные заключенные разговорились, и выяснили, что мама Юджина является родственницей жены Иванькова. «Вору в законе» понравился новоиспеченный член семьи. В шутку он стал называть его племянником. Заинтересовали Япончика и познания Юджина в финансовой преступности, в методах отмывания денег. На свободу Слускер-Шустер вышел с рекомендательным письмом от могущественного Япончика. Такая рекомендация позволила влиться в бригаду «вора в законе» Александра Бора (он же Тимоха), который отвечал за все американские бизнес-проекты Иванькова, пока тот находится в тюрьме. В 1996—1997 годах Бор и представители мафиозных семей Гамбино и Гравано решили провернуть серию масштабных афер. Они договорились со своими людьми на бирже, что те искусственно взвинтят цены на акции мелких фирм, принадлежавших бандитам. Когда стоимость бумаг достигала верхних отметок, мафия их сбывала, зарабатывая десятки миллионов долларов. Покупатели же акций и инвесторы оказывались у разбитого корыта – реально-то эти фирмы ничего не стоили. По США прокатилась волна биржевых мошенничеств. Слускер-Шустер принимал в них непосредственное участие. Вскоре этими аферами заинтересовалось ФБР. По одному из возбужденных дел в 1999 году начались массовые задержания, и Тимоха Бор вынужден был бежать из США в Германию. Там его арестовали по подозрению в убийстве «авторитета» Ефима Ласкина.

На смену в США прибыл теневой бухгалтер «воров в законе» Джумбер Элбакидзе (Джуба). Еще во времена СССР он представлял интересы грузинских «криминальных генералов» в Абхазии, потом участвовал в грузино-абхазской войне на стороне Тбилиси. В конце концов Джуба вернулся к прежнему бизнесу – финансовому обслуживанию «воров в законе». В том числе крупнейших и влиятельнейших — Аслана Усояна (он же Дед Хасан) и Вячеслава Иванькова. Впрочем, американское сотрудничество Джубы с Юджином долго не продлилось. Видимо, Слускер-Шустер окончательно вышел из-под контроля ФБР.

В 2000 году Юджин был задержан в Бруклине с поддельным канадским паспортом и выслан за нарушение миграционного законодательства (Слускер-Шустер так и не смог получить американское гражданство). Зато, вернувшись на историческую родину в Одессу, несостоявшейся американец умудрился оформить российский паспорт, в котором значился Евгением Двоскиным (по фамилии бабушки). Позже ФМС России признало этот документ недействительным, а в 2002 году ФБР объявило Двоскина в розыск по обвинению в «сговоре с целью совершения мошеннических действий и легализации доходов, полученных преступным путем».

Финансовую политику РФ определил «сходняк»

Обзаведясь «корочкой» гражданина РФ, Евгений Двоскин в конце 2002 перебрался в Москву. К тому времени там уже находился и Элбакидзе, который сразу принял американского знакомого в свою команду. Весьма благосклонно отнеслись к нему и «воры в законе», начиная с Деда Хасана (все-таки речь шла о племяннике самого Япончика…). Евгений даже получил от них кличку — Чеграш.

Появление Двоскина в России, совпало с разработкой грандиозного криминального проекта – объединения разрозненных каналов по отмыванию, обналичиванию и переправке денег за границу в единый мощный поток. Окончательно все вопросы были решены на масштабной сходке 20-21 марта 2003 года. Состоялся воровской «сходняк» в отеле Montiboli испанского местечка Аликанте. Он был приурочен к дню рождения «криминального генерала» Захария Калашова. В мероприятии приняли участие «воры в законе» Аслан Усоян, Владимир Тюрин (Тюрик), Виталий Изгилов (Зверь), Тариел Ониани (Таро), Мераб Гогия (Мераб), ДжамалХачидзе (Джамал, представлявший интересы «солнцевской ОПГ»), Вахтанг Кардава, Мамука Микеладзе, Армен Арутюнов, а также несколько криминальных бизнесменов, в том числе Константин Манукян и Леон Ланн. Задачей последних являлось выгодное вложение отмытых мафиозных средств. А осуществление технической работы в России было возложено на Элбакидзе и его ближайших помощников — Двоскина и Ивана Мязина. Мязин родился в 1964 году в Красноярском крае. Был судим за грабежи, потом вошел в команду сенатора сомнительной репутации Андрея Ищука, у которого отвечал за рейдерские захваты предприятий. Одно время Мязин подозревался в убийстве крупного акционера Самарского завода резервуарных металлоконструкций (этот объект попал в поле зрения Ищука). В команду Элбакидзе Мязин был привлечен как специалист по силовой замене собственников. Особый интерес в этом плане вызывали банковские структуры.

Довольно быстро на финансовый канал мафии обратили внимание спецслужбы. Правда, в довольно своеобразной форме. И так тщательно опекавшее отдельных «воров в законе», в частности Япончика и Деда Хасана, ФСБ РФ фактически стала курировать данный канал, пользуясь его услугами для реализации своих коммерческих интересов. По данным МВД, непосредственно эти функции были возложены на Управление «М» ФСБ и его руководителя Владимира Крючкова.

Стоит следует оговориться, что в российских спецслужбах имеется своё объяснение странной любви к Евгению Двоскину. По версии источника сайта «Русская мафия» (rumafia.com) в ФСБ, за 1990-е годы произошла серия крупных провалов из-за банального неумения скрывать источники и каналы финансирования – как отдельных агентов и операций, так и целых государственных режимов. После того, как в распоряжении спецслужб оказался канал Элбакидзе и Двоскина, таких проколов не стало. «Никто лучше Двоскина не умеет запутывать следы денег на Западе, он серьезно помогает в обеспечение безопасности России», - отметил наш источник. Помимо спецслужб, этим каналом пользовали олигархи и чиновники. Для рядовых бизнесменов Двоскин и Ко предлагали услуги по быстрому нелегальному обналичиванию под 5-8% от суммы.

В МВД уверяют, что у данной системы есть и высокопоставленные кураторы в Центральном банке. Это – зампред ЦБ РФ Геннадий Меликьян, замначальника МГТУ ЦБ РФ по Москве Дмитрий Ян, действующий сотрудник ФСБ, откомандированный на должность начальника 5-го отделения МГТУ ЦБ РФ Александр Корнешов. В распоряжении редакции сайта «Русская мафия» (rumafia.com) есть кадры оперативной съемки, на которой запечатлен Двоскин с охраной, прибывший на встречу с Яном в офис МГТУ на улице Балчуг.

Так же каналом «воров в законе» стали пользоваться и различные российские преступные группировки, в первую очередь из Санкт-Петербурга: «малышевская», «тамбовская» и т.д. В частности, в легализации денег в Испании принимали участие, осевшие в этой стране «авторитеты» из Северной столицы Александр Малышев (он же Гонсалез) и Геннадий Петров.

Банковская система под контролем Чеграша

Начиная с 2003 года, под негласным контролем Элбакидзе и Двоскина побывали более 30 российских банков. Через которые «отстирались» и ушли из России сотни миллиардов рублей и десятки миллиардов долларов. В 2003-2004 годах Джуба и Чеграш через поставные структуры скупили банки «Родник», «АКА-Банк», «Центурион», «Вертикаль», «Витас», НЭП. Управлять данными активами они поставили бизнесменов Бориса Сокальского и Сергея Турбина. В результате, по данным МВД, через эти структуры за несколько лет было обналичено и выведено за рубеж 235 млрд руб., $391 млн и 66 млн евро.

Когда эти банки попали в поле зрения правоохранительных органов, Элбакидзе и Двоскин осуществили новый проект, взяв под контроль банк «Дисконт». С 30 июня по 29 августа 2006 года на счета в «дисконте» от двух подставных фирм поступило 41 млрд рублей, которые были перечислены трем оффшорным компаниям и растворились за рубежом. В том же 2006 году Джуба и Чеграш через РЖО «КомусИнкасс» обналичили и вывели за пределы России 75 млрд рублей.

Одновременно криминальная парочка купила у банкира Алексея Френкеля банк «Европроминвест», через который тоже удалось отмыть несколько десятков миллиардов. Для своего криминального бизнеса Элбакидзе попытался использовать и другую структуру Френкеля — ВИП-банк. Но тут в ситуацию вмешался зампред ЦБ РФ Андрей Козлов. Он назначил проверку в отношении «Дисконта» и ВИП-банка – и в сентябре 2006 года его застрелили в Москве.

За убийство Козлова осужден Френкель. По версии следствия, он заказал Козлова, поскольку считал, что зампред ЦБ разрушает его бизнес, не принимая ВИП-банк в систему страхования вкладов. В то же время сразу после убийства Козлова Россию спешно покинул Джумбер Элбакидзе. Позже Джубу объявили в розыск по обвинению в подделке документов. А единоличным королем обнала и отмывки стал Евгений Двоскин. К этому времени в Россию уже вернулись и «дядя» Евгения Япончик, и Александр Бор.

Банки переходили под контроль Двоскина разными способами. Вначале руководителей пытались подкупить. Если это не помогало, применялась сила. Так, руководитель «Интелфинанса» Михаил Завертяев в 2007 году был избит Чеграшом и его охранником прямо в рабочем кабинете, после чего почти три месяца провел в больнице. Пока банкир лечился, через «Интелфинанс» было обналичено и отмыто 11,7 млрд рублей. Помогала Двоскину в этом Елена Черных, работавшая тогда в «Интелфинансе». В том же 2007 году руководительницу банка «Фалкон» Двоскин с Мязиным запугали настолько, что она согласилась превратить свое кредитное учреждение в финансовую помойку всего за 30 тысяч долларов. В результате за короткий период через «Фалкон» было прокачено около 100 млрд рублей криминальных денег.

Механизм отмывки, созданный Двоскиным, прекрасно виден на примере уголовного дела о легализации 5 млрд долларов, которое находилось в производстве Следственного комитета при МВД РФ.

В 2007 году милиционеры заинтересовались тремя дагестанскими банками – «Антарес», «Рубин» и «Юнион-Банк» — через которые «отстирано» 80 млрд рублей. Следователи выяснили, что деньги в дагестанские банки поступали от более чем 250 фирм-однодневок, счета которых были открыты в московских банках «Экспортбанк», «Принтбанк», «Кредитимпекс Банк», «Альфа-банк». Материалы, касающиеся дагестанских банков, остались в этой республике. Все остальные документы были переданы в Следственный комитет при МВД, возбудивший отдельное уголовное дело. Осенью 2007 года в рамках этого дела были проведены выемки документов в головном офисе «Альфа-банка», который имел в «Рубине» и «Антаресе» корсчета, а так же счета взаиморасчетов. В итоге СК при МВД выявил самую крупную схему по легализации и обналичиванию средств, по которой только за рубеж ушло несколько миллиардов долларов.

Согласно собранным материалам, схема действовала следующим образом. Со счетов сотен фирм-помоек миллиардные средства стекались в аккумулирующие фирмы-однодневки со счетами в «Альфа-Банке», банке «Уралсиб» и банке «Смоленский». Дальше средства поступали на счета других помоек в «Кредитимпэксе» (в 2006 году), «Интелфинансе» (в 2007 году), а так же в «Экспортбанке» и «Принтбанке» . Часть средств обналичивалась там, другая уходила на обналичку в региональные банки, в том числе дагестанские. Кстати, таким образом нашлось объяснение, почему ежедневно из Дагестана в Москву курьеры везут баулы с десятками миллионов рублей (нередко становясь жертвами налетчиков или даже милиционеров). Это средства, обналиченные в Дагестане и отправленные клиентам в столицу.

Другая часть денег (в основном через «Кредитимпэкс») уходила по фиктивным контрактам за границу. За это направление отвечал Александр Малышев, некогда один некоронованный король «бандитского Петербурга».

По данным милицейских следователей, Евгений Двоскин и Иван Мязин брали под свой контроль банки средней руки, которые потом участвовали в данной схеме. Именно они отвечали за деятельность дагестанских банков,«Кредитимпэкса», «Интелфинанса», «Экспортбанка», «Принтбанка». С главными же финансовыми структурами схемы — «Альфа-Банком», «Уралсибом» и «Смоленским» — работали непосредственно руководители Управления «М» ФСБ. В частности, отец куратора одного направлений Николаева возглавлял службу безопасности банка «Уралсиб».


Двоскин стал причиной войны спецслужб

СК при МВД рьяно взялся за расследование этого дела. В «Альфа-банке» и других кредитных учреждениях снова были проведены выемки документов. 13 сентября 2007 года следователи обыскали коттедж Двоскина в поселке Трусово, где нашли пистолет. По словам милиционеров, в ФСБ им сразу дали понять, что «они лезут не свои дела» и «не располагая необходимой информацией, вмешиваются в систему обеспечения безопасности России».

Однако это не остановило следователей. И тогда были совершены ответные шаги. В октябре 2007 года Евгений Двоскин написал заявление начальнику ГУ МВД по ЦФО Николаю Аулову. В этом заявлении сотрудник ДБОПиТ Александр Соловьев был обвинен в вымогательстве миллиона долларов за непривлечение Двоскина к уголовной ответственности за незаконное хранение оружия. Разработкой Соловьева занялось то же Управление «М» ФСБ.

Оказалось, что под этой фамилией действует сотрудник ДБОПиТ Александр Шаркевич, которого неоднократно внедряли в различные группировки с целью разоблачения их лидеров. В свое время Шаркевич даже сумел внедриться в среду чеченских террористов, и благодаря его действиям в Москве были задержаны смертницы. За эту операцию министр внутренних дел наградил Шаркевича именным оружием. Шаркевич являлся близким другом сотрудника ДБОПиТ Дмитрия Целякова, который руководил оперативным сопровождением по делу об отмывании.

23 октября контрразведчики задержали Шаркевича. Он, однако от сотрудничества отказался и не стал давать требуемых показаний о том, что деньги предназначались Целякову. (Позже присяжные признают Шаркевича невиновным в получение взятки и назначат небольшой срок только за незаконное хранение патронов к наградному пистолету). Тем ни менее, эта ситуация развязала руки ФСБ.

Уголовное дело в отношении Шаркевича расследовал Следственный комитет прокуратуры. Человеком № 2 там являлся начальник Управления собственной безопасности Владимир Максименко — сотрудник Управления «М», откомандированный в СКП.

В начале 2008 года в рамках «дела Шаркевича» СКП изымает у МВД дело об отмывании денег. Прокурорские следователи объяснили это проверкой информации о «подбрасывании» милицейскими следователями оружия в коттедж Двоскина. СКП начал активно допрашивать членов оперативно-следственной группы МВД Александра Носенко, Дмитрия Целякова и ее руководителя Геннадия Шантина. Тогда в ситуацию вмешались глава СК при МВД Алексей Аничин и Генпрокуратура. Замгенпрокурора Гринь дал СКП указание вернуть дело милиционерам. СКП вначале приказ пригнорировал, но потом все же вернул материалы. Правда, без улики — изъятого у Двоскина пистолета. Самого же Двоскина, как потерпевшего по делу Шаркевича, Управление «М» взяло под свою защиту.

После возвращения материалов сотрудники МВД вновь активизировали работу. Проанализировав документы, изъятые в «Альфа-банке» и других кредитных учреждениях, они вышли на след испанского участника отмывочного канала – Александра Малышева. Материалы на него по каналам НЦБ «Интерпола» были направлены испанским властям, которые и сами уже заинтересовались этим персонажем. В июне 2008 года полиция Испании провела масштабную операцию, в ходе которой были арестованы Малышев, Геннадий Петров и ряд других «авторитетов» из Москвы и Санкт-Петербурга. И почти сразу после этого оперативно-следственная группа МВД оказалась разгромлена.

Партнеры Двоскина по отмывочному бизнесу – владельцы ряда банков Герман Горбунцов и Петр Чувилин – обратились в ФСБ с заявлением о том, что Носенко и Целяков вымогают у них миллион евро. За эту сумму оперативники якобы обещали больше не «трясти» их структуры. СКП возбудил соответствующее уголовное дело. А в ноябре 2008 года ФСБ задержала неугодных оперов. С взяткой их не поймали, однако при получении крупной суммы были схвачены латвийские бизнес-партнеры Чувилина и Горбунцова — Кастуевас и Байденко. Они и дали показания, что деньги предназначались сотрудникам МВД.

При этом стоит отметить, что Целяков и Носенко люди не простые. Дмитрий Целяков до МВД служил в 9-ом Управлении КГБ СССР, одно время был телохранителем Михаила Горбачева. Родная тетя Александра Носенко — генерал МВД в отставке, депутат Госдумы Татьяна Москалькова. Вскоре после задержания оперативников Горбунцов и Чувилин написали заявление в ФСБ, что Москалькова им угрожает, и тоже были взяты под охрану.

В рамках «дела Целякова-Носенко» СКП вновь изъял у МВД Рдело об отмывании денег. К уголовной ответственности пытались привлечь и Геннадия Шантина. С большим трудом руководству МВД удалось его отстоять. Но при этом ФСБ поставила условие: больше Шантин никакими расследованиями, связанными с банками, заниматься не должен. В результате его перевели в Контрольно-методическое управление СК при МВД, а в 2010 году он ушел на пенсию.

Общее расследование об отмывании и обналичке миллиардов долларов было разбито на отдельные дела, которые разбросали по разным подразделениям МВД и СКП. Там они и были похоронены. Последнее дело в отношении Евгения Двоскина — об избиении руководителя «Интелфинанса» и легализации через этот банк крупных сумм — закрылось в декабре 2010 года. Перед судом предстала только бывшая сотрудница «Интелфинанса» Елена Черных.

Прокол в Монако

Но, несмотря на всю свою неуязвимость, в августе 2008 года Евгений Двоскин оказался на грани провала. Когда он отправился по делам в Монако, об этом узнало американское ФБР и попросило местные власти задержать Чеграша. Спецслужбы США Двоскин интересовал в первую очередь как кладезь информации о финансовых потоках из России. А уже потом — как разыскиваемый мошенник.

Перед Евгением встал непростой вопрос: возобновить ли сотрудничество с ФБР или остаться верным нынешним покровителям. На выручку неожиданно пришли власти Монако. Они не желали ссориться ни с США (требовавшими выдачи Двоскина), ни с Россией (протестовавшей против этого). Поэтому рассмотрели вопрос с чисто юридической точки зрения. В законодательстве Монако нет понятия «участие в сговоре с целью мошенничества», поэтому в экстрадиции США было отказано. Двоскина отправили в Москву. Однако перед этим власти княжества разрешили представителям американских спецслужб допросить Двоскина.

Сейчас Двоскин несколько отошел от дел, поскольку все его основные покровители выбыли из игры. В СКП было ликвидировано Управление собственной безопасности, и Максименков ушел из этого ведомства. Крючкова сняли с должности начальника Управления «М» ФСБ. Япончика застрелил снайпер (на его похороны Двоскин прислал венок с надписью «Дорогому дяде»). Деду Хасану киллер прострелил живот, и он никак не оправится от ранения. По словам оперативников, Двоскин продолжает бывать в ЦБ РФ, общается в банковских кругах, но размах деятельности уже не тот, что был ранее.

Недавно Двоскин и Мязин купили себе по острову в Доминиканской Республике. Мязин большую часть времени проводит там. А вот Евгений пока летать в Доминикану опасается, ордер ФБР на арест так и не отменен. Поэтому пока предпочитает жить в шикарном пентхаусе в центре Москвы.

Источник: http://rumafia.com/ru/material.php?id=283

Ссылки