Мейер, Август Кристофер (August Meyer)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Август Мейер персона.jpg

Экстравагантный мультимиллионер— экс-совладелец сети «Лента», инвестор Dream Industries. Крупнейший акционер «Кранбанка» с долей в 19,5%.


СМИ: статьи о сети борделей, связях с чеченскими боевиками, неясном происхождении капитала, о стремительном отъезде из Америки и отказе от гражданства.


Биография

Категория: Мейер, Август Кристофер (August Meyer) родился в Иллинойсе (США) и рос в очень богатой семье. Его отец, Август Мейер-старший, наследник медиахолдинга Midwest Television, основанной его отцом и финансовой компании First Busey, в 1991 году семья входила в список 400 богатейших американцев Forbes.


Сначала изучал историю, потом сдал экзамен на юриста и 10 лет проработал в прокуратуре в Сан-Диего. В Америке Мейер так и не обзавелся ни собственным бизнесом, ни семьей.


1990-е: Проповедник рэндианства в России

Мейр много путешествовал и читал книги своей любимой писательницы Айн Рэнд, эмигрантки из России, воспевшей свободное предпринимательство. Неудивительно, что однажды он решил заехать и на родину Рэнд — в Петербург.


Мейер, Август Кристофер (August Meyer).jpg


С тех пор он так здесь и остался. Женился на россиянке, обзавелся детьми и даже отказался от американского гражданства. Почему? «Америка идет ко дну, как «Титаник», а у России есть будущее», — рассуждает Мейер в интервью Forbes. Он вспоминает, как в Петербурге прямо посреди улицы бездомная собака порвала ему рубашку, а наблюдавшая сцену из уличного киоска девушка вышла к нему с иголкой в руках и помогла зашить одежду.


«В Америке вряд ли такое возможно», — резюмирует Мейер. Это прелестная зарисовка. Но есть и более практичное объяснение: в США слишком высокие налоги для тех, у кого бизнес за границей. Мейер говорит, что считает себя «практически русским», но языка он так и не выучил, а гражданства РФ не принял — бизнесмен имеет паспорт Сент-Китс и Невис, небольшого островного государства, которое за небольшую сумму без проволочек оформляет гражданство всем желающим.


В конце 1990-х Мейер попал в поле зрения ФБР, подозревался в связях с мафией, в 1999 переехал в Россию, в Санкт-Петербург, отказался от гражданства США, купил гражданство Сент-Китс и Невис. Мейер скупил несколько питерских коммуналок и основал сеть мини-отелей Rand House. Имеет связи с местной мафией.


В России Мейер поначалу занимался скупкой и сдачей в аренду коммуналок и даже основал небольшую гостиничную сеть, названную Rand House — в честь автора бестселлера.


Финансовые накопления, впрочем, позволяли ему сделать нечто более масштабное. Тут-то и подоспел Дмитрий Костыгин.


2001: Покупка 49% ритейлера "Лента"

Основал «Ленту» петербургский предприниматель Олег Жеребцов, занимавшийся торговлей с 1993 года. Поначалу он открывал обычные для того времени мелкооптовые склады, к концу 1990-х обзавелся супермаркетом, а в 2001-м решил построить действительно крупный магазин, первый в своем роде в северной столице, но денег на проект у него не хватало. Знакомый предприниматель Дмитрий Костыгин свел тогда Жеребцова с недавно прибывшим в Россию из США Августом Мейером, который с готовностью приобрел 49% компании.


Олег Жеребцов.jpg

Олег Жеребцов, основатель «Ленты» и сегодня контролирует 36,4% акций компании, а 35% принадлежит Августу Мейеру.


Питерский коммерсант Олег Жеребцов искал инвесторов для создания сети гипермаркетов «Лента». В 2001 году у него был один работающий и один недостроенный магазин и несколько миллионов долларов долга. «Однажды я пришел с Августом в офис к Олегу Викторовичу. И мы быстро договорились. Сделали предложение, от которого нельзя отказаться, — вспоминает Костыгин, хитро улыбаясь. — ЕБРР, с которым Жеребцов тоже вел переговоры, предлагал $11–12 млн за 49% акций. Мы предложили $15 млн».


3cДмитрий Костыгин.jpg

Дмитрий Костыгин


Мейер стал владельцем 44% акций «Ленты», Костыгин — 5%. Мейер привел с собой нескольких миноритариев, тоже иностранцев. Компания начала строить третий магазин и купила несколько участков земли под гипермаркеты. Всем по-прежнему рулил Жеребцов, новоявленные совладельцы в управление не вмешивались, хотя и входили в совет директоров. «Совет собирался раз в квартал, и его роль была достаточно символическая: на этих заседаниях заслушивались доклады менеджеров по основным блокам, рассматривались финансовые отчеты, принимался годовой бюджет. Но никаких поручений менеджменту совет не формировал, все бюджеты принимались без корректировок, в общем, полная идиллия. И Мейер с Костыгиным в это время не то что не вели себя активно — можно сказать, были сверхпассивны», — вспоминает один из топ-менеджеров «Ленты».


Новый инвестор покупал долю в совсем небольшом бизнесе — аналитики оценивали «Ленту» всего в $20–30 млн, но принесенных им денег хватило и на достройку гипермаркета, и на покупку участков под открытие новых торговых точек. «Лента» начала строить по гипермаркету в год, а иногда и больше. Причем Мейер был удобным партнером — наличие иностранного акционера помогало договариваться с западными банками и контрагентами, а в оперативное управление он не вмешивался.


Мейер любит повторять, что в бизнесе и цифрах мало что понимает. Он инвестировал деньги и почти шесть лет тихо наблюдал, как дорожает его доля, превращаясь из десятков миллионов долларов в сотни.


В октябре 2009 года Жеребцов продал 35% «Ленты» консорциуму инвестфондов TPG и VTB Capital всего за $110 млн, после уплаты всех долгов у него осталась лишь четверть этих денег. Сделка была трудной, переговоры затянулись на несколько месяцев — Жеребцов и Мейер в то время уже совсем не разговаривали друг с другом, и инвесторам пришлось общаться с каждым в отдельности. (Жеребцов отказался давать интервью Forbes для этой статьи. «Я бизнесом мало занимаюсь, больше путешествую, поднимаюсь в горы», — сообщил основатель «Ленты», который успел за последние три года совершить кругосветное путешествие на яхте и открыть 17 магазинов «Норма».)


Компромат

Бордельеро из Сан-Диего http://compromatwiki.org/Бордельеро_из_Сан-Диего


Криминальная закалка совладельца сети гипермаркетов "Лента" Августа Мейера


На днях в сети гипермаркетов «Лента» произошла очередная смена генерального директора. Точнее свое место занял законный гендиректор Ян Дюннинг. А претендовавший на это кресло Сергей Ющенко отправился из питерского офиса «Ленты» прямиком в отделение милиции Приморского РУВД, правда, пока без наручников.


К корпоративному конфликту в «Ленте» привела несговорчивость одного из мажоритарных акционеров, бывшего гражданина США Августа Мейера, который уже не в первый раз настаивает на своей кандидатуре «карманного» генерального директора.


Бывший американец теперь начнет направо и налево раздавать комментарии западным СМИ о том, как у него пытаются отнять бизнес некие злые силы. Но прежде чем верить Мейеру на слово, стоит поподробнее разобраться в хитросплетениях биографии этого «честного» на руку бизнесмена, чтобы понять, что репутация у него не такая уж и стерильная.


Хозяин сети "мини-борделей"


Август Мейер появился в холодном Санкт-Петербурге в конце 90-х, приехав из далекого города Сан-Диего, что раскинулся на дивном океанском берегу в Калифорнии. Занялся скупкой и расселением питерских коммуналок, в которых затем делался косметический ремонт, и пускались постояльцы за скромную арендную плату.


Недвижимость, которую Мейер назвал «сетью мини-отелей» приносила неплохой доход в короткий летний период белых ночей, когда от желающих насладиться красотами города на Неве нет отбоя. А в остальное время года квартирки, как правило, простаивали, принося одни убытки.


Выход из создавшейся аховой финансовой ситуации напрашивался сам собой — необходимо было как-то встроиться в сверхдоходную подпольную индустрию оказания секс-услуг в Петербурге. И за стенами бывших коммуналок забурлила бордельная жизнь, на несколько порядков увеличившая безналоговые барыши их хозяина.


В милицию неоднократно поступали жалобы от соседей на шум и гам оргий в «мини-борделях» Мейера, но стражи порядка, как правило, реагировали вяло, видимо, все было схвачено. А как иначе в таком стремном бизнесе — крыша «красная» или бандитская были просто необходимостью.


Чеченские завязки


Это сейчас Август Мейер представляется солидным совладельцем тороговой сети с миллиардным оборотом, намекает на свои хорошие связи в российских верхах. Доказательством тому, правда, служат лишь фотографии на стенах офиса, где Мейер случайно попадал в кадр вместе с сильными мира сего, не более. А раньше связи миллионера были куда проще и криминальнее.


Есть информация, что Мейер в своих риэлтерских проектах пользовался услугами Мустафы Шидаева (убит в 2006 году в Москве). Мейера с Шидаевым (и, возможно, с кем-то ещё из т.н. "лазанской" ОПГ) свёл некий Мансур Яхимчик — жулик международного масштаба, ведший дела «лазанских» и неоднократно бывавших в США.


Люди Шидаева участвовали в сделках по приобретению квартир в Петербурге в качестве переговорщиков. После смерти Шидаева его активы (недвижимость в Москве и Бельгии) забрал Адам Делимханов.


Майер принял предложение людей Делимханова оказывать ему те же услуги, которые ранее оказывались Шидаевым, а именно "помощь" в переговорах при приобретении недвижимости и в получении наличных.


Финансовые операции проводились чеченцами в т.ч. через банки сына и отцы Антоновых («Конверс-групп»), а также через так называемые банковские компании, аффилированные с ЗАТО-Банком.


После скандальной истории с покушением на Владимира Антонова (неизвестные люди расстреляли бизнесмена и его телохранителя в марте прошлого года на улице Расплетина в Москве, оба остались живы, но получили огнестрельные ранения) он написал заявления в правоохранительные органы о том, что покушение было организовано некоей чеченской ОПГ, вымогавшей у него деньги и получившей отказ. Однако Антонов вёл с чеченцами дела по доброй воле, а конфликт возник на почве недостижения договорённости по разделу прибыли от ряда сделок по обналу.


После конфликта Антонова с чеченцами Мейер стал избегать прямого общения с чеченцами. Но криминальные связи явно остались, и нет гарантий, что чеченские друзья совладельца «Ленты» уже не запустили руки в кассу этой торговой сети.


Непонятные миллионы


Риэлтерский бизнес и «обнал» в Петербурге не могли принести Августу Мейеру желаемых доходов. И он постоянно приставал к знакомым с просьбами найти ему хороший бизнес в России. И его, наконец, свели с хозяевами торговой сети «Лента». Они искали деньги на развитие компании.


Олег Жеребцов, основной экс-акционер «Ленты», открыл первый магазин в 1993 году на окраине Петербурга, потом еще две небольшие точки, в конце 90-х продал их и вложился в строительство первого крупного комплекса формата cash & carry. Сейчас «Лента» — это одна из крупнейших в стране торговых сетей с 37 супермаркетами в крупных российских городах.


Российские партнеры в «Ленте» не распространялись особо, почему пустили Мейера в свой бизнес. Неизгладимое впечатление на них, наверное, произвели чемоданы с миллионами долларов наличными, которые американец предоставил в обмен на 40% акций «Ленты».


Происхождение этих денег до сих пор неизвестно. Есть разные версии.


Мексиканский городок Тихуана, столица одноименного наркокартеля, как раз рядом с Сан-Диего, через границу. Миллионы подогнали знакомые Мейера с другой стороны мексиканской границы чуть ли не в корабельном трюме, злословят недоброжелатели.


По другой версии, это были семейные деньги. Мейер-старший, крупный медиа-воротила, дал сыну отступные, чтобы тот не претендовал на все наследство. Поговаривают, что в семействе Мейеров случился какой-то неприятный скандал, связанный чуть ли не с инцестом, после которого Август вынужден был даже отказаться от гражданства США, уехать из страны навсегда и довольствоваться всего лишь парой десятков миллионов из миллиардного состояния отца.


Как бы там ни было, но непонятное происхождение начального капитала Мейера не делает ему чести.


Островное гражданство


Сейчас Август Мейер имеет гражданство островного государства Сент-Киттс и Невис. Оно обычно легко покупается.


Достаточно приобрести недвижимость за $350 тыс. на одном из двух островов Сент-Киттс или Невис, чтобы стать гражданином это маленькой, но гордой страны. Причем недвижимость можно через 5 лет продать, а паспорт останется навсегда.


Очень удобная штука это гражданство Федерации Сент-Киттс и Невис, особенно для дельцов с темным прошлым и настоящим. Налоги можно платить в казну Федерации, то есть, совсем не платить, поскольку это оффшорная зона. Паспорт гражданина Сент-Киттс и Невис дает право на получение визы США автоматом на 10 лет. Данное гражданство также позволяет посещать без виз не только Канаду, Великобританию, Ирландию, но и все страны Шенгена, включая Швейцарию. Гражданство Сент-Китс не позволяет жить в Англии круглый год, но позволяет посетить эту страну на 180 дней без визы.


Словом, красота для тех, кто имеет проблемы с законом. А они у бывшего американца могут вскоре появится, если российские правоохранительные органы всерьез займутся расследованием финансовой деятельности «карманного» гендиректора Мейера Сергея Ющенко, который уже возглавлял «Ленту» в 2007-2008 гг., и пытался это сделать этим летом.


Фирмы-прокладки: комфортно и сухо


Корпоративный конфликт в «Ленте» возник между группами мажоритарных акционеров, представляющих Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), TPG Capital (международный инвестиционный фонд, управляющий активами стоимостью в $40 млрд.) с одной стороны, и Августом Мейером (Svoboda.Ink) с другой. А вызван он был грубейшими нарушениями Svoboda.Ink положений устава компании в части порядка назначения генерального директора ООО «Лента».


Представителями Svoboda.Ink был сфальсифицирован протокол совета директоров «Ленты» об отстранении от должности руководителя компании Яна Дюннинга и назначении на эту должность Сергея Ющенко. При этом очевидно, что эти действия были вызваны опасением топ-менеджмента ООО «Лента», действовавшего до Дюннинга (а именно Дмитрия Костыгина и Сергея Ющенко) о том, что станут известны факты нанесения торговой сети крупного ущерба посредством применения трансфертного ценообразования. Фактов, связанных с организацией поставок товара в гипермаркеты ООО «Лента» контролируемые указанными лицами фирмы-прокладки, с «оседанием» большей части прибыли на их счетах. Ущерб мог составить более $10 млн. по самым скромным подсчетам.


В частности, Сергеем Ющенко в период его пребывания в должности генерального директора ООО «Лента» были заключены договора поставки со следующими юридическими лицами, активно практиковавшими схемы уклонения от налогов, используя трансфертный механизм ценообразования при поставках продукции в торговую сеть «Ленты»: ООО Форест (номенклатура — товар без детализации, период поставки 2007 -2008 гг., транши от 500 тыс. рублей до 1,5 млн. рублей, объемы поставок — 450-500 млн. рублей в год), ООО Аалсмеер (номенклатура и период поставки — те же, транши от 1 до 2 млн. рублей, объем поставок — 320-360 млн. в год), ООО Вита Пром (номенклатура и период поставки — те же, объемы поставок 300-350 млн. рублей в год).Данные юридические лица не являлись ни производителями, ни общеизвестными дистрибьюторами продукции. У них отсутствовали интернет-сайты с каталогами продукции, что нехарактерно для производственных и торговых компаний, ведущих свою деятельность прозрачно, на законных основаниях.


Есть основания полагать, что значительная часть средств, полученных от «Ленты», была фирмами-прокладками обналичена с использованием незаконных финансовых схем. А часть средств была получена Ющенко и Ко в виде «откатов», что подпадает под статью 204 УК РФ (коммерческий подкуп).Есть подозрения, что товары закупались у данных фирм руководством ООО «Лента» по ценам, умышленно завышенным по отношению к ценам производителей и законно действующих поставщиков. Тем самым искусственно завышалась себестоимость продукции для ООО «Лента». Это привело к недополучению ООО «Лента» прибыли от дальнейшей розничной продажи, а государством — налога на прибыль.


В данных действиях, приведших к недополучению собственниками ООО «Лента» прибыли, присутствуют признаки статьи 159, часть 3 УК РФ (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере), а в действиях, приведших к недополучению государством налоговых и иных платежей — признаки статьи 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организаций). Кроме того, в связи с незаконным «обналичиванием» средств, полученных данными фирмами-прокладками от ООО «Лента», могут быть основания подозревать Сергея Ющенко в соучастии в деяниях, предусмотренных статьей 199, часть 2 УК РФ (сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов).Август Мейер может спокойно утверждать теперь, что ни сном ни духом не ведал об этих странных финансовых ухищрениях. Но почему же он так активно проталкивал Сергея Ющенко на пост гендиректора «Ленты» в 2007-2008 гг., и делает это сейчас? Что-то здесь явно нечисто.


2010: Конфликт в "Ленте" с TPG

Казалось бы, Мейер получил, что хотел: американский инвестфонд стал крупным акционером «Ленты». Однако в апреле 2010 года отношения между новыми партнерами стали накаляться. Согласно условиям октябрьской сделки Мейер выкупил у TPG небольшую часть из пакета Жеребцова, но эту долю в срок он не получил. В мае TPG и VTB Capital неожиданно заблокировали получение «Лентой» кредита на €200 млн.


«Я считаю, они преднамеренно препятствуют работе «Ленты», — возмущается Мейер. — Зачем? Их спросите». По словам Мейера, который сейчас большую часть времени проводит на Виргинских островах, где идут суды, новые акционеры хотят получить полный контроль над «Лентой», хотя в соглашении с ними вроде бы написано о совместном управлении. «Я требую лишь исполнения соглашений, и я не остановлюсь, буду идти и идти вперед, как Терминатор», — повышает голос Мейер.


Согласно упомянутому акционерному соглашению между Мейером и TPG, Мейер имел право вернуть на место гендиректора Сергея Ющенко, однако только с одобрения совета директоров компании и только до 31 августа 2010 года. В конце мая совет состоялся, но представители новых владельцев покинули его досрочно и подпись под решением не поставили, что не помешало Мейеру и Костыгину объявить совет состоявшимся и на этом основании выдворить Яна Дюннинга из офиса «Ленты». Их триумф был недолгим.


4f8cf0b.jpg


Крики, разбитые стеклянные двери, охранники пускаются в драку… Это не разборка середины 1990-х — дело происходит в Санкт-Петербурге в сентябре 2010 года. Две солидные иностранные компании, основные владельцы сети гипермаркетов «Лента», не сошлись во взглядах на корпоративные процедуры, и теперь одна группа штурмует офис, чтобы выгнать оттуда конкурентов.


D7042.jpg


В обороне играют иностранец Август Мейер (41% акций), его партнер Дмитрий Костыгин (1% акций) и теперь уже бывший гендиректор сети Сергей Ющенко. В нападении — компания Luna Holdings, у которой 30,7% акций «Ленты». Она, в свою очередь, принадлежит крупному американскому фонду TPG и VTB Capital, дочерней структуре ВТБ. Luna пользуется поддержкой ряда миноритариев, включая Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР).


В тот сентябрьский день победа осталась за Luna Holdings — ее ЧОПу удалось захватить офис «Ленты», выдворить оттуда Ющенко и посадить в кресло гендиректора своего человека — голландца Яна Дюннинга, за плечами которого INSEAD, 10 лет работы в европейской сети дискаунтеров Aldi и пятилетний стаж в России. После той схватки война перешла в «холодную» фазу: стороны подали друг против друга многочисленные иски в России, Лондоне и на Британских Виргинских островах, где зарегистрирована Lenta Ltd., головная компания холдинга. Противостояние двух групп акционеров продолжается.


Normal-1bwy.jpg


Мейер и Костыгин говорят теперь, что оказались жертвами «олигархического фонда». TPG Capital действительно управляет колоссальным капиталом — $47 млрд. Головной офис TPG находится в городе Форт Уорт, в штате Техас, и агрессивный стиль компании не раз давал повод вспомнить американскую поговорку «Не связывайся с техасцами». И хотя журнал Time назвал основателя TPG Дэвида Бондермана и его партнеров «беззастенчивыми хищниками», в успешности им отказать трудно — реструктуризация проблемных компаний, не слишком интересных другим инвесторам, приносит доход в семь, а то и в десять раз больше вложенных средств.


Однако последнее, в чем заинтересован любой инвестфонд, это акционерный конфликт. Задача инвесторов — максимально быстро наращивать капитализацию приобретенной компании. Именно поэтому TPG в конфликте с Мейером поддерживает большинство акционеров, включая ЕБРР. Чем стратегия на рост капитализации не устраивает Августа Мейера?


Многие годы Мейер в «Ленте» молча сидел на советах директоров. «Он проявлял даже меньше активности, чем положено акционеру, — вспоминает один из сотрудников «Ленты». — Но в 2007-м все резко изменилось, он вдруг стал нетерпимым, отказывался от компромиссов. Начал делать какие-то безумные вещи, устроил войну с Жеребцовым, хотя в этом не было никакой необходимости».


Сначала война с Жеребцовым, которого Мейер заподозрил в трате ресурсов «Ленты» на личный проект, теперь — с TPG. В VTB Capital и TPG утверждают, что готовы вместе с Мейером искать компромиссные решения, например кандидатуру третьего директора — такого, который устроил бы всех. Однако Мейер на контакт не идет. «Я больше не могу им доверять», — объясняет он.


«Мне кажется, для Августа все либо черное, либо белое. Если ты его друг, ты во всем прав, а если ты с ним в чем-то не согласен, ты для него сразу жулик и негодяй», — рассказывает Владимир Сенькин, бывший некоторое время гендиректором «Ленты». Возможно, это качество помогало, когда Мейер работал в американской прокуратуре (недавно он написал в Facebook, что скучает по такой работе), но в бизнесе нужна гибкость.


А Мейер, похоже, всегда непреклонен. Один из миноритарных акционеров «Ленты» вспоминает, как Мейер, вспылив, выскочил из ресторана, по сути, еще до начала переговоров, потому что собеседник, не согласившись сразу с его требованиями, предложил обсудить их. К тому же Мейер слишком часто полагается на мнение своего друга Костыгина. «Он как Распутин при императоре, — рассказывает один из участников конфликта. — Мейер постоянно говорит: Dima knows better». У TPG и VTB Capital были претензии к Костыгину и директору «Ленты» Ющенко. «Мы были встревожены, когда Костыгин тайно оформил себе зарплату $1 млн в год как консультант на полставки», — говорит Дмитрий Швец, операционный директор TPG в России. Возможно, тут и кроются истинные причины конфликта акционеров.


2011: Продажа доли в "Ленте", инвестиции в Dream Industries

Август МейерДмитрий Костыгин.jpg

Дмитрий Костыгин


  • В 2011 году Август Мейер, объединившись с тремя миноритариями — Дмитрием Костыгиным, Сергеем Ющенко и Глебом Огнянниковым, реализовал 44% сети "Лента" за $1,14 млрд.
  • В декабре 2011 года Август Мейер и Дмитрий Костыгин, оба граждане Сент–Китс и Невис, проинвестировали компанию Dream Industries в размере $25 млн.


2012: Конфликт с акционерами Dream Industries


  • После появления в Dream Industries первых проектов Zvooq и Bookmate.com компания во второй половине 2011 года провела инвестиционный раунд «А», в рамках которого привлекла $3 млн от институционального инвестора – финского фонда Essedel.
  • В конце 2011 года Dream Industries начали планировать вывод продуктов на мировой рынок. Раунд «В» в размере уже $25 млн был закрыт к началу 2012 года. В декабре 2011 года в компанию проинвестировали Август Мейер (бывший зампрокурора Сан–Диего, США) и Дмитрий Костыгин, оба граждане Сент–Китс и Невис.
  • При этом фонд Essedel внес еще $2 млн. Деньги привлекались для развития проектов компании, в числе которых к тому моменту появился еще "Теории и практики".
  • Согласно письму акционеров, в 2011 году совладельцами компании стали Костыгин, который вложил 25 млн долларов, и фонд Essedel Capital (5 млн долларов). Взамен они получили 22% и 6% акционерного капитала. По 22% принадлежит Фрумкину, Остроухову и сооснователю Саймону Данлопу.


В декабре 2012 года разгорелся конфликт между акционерами компании. Подробнее См. Dream Industries


2012: Увольнение Остроухова с поста CEO


  • В сентябре 2012 года Костыгин и Фрумкин готовят план рейда, убеждают Новицкого усомниться в результативности руководства компании и поддержать их в принятии радикальных мер, якобы направленных на стабилизацию бизнеса.
  • В октябре 2012 года проверка из прокуратуры по заявлению одного из бывших сотрудников, который, судя по всему, был в тесном контакте с Фрумкиным на протяжении всей истории.
  • В ноябре 2012 года Фрумкин, без согласования с руководством компании, используя доступ к банковским счетам, начал блокировать финансовые потоки, остановил выплату зарплат сотрудникам, платежи партнёрам по договорным обязательствам.
  • 6 декабря 2012 года прошла презентация инвесторам (Костыгин, Фрумкин, Новицкий), в которой были описаны планы развития компании и продуктов.
  • 10–11 декабря. Саймону поступают угрозы от Фрумкина о смене директоров и уголовном преследовании. Фрумкин также объяснил, что грядут решительные действия, подготовка к которым велась последние 2–3 месяца.
  • 12–13 декабря. Без согласия руководства компании по сфабрикованным или недействительным документам у ООО «Дрим Индастриз» меняется генеральный директор на Михаила Ильичева, заранее выбранный Костыгиным (смена генерального директора не может быть правомерно произведена без соответствующей резолюции совета директоров, которой не было).


Версии произошедшего разнятся. Сам Остроухов утверждает, что один из финансовых инвесторов компании и ее бывший финансовый директор Виктор Фрумкин, объединившись с портфельным инвестором Дмитрием Костыгиным, захватили DI, незаконно сместив его с поста гендиректора и поставив на эту должность бывшего гендиректора RuTube Михаила Ильичева. Владелец 100% Dream Industries — кипрская Dream Industries Ltd. (DIL), доли владения в которой Остроухов не называет, ссылаясь на соглашение о конфиденциальности.


Однако, по его словам, при создании компании была обеспечена защита от неквалифицированного инвестора, как это обычно делается в технологических компаниях, и в голосующих акциях у него контроль. Правда, чтобы сместить гендиректора, не требуется созывать собрание акционеров — это вопрос совета директоров, но он даже не собирался, уверяет Остроухов.


Фрумкин утверждает, что представляет инвесторов, имеющих большинство голосов в кипрской DIL. Структуру акционерного капитала он называет «обычной»: никаких привилегий у основателей нет. Структура акционеров в DI многоступенчатая, но контроль у группы акционеров, которую представляет Фрумкин, говорит Ильичев. По словам Фрумкина, он был и остается казначеем DIL и в этом качестве имеет действующую генеральную доверенность, на основании которой и заменен гендиректор DI. Остроухов подтверждает, что доверенность Фрумкина не была отозвана, так как он доверял ему.


По версии Фрумкина, Остроухов нарушал акционерное соглашение: под его руководством компания потратила половину из выделенных инвесторами $30 млн, но даже близко не подошла к целям, поставленным акционерами. Вместо развития существующих проектов Остроухов без согласования с акционерами начал разработку нового проекта, информацией о котором не делился с партнерами, а поддержку и развитие существующих, под которые и давались деньги, забросил, говорит Ильичев. Акционеры слабо разбираются в сути бизнеса DI, отвечает Остроухов.


  • 13 декабря, 9:30. Рейд в головной офис компании на Лубянской площади вошли: Фрумкин, новый генеральный директор Михаил Ильичев, два юриста из рейдерской юридической фирмы Парадигма, шестеро охранников из той же фирмы в спортивных штанах, позже и Костыгин; юристы Парадигмы заверили, что на их счету уже больше 40 рейдов.
  • 13 декабря 10:00. Рейдеры обратились к присутствовавшим сотрудникам: «Рабочий день начался, садитесь, работайте». Охранники препятствуют попыткам сотрудников покинуть здание с рабочими ноутбуками под предлогом защиты собственности компании. С вмешательством Саймона сотрудников отпускают.
  • 13 декабря, 11:02. В Dream Industries приходит письмо из отдела киберпреступлений ФСБ, в котором говорится о том, что «один из Ваших проектов, якобы, имеет преступный характер».
  • 13 декабря, 12:00. Служба безопасности Dream Industries без конфликтов убеждает юристов Парадигмы и охранников в спортивных штанах покинуть офис.
  • 13-14 декабря. Создатели (Остроухов и Саймон) и инвесторы Dream Industries (Костыгин и Фрумкин) ведут переговоры (запись).
  • На каком основании смена директора? — Уклон от ответа
  • На каком основании остановка денежных потоков? — Уклон от ответа (`потому что бизнес не приносит прибыли`)
  • На каком основании задержка зарплат сотрудникам? — `Всем, кому необходимо, всё выплачивается` (при этом больше половины сотрудников до сих пор не получили зарплату за ноябрь)
  • Почему директор был назначен без согласования с управляющими партнёрами (Саймоном и Алексеем)? Давайте выберем нового директора вместе — Мы уже всё продумали, Ильичев нас устраивает, другого выбирать не согласны, уйдёт три месяца.
  • Давайте выкупать нас — Могу предложить один доллар за всё, готов поднять ставку до двух
  • Давайте выкупать вас — Готовы выйти за половину первоначальных вложений, но будем блокировать новых покупателей, убеждая их отказаться от сделки, выкуп также должен проходить в условиях рейда компании
  • Костыгин: Если компания исчезнет, мы потеряем деньги, вы потеряете намного больше


18 декабря, 13:30 встреча Алексей–Костыгин, угрозы личной расправы от Костыгина (запись).


  • Давай найдём компромисс — Готов только на то, что я предложил
  • Давай тебя выкупать — Это смешно, покажи хоть letter of intent
  • Ок, когда показать тебе LOI — Ты никто
  • Мы будем защищаться — Почти прямая угроза личной расправы: "защищайтесь"


19 декабря. Большинству сотрудников до сих пор задерживаются зарплаты, официально отправлены в отпуск, на практике работают вне офиса самоорганизуясь и по собственной инициативе.


2014 Выкуп доли Остроухова


29 апреля 2014 года стало известно, что акционерный конфликт в группе компаний DreamIndustries завершился подписанием мирового соглашения между мажоритарными акционерами и одним из сооснователей компании Алексеем Остроуховым. В рамках достигнутых договоренностей мажоритарии получили полный контроль над группой, выкупив долю г-на Остроухова. Ранее сообщалось, что размер его пакета составлял 22%.


«В течение последних двух месяцев мы наконец смогли прийти к разумному и приемлемому соглашению с представителями Алексея Остроухова, что позволит каждой из сторон двигаться дальше и развивать собственные проекты», – говорит сооснователь группы DreamIndustries Виктор Фрумкин.


«Соглашение между акционерами возвращает нашим компаниям должный уровень операционной свободы, – говорит генеральный директор группы DreamIndustries Михаил Ильичев. – Теперь стало возможным реализовать все наши планы именно в том виде, как это задумано и необходимо для наилучшей реализации огромного рыночного потенциала компаний, входящих в группу DreamIndustries: сервисы Bookmate, Zvooq, Exchang.es в этом году имеют исключительно благоприятные перспективы в своих сегментах, `Теории и Практики` продолжит свое развитие как медиаресурс, посвященный новым формам обучения, развитию знаний и опыта, а DI Telegraph уже востребован как коворкинг и площадка для мероприятий любого формата в самом центре Москвы».


Август Мейер разрывает "Ленту"


Крупный бизнесмен и бывший прокурор из Сан-Диего отказался от американского гражданства, чтобы "умереть в Петербурге"


Человек без белых штанов


Это питерская достопримечательность. Экстравагантный мультимиллионер Август Мейер носит кэш в чемоданах, приходит на встречу в гламурный ресторан в старых джинсах, ездит на общественном транспорте. Мейер оставил в США миллиардное состояние, отказался от американского гражданства и взял подданство экзотической Федерации Сент-Китс и Невис, затерянной на севере архипелага Подветренных островов в Карибском море. Он рассчитывает жить и умереть в Петербурге, а дома положил паркет с рисунком как в Зимнем дворце. Остальные свои пять питерских квартир сдает.


Необычный интурист


Удивительный взлет Мейера в русском бизнесе начался с банальной инвестиции. Странный иностранец появился в Питере в 1999 г. Впечатление составил неважное: страшно худой, как жердь, дерганый, желчный невротик.


Купил несколько квартир и пустил жильцов. Тем и жил. Таких рантье в городе достаточно. Имеют свои десять-двадцать тысяч долларов в месяц, в меру способностей изображают крутых, но особенно ни на что не претендуют, вполне довольные доходами от растущей в цене аренды.


Мейер не удовольствовался. Приставал к знакомым с просьбами найти ему хороший бизнес в России. Это несерьезно, поднимали Мейера на смех, не догадываясь о его настоящих возможностях, что ты предложишь солидному партнеру – свою ренту от съемных квартир? Но все-таки свели его с хозяевами торговой сети «Лента». Они искали деньги на развитие компании.


Прокурор из Сан-Диего


Ильф и Петров рассматривали разные варианты кроме Рио-де-Жанейро, когда придумывали, как живописать мечту Бендера: фигурировал в их топ-листе и Сан-Диего. Сан-Диего отвергли, потому что Штаты казались менее экзотичными. Хотя Сан-Диего намного шикарнее, и там тоже ходят в белых штанах: помните персонажей из «В джазе только девушки» с Мэрилин Монро – фильм снимали в прославленном Hotel del Coronado в Сан-Диего.


Август Мейер из этого города со славой «the finest American city», с ценами на дома в полтора раза дороже, чем в Нью-Йорке или Бостоне, с великолепным океанским берегом и дивным легким бризом по вечерам. Август Мейер-старший – миллиардер, владелец медиа-холдинга. Август Мейер-сын делал вполне приличную карьеру. Стал юристом, работал заместителем прокурора Сан-Диего.


Бендер грезил о променаде в белых штанах под пальмами, Мейер поступил ровно наоборот. Бросил калифорнийский рай, сдал американский паспорт, проникся вдруг неброскими красками невских пейзажей и гражданином Федерации Сент-Китс и Невис поселился в Петербурге, где изумляет публику, когда на важные переговоры в самом пафосном месте приходит в старых джинсах и спортивной кофте и где хочет умереть, как заявил «Нью-Йорк Таймс».


Когда спрашивают, почему он так сразу разлюбил родину, Мейер невнятно говорит о политических мотивах. А с родины доносятся слухи о бывшем прокуроре и мексиканской мафии. Злачная Тихуана, столица одноименного наркокартеля, как раз рядом с Сан-Диего, через границу. За крышевание мафии в Америке могут дать пожизненное заключение.


Российские партнеры в «Ленте» не распространяются, почему пустили его в свой бизнес. Но неизгладимое впечатление, говорят, произвели на нуждающихся в деньгах акционеров чемоданы с миллионами долларов наличными. То ли родственники из Сан-Диего перебросили, то ли старые знакомые с другой стороны мексиканской границы подогнали чуть ли не в корабельном трюме, злословят недоброжелатели Мейера.


Сфинкс заговорил


«Лента» – история российской мечты, легенда питерского бизнеса. Олег Жеребцов, основной акционер «Ленты», открыл первый магазин в 1993 году на окраине Петербурга, потом еще две небольшие точки, в конце 90-х продал их и вложился в строительство первого крупного комплекса формата cash & carry. Сейчас это вторая торговая сеть в Петербурге и одна из крупнейших в стране с супермаркетами в крупных городах. «Лента» готовится открыть магазины в московском регионе и заходить в другие российские территории. Стоимость сети оценивают почти в 1,5 миллиарда долларов, в 2002 году Мейер заплатил за ее 36% из оценки всего 30 миллионов.


Копейки по сравнению с фантастическим успехом «Ленты». Все годы развитием сети занималась команда Олега Жеребцова.


Мейер стоял в сторонке, довольствуясь многозначительной славой загадочного иностранного инвестора компании. Хотя никаких денег не вкладывал, она развивалась за счет органического роста. Теперь «Лентой» заинтересовались известные зарубежные игроки – Goldman Sachs Private Equity, Capital International, Wal-Mart, Russia Partners, главные российские сетевые операторы. Акционеры в принципе одинаково рассуждают о будущем «Ленты» – альянс с сильным партнером либо продажа бизнеса миллиарда за полтора-два долларов. Но ключевой вопрос: кто будет контролировать компанию в момент революционных изменений, и Мейер резко активизировался, теснит нынешний топ-менеджмент, чтобы заполучить выигрышную позицию при дележе и отхватить самый сладкий кусок пирога.


В борьбе Мейер ждет поддержки акционеров, которым при его посредничестве продал часть своих акций Жеребцов: Мейер обещал найти партнеров с инвестициями. Новыми акционерами оказались приятели Мейера, и инвестиций в «Ленте» не дождались.


В декабре Мейер созвал собрание акционеров недалеко от своей второй карибской родины, на Британских Виргинских островах и пытался заблокировать назначение гендиректором Владимира Сенькина, креатуры российских акционеров, вывести из совета директоров Жеребцова и его сторонников. Однако местный суд наложил обеспечительные меры на голосование против партии Жеребцова.


Мейер перестал играть в молчаливого сфинкса, возвышающегося над ситуацией, раздает комментарии прессе, истерит при журналистах, как и полагается по диагнозу невротику, когда у него появляется навязчивый интерес: «Я действительно зол». Наезжая на Жеребцова, все смешал в кучу: Жеребцов непостоянный, у Жеребцова неправильный взгляд на развитие компании, у него есть другой бизнес, на который у Мейера не спросил разрешения, помешался на парусных гонках, еще читает лекции по астрономии.


Квартильер


Хотя Мейер теперь вроде крупный воротила, квартиры он сдает до сих пор. Но позиционирует теперь этот бизнес как сеть мини-отелей.


Мини-отель в районе Большой Морской, например, рассказывают недолюбливающие его хозяина люди: это в арку, во двор, потом обшарпанный подъезд, дальше без лифта, третий этаж. На лестничной площадке приходится долго звонить в дверь, открывает угрюмый шкафообразный портье: «- Это отель? - Ага, это хотэл…», - саркастически отвечает он, зевая и почесывая небритую физиономию. За широкой спиной жалкий холл «отеля», видимо, коридор расселенной коммуналки, где можно увидеть, как поддатый мужичок тащит в номера размалеванную хихикающую дамочку, которую снял в соседнем переулке.


С «Лентой» получилось наперекор российским тенденциям. Брали иностранца в бизнес, могучего инвестора, продвинутого юриста, прокурора и вроде как человека из американской элиты. Рассчитывали, это поможет создать интересную для инвесторов ситуацию с привлекательной историей и добротной репутацией компании, строили планы с IPO на Лондонской бирже. Однако интурист оказался непрезентабельный, как его старые джинсы и мини-отели, и вопреки замыслу вызывает сомнение у потенциальных партнеров. А сам Мейер пугает рынок, что с Жеребцовым работать никто не будет. Эксперты говорят противоположное.


Данаец с кэшем


В офис известный петербургский ритейлер, случается, приезжает на общественном транспорте. Одни его недруги считают, это показная скромность, другие, что он просто невероятно жаден. Однако Мейер демонстрирует и типично новорусскую распальцовку. Захотел, чтобы у него дома на канале Грибоедова было похоже на Зимний дворец и заказал цветочный паркет как в Эрмитаже. Наверное поэтому говорит: «Я знаю Петербург лучше некоторых петербуржцев».


Screen Shot.png


Может и прав, потому что усвоил нравы Петербурга, но очевидно 90-х. Этот необычный импортный персонаж мог бы вписаться в пеструю атмосферу первой пятилетки российского капитализма. Как вели себя инвесторы времен «Бандитского Петербурга» с короткой стрижкой и в черных кожаных куртках: привозили кэш в спортивных сумках в перспективную компанию, получали взамен пакет акций, выжидали, пока она вырастет, потом вывозили прочих совладельцев на акционерное собрание на глухую лесную опушку, а надо и ножичком поигрывали у горла особо недоговороспособных партнеров. Такие инвестпроекты чаще заканчивались тем, что бизнес тупо дербанили, компания переставала развиваться или вообще погибала.


Хоть Мейер устроил собрание не в темной питерской подворотне, а на солнечных Карибах, но все равно его разрушительная манера вести дела вполне напоминает эти проекты.


«Умереть в Петербурге» – это что он еще имел в виду?


Ссылки

Источник публикации

Ссылки