Носов, Валерий Владимирович

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Валерий Носов
У нас есть Другие материалы об этом человеке



Бывший глава инвестиционного блока Минфина, бывший первый заместитель экс-министра Московской области Александра Кузнецова

Владелец финансовой компании "Горизонт" и издательского дома ООО "АртМедиа Групп". Со следственным комитетом познакомился в марте 2010 года (вымогательство взятки). Итогом бурной деловой активности стала тюрьма.

Биография

Родился 28 августа 1971 года.

Карьера

  • С 1993 по 1998 гг. работал в КБ «Инкомбанк» — экономист, начальник отдела кредитования, начальник управления финансирования торговли, заместитель директора департамента торгового финансирования.
  • С июня по сентябрь 1998г. – директор дирекции ЗАО «ИК «Русское инвестиционное общество».
  • С октября 1998 по декабрь 1999 г. - АКБ «Нефтехимбанк». Начинал с должности советника, затем стал зампредом правления, с июня 1999г. – председателем правления.
  • С декабря 1999 по июнь 2000 г. — член совета директоров, вице-президент, директор дирекции корпоративных финансов ЗАО «ИК «Русское инвестиционное общество»
  • С 16 июня 2000 г. заместитель (затем первый заместитель) минситра финансов Правительства Московской области.
  • Являлся членом совета директоров МОИА.
  • Параллельно с госслужбой развивал собственный бизнес — ООО «Промэкспорт», ООО «Группа Интермаш», ООО «Артмедиа Груп», ФК «Горизонт» (в большинстве случаев формальным учредителем выступала супруга Носова Наталья). Также контролировал блокирующий пакет ООО «РИГрупп».
  • Арестован в марте 2010 года по делу о хищении 27 млрд руб. из бюджета Подмосковья, также проходит по делу о вымогательстве 80 млн руб.

Семья

Женат, двое детей.

Компромат

Творцы и бенефициары подмосковного дефолта

Резюме кейса

На протяжении нескольких лет высокопоставленные подмосковные чиновники беспрепятственно похищали и выводили за рубеж десятки миллиардов рублей, используя для этого Систему внебюджетного финансирования инвестиционных проектов Московской области. Масштабы хищений были настолько впечатляющими, что в 2008 году спровоцировали цепочку дефолтов по долговым обязательствам входивших в Систему «дочерних» структур регионального правительства — Московского областного ипотечного агентства (МОИА), Мособлтрастинвеста (МОИТК), Ипотечной корпорации Московской области (ИКМО) и др.

Введение

В период с 2000 по 2008 гг. темпы роста экономики Московской области заметно превышали среднероссийские показатели, а с 2003 года — даже столичные. Объем валового регионального продукта с 2000 по 2008 годы вырос с 176,7 млрд руб. до 1 685,5 млрд руб. — т.е. почти в 10 раз. По показателю ВРП Московская область с 2005 года прочно обосновалась в четверке лидеров — после Москвы, Тюменской области и Ханты-Мансийского автономного округа, оставив позади Санкт-Петербург.

Примерно теми же темпами росли и доходы консолидированного бюджета Московской области: если по итогам 2000 года они составили всего 35,2 млрд рублей, то в 2008 году — без малого 300 млрд рублей. Опять наблюдаем почти десятикратный рост. Казалось бы, имея такие показатели, регион должен уверенно стоять на ногах. Однако в действительности Московская область является одним из самых проблемных в финансовом плане субъектов федерации. Несмотря на рекордное увеличение своих доходов в «тучные» годы, регион сумел наделать столько долгов, что это едва не привело к объявлению дефолта.

Так, на конец 2008 года на рынках обращались облигации Московской области на общую сумму порядка 89,6 млрд рублей. Еще около 28,8 млрд руб. задолжали по облигационным займам компании, аффилированные с региональным правительством — Мособлгаз, Мособлгаз-финанс, Энергоцентр, Московское областное ипотечное агентство (МОИА), Мособлтрастинвест (МОИТК) и «СпецСтрой-2». Причем в общей структуре регионального долга облигации составляли по различным оценкам от 40 до 50%, остальное приходилось на банковские кредиты, гарантии бюджета и др. Нежелание или неспособность обслуживать свою долговую нагрузку привели к тому, что 18 декабря 2008 года Standard & Poor’s снизило долгосрочный кредитный рейтинг Московской области до дефолтного уровня SD (выборочное невыполнение заемщиком своих обязательств). В тот период СМИ и эксперты-экономисты совершенно серьезно обсуждали тему возможного объявления региона банкротом.

На первый взгляд, у ситуации, в которой оказалась Московская область, много общего с долговым кризисом, недавно пережитым Грецией. Однако при более детальном анализе становится понятно, что эти аналогии неуместны. Греция на протяжении многих лет наращивала долговую нагрузку, чтобы обеспечить своим гражданам незаслуженно высокий уровень жизни. В нашем же случае взятые взаймы средства цинично разворовывались через созданную и управляемую представителями руководства Московской области систему вывода средств за рубеж. Так что бенефициарами этой масштабной аферы стали не все жители Подмосковья, а в лучшем случае лишь пара десятков высокопоставленных региональных чиновников. При этом в настоящее время руководство Московской области делает все возможное, чтобы снять с себя ответственность — как уголовную, так и финансовую — за многолетнюю практику хищений бюджетных и заемных средств.

I. Как украсть миллиард

1.1. Крах системы внебюджетного финансирования в Подмосковье

В начале 2000-х гг. правительством Подмосковья была создана Система внебюджетного финансирования инвестиционных программ Московской области. Официально ее задачей стало стимулирование реализации строительных и инфраструктурных проектов в регионе. Дело в том, что согласно Бюджетному кодексу субъект федерации не имел права привлекать заемные средства в объеме, превышавшем 50% от доходов собственного бюджета. А доходы Подмосковья в начале 2000-х гг. были достаточно скромными, что неизбежно ограничивало лимиты заимствований. В связи с этим тогдашним министром финансов Московской области Алексеем Кузнецовым была разработана хитроумная схема, позволявшая обойти ограничения федерального законодательства.

В результате областным министерством имущества были учреждены несколько юрлиц, на 100% принадлежавших администрации, но при этом являвшихся полноценными коммерческими структурами. Ключевую роль играли три из них: ОАО «Московская областная инвестиционная трастовая компания» (Мособлтрастинвест, МОИТК), ОАО «Ипотечная корпорация Московской области» (ИКМО) и ОАО «Московское областное ипотечное агентство» (МОИА).

Предполагалось, что МОИТК (100% «дочка» Московской области) возьмет на себя функции инвестора строительства жилых, муниципальных и общественных сооружений в рамках инвестиционных программ, утвержденных правительством Подмосковья. ИКМО (учредители — правительство региона и 14 муниципальных образований) должна была стать инвестором-застройщиком жилья по Московской областной ипотечной программе, а также заниматься рефинансированием ипотечных кредитов и займов. Задачей МОИА (100% «дочка» Московской области) являлось привлечение финансирования для реализации программ ИКМО.

Средства на строительство МОИТК и МОИА должны были привлекать путем выпуска и размещения на финансовом рынке собственных облигаций, а также кредитуясь в коммерческих банках. На бумаге схема работала идеально, принося выгоду всем задействованным сторонам.

Так, правительство региона не только получало дополнительный инструмент привлечения заимствований в виде МОИТК, ИКМО и МОИА, но и делегировало им ежедневные рутинные заботы по реализации трудоемких инвестпроектов.

В свою очередь, банки, финансируя МОИТК, МОИА и ИКМО, на первый взгляд, ничем не рисковали. Часть кредитов выдавалась региональным «дочкам» под официальные гарантии администрации области. Другая часть — под неофициальные. Дело в том, что по большинству объектов выпускалось специальное постановление подмосковного правительства, в котором компании-инвестору давалось прямое поручение привлечь средства на строительство. По сути, этот документ представлял собой подобие оферты, обещание выкупить объект после ввода в эксплуатацию, компенсировав все понесенные инвестором расходы: за время строительства (в среднем 1-2 года) правительство без труда могло изыскать эти деньги и заранее внести необходимую расходную статью в региональный бюджет.

Наконец, и сами МОИТК, ИКМО и МОИА должны были использовать преимущества своего гибридного статуса — коммерческой структуры, аффилированной с подмосковными властями. Работая с «внебюджетным» финансированием, не было необходимости в соблюдении различных формальностей, существенно замедлявших сроки реализации строительных проектов: «дочки» были свободны в выборе подрядчиков, не были обязаны проводить тендеры, бесконечно согласовывать неизбежные изменения в сметах. В то же время у них был серьезный административный ресурс, позволявший оперативно решать вопросы, связанные с получением различных разрешений, согласований, землеотводов в муниципальных и региональных органах власти.

Однако на практике деятельность Системы внебюджетного финансирования инвестпрограмм Московской области оказалась настолько убыточной, что в конце 2008 г., после громкого скандала, спровоцированного дефолтом по облигациям МОИТК и МОИА, подмосковные чиновники сами инициировали процедуры их банкротства. К этому моменту совокупный долг трех «дочек» регионального правительства превысил $2 млрд, составив 68,3 млрд рублей.

ДОЛЖНИК КОЛ-ВО КРЕДИТОРОВ, ВКЛЮЧЕННЫХ В РЕЕСТР ОБЩАЯ СУММА ТРЕБОВАНИЙ(МЛРД РУБ.)
МОИА 35 10,4
МОИТК 103 45,8
ИКМО 45 12,1
Итого:68,3 68,3

Источник: данные реестров кредиторов

Учитывая плачевное состояние балансов МОИТК, МОИА и ИКМО, можно смело говорить, что значительная часть этого долга перед кредиторами — государством и коммерческими структурами — так и не будет погашена. В частности, согласно анализу, проведенному консалтинговой компанией «НБК-групп» по заказу арбитражного управляющего ИКМО, предполагаемый доход от реализации имущества должника оценивался всего в 8,7 млрд руб. Таким образом около трети всех требований кредиторов к ИКМО, по всей видимости, останется неудовлетворенным. И это еще не худший вариант.

Ситуация с МОИТК и МОИА может быть еще более неутешительной.

Как показывает анализ доступных источников, такой печальный финал был предопределен заранее, поскольку под видом Системы внебюджетного финансирования инвестпрограмм Московской области изначально создавался своеобразный насос по перекачке бюджетных и кредитных миллиардов в офшоры. Причем в отличие от реализации строительных и инфраструктурных проектов, с воровством и выводом средств за рубеж система справлялась очень хорошо.

Хронология подмосковного дефолта

1.2. Как все работало на самом деле

Для выполнения своей, по-видимому, основной задачи — вывода средств в офшоры — Система внебюджетного финансирования подмосковных инвестпрограмм была несколько доработана.

Во-первых, во главе МОИТК, МОИА и ИКМО были поставлены «свои» люди. Так, гендиректором МОИТК стал бывший сотрудник Кузнецова Владислав Телепнев, а две оставшиеся «дочки» правительства региона возглавил выходец из РИГрупп Дмитрий Демидов.

Во-вторых, в конфигурацию МОИТК, МОИА и ИКМО был введен еще ряд юрлиц. Прежде всего, речь идет об ООО «Русская инвестиционная группа» (РИГрупп), которое стало «стратегическим партнером» областных строительных и инфраструктурных программ. В отличие от вышеперечисленных региональных «дочек» РИГрупп была полностью частной компанией. До середины 2008 года ее президентом значилась Жанна Буллок (Булах) — супруга тогдашнего министра финансов и вице-премьера правительства области Алексея Кузнецова, имевшая американское гражданство. Фактически именно РИГрупп взяла на себя функции заказчика строительства по многим объектам, в одночасье превратившись в крупнейшего девелопера Московской области.

Еще одним заказчиком, на откуп которому были отданы проекты реконструкции и строительства социально-спортивных и культурно-развлекательных объектов (муниципальные дома культуры, стадионы, ФОКи), стало ООО «Строительная компания «СпецСтрой-2», также аффилированное с РИГрупп (сначала неформально, а затем через ОАО «Росвеб»).

«Дочка» РИГрупп (67%) и МОИТК (33%) — РИГрупп-Финанс — получила статус финансового агента подмосковного правительства. Через нее происходило привлечение внебюджетного финансирования — выпуск и размещение облигаций, кредитование у банков и т.п. В ноябре 2009 года газета «Ведомости» попыталась узнать у А.Кузнецова, как получилось, что никому не известная структура, принадлежавшая его жене, вдруг стала финансовым агентом администрации области. На это экс-министр дал более чем странный ответ, суть которого в следующем: РИГрупп-Финанс выиграла конкурс, а вообще Кузнецов в эти вопросы не вмешивался, их курировал глава инвестиционного блока Минфина, его первый зам Валерий Носов.

При этом экс-министр почему-то умолчал, что Носов к моменту интервью уже около 15 лет был его правой рукой. Именно Кузнецов взял Носова со студенческой скамьи на работу в «Инкомбанк». Затем, после банкротства банка, в созданное Кузнецовым ИК «Русское инвестиционное общество», а в 2000-м году — и в правительство Московской области.

Кроме того, Кузнецов забыл упомянуть, что Носов, являясь руководителем инвестблока Минфина, одновременно был младшим партнером Жанны Буллок по РИГрупп — ему, как выяснилось позднее, был подконтролен офшор «Тривалент Адвайзорс СА», владевший блокирующим пакетом ООО «Русская инвестиционная группа». Таким образом, можно с уверенностью сказать, что РИГрупп-Финанс удалось стать финансовым агентом регионального правительства не столько через официальный конкурс, сколько благодаря своей аффилированности с высшими должностными лицами администрации Московской области.

Наконец, еще одним структурным элементом созданной системы перекачки средств за рубеж стал Московский залоговый банк (МЗБ), примерно с 2004 года также контролировавшийся РИГрупп. В МЗБ находились все счета организаций, включенных в реализацию инвестиционных программ Московской области, он являлся их платежным агентом. Фактически остатки на текущих счетах МОИТК, ИКМО, МОИА, Мособлгаз, Мослифт и др. структур, связанных с правительством Московской области, и являлись основой пассивов МЗБ, розничный бизнес банк развивал лишь для прикрытия.

Схематично работу Системы внебюджетного финансирования инвестпрограмм Московской области можно описать следующим образом. МОИТК, ИКМО и МОИА размещали на финансовых рынках свои облигации. Организатором выпуска бондов выступала РИГрупп-Финанс, получая за это свои комиссионные. Особых проблем с размещением не возникало, поскольку заемщики считались надежными — ведь за ними стояло правительство Московской области. В результате облигации региональных «дочек» вошли в портфель многих инвестиционных компаний — не только российских, но и зарубежных.

Всего было размещено 3 выпуска облигаций МОИА на общую сумму 9,5 млрд руб., 2 выпуска облигаций МОИТК на общую сумму 7 млрд руб. Также в 2008 году готовился дебютный выпуск облигаций ИКМО на 3 млрд руб., однако осуществить его помешало последовавшее банкротство и развал всей

Системы внебюджетного финансирования инвестпрограмм Московской области.

Вып.1 21.12.2005 1 500 000 000 Поручительство МОИТК и ИКМО

Вып.2 22.06.2006 3 000 000 000 Поручительство МОИТК и ИКМО

Вып.3 11.05.2007 5 000 000 000 Поручительство МОИТК и ИКМО МОИТК

Вып.1 16.08.2006 3 000 000 000

Вып.2 25.01.2007 4 000 000 000

ИКМО Вып.1 30.06.2008 3 000 000 000

Выпуск не состоялся

Параллельно с выпуском бондов все три компании активно привлекали кредиты коммерческих банков.

Аккумулированные таким образом внебюджетные средства использовались для финансирования реализуемых в Подмосковье строительных проектов. Фактически деньги со счетов МОИТК, МОИА и ИКМО перечислялись самой РИГрупп, ее «дочкам» и «внучкам», которые, как правило, выступали заказчиками строительства. При этом сметы проектов, утверждавшиеся МОИТК и ИКМО, не проходили никакой независимой экспертизы, что позволяло беспрепятственно раздувать расходы.

По различным оценкам, которые фигурируют в открытой печати, стоимость работ завышалась в среднем на 30-50%. Например, по данным, обнародованным в СМИ, на строительство стадиона «Арена Химки» вместимостью всего 18 тыс. зрителей областной бюджет через МОИТК потратил порядка 2 млрд рублей. Проведенная позднее оценка стоимости работ и материалов (стадион возвели из недорогих легких конструкций) показала двукратное превышение сметной стоимости над рыночной.

Выделяемые МОИТК и ИКМО средства активно осваивались через аффилированных с заказчиком строительства подрядчиков, оседая в карманах одной и той же группы лиц. После завершения проекта уплаченные по завышенным сметам суммы компенсировались МОИТК и ИКМО из бюджета области. Часть этих денег шла на выплату по облигационным купонам и процентов по кредитам, оставшиеся — вновь закачивались в строительные проекты либо разворовывались более изощренными способами.

Scheme 1 itogВЫВОД.jpg

Как и любая финансовая пирамида, эта схема могла работать достаточно долго при соблюдении некоторых условий, главным из которых являлось обеспечение постоянного притока бюджетных средств в объемах, достаточных для обслуживания текущих финансовых обязательств региональных «дочек».

Однако довольно быстро аппетит авторов описанной схемы разыгрался настолько, что ни один региональный бюджет удовлетворить его уже не мог: в 2007-2008 гг. строительные проекты росли и множились, как грибы после дождя, требуя все нового финансирования. Только в 2007 году РИГрупп-Финанс разместила 14 выпусков облигаций на общую сумму 14,8 млрд руб. Причем эмитентами выступили не только региональные «дочки», но и сами структуры РИГрупп (ООО «Русская инвестиционная группа», ООО СК «СпецСтрой-2» и др.).

Одновременно резко увеличился поток средств, выводимых из Системы внебюджетного финансирования на Запад через офшоры. Согласно приблизительным подсчетам, в 2006-2007 гг. только РИГрупп, РИГрупп-Финанс и РИГрупп-медиа вывели за рубеж более $172 млн. Из этой суммы порядка $147 млн ушло на покупку в США и Европе престижной недвижимости, предметов искусства и роскоши (данные ОРСИ-Групп, занимавшейся реструктуризацией задолженности РИГрупп).

Ускорил падение этой пирамиды разразившийся в 2008 году экономический кризис. Сначала на мировых финансовых рынках исчезли свободные средства, а затем резко упали доходы подмосковного бюджета. Лишившись притока внешнего финансирования, созданная Кузнецовым система рухнула под тяжестью собственных долгов, которые никто, судя по всему, не собирается возвращать.

Предвидя такую развязку, вице-премьер правительства Московской области и министр финансов Алексей Кузнецов в конце июля 2008 года ушел в отставку «по семейным обстоятельствам» и тут же покинул пределы страны. Вдогонку ему правоохранительные органы возбудили несколько уголовных дел по различным эпизодам деятельности МОИТК и ИКМО. В полной мере результаты следствия можно будет оценить только в ходе судебного процесса. Но даже те крохи информации, которые уже просочились в открытые источники, позволяют представить, с какой дерзостью и размахом разворовывались бюджетные и кредитные средства.

II. Схемы хищений

2.1. Махинации при строительстве ТРК «Плаза» в Серпухове

В 2004 году Алексей Кузнецов, сохранив за собой пост министра финансов, стал первым вице-премьером регионального правительства. В тот же год правительство Московской области, администрация Серпухова и РИГрупп подписали инвестиционный контракт № 249/58-04 на сумму 55,1 млн рублей на строительство в городе бизнес-центра RIGroup Plaza общей площадью 9 700 кв. м. Согласно условиям инвестконтракта, 10% от стоимости проекта должны были быть выплачены в бюджет Серпухова.

Непосредственно строительство «Плазы» началось лишь в 2006 году. Средства на него выделила МОИТК, заключив с РИГрупп договор № 23-05/05-ИД-02. Согласно ему изначально заявленная стоимость работ возросла в пять (!) раз — с 55 млн до 286 млн рублей. Это была далеко не последняя коррекция сметы.

Спустя некоторое время РИГрупп привлекла в качестве соинвестора свою дочернюю компанию «Росвеб-Офис», которая, согласно документам, вложила в строительство серпуховской «Плазы» еще 200 млн рублей. В результате общая стоимость проекта составила уже 486 млн рублей. 21 сентября 2007 года БЦ «Плаза» в Серпухове был торжественно открыт, с участием главы города Павла Жданова, президента РИГрупп Жанны Буллок, а также атташе по культуре посольств Германии и США.

Как уже упоминалось выше, согласно условиям инвестконтракта, РИГрупп должна была перечислить в бюджет Серпухова 10% от стоимости проекта. Несмотря на то, что в процессе строительства RIGroup Plaza подорожала почти в 9 раз, муниципальный бюджет получил лишь 5,5 млн рублей — т.е. 10% от первоначально заявленной суммы в 55 млн рублей. Но и на этом махинации РИГрупп вокруг «Плазы» не закончились. Здание бизнес-центра было предложено выкупить администрации Серпухова и та, не колеблясь, согласилась. Причем оценку «Плазы» провел не покупатель, а продавец, в результате ее стоимость составила уже 717 млн рублей.

СПРАВКА

Чуть ранее, 9 июля 2007 года, БЦ «Плаза» общей площадью около 3 тыс кв. м был открыт и в подмосковном Клину. 27 июля того же года объект, по решению главы Клинского района Александра Постриганя, был выкуплен у РИГрупп за 207,9 млн рублей и принят на баланс города. Оплата была произведена из районного бюджета по согласованию с депутатами муниципального собрания. Для сравнения – на реализацию муниципальной целевой программы «Молодой семье – достойное и комфортное жилье» в 2007 году в Клинском районе было выделено всего 853 тыс. рублей, на газификацию сельских населенных пунктов района – 5,6 млн рублей. Дефицит районного бюджета в этот же период составлял более 650 млн рублей.

Глава Серпухова Павел Жданов не стал торговаться, согласившись с предложенной РИГрупп суммой. Однако таких средств в бюджете Серпухова не было. Более того, если бы и были, то гордума вряд ли согласилась их потратить на выкуп бизнес-центра. Поэтому было найдено элегантное решение этой проблемы — администрация выкупала «Плазу» не сама, а через 100%-ную дочернюю компанию муниципалитета – ООО «Серпуховские инвестиционные проекты» (СИП). 217 млн рублей СИП взяли взаймы у МОИТК, недостающие 500 млн были получены в виде кредита у Сбербанка.

Причем, по словам Жданова, переговоры с банком вели не сотрудники СИП, а гендиректор РИГрупп Дмитрий Котляренко и гендирекетор «Росвеб-Офис» Артем Васильев.

Уже в декабре 2008 года срок погашения сбербанковского кредита истек, а имевшихся на счету у СИП 4 млн рублей для этого явно не хватало. Поэтому по иску банка здание «Плазы» было арестовано. Долг СИП перед МОИТК также остался не погашенным.

В сухом остатке только на одном проекте — строительстве серпуховской «Плазы» — РИГрупп «заработала», по разным оценкам, от 400 до 430 млн рублей. В свою очередь, МОИТК был нанесен ущерб на сумму 217 млн рублей, муниципалитет Серпухова не досчитался части денег, причитавшихся ему согласно условиям инвестконтракта, а само здание «Плазы» отошло Сбербанку за долги, при этом его стоимость вряд ли покроет все понесенные банком убытки.

Есть все основания считать, что опыт Клина и Серпухова планировалось распространить на все Подмосковье — собственные «Плазы» должны были появиться во всех более-менее крупных районных центрах. В частности, к 2007 году аналогичные проекты начали реализовываться еще в 14 городах. Всего же, если верить информационному меморандуму РИГрупп, опубликованному в декабре 2006 года накануне размещения дебютного выпуска облигаций, компания планировала строительство в Московской области 22 бизнес-центров с условным названием «РИГрупп-Плаза» общей площадью 287 774 кв. м.

Примерно в то же время в правительстве Московской области была создана рабочая группа по осуществлению программы «создания многофункциональных торговых центров» на территории региона. Как позднее признал Павел Жданов, входивший в этот орган, муниципалитетам рекомендовалось располагать в этих многофункциональных торговых центрах отдельные структуры горадминистраций, а сами здания брать на свой баланс (т.е. выкупать у инвестора строительства). Явным образом программа не была увязана с «плазами» РИГрупп, однако муниципальные чиновники прекрасно понимали, о каких именно «многофункциональных торговых центрах» идет речь.

Полностью реализовать эту амбициозную и крайне разорительную для подмосковного бюджета программу помешал лишь отъезд Кузнецова за рубеж и банкротство созданной им системы «внебюджетного» финансирования.

2.2. Афера с покупкой ООО «Лэрен»

В мае 2007 года МОИА разместило третий выпуск своих облигаций на сумму 5 млрд руб. Организатором выпуска выступила РИГрупп-Финанс. Держателями бондов, размещение которых осуществлялось согласно распоряжению подмосковного правительства, стали крупные российские и международные финансовые институты, включая такого инвестиционного гиганта как Goldman Sachs.

Привлеченные средства должны были пойти на реализацию программы «Развитие системы ипотечного жилищного кредитования Московской области в 2005-2010 гг.». Поэтому они были перечислены оператору программы — ИКМО. Уже 15 июня 2007 года директор ИКМО Дмитрий Демидов заключил агентский договор № 15/06/07-1 с РИГрупп-Финанс, согласно которому эта компания должна была организовать для ИКМО покупку ООО «Лэрен» за $41,5 млн (по тогдашнему курсу за 1,07 млрд рублей). Как нетрудно убедиться, речь шла о сумме, превышавшей пятую часть средств, привлеченных в рамках третьего выпуска облигаций. Чем же привлек ИКМО такой актив как ООО «Лэрен»?

Согласно данным Единого государственного реестра юрлиц (ЕГРЮЛ), фирма была зарегистрирована еще в 2000 году. Ее учредителем и гендиректором изначально значилась Исаева Вера Сергеевна. Судя по всему, никакой хозяйственной деятельности компания не вела с момента регистрации, уставный капитал не превышал минимально допустимый размер для ООО.

Единственным активом «Лэрен» являлся инвестконтракт, заключенный еще в 2002 году между В.Исаевой и Администрацией Клинского района Московской области. Согласно этому документу, ООО «Лэрен» получало право на застройку жилого комплекса на окраине Клина (т.н. микрорайон 11) общей площадью 275 тыс. кв. м. Однако ни в 2002 году, ни позднее инвестор к реализации контракта так и не приступил. В 2007 году (равно как и сейчас) микрорайон 11 представлял собой чистое поле. Причем в буквальном смысле этого слова – планируемая под застройку площадка состояла из земель сельхозназначения [по мнению некоторых экспертов, этот участок с самого начала был непригодным для застройки, поскольку подведение к нему коммунальной инфраструктуры (электричество, водопровод, канализация) делало любой проект слишком затратным и неокупаемым].

За неплохие комиссионные РИГрупп-Финанс должно было провести комплексную проверку ООО «Лэрен», обеспечить покупку 100% доли в ее уставном капитале в пользу ИКМО, а также проследить, чтобы соответствующие изменения были внесены в ЕГРЮЛ. В противном случае, согласно п.3.3 агентского договора, РИГрупп-Финанс обязано было вернуть ИКМО как свои комиссионные, так и 1,07 млрд руб., перечисленные для оплаты 100%-й доли в покупаемой фирме.

Неафишируемая публично специфика этой ситуации заключалась в том, что ООО «Лэрен» в 2007 году принадлежало самой РИГрупп. Когда именно В.Исаева перестала быть собственником фирмы, неизвестно. Но уже в отчетах ООО «РИГрупп» за 2006 год указано, что «Лэрен» — его 100%-я «дочка». Об этом же говорит и фактический адрес «клинского застройщика» — Москва, Славянская пл., д.2/5/4/, стр.3 (по нему были зарегистрированы многие юрлица, аффилированные с РИГрупп, включая и РИГрупп-Финанс).

Лишь ближе к сделке с ИКМО «Лэрен» формально сменила собственника — на зарегистрированную в конце 2006 года кипрскую компанию «Нова Прова Инжиниринг Лимитед». По всей видимости, офшор понадобился не только, чтобы замести следы, но и для того, чтобы «легально» вывести за рубеж деньги, полученные от продажи «Лэрен».

Таким образом, бенефициары РИГрупп не только получили от ИКМО приличную сумму за фирму-пустышку, но и не побрезговали агентскими комиссионными за якобы проведенную проверку предмета сделки. Однако и этого мало. Заключив 3 июля 2007 года договор купли-продажи с кипрским офшором от своего имени, РИГрупп-Финанс так и не оформило приобретенную долю на ИКМО, тем самым грубо нарушив условия агентского договора.

Однозначного ответа на вопрос, почему 100%-я доля в «Лэрен» так и не была оформлена на ИКМО, нет. Возможно, организаторы аферы просто об этом забыли, а начальник подмосковной ипотеки не напоминал своему агенту о невыполненных контрактных обязательствах.


Scheme 2-1 copyЛарен.jpg


Ситуация изменилась лишь после бегства из России А.Кузнецова и Жанны Буллок. Понимая, чем вскрытие аферы с ООО «Лэрен» может закончиться лично для него, в октябре 2008 года Д.Демидов обратился в силовые структуры с заявлением о пропаже 1,07 млрд рублей, перечисленных по его поручению РИГрупп-Финанс еще летом 2007 года. Однако, по всей видимости, дальнейший поворот событий был для него неожиданным: допросив гендиректора РИГрупп-Финанс Людмилу Бездель, правоохранительные органы решили арестовать и самого Демидова, предъявив ему обвинение по ст. 159 УК РФ («мошенничество»).

В СИЗО у начальника подмосковной ипотеки обострились хронические заболевания. И уже в начале 2009 года по решению суда, Демидова освободили под залог в 1,5 млн рублей. Первое время он исправно ходил на допросы, но в начале 2010 года исчез и был объявлен в международный розыск. Нашли Демидова лишь спустя пару месяцев в престижном коттеджном поселке недалеко от Москвы.

Однако ни повторный арест, ни новые обвинения не помогли следователям вернуть похищенные и выведенные за рубеж $41,5 млн. В результате, когда в 2009 году один из инвесторов МОИА — Goldman Sachs — в ультимативной форме потребовал погасить перед ним долг по третьему выпуску облигаций, Московской области пришлось брать целевой кредит Минфина РФ, чтобы выкрутиться из непростой ситуации.

2.3. Дефолт по облигациям «СпецСтрой-2»

Проекты реконструкции и строительства социально-спортивных и культурно-развлекательных объектов Московской области реализовывались МОИТК в паре с ООО «Строительная компания «СпецСтрой-2». С момента своего основания в 1993 г. эта компания ничем выдающимся не выделялась и была задействована разве что при реконструкции некоторых зданий подмосковных автовокзалов.

Однако неожиданно в середине 2000-х гг. ей было поручено строительство более 25 ФОКов, стадионов в Химках, Ногинске, Подольске, Луховицах, Жуковском, реконструкция не менее 20 районных домов культуры. В большинстве случаев СК «СпецСтрой-2» выступала в качестве заказчика, кое-где — как генподрядчик строительства.

Наиболее крупные объекты СК «СпецСтрой-2»

ОБЪЕКТ ФУНКЦИИ СК СПЕЦСТРОЙ-2 ПОЛУЧЕНО СК СПЕЦСТРОЙ-2 (РУБ.) 1. ФОК, Протвино Заказчик 311 650 000 2.ФОК, Пущино Заказчик 396 950 000 3.ФОК, Куровское Заказчик 207 137 563 4.ФОК, Орехово-Зуево Заказчик 223 000 000 5.ФОК, Пушкино Заказчик 203 030 900 6.ФОК, Шатура Заказчик 259 929 553 7.ФОК, Озеры Заказчик 191 000 000 8.ФОК, Павлов Посад Заказчик 215 000 000 9.ФОК, Климовск Заказчик 371 000 000 10.ФОК, Большевик Заказчик 371 468 960 11.ФОК, Мотобаза Заказчик 180 000 000 12.Стадион «Новатор», Химки Заказчик 3 467 000 860 13.Стадион «Труд», Подольск Заказчик 2 610 311 579 14.СК «Модуль», Чехов Заказчик 320000032 15.Метеор Манеж, Жуковский Заказчик 1 030 069 531 16.СК «Знамя», Ногинск Заказчик 183 000 000 17.Стадион «Обухово», Ногинск Заказчик 317 500 000 18.Школа, Бронницы Заказчик 650 000 000 19.ДОК, Шаховская Заказчик 183 911 716 20.Стадион «Авиатор», Луховицы Заказчик 336 204 741 21.ФОК, Ивантеевка Заказчик 289 777 151 22.ФОК, Солнечногорск Заказчик 158 325 576 23.Котельная, Томилино Заказчик 174 398 351 24.Ногинский Драмтеатр Заказчик 154 500 000 25.ДКГ, Подольск Генподрядчик 166 500 000

Появление столь лакомых заказов с гарантированным финансированием совпало с изменениями в составе учредителей компании. К началу 2000-х гг. «СпецСтрой-2» принадлежал отцу и сыну — Евгению и Игорю Полуботко. Однако уже в I квартале 2006 года ситуация изменилась: у Полуботко осталось лишь 11,11% компании (держатель — ООО «Стройсервискомплект»), оставшиеся между собой поделили ООО «Базис» («дочка» РИГрупп) и МОИТК. К 2007 г. доля МОИТК была доведена до 99,73%, а затем, в декабре 2007 года, передана ОАО «Росвеб» (к тому времени уже подконтрольному РИГрупп). Тем не менее, на всех этапах изменения состава учредителей менеджмент СК «СпецСтрой-2» оставался прежним, новые владельцы не стали менять даже гендиректора Игоря Полуботко, контролировавшего символические 0,27% уставного капитала.

По приблизительным подсчетам в 2007-2008 гг. через СК «СпецСтрой-2» было прокачано не меньше миллиарда долларов — огромные деньги, особенно учитывая довольно скромные масштабы самой компании, в штате которой работало несколько десятков человек. Можно предположить, что механизм освоения этих средств мало отличался от аналогичных приемов, использованных Кузнецовым и Ко на других объектах и с другими заказчиками, например, той же РИГрупп: завышение смет, вывод средств через аффилированных подрядчиков и т.п. Составить более детальную картину затруднительно из-за дефицита информации в открытых источниках.

Тем не менее, даже те разрозненные факты, которые попали в СМИ, наглядно демонстрируют уровень финансовой дисциплины в СК «СпецСтрой-2».

Так, 29 мая 2008 года со счетов компании в МЗБ были «ошибочно» переведены на счет некоего ООО «Логистик» 1,6 млрд руб. Спустя полтора месяца, 14 июля 2008 г., «ошибка» повторилась — на этот раз на сумму 352 млн руб. Но лишь 21 августа гендиректор «СпецСтроя-2» И.Полуботко направил председателю правления МЗБ уведомление №11/156-2, в котором потребовал вернуть деньги назад, заявив, что на счет ООО «Логистик» они были переведены без надлежащих платежных поручений. Почему глава компании не отреагировал сразу же, как только у него со счета в банке пропали около $80 млн по тогдашнему курсу, непонятно. Вряд ли исчезновение такой суммы может долго оставаться незамеченным как для бухгалтерии фирмы, так и для ее руководства.

Интересная деталь: МЗБ был отнюдь не посторонним для СК «Спец-Строй-2» платежным агентом. Компании принадлежало почти 23% акций МЗБ. Так что при желании повлиять на банковское руководство «СпецСтрой-2» возможность имел.

Неудивительно, что итогом хозяйственной деятельности компании стало банкротство. По состоянию на 1-й квартал 2009 года задолженность СК «СпецСтрой-2» перед Московской областью, областными структурами и внешними кредиторами составила более 14 млрд рублей. Из них 2 млрд — долг по облигационному займу, поручителем по которому выступила МОИТК (не исключено, что именно ради предоставления поручительства МОИТК на некоторое время и стала основным собственником компании).

Стоит отметить, что долгов могло быть гораздо больше. В 2008 году планировалось выпустить второй выпуск облигаций — на этот раз на 3 млрд руб. Видимо с этой целью в 2007 году уставный капитал СК «СпецСтрой-2» был искусственно раздут с 390 млн до 1,43 млрд руб. путем внесения в него объектов незавершенного строительства [первый раз этот прием был использован в 2006 году, накануне дебютного выпуска бондов, когда уставный капитал вырос с 30 млн руб. до 390 млн руб.]. К счастью для потенциальных инвесторов, этим планам было не суждено сбыться из-за спешного отъезда Кузнецова за границу.

2.4. Афера с «долгами» по ЖКХ

В конце 2008 года правоохранительные органы наткнулись на масштабное хищение бюджетных средств в Пушкинском районе. Как они выяснили, около 600 млн рублей, выделенных из областного бюджета на нужды ЖКХ, были выведены через фирмы-«однодневки» в офшоры. Непосредственное участие в этой афере принимало руководство МОИТК, что и послужило основанием для ареста тогдашнего гендиректора «Московской областной инвестиционной трастовой компании» Владислава Телепнева.

Пушкинский эпизод заставил следственную группу СКП провести проверку расходования средств ЖКХ и в других муниципальных образованиях Подмосковья. В результате обнаружилось, что аналогичные случаи имели место примерно в десятке районов, включая Шатурский, Клинский, Коломенский, Ногинский, Чеховский, Химкинский и др. Общая сумма выведенных средств, по данным следствия, составила более 3 млрд рублей.

Схема хищения везде была примерно одинаковой. На протяжении 2006-2008 гг. руководство ряда муниципальных унитарных предприятий (МУПы), работавших в сфере ЖКХ, создавали фиктивную задолженность областного бюджета перед собой за якобы оказанные услуги. Затем право требования по этим «долгам» уступалось третьим юрлицам с дисконтом. Как правило, все они были фирмами-«однодневками», зарегистрированными на паспорта бездомных, алкоголиков, заключенных российских тюрем и т.п. Именно им областной бюджет погашал долги в полном объеме, а затем эти средства выводились в офшоры.


Scheme 3ЖКХ.jpg


Ни у муниципальных собраний, которые давали «добро» на уступку «долга», ни у МОИТК, которая проводила сверки актов выполненных работ и перечисляла средства «однодневкам», ни у областного Минфина эта ситуация никаких вопросов не вызывала.

Согласно ряду СМИ, помимо названых органов власти в описанной схеме были задействованы и некоторые коммерческие банки, которые кредитовали МУПы, не получавшие своевременного финансирования из областного бюджета. Главным образом внимание СКП привлек банк ВТБ24, активно финансировавший подмосковные коммунальные предприятия под гарантии регионального правительства. Как заявил ИА «Росбалт» представитель следствия, есть серьезные подозрения, что кредиты также были фиктивными.

ЦИТАТА

«Мы подозреваем, что деньги могли вообще не покидать банки, а их получение предприятиями ЖКХ существовало только на бумаге, в связи с этим у нас и возникли серьезные вопросы к определенным представителям ВТБ24». ИА «Росбалт», 02.12.2009

По мнению, высказанному некоторыми СМИ, определенный свет на истинную роль банка ВТБ в этой афере мог пролить тогдашний директор управления по работе с крупными клиентами Олег Жуковский. Однако в декабре 2007 года тело Жуковского было найдено на дне собственного бассейна в подмосковном коттедже.

Дело вызвало заметный резонанс в СМИ из-за неординарных обстоятельств ухода из жизни банкира. С одной стороны, он оставил предсмертную записку, из которой можно было сделать вывод о его решении покончить с собой. Однако при этом руки и ноги Жуковского были крепко связаны. Столь экзотический способ суицида сразу же породил версию об убийстве, замаскированном под самоубийство. СМИ предположили, что сотрудник ВТБ стал нежелательным свидетелем каких-то финансовых махинаций, за что и был устранен.

Между тем, официальные представители ВТБ категорически отрицали криминальный характер смерти Жуковского. Публичное заявление на этот счет делал его помощник Тимур Валерьевич Телепнев (последняя известная должность — директор Второго управления по работе с крупными клиентами ВТБ). Впоследствии, примерно через два года, журналисты вспомнят этот эпизод, обратив внимание на то, что фамилия и отчество бывшего зама Жуковского странным образом совпадают с фамилией и отчеством арестованного гендиректора МОИТК Владислава Валерьевича Телепнева. Впрочем, каких-либо доказательств их родства никто представить не смог, а сам Тимур Телепнев публично комментировать этот вопрос не стал. В феврале 2010 года суд, оставив под стражей Владислава Телепнева, наложил арест и на его имущество. Однако, без сомнения, его вряд ли хватит, чтобы компенсировать многомиллиардный ущерб, нанесенный подмосковному бюджету только по этому эпизоду деятельности МОИТК.

2.5. Строительство БЦ «Два капитана» и получение контроля над ОАО «Росвеб»

Проект делового центра «Два капитана» в Мякининской пойме Красногорска, рядом с торговым комплексом «Крокус молл» и Домом правительства Московской области, был запущен РИГрупп в конце 2006 года. Общая площадь объекта – 96 тыс. кв м на участке 2,4 га. Объем необходимых инвестиций оценивался, по разным источникам, от 7 млрд до 10 млрд рублей. Но еще до утверждения сметы проекта МОИТК выделила авансом 9,55 млрд руб. заказчику строительства ЗАО «Стройинвест» — 100%-й «дочке» РИГрупп.

Генподрядчиком проекта стало ООО СК «Оникс». Согласно ЕГРЮЛ, учредителем этой фирмы являлся некий гражданин России. Однако ее юридический адрес — Москва, Славянская пл., 2/5/4, к.3 — не оставляет сомнений в аффилированности «Оникса» с инвестором и застройщиком (по этому адресу зарегистрированы многие компании РИГрупп — в частности, ЗАО ИФК «РИГрупп-Финанс», ООО «Лэрен», ООО «Виста», ООО «РИГрупп-Плаза», ООО «РИГрупп-Медиа» и др.).

В декабре 2006 года «Оникс» нанял в качестве подрядчика ЗАО «Штрабаг» (российская «дочка» австрийской Strabag), которое обязалось закончить строительство в третьем квартале 2009 года. Сумма контракта составила 5 млрд руб. Впоследствии, в мае 2008 года «Оникс» уступил свои права и обязанности генподрядчика ООО «Стройбизнесновация», зарегистрированному по тому же адресу, что и «Оникс» на Славянской площади. К концу 2008 года «Штрабаг» построил здание «Двух капитанов» и попытался получить деньги за уже выполненный этап работ. Однако «Стройбизнесновация» оплатить выставленные счета не смогла. Тогда же и обнаружилось, что средства, выделенные МОИТК «Стройинвесту», фактически пропали. Из перечисленных авансом 9,55 млрд руб. лишь 2,4 млрд были потрачены на строительство бизнес-центра. Оставшаяся сумма — почти 7,2 млрд — была выведена и, по всей видимости, ушла на выкуп допэмиссии ОАО «Росвеб» в пользу РИГрупп.

СПРАВКА

ОАО «Росвеб» было учреждено МОИТК в марте 2007 года. Уставный капитал компании был сформирован путем внесения ряда активов, принадлежавших Московской области. В середине 2007 года Министерство финансов МО приняло решение о проведении допэмиссии акций ОАО «Росвеб». Второй и третий выпуски акций были распространены по закрытой подписке в пользу компаний ООО «Крафт» и ООО «Плаза», аффилированных с РИГрупп. В результате доля МОИТК в «Росвебе» сократилась до 49%, а РИГрупп – выросла до 51%.


Scheme4Строительство БЦ.JPG


В декабре 2009 года «Штрабаг» обратился в арбитражный суд Москвы с иском к «Стройбизнесновации» о выплате задолженности в размере 3,2 млрд руб. и 13,6 млн долл. Третьими лицами по делу проходили компании «Оникс» и «Стройинвест». В июне 2010 года суд частично удовлетворил иск австрийской «дочки» на 1,7 млрд руб. Однако, по словам гендиректора ЗАО «Штрабаг» Александра Ортенберга, «Стройбизнесновация» не выплатила эту сумму. В итоге 9 июля 2010 года «Штрабаг» направил иск в Арбитражный суд Московской области. На этот раз ответчиком выступило подмосковное правительство, а «Стройбизнесновация» проходила в качестве третьего лица. «Штрабаг» потребовал наложить обеспечительные меры на активы – недостроенный БЦ «Два капитана» и земельный участок под ним.

В случае удовлетворения иска «Штрабаг» правительство Московской области может лишиться даже бетонной коробки бизнес-центра, строительство которого оно полностью профинансировало через МОИТК еще три года назад.

2.6. Скупка недвижимости и предметов роскоши

Ревизия финансовых операций МОИТК и РИГрупп в 2006-2008 гг., проведенная после бегства Кузнецова из России, смогла дать приблизительное представление о том, как расходовались средства, выведенные на Запад. Результатом этой работы стала схема прохождения финансовых потоков через офшоры, опубликованная в августе 2010 года в газете «РБК daily».

По всей видимости, участники махинаций с бюджетными средствами Подмосковья верили в свою полную безнаказанность и недоступность для правосудия. Будь иначе — они бы постарались тщательнее запутать все финансовые проводки. Теперь же в ряде случае можно без труда реконструировать, как и на что тратились средства.

Только на предметы искусства бенефициарами РИГрупп было потрачено более $24,5 млн. Деньги на эти покупки перечислялись через офшорные компании «Джаз Арт Фаундейшн», «Хавард Фанд Лимитед» и «Лейзиар Холдингс Лимитед». Помимо этого, на выведенные из России средства был куплен дом в курортном Сан-Тропе, а также особняки в наиболее престижных мировых столицах — Лондоне, Нью-Йорке и Париже. Самый дешевый особняк обошелся в $12 млн (Сан-Тропе), самый дорогой — почти в $40 млн (Лондон).

Дополнительно была приобретена компания SAS “Societe des Hotels d’Altitude”, которой принадлежат куршевельские отели SAS Pralong и SAS Crystal. Учитывая безудержную любовь российской чиновной и бизнес-элиты к этому альпийскому курорту, можно предположить, что подобная инвестиция должна быстро окупиться.

Наконец, через офшорную компанию «Эльвуд Венчюрз Лимитед» в 2007 году была куплена морская яхта Tzarina (англ. «Царица»). По некоторым данным, приобретение было сделано на деньги ИКМО, выведенные заграницу через покупку ООО «Лэрен» у кипрского офшора «Нова Прова Инжиниринг». ЭПС удалось разыскать следы яхты на французских Антибах в порту Вобан (Vauban), известном своим пирсом миллиардеров (вмещает 630 яхт длиной до 130 метров). Именно там в Международном яхт-клубе пришвартована и «Царица».

НАЗВАНИЕ: Tzarina (ранее называлась: Teddy, Tigre Dos, Tigre D'Or) ВЕРФЬ: Amels (Голландия) ГОД СПУСКА НА ВОДУ: 1997 ТИП: Моторная яхта (2 дизельных мотора) ДЛИНА: 50 м ВОДОИЗМЕЩЕНИЕ: 538 т СКОРОСТЬ: 15,4 м. уз. (макс.), 14 м. уз. (круизная) КОМАНДА: 11 человек КОЛИЧЕСТВО КАЮТ ДЛЯ КОМАНДЫ: 6 (включая капитанскую) КОЛИЧЕСТВО ГОСТЕВЫХ КАЮТ: 1 для владельца, 2 VIP, 2 двухместных, 1 детская двухместная

Сразу же после приобретения яхты Жанна Буллок, которая в документах фигурирует как владелица «Царицы», решила кардинально изменить ее интерьер. Для этого была нанята итальянская архитектурная студия Alhadeff, принадлежащая Джанкарло Альадеффу (Giancarlo Alhadeff). Новый дизайн был разработан ведущим сотрудником студии Майклом Льюисом (Michael Lewis).

В итоге интерьер «Царицы» приобрел экстравагантные футуристические формы, практически лишенные прямых углов. Как заявили на сайте студии Alhadeff сами дизайнеры, при его создании они вдохновлялись причудливыми формами и переплетениями коралловых рифов.


Tsarina2.jpg


Яхта Tzarina. Эскиз спальни. Дизайн: Michael Lewis


Tsarina3.jpg


Яхта Tzarina. Эскиз столовой. Дизайн: Michael Lewis

Покупка и перестройка яхты дорого обошлись подмосковному бюджету — в общей сложности на «Царицу» было потрачено порядка ?20-25 млн (только контракты архитекторов и дизайнеров составляли ?20-?25 тыс. в месяц).

В целом, характер сделанных через офшоры приобретений (недвижимость, яхты) выдает в покупателях обыкновенных нуворишей, которые относятся к деньгам исключительно как средству, обеспечивающему престижное потребление. От профессионального банкира Алексея Кузнецова можно было бы ожидать другого поведения, ведь он прекрасно разбирается в финансах и наверняка умеет использовать их инвестиционный потенциал. Поэтому не исключено, что если не все, то значительная часть покупок была совершена в пользу неких третьих лиц, с более ограниченным кругозором и примитивными потребностями.

Так или иначе, но до сих пор никто — ни СМИ, ни следствие — так и не дали четкого ответа на вопрос, кто именно являлся главным бенефициаром выстроенной Кузнецовым системы тотального разворовывания бюджета Московской области. Электронный журнал «ЭПС» постарался восполнить эту лакуну, опираясь на анализ доступных фактов и источников.

III. Фигуранты подмосковной аферы

3.1. Уголовные дела

Сразу же после отъезда А.Кузнецова и Ж.Буллок из России в СМИ начали просачиваться данные об уголовных делах, возбужденных по различным эпизодам деятельности Системы внебюджетного финансирования подмосковных инвестпроектов. Эта информация зачастую носила довольно противоречивый характер, что, по-видимому, было обусловлено попытками различных заинтересованных сторон оказать то или иное воздействие на ход следствия.

В настоящее время СМИ главным образом пишут о трех уголовных делах. Первое расследовалось Главным следственным управлением при ГУВД Московской области по факту хищения у ИКМО 1,07 млрд руб. (см. выше раздел про аферу с ООО «Лэрен»). Если верить ИА «Росбалт», расследование было завершено еще в феврале этого года. Обвинения по ст.159 («мошенничество») были предъявлены лишь гендиректору «РИГрупп-финанс» Людмиле Бездель и руководителю фирмы «Росвеб-офис» Артему Васильеву (он по версии следствия стоял за ООО «Лэрен»). Материалы в отношении других обвиняемых — Дмитрия Демидова, бывшего гендиректора двух крупнейших «дочек» Мособлправительства — МОИА и ИКМО, и бывшего гендиректора компании «РИГрупп» Дмитрия Котляренко — выделены в отдельное производство.

Еще одно дело — о хищении средств, предназначенных на нужды ЖКХ (см. соответствующий раздел выше), было возбуждено в конце 2008 года Следственным управлением СКП по Московской области, а затем передано в СУ СКП РФ. 10 ноября 2009 года в рамках этого дела бывшему гендиректору МОИТК Владиславу Телепневу и бывшему начальнику отдела финансирования государственных программ МОИТК Светлане Шаталиной были предъявлены обвинения по ст. 159 ч.4 УК РФ («мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц»). 25 ноября того же года Телепневу было предъявлено еще одно обвинение – по ст. 210 п. 2 УК РФ («участие в преступном сообществе»).

Наконец, только 12 февраля 2010 года Следственным комитетом при МВД РФ было возбуждено уголовное дело N 280008 по факту нанесения ущерба бюджету Московской области в размере 27 млрд рублей. В это дело были слиты различные эпизоды, связанные с деятельностью МОИТК и РИГрупп. Главными подозреваемыми по нему проходят Кузнецов, Буллок, Котляренко, Носов и Демидов.

Ни одно из перечисленных дел пока не было передано в суд, поэтому трудно оценить, насколько качественно была проделана работа следователей. В то же время по обрывкам информации, которые просочились в СМИ, а также по немногочисленным комментариям представителей правоохранительных органов можно составить предварительное впечатление о результатах проведенного расследования.

Первое, что бросается в глаза, — это вопиюще короткая скамья подсудимых. Фактически она состоит из одних исполнителей и номинальных директоров компаний, через которые выводились миллиарды [исключение – замминистра финансов Валерий Носов, в настоящий момент находящийся под стражей]. Часть из них действительно активно обслуживала систему воровства бюджетных средств, выстроенную Кузнецовым. Другая часть, судя по всему, попала за решетку лишь за несколько подписей под документами, сделанных ради сохранения своей работы и зарплаты.

Основные обвиняемые, которым отводится роль организаторов преступного сообщества, — а именно бывший глава подмосковного Минфина А.Кузнецов и его жена президент РИГрупп Ж.Буллок — по всей видимости, будут наблюдать за процессом с безопасного расстояния. При этом, по многочисленным свидетельствам СМИ, американская гражданка Буллок в настоящее время постоянно проживает в США, а ее муж Кузнецов — во Франции. Никакой тайны из этого они не делают. Так, в январе 2009 года подследственный экс-министр был замечен в Куршевеле, где в это же время по сложившейся традиции отдыхали сливки российской политико-экономической элиты, включая управделами президента Кожина и директора ФСО генерала Мурова.

ЦИТАТА

Владимир Овчинский, генерал-майор милиции в отставке: «Дела в отношении его [Кузнецова] ведутся так, что, видимо, никто его не ищет». «Момент истины», ТВЦ, 21.01.2009

Причем если недоступность Буллок для российского правосудия еще можно как-то обосновать — власти США неохотно выдают своих граждан по запросам третьих стран [стоит также учесть, что в 2008 году Буллок породнилась с влиятельным американским политиком и владельцем нью-йоркской банковской группы Pryor Cashman Хармондом Реммелом, выдав замуж за его сына Тоусона свою дочь от первого брака Зою], то в случае Кузнецова никакого правдоподобного объяснения пассивности российских правоохранительных органов нет. Все это делает бывшего министра похожим на героя анекдотов про Джо, который неуловим, поскольку его никто не ловит.

По мнению большинства опрошенных ЭПС экспертов, сложившаяся ситуация имеет очень простое объяснение: подельникам Кузнецова и Буллок, все еще находящимся в России и занимающим высокие руководящие посты в органах власти Московской области, гораздо выгоднее, чтобы экс-министр и его супруга оставались в изгнании и при этом чувствовали себя в относительной безопасности.

В противном случае крайне велик риск того, что они откажутся от старательно навязываемой им роли главных «расхитителей народной собственности» и начнут «сливать» остальных бенефициаров системы воровства бюджетных и внебюджетных миллиардов. То, что Кузнецов обладает увесистым компроматом на подмосковные власти предержащие, ни у кого сомнений не вызывает. Открывать этот ящик Пандоры никому не хочется — ни подельникам, ни следователям (мало ли что там окажется – потом греха не оберешься). Проще — осудить Кузнецова заочно как создателя ОПС, дав возможность, не особенно высовываясь, но и не прячась, дожить свой век где-нибудь в Сан-Тропе.

Попытка представить Кузнецова и Буллок главными «злодеями», которые несколько лет гениально манипулировали региональными и муниципальными органами власти в Московской области, используя их «втемную» в целях личного обогащения, неубедительна еще и потому, что экс-министр и его супруга никогда не могли похвастать безупречной репутацией. Скорее — наоборот. К тому моменту, когда Кузнецова приняли на работу в правительство Подмосковья, и он и Жанна Буллок уже успели «засветиться» в скандале международного уровня — в деле об отмывании денег через Bank of New York (BoNY). В любой стране мира этого было бы достаточно, чтобы держать людей с таким бэкграундом как можно дальше и от бюджетных, и от внебюджетных средств.

Эти и другие сомнения заставляют пристальнее взглянуть на траектории карьер Кузнецова, Буллок, Носова и других обвиняемых для того, чтобы понять их действительную роль в грандиозной подмосковной афере.

3.2. Кузнецов: из свидетеля по делу BoNY в доверенные финансисты губернатора

Экс-министр Кузнецов является профессиональным финансистом, чье становление прошло в Инкомбанке. Знающие люди говорят, что в 1990 году он пришел к президенту и владельцу банка Владимиру Виноградову «в одних кедах», однако быстро сделал там карьеру, в конечном итоге став едва ли не «серым кардиналом» этой крупнейшей в додефолтной России финансово-кредитной организации.

Кузнецов Алексей Викторович

  • Родился 6 ноября 1962 года в Москве. Окончив в 1985 году Московский финансовый институт по специальности "финансы и кредит", в октябре того же года начал работать экономистом и инженером-проектировщиком в главном вычислительном центре Госбанка СССР.
  • В январе 1990 года стал старшим экономистом в Инкомбанке и быстро продвинулся по службе, став начальником отдела кредитных ресурсов планово-экономического управления, а затем - начальником управления пассивов. В 1992 году Кузнецов занял пост заместителя председателя правления банка, а уже в 1994 году получил должность первого вице-президента Инкомбанка.
  • В феврале 1998 года ушел из Инкомбанка, став президентом и одним из учредителей ЗАО "Инвестиционная компания «Русское инвестиционное общество - Р.И.О.»" (занималось реструктуризацией долгов банков и крупных корпораций). Также до 2000 года занимал пост генерального директора компании "Стандарт МТК" и был учредителем фирмы "Финтехком".
  • В марте 2000 года, после избрания Бориса Громова губернатором Московской области, был назначен на должность исполняющего обязанности министра финансов региона, спустя несколько месяцев занял этот пост на постоянной основе.
  • С 2004 года вице-премьер правительства Московской области (с сохранением должности министра финансов).

Не последнюю роль в высоком статусе Кузнецова в Инкомбанке сыграла его причастность к функционированию созданной там системы вывода и отмывки денег. Информация о ней просочилась в СМИ в 1996 году, когда американские акционеры Инкомбанка подали иски в суд, требуя выплаты дивидендов. Адвокаты истцов выяснили, что руководство банка занималось хищением средств и выводом их в офшоры, причем выгоду от махинаций получал как президент банка Владимир Виноградов, так и топ-менеджеры, включая Кузнецова. Для отмывки выведенных из России денег использовались счета различных офшоров в Bank of America, Citibank и особенно в Bank of New York, с названием которого эта история и стала в конечном итоге ассоциироваться.

По мнению ряда СМИ, значительная часть средств, выведенных через Инкомбанк, принадлежала представителям российского властного истеблишмента. Официально американские власти эту версию не комментировали, однако, судя по тому, как умело замяли скандал, можно сделать вывод, что политическая составляющая в деле BoNY была очень существенной. По имеющимся у ЭПС данным, Кузнецов был одним из ключевых свидетелей по делу.

Можно только догадываться о содержании его показаний американским правоохранительным органам. Не исключено, что наиболее интересные сведения, касающиеся российских владельцев выведенных и отмытых через Инкомбанк и BoNY средств, стали предметом некоей сделки с американским правосудием (и спецслужбами), ведь Кузнецов в итоге так и не понес никакого наказания за свое участие в финансовых махинациях. Между тем, улик против него было собрано достаточно, и американское законодательство обычно очень сурово карает за подобные преступления. В частности, была установлена причастность Кузнецова к офшорным компаниям Avalon Capital и Tetra Finance Establishment, через которые деньги перекачивались на счета в США. Номинальным директором первой была тогдашняя любовница Кузнецова Жанна Буллок (в то время ее фамилия писалась как Булах). Через Avalon Capital Буллок с Кузнецовым также приобрели в нью-йоркском Саутгемптоне дом за $575 тысяч.

Незадолго до увольнения Кузнецова из Инкомбанка в феврале 1998 года американский адвокат Виноградова вообще обвинил его в выдаче невозвратных кредитов подконтрольным юридическим лицам на $15 млрд. Однако официальная формулировка ухода первого вице-президента все-таки была нескандальной — «по собственному желанию». Возможно, чтобы не подрывать доверие вкладчиков к устойчивости банка.

Как бы то ни было, но Инкомбанк — едва ли не единственный из российских банков ТОП-10, который так и не смог возродиться после дефолта 1998 года, пусть и с другим именем. Его основатель и президент Владимир Виноградов также, говорят, умер едва ли не в нищете.

В отличие от своего шефа Кузнецов смог безболезненно пережить дефолт, основав собственную компанию — «Русское инвестиционное общество», а после избрания губернатором Подмосковья Бориса Громова получил предложение занять пост министра финансов в региональном правительстве. Кто именно свел финансиста с неоднозначной репутацией с бывшим генералом-«афганцем», неизвестно. По некоторым сведениям, назначен он был по рекомендации из тогдашней Администрации президента РФ, сам Кузнецов утверждал, что с Громовым их познакомил вице-премьер подмосковного правительства Михаил Бабич. Последнему не удалось надолго удержаться в команде нового губернатора, зато его вероятный протеже не только сумел закрепиться в ней, но и вырасти до первого вице-премьера.

И если поначалу, по мнению ряда наблюдателей, у Кузнецова возникли определенные трения с «правой рукой» Громова — вице-губернатором Алексеем Пантелеевым, который должен был курировать работу областного финансового ведомства, то впоследствии ему удалось наладить контакт не только с «афганским» крылом региональной администрации, но и руководителями экономического блока — министрами транспорта, имущества, строительства. Отношения с губернатором Московской области, по мнению различных экспертов, также постепенно вышли за рамки сугубо служебных. По данным интернет-источников, семьи Кузнецова и Громова даже вместе проводили отпуск, отдыхая за границей.

Характер отношений Кузнецова с губернатором можно оценить и по тому, как была обставлена отставка экс-министра финансов. Больше всего она напоминает не изгнание паршивой овцы из стада, а срочную эвакуацию члена команды, братства вследствие форс-мажорных обстоятельств. Даже формулировка увольнения — «по семейным обстоятельствам» — говорит сама за себя. Примечательно, что с момента отъезда Кузнецова за рубеж каких-либо иных заявлений с оценкой его деятельности на посту министра финансов со стороны руководства подмосковного правительства не поступало.

3.3. Буллок: из постели банкира в совет попечителей фонда Гуггенхайма

Супруга бывшего министра финансов Подмосковья Жанна Буллок вполне достойна того, чтобы стать персонажем авантюрного романа. Ее биографические данные достаточно скупы.

Булах Жанна Михайловна (Janna Bullock)

  • Родилась 12 мая 1967 года в Кобрине Брестской области (Белорусская ССР).
  • В 1991 году эмигрировала в США. Примерно в 1992-1993 году устроилась на работу в адвокатское бюро Эммануила Зельцера, который представлял интересы Инкомбанка в США. В это же время познакомилась с А.Кузнецовым и стала его любовницей.
  • В 1994 г. учредила и возглавила компанию Avalon Capital, через которую выводились и отмывались средства Инкомбанка. Впоследствии проходила свидетелем по делу BoNY.
  • В 1998 году получила гражданство США.
  • После 1998 года основала в США компанию RIGroup (Renovation Interiors Group), которая занималась перепродажей и ремонтом особняков в Нью-Йорке.
  • В 2000 году учредила в России ООО «РИГруп» («Русская инвестиционная группа»).
  • С 2007 по 2010 г. — член попечительского совета Фонда Соломона Гуггенхайма в Нью-Йорке.

В 2000-х, когда Жанна Буллок превратилась в законную супругу высокопоставленного подмосковного чиновника, ее официальная биография была существенно отредактирована. В результате история прежней Жанны Булах фактически была вытеснена на периферию публичного пространства, ее место занял success-story бизнес-вумен Janna Bullock. По всей видимости, свою руку к созданию и имплементации нового образа приложил пиар-консультант Буллок Кори Хэй (R. Couri Hay) — известный в нью-йоркских богемных кругах колумнист, обозреватель светской хроники, а также бывший любовник создателя поп-арта Энди Уорхолла.

Согласно официальной легенде Жанна Буллок училась на философском факультете Ленинградского государственного университета, затем перебралась в Нью-Йорк и на первых порах бралась там за любую работу – была няней, фасовщицей в овощной лавке и т.п. Постепенно, как это случается со всеми талантливыми и упорными self-made woman, ей удалось подняться из социальных низов, начав свой бизнес. Этот успешный опыт со временем был перенесен в Россию, где Жанна Буллок возглавила крупнейшую подмосковную инвестиционную и девелоперскую компанию. Настоящая история превращения провинциалки Жанны Булах в светскую даму Janna Bullock заметно отличалась от созданной PR-легенды. Судя по всему, никакого оконченного высшего образования Булах до отъезда в США получить не успела.

Во всяком случае, в СпбГУ (бывший ЛГУ) отрицают, что у них была такая выпускница [Только в 2003 году Жанна Буллок получила MBA в Школе бизнеса Фьюкуа Университета Дьюка в Северной Каролине (Fuqua School of Business, Duke University)]. Возможно, учебу пришлось прервать из-за раннего замужества и рождения дочери Зои. Тем не менее, заключенный брак и появление ребенка не смогли удержать Жанну Булах на родине и, оставив маленькую Зою на попечение своей матери, будущая владелица РИГрупп переехала в Нью-Йорк по временной визе.

Спустя 5 лет, в 1996 году, «Московский Комсомолец» прямо написал, что в Америку Булах приехала как элитная проститутка, по вызову определенного клиента. Эта информация так и осталась неопровергнутой, во всяком случае, ЭПС не удалось найти какого-либо опровержения ни в МК, ни в других СМИ. По данным журналистов МК, после того, как срок контракта истек, Булах удалось продлить себе визу. В итоге она так и осталась жить в Нью-Йорке.

Выигрышный билет Булах вытянула, устроившись на работу секретарем-референтом (по другим данным – переводчицей) в адвокатскую контору Эммануила Зельцера, еврейского эмигранта из Молдавии, замешанного в нескольких громких скандалах с представлением интересов русских нуворишей на Западе [в частности, в последнее время его имя не сходило со страниц российской и западной прессы в связи с разделом наследства Бадри Патаркацишвили, из-за которого Зельцер даже угодил в следственный изолятор белорусского КГБ в Минске]. В то время он являлся американским стряпчим Инкомбанка. Как упоминалось в одной из публикаций, однажды Зельцер направил Булах в аэропорт, чтобы встретить там Кузнецова. Так помощница Зельцера и вице-президент Инкомбанка стали любовниками (в то время каждый из них еще состоял в нерасторгнутом официальном браке).

Однако с самого начала отношения Булах и Кузнецова не ограничивались романтической составляющей. Это был производственно-деловой роман. Для Булах Кузнецов стал шансом выбраться из иммигрантской нищеты и неустроенности. Булах для Кузнецова — инсайдером в конторе Зельцера и доверенным агентом, постоянно проживавшим в США. В 1994 году Булах зарегистрировала и возглавила уже упоминавшуюся компанию Avalon Capital. О том, чей в действительности это был бизнес, говорит тот факт, что для оплаты услуг по оформлению необходимых документов использовалась кредитная карточка Кузнецова. Впоследствии, когда всплыли подробности дела BoNY, была установлена причастность Булах и к другим офшорам, через которые перекачивались деньги на Запад.

Тогда же была опубликована информация о том, что Булах использовала корпоративную золотую карту Инкомбанка (которая ей была не положена по статусу) для крупных личных покупок — в основном одежды и женского белья престижных марок. Скандал вокруг BoNY грозил положить конец такой сладкой жизни за счет акционеров Инкомбанка. Однако, как и в случае Кузнецова, Булах удалось избежать карающей руки американской фемиды, дав показания следствию [не исключено, что свидетельскими показаниями дело не ограничилось и Булах, а также Кузнецов попали в разработку американских спецслужб, согласившись с ними сотрудничать.

Во всяком случае, эта гипотеза вполне вписывается в логику вербовки агентов иностранными секретными службами: потенциального агента ловят на преступлении и с помощью шантажа принуждают к сотрудничеству в обмен на освобождение от наказания и дальнейшее покровительство]. И это несмотря на очевидные доказательства ее участия в отмывке российских миллионов, не говоря о других правонарушениях. Так, по данным МК, даже во время регистрации Avalon Capital Булах удалось серьезно нарушить законы США: при оформлении документов она представилась американским адвокатом Евгенией Михайловной Баратынской [по некоторым данным, так звали двоюродную тетку Булах, проживавшую в Белоруссии]. Между тем, ложное объявление себя адвокатом влечет в штате Нью-Йорк уголовную ответственность.

Оставшись с деньгами Кузнецова и на свободе, Булах тем не менее получила такое паблисити, которое должно было навечно закрыть перед ней двери в приличное общество. По всей видимости, в этот момент ей и подвернулся американский пиарщик Кори Хэй, который взялся исправить эту почти гиблую ситуацию. И, надо признать, в целом ему удалось.

Первым шагом стала смена фамилии — белорусскую Булах (в английской транскрипции Bulakh) сменила легко запоминаемая в Штатах Bullock, которая сделала Жанну однофамилицей голливудской звезды Сандры Буллок. В итоге, если ввести в поисковую строку Гугла «Bulakh», то всплывут упоминания одной из фигуранток дела BoNY. Если же «Bullock» — очередная редакция воплощенной американской мечты в пересказе модных нью-йоркских журналов, с которыми сотрудничает Кори Хэй. И эти две персоны — аферистка и успешная бизнес-вуман русского происхождения — в информационном пространстве между собой практически никак не пересекаются.

Второй шаг был финансово более затратным, но и гораздо более эффективным с точки зрения пиара. Как бывшему любовнику Энди Уорхолла Кори Хэю не составляло особого труда ввести Жанну Буллок в мир современного искусства, точнее, в тусовку галеристов и арт-дельцов, которые его представляют. Так Буллок стала не просто «еще одной русской» с капиталом непонятного происхождения, но коллекционером и меценатом.

ЦИТАТА

Михаил Шемякин, художник:

«Галеристы пытаются подобраться к деньгам новых русских, а это очень необразованный народ – заработали шальные деньги и теперь хотят попасть в high society. Купил картину у Саатчи – стал большим коллекционером современного искусства и попал в общество, куда их никогда бы не впустили». Русский Newsweek, № 37 (304), 6-12.09.2010

Самым заметным достижением на этой стезе стало вхождение в 2007 году Жанны Буллок в состав попечительского совета фонда Соломона Гуггенхайма (Guggenheim Foundation), курирующего одноименные музеи современного искусства [первым русским бизнесменом, избранным в попечительский совет фонда Гуггенхайма стал Владимир Потанин в 2002 году]. Такая честь наверняка стоила Жанне Буллок приличного состояния. Тем не менее, с точки зрения достижения конечной цели — вхождения в «высшее общество» — эти инвестиции были вполне оправданы. Однако банкротство системы внебюджетного финансирования инвестпроектов Московской области и последовавший за ним крах бизнес-империи Буллок в России (РИГрупп, МЗБ, «Росвеб») фактически обнулил все старания Кори Хэя. Дело дошло до того, что Буллок даже пришлось покинуть совет попечителей фонда Гуггенхайма — об этом в апреле 2010 года сообщила The New York Times.

Поблекла и легенда о предпринимательском таланте Жанны Буллок. Как оказалось, американский бизнес RIGroup заглох так же, как и российский. По сообщениям СМИ, за нью-йоркской компанией Буллок в 2010 году числился лишь долг в $27 тыс. и «ни одного серьезного проекта» в портфеле.

В целом, анализ доступных фактов, проливающих свет на обстоятельства карьерного взлета Жанны Буллок, свидетельствует о том, что в грандиозной подмосковной афере ей отводилась роль всего лишь ширмы, номинальной собственницы — точно так же, как и в случае с Avalon Capital, только на этот раз масштабы хищений были другие. Конечно, Буллок трудно сравнить с женой нувориша, которой для забавы и утоления скуки отписали бутик или салон красоты. Формально она руководила империей с капитализацией больше миллиарда долларов. Однако, ни мозгом, ни мотором аферы с бюджетными деньгами в Московской области она быть не могла. Скорее всего, у Буллок была определенная тактическая свобода в рамках деятельности подконтрольных ей структур. Но стратегия разрабатывалась другими людьми, главным образом, ее мужем — экс-главой подмосковного минфина.

Лучше всего это видно по следующему эпизоду. Уже после бегства за границу четы Буллок-Кузнецов встал вопрос о разгребании долговых завалов, оставленных РИГрупп — разобраться в двойной и тройной бухгалтерии не каждый бы смог. Для решения этой проблемы компаньоны Кузнецова привлекли компанию ОРСИ. Переговоры с ней вел лично бывший министр финансов Подмосковья. Именно Кузнецов значится в подписанном с ОРСИ меморандуме о реструктуризации долга в качестве человека, фактически контролирующего РИГрупп и аффилированные с ней компании. Никаких упоминаний Жанны Буллок в этом документе нет.

3.4. Носов: из подмастерьев в младшие партнеры

Профессиональный путь Валерия Носова начался в Инкомбанке, куда его привел Кузнецов. С тех пор они, можно сказать, не расставались — исключение составил лишь небольшой промежуток времени с 1998 по 1999 годы.

Носов Валерий Владимирович

  • Родился 28 августа 1971 года.
  • С 1993 по 1998 гг. работал в КБ «Инкомбанк» — экономист, начальник отдела кредитования, начальник управления финансирования торговли, заместитель директора департамента торгового финансирования.
  • С июня по сентябрь 1998г. – директор дирекции ЗАО «ИК «Русское инвестиционное общество».
  • С октября 1998 по декабрь 1999 г. - АКБ «Нефтехимбанк». Начинал с должности советника, затем стал зампредом правления, с июня 1999г. – председателем правления.
  • С декабря 1999 по июнь 2000 г. — член совета директоров, вице-президент, директор дирекции корпоративных финансов ЗАО «ИК «Русское инвестиционное общество»
  • С 16 июня 2000 г. заместитель (затем первый заместитель) минситра финансов Правительства Московской области.
  • Являлся членом совета директоров МОИА.
  • Параллельно с госслужбой развивал собственный бизнес — ООО «Промэкспорт», ООО «Группа Интермаш», ООО «Артмедиа Груп», ФК «Горизонт» (в большинстве случаев формальным учредителем выступала супруга Носова Наталья). Также контролировал блокирующий пакет ООО «РИГрупп».
  • Арестован в марте 2010 года по делу о хищении 27 млрд руб. из бюджета Подмосковья, также проходит по делу о вымогательстве 80 млн руб.
  • Женат, двое детей.

По всей видимости, Носов стал достойным учеником Кузнецова и довольно скоро их отношения вышли на принципиально новый уровень — делового партнерства. Об этом свидетельствует тот факт, что Носову через офшорную компанию «Тривалент Адвайзорс» принадлежала четверть уставного капитала ООО «РИГрупп».

По мнению экспертов ЭПС, Носов, наряду с Кузнецовым, владел всеми деталями аферы с деньгами подмосковного бюджета. Не исключено, что за спиной своего учителя Носов проворачивал и собственные, не согласованные с Кузнецовым, операции, которые до сих пор так и не стали предметом изучения в рамках возбужденных уголовных дел. В частности, по данным собеседников ЭПС, обычной практикой стало, когда за выделение денежных средств из регионального бюджета у муниципальных образований требовали «откат».

Средства перечислялись аффилированным с вымогателями структурам по фиктивным договорам. В итоге зачастую деньги доходили не до того, кто в них больше нуждался, а до того, кто более охотно ими делился. Что-либо доказать в подобной ситуации трудно, поскольку сами муниципальные чиновники не заинтересованы в разглашении собственного участия в подобного рода схемах финансирования.

Так или иначе, но по некоторым признакам к моменту отставки Кузнецова его отношения с Носовым испортились. Похоже, последний еще пытался «заработать» и на похоронах бизнеса РИГрупп и всей системы внебюджетного финансирования инвестпроектов Подмосковья. В этом его практически открыто обвиняли в своих интервью из-за границы Буллок и Кузнецов. Однако, как показывает дальнейший ход событий, завершившихся в марте этого года арестом Носова, бывшей «правой руке» Кузнецова так и не удалось вписаться в новый подмосковный расклад.

Единственное, что можно сказать с уверенностью: на сегодняшний день Носов – самая крупная рыба среди задержанных по делу о хищениях миллиарда долларов из бюджета Московской области. И фактически единственный, кто знает, как и, самое главное, на кого работала эта система.

3.5. Рядовые исполнители: со студенческой скамьи в зиц-председатели

Абсолютное большинство арестованных составляют обыкновенные исполнители, по сути, зиц-председатели компаний, через которые осуществлялись хищения бюджетных средств. Мотивация участия в махинациях Кузнецова и Ко у каждого, по-видимому, была своя.

Так, Людмиле Бездель, в 50 лет устроившуюся аудитором в одну из аффилированных с РИГрупп структур, наверняка, не хотелось терять полученную работу (где найдешь другую в предпенсионном возрасте?). Кроме того, за формальное руководство «РИГрупп-Финанс», которое выражалось в подписании различных документов, ей наверняка полагалась привлекательная прибавка к зарплате.

Бездель Людмила Ивановна

  • Родилась 12 сентября 1955 г. в г.Щербинка Московской области.
  • В 1977 г. окончила экономический факультет Московского экономико-статистического института по специальности «экономист». Имеет аттестат аудитора.
  • С февраля 2005 г. работала в ООО «Совтэкс» (аффилированная с РИГрупп компания) в должности аудитора, затем – директора департамента аудита.
  • С лета 2005 года – по совместительству гендиректор ООО «РИГрупп-Финанс».
  • Арестована в конце 2008 года по обвинению в мошенничестве.

Остальные фигуранты — вчерашние студенты 1979-1981 г.р., без особого жизненного опыта и понимания современных российских коррупционно-экономических реалий. Это справедливо как в отношении директоров «дочек» подмосковного правительства (Телепнев и Демидов), так и «топ-менеджеров» РИГрупп (Васильев и Котляренко). Реальные руководители системы тотального расхищения бюджетных средств, по сути, превратили юнцов в своих марионеток, умело играя на их карьерных амбициях, желании много зарабатывать, пробиться в бизнес-элиту.

Телепнев Владислав Валерьевич

  • Родился 13 октября 1981 года в Москве.
  • Окончил Коммерческо-банковский колледж Министерства образования города Москвы, Московский университет экономики, статистики и информатики.
  • Некоторое время работал в ИМНС №27 г.Москвы.
  • До 2005 года возглавлял управление инвестиций в правительстве Московской области, затем был замгендиректора МОИТК.
  • С 2005 по октябрь 2008 года – гендиректор МОИТК.
  • Являлся членом совета директоров Московского залогового банка (МЗБ), ОАО «Энергоцентр», ОАО «Мособлгаз», ОАО «ИКМО», ОАО «Росвеб», ООО «Росвеб-Офис» и др.
  • В декабре 2008 г. арестован по обвинению в мошенничестве и организации преступного сообщества.

Демидов Дмитрий Александрович

  • Родился 2 апреля 1979 г. в г.Коломне.
  • В 2001 г. окончил Московский государственный открытый университет по специальности «юриспруденция».
  • До 2005 года работал в администрации Коломны, затем в ООО «РИГрупп».
  • В 2006 году возглавил ИКМО, в 2007 — МОИА (по совместительству).
  • В августе 2008 года занял пост советника по ипотеке помощника президента РФ Аркадия Дворковича, однако через два месяца оставил эту должность, вновь став гендиректором ИКМО и МОИА.
  • В декабре 2008 года арестован по обвинению в мошенничестве. В 2009 году был отпущен под залог в размере 1,5 млн руб.
  • В январе 2010 года скрылся и был объявлен в международный розыск. В феврале 2010 правоохранительные органы обнаружили его в одном их элитных поселков Подмосковья.

Васильев Артем Алексеевич

  • Родился в 1980 году. После окончания Новочебоксарской средней общеобразовательной школы № 13 через телеконкурс «Умники и умницы» поступил в МГИМО (У) МИД РФ, который окончил в 2003 году.
  • В 2002-2003 гг. работал помощником юриста в представительстве компании «КПМГ Тройханд Байтен Буркхардт» (ФРГ). В 2003 году – помощник юриста в ООО «Нерр Штифенхофер Лутц», затем до 2007 года – юрист в этой же компании.
  • С 2007 года – заместитель директора юридического департамента ООО «РИГрупп», одновременно – директор ООО «Росвеб офис». В 2007-2008 гг. числился членом советов директоров ООО «Росвеб офис», ООО «Элемаш-Энерго», ОАО «Белгородская сбытовая компания», ОАО «Курская энергосбытовая компания», ОАО «Смоленская энергосбытовая компания».


Котляренко Дмитрий Феликсович (Dmitry Kotlyarenko)

  • Родился в 1980 году, в детстве вместе с родителями эмигрировал в США. Является гражданином США и России.
  • Окончил нью-йоркский Корнелльский университет (Cornell University), некоторое время работал в Bear Stearns & Co. - одном из ведущих инвестиционных банков на Wall Street.
  • В 2003 году Котляренко занял пост вице-президента по контролю управления ООО "Русская инвестиционная группа" (РИГрупп), в ноябре 2006 года возглавил совет директоров компании и стал ее гендиректором.
  • Также являлся председателем совета директоров "РИГрупп-Финанс", ОАО "Коммунальные инвестиции и технологии", членом совета директоров КБ


"Московский залоговый банк".

В декабре 2008 года был объявлен в федеральный розыск, в марте 2009 года - в международный розыск по обвинению о мошенничестве, после чего был задержан по линии Интерпола на Кипре. В июле 2010 года, после того, как окружной суд Ларнаки принял решение об экстрадиции задержанного на родину, был взят под стражу кипрской полицией.

Никакого полноправного участия в разделе похищенных из бюджета миллиардов эти зиц-председатели не принимали. В лучшем случае, могли рассчитывать на бонус, пусть и немалый. Скажем, за свою подпись под сделкой о покупке ООО «Лэрен» Демидов, по данным следствия, получил 0,5% от суммы договора (порядка $200 тыс.).

В целом, все без лишних вопросов выполняли поручения «старших товарищей». Лишь директор ИКМО и МОИА Демидов довольно быстро понял, на каких мошенников он работает, и попытался пристроить к созданной Кузнецовым системе воровства бюджетных средств собственный криминальный бизнес. Так на свет появилась строительная компания «Заказчик.Ру», гендиректором которой стал Александр Демидов, родной брат руководителя подмосковной ипотеки.

Напрямую переводить этой фирме деньги было рискованно. Поэтому глава ИКМО использовал следующую схему: оплата работы подрядчиков происходила только при условии, если первый транш те переводили на счета «Заказчика.Ру». Так, весной 2008 года только ООО «Строй реакция+» под угрозой прекращения финансирования строительства жилого комплекса в Звенигороде было вынуждено перечислить ООО «Заказчик.Ру» более 572 млн рублей.

Похищенные таким образом средства шли на скупку земельных участков в Подмосковье, а также приобретение внушительного автомобильного парка, которым пользовался Дмитрий Демидов. В общей сложности его гараж насчитывал около 20 дорогих иномарок, среди которых «Майбах», «Феррари», «Роллс-Ройс», «Ламборджини», «Порше». Окончательно войти во вкус Демидову не позволили обстоятельства — бегство Кузнецова и Буллок за границу и последовавший за ним крах системы внебюджетного финансирования инвестиционных проектов Московской области.

Анализ доступных фактов показывает, что как бы далеко не продвинулись отдельные зиц-председатели по пути выстраивания своих маленьких гешефтов, очевидно, что это были лишь крохи с барского стола, маленький незаметный ручеек в огромном потоке. А, значит, нынешний состав фигурантов по подмосковным уголовным делам не отвечает на главный вопрос, который должен волновать следствие: кто же основные бенефициары созданной Кузнецовым системы.

IV. Теневые фигуры

4.1. Административное и политическое сопровождение аферы

В истории грандиозной подмосковной аферы есть один важный аспект, который обычно стараются опустить. Система внебюджетного финансирования инвестпроектов Московской области, по сути, представляла собой сложный организационно-бюрократический механизм. Для того чтобы она несколько лет без сбоев качала бюджетные и внебюджетные средства в офшоры, недостаточно было одной злой воли ее архитектора — Алексея Кузнецова. Работу этой системы должен был обеспечивать серьезный административный и политический аппарат.

ЦИТАТА

Владимир Овчинский, генерал-майор милиции в отставке:

«Украсть $2 млрд, получить огромные кредиты, переправить их в офшоры, спокойно уйти за границу, когда в отношении тебя заведены уголовные дела — один человек не может… Говорят, он [Кузнецов] способный финансист, но какой бы человек ни был талантливый, один он не может украсть миллиард».

«Момент истины», ТВЦ, 21.01.2009

МОИТК, ИКМО и МОИА работали на стыке компетенций, по крайней мере, трех региональных министерств: Минфина, Министерства имущества и Министерства строительства. Их представители все время входили в составы советов директоров региональных «дочек», принимали решения о выпуске облигаций, утверждали финансовые планы и отчеты исполнительных органов этих компаний.

И если, рассуждая в логике выводов следствия, поведение представителей Минфина можно объяснить — ведь это сам Валерий Носов, активно участвовавший в хищении средств, и зависимые от него сотрудники, то найти какое-либо оправдание преступной халатности представителей других министерств – проблематично. Отметим, что статус многих членов советов директоров подразумевал их высокую компетентность и способность разобраться в происходившем.

Так, председателем СД ИКМО являлся тогдашний министр строительства, первый заместитель председателя правительства Московской области Александр Горностаев. Его первые замы — Николай Горностаев и Владимир Жидкин — также входили в советы директоров МОИТК, МОИА и ИКМО.

Горностаев Александр Васильевич

  • Родился в 1949 году.
  • Образование:
  • 1982 – Ташкентский политехнический институт (инженер-механик);
  • 1989 – Академия общественных наук при ЦК КПСС (кафедра экономики);
  • 2009 – Московский государственный строительный университет.
  • Карьера:
  • В 1964-1968 гг. работал слесарем-мотористом на Салаватском автотранспортном предприятии, затем ушел на службу в ВС СССР.
  • По возвращении из армии работал слесарем-инструментальщиком Салаватской автоколонны в 1970-1971 гг., и Ремонтно-механического завода Навоийского горно-металлургического комбината (Узбекская ССР) в 1971-1978 гг.
  • Затем начал карьеру в партийных и советских органах. В 1978-1982 гг. – секретарь парткома Навоийского машиностроительного завода Навоийского ГМК. В 1982-1990 гг. - второй секретарь райкома, заведующий отделом обкома, первый секретарь горкома партии г. Навои. В 1990 году был избран в Навоийский городской совет народных депутатов и стал его председателем.
  • В 1992-1995 гг. работал заместителем совета концерна «Кызылкумредмедзолото».
  • В 1995 году переехал в Россию и возглавил правление КБ «Мосфильмбанк». В 1995-1997 гг. – генеральный директор АОЗТ «Ститис Лтд». В 1997-1998 гг. – первый заместитель генерального директора ОАО «Компания «Мособлстрой».
  • В 1998-1999 гг. - заместитель министра - начальник управления планирования капитальных вложений министерства строительного комплекса Московской области. В 1999-2003 гг. – заместитель министра, затем министр строительства Московской области. В 2001-2008 гг. заместитель, затем первый заместитель председателя правительства Московской области.
  • В ноябре 2008 года был отправлен в отставку.
  • В июне 2010 года был назначен советником президента госкорпорации «Олимпстрой».

Скорее всего, именно подпись Горностаева должна стоять под документом, одобрявшим мошенническую сделку по покупке ИКМО 100%-й доли в ООО «Лэрен» за $41,5 млн. Голосовать за это решение должен был и тогдашний глава аппарата правительства Московской области Борис Жиганов. Министерство имущества отрядило в советы директоров не столь статусных представителей — в основном уровня специалиста или даже консультанта отдела. Такой подход к участию в корпоративном управлении региональных «дочек» провоцирует много вопросов к тогдашнему главе ведомства Алексею Бодункову, ведь именно Минимущество, являясь учредителем МОИТК, ИКМО и МОИА, обязано было следить за тем, чтобы руководство компаний занималось реализацией уставных задач. По факту получилось: либо следили плохо, либо сами задачи представляли иначе.

Бодунков Алексей Феликсович

  • Родился 9 июня 1966 года в Москве.
  • Образование:
  • В 1993 году окончил Московский инженерно-строительный институт им. Куйбышева.
  • Карьера:
  • В 1988-1993 гг. по распределению работал в строительном комплексе Москвы. В 1993-1995 гг. - руководитель энергетического цеха НПО (научно-производственное объединение) «Наука». В 1995-2001 гг. – последовательно занимал должности начальника экспертного отдела, заместителя директора - начальника экспертного отдела, начальника экспертного отдела - заместителя генерального директора в ЗАО «Региональная залоговая компания» (также являлся ее соучредителем, по данным Московской регистрационной палаты), одновременно в 1996 году возглавлял ЗАО «Национальная строительная группа» (данные МРП).
  • В 2001-2002 гг. - заместитель начальника управления по обеспечению деятельности аппарата правительства Московской области, заместитель министра правительства Московской области - руководителя аппарата правительства Московской области.
  • В 2002 году - первый заместитель министра имущественных отношений Московской области.
  • В 2002-2010 гг. – министр имущественных отношений Московской области.
  • 26 января 2010 года перешел на должность советника губернатора Московской области.
  • Председатель попечительского совета Московской областной федерации баскетбола, член ПС Российской федерации баскетбола, президент баскетбольного клуба «Химки».

По данным Московской регистрационной палаты, в 1990-х – начале 2000-х гг. являлся соучредителем ООО «Юридическая компания «Консультации. Недвижимость», ООО «Вира-Л», ООО «Юридические консультанты», учредителем ООО «Спецстройгарантия».

Наконец, общим куратором всех трех министерств являлся тогдашний вице-губернатор, фактически «серый кардинал» региональной администрации Алексей Пантелеев. Без его ведома, как говорят, в Подмосковье вообще ничего реализовать было невозможно.

Пантелеев Алексей Борисович

  • Родился 2 февраля 1959 года в Куйбышеве (ныне Самара).
  • Образование:
  • 1980 - Московское высшее общевойсковое командное училище им. Верховного Совета РСФСР;
  • 1989 - Военная Академия им. Фрунзе;
  • 2001 - Поволжская академия государственной службы (юриспруденция).
  • Карьера:
  • В 1976-2000 гг. служил в Вооруженных Силах, в том числе в Афганистане, где был адъютантом командующего 40-й армией Бориса Громова (ныне губернатора Московской области), затем служил в Главном оперативном управлении и Главном разведывательном управлении МО РФ, в Министерстве иностранных дел и в Государственной Думе РФ.
  • В 2000 году, после избрания Громова губернатором Московской области, был назначен руководителем аппарата правительства Московской области. В 2001-2002 гг. – заместитель председателя правительства Московской области. В 2002-2003 гг. – первый заместитель председателя правительства Московской области. В 2003-2009 гг. - вице-губернатор Московской области.
  • В июле 2009 года перешел на работу в Совет Федерации РФ, сенатором от Ненецкого АО. Член Комитета по правовым и судебным вопросам и Комиссии по культуре.

После бегства из России Кузнецова и Буллок все трое — Бодунков, Горностаев и Пантелеев — оставили свои посты. Их увольнение оставляет двойственное впечатление: то ли это такое завуалированное наказание, то ли их таким образом попытались вывести из-под удара.

Были ли они допрошены (хотя бы неофициально) в рамках расследования подмосковной аферы, до сих пор неясно. Между тем, именно эти люди обеспечивали действия руководства МОИТК, МОИА, ИКМО всеми необходимыми согласованиями как на уровне регионального правительства, так и на уровне подконтрольной ему областной думы. То есть были ключевыми фигурами Системы внебюджетного финансирования подмосковных инвестпроектов.

4.2. Самый богатый человек в правительстве Подмосковья

Как удалось выяснить ЭПС, у некоторых нынешних членов администрации Московской области также можно найти интересные и перспективные с точки зрения дальнейшего изучения пересечения с фигурантами скандальной подмосковной аферы. В частности, речь идет о зампреде правительства и министре транспорта Петре Кацыве.

Кацыв Петр Дмитриевич

  • Родился 5 февраля 1953 года в г. Славута Хмельницкой области, Украина.
  • Окончил Московский автомобильно-дорожный институт (1975).
  • 1975-1982 – инженер по безопасности движения Химкинской пассажирской автоколонны.
  • 1982-1994 – Московское управление пассажирского автотранспорта (от начальника отдела по безопасности движения до первого заместителя генерального директора государственного предприятия «Мострансавто»).
  • 1994-2001 - генеральный директор ГУП «Мострансавто».
  • С 2001 года – министр транспорта Московской области.
  • С 2004 года – заместитель председателя правительства Московской области - министр транспорта.
  • Заслуженный работник транспорта Российской Федерации. Доктор технических наук.
  • Женат, имеет сына.

Анализ доступных источников и данных регистрационных баз дает основания говорить, что Петр Кацыв очень близко знаком с Игорем Полуботко — бывшим гендиректором и совладельцем СК «Спецстрой-2».

Изначально, созданное в 1993 году ООО «Строительная компания «Спецстрой-2» занималось некрупными подрядами по ремонту и строительству автовокзалов для ГУП МО «Мострансавто», которое с 1994 года возглавлял Петр Кацыв. Со временем Кацыв и Полуботко фактически стали деловыми партнерами. Формально Кацыв, находясь на госслужбе, не мог вести коммерческую деятельность. Поэтому в некоторые юрлица, подконтрольные Полуботко, был введен в качестве соучредителя сын Кацыва — Денис, 1977 года рождения.

Как минимум, речь можно вести о трех таких компаниях: ООО «Глобал Транс Логистик», ООО «Элис-Москва» и ООО «Спецстройдеталь-2». Хотя в действительности участие Петра Кацыва в совместных с Полуботко бизнес-проектах могло быть существенно шире. СПРАВКА

ООО «Глобал транс логистик». Учредители: Полуботко Игорь Евгеньевич - 35%, Кацыв Денис Петрович - 35%, Тимин Андрей Николаевич - 30%. Генеральный директор – Тимин Андрей Николаевич. (Источник: ЕГРЮЛ от 01.08.2007.)

ООО «Элис-Москва». Учредители: Тимин Андрей Николаевич - 22,83%, Коньков Владимир Дмитриевич - 22,37%, Седов Михаил Моисеевич - 0,46%, Кацыв Денис Петрович - 19,02%, Полуботко Игорь Евгеньевич - 19,02%. Директор – Сорокина Елена Михайловна. (Источник: ЕГРЮЛ от 11.12.2002.) ООО «Спецстройдеталь-2». Учредители: Полуботко Игорь Евгеньевич - 49%, Кацыв Денис Петрович - 51%. (Источник: данные Московской областной регистрационной палаты от 10.01.2000.)

Вполне вероятно, что именно Кацыв свел Кузнецова с Полуботко, обеспечив «Спецстрой-2» лавиной заказов. Как уже упоминалось выше, именно через эту структуру было прокачено более миллиарда долларов бюджетных средств, выделенных на строительство спортивных объектов и районных домов культуры. Кто стал реальным бенефициаром такого сотрудничества, еще предстоит выяснить.

Что касается отношений непосредственно между Кацывом и Кузнецовым, то они, судя по всему, тоже были вполне конструктивными. В частности, РИГрупп-Финанс являлась одним из организаторов выпуска облигаций близкой к министру транспорта компании «Мострансавто-Финанс» на сумму 7,5 млрд руб. Именно по этим бумагам летом 2008 года был объявлен первый технический дефолт. Дефолты по обязательствам МОИТК и МОИА последовали позднее.

В целом, роль Петра Кацыва в подмосковной афере требует более детального изучения. Хотя даже вне этого контекста нынешний министр транспорта Московской области — фигура в высшей степени интригующая. Так, он не просто попал в рейтинг «Власть и деньги 2010», составленный журналом Forbes, но и сумел занять там почетное 56 место. Фактически это означает, что семья Кацыв является одной из богатейших среди семей российских чиновников, депутатов и руководителей госкорпораций.

В частности, только официальный доход семьи министра за 2009 год составил порядка 85,36 млн руб. или почти $3 млн. Для сравнения, это всего на 2 млн руб. меньше, чем доходы семьи бывшего калининградского губернатора Георгия Бооса (№54 рейтинга), многие годы успешно развивавшего свой светотехнический бизнес. Или почти на 4 млн руб. больше, чем доходы семьи бывшего красноярского губернатора Александра Хлопонина (№57 рейтинга), пришедшего на госслужбу из кресла гендиректора «Норильского никеля».

Причем сам Петр Кацыв заработал в 2009 году всего 2,48 млн руб., остальной доход – почти 83 млн руб. в семью принесла его жена Людмила. Доходы их совершеннолетнего сына Дениса при составлении рейтинга не учитывались.

Недвижимость в собственности семьи Кацыв

ВИД ПЛОЩАДЬ СОБСТВЕННИК
Земельный участок 1,02 га Петр Кацыв
Земельный участок 0,92 га Петр Кацыв
Земельный участок 4992 кв.м. Людмила Кацыв
Жилой дом 1042,6 кв.м. Людмила Кацыв
Жилой дом 330,2 кв.м. Людмила Кацыв
Жилой дом 43,5 кв.м. Людмила Кацыв
Жилой дом 86,1 кв.м. Петр Кацыв
Квартира 302,8 кв.м. Петр Кацыв
Квартира 278,6 кв.м. Петр Кацыв
Квартира 168,8 кв.м. Людмила Кацыв
Гараж 18 кв.м. Петр Кацыв

Стоит сделать буквально одну ремарку. Последние двадцать лет Людмила Кацыв является директором муниципального лицея №11 в Химках. Источники ее отнюдь не учительских доходов неизвестны.

V. Роль правительства Московской области в банкротстве МОИА, ИКМО и МОИТК

Как уже отмечалось выше, упорные попытки сделать из Алексея Кузнецова и Жанны Буллок «главных злодеев», нажившихся на функционировании подмосковной системы внебюджетного финансирования инвестпроектов, по всей видимости, призваны выгородить их подельников, которые по-прежнему занимают высокие посты во властной вертикали. Но не только.

Помимо этого они еще как бы подводят черту под историей грандиозной аферы. Всем дают понять, что с бегством бывшего главы Минфина и его супруги все завершилось и в отсутствие основных обвиняемых предъявлять счета фактически некому.

В действительности же сегодня без особого шума разворачивается второй акт подмосковной аферы. Если в первом основным пострадавшим стал региональный бюджет, то во втором — инвесторы, когда-то поверившие словам и гарантиям правительства Московской области. Как оказалось, поверили напрасно: региональные власти не только не стали отвечать по долгам своих «дочек», но и запустили управляемые ими процедуры банкротства МОИТК, МОИА и ИКМО, по итогам которых российские и зарубежные кредиторы рискуют остаться ни с чем.

Нагляднее всего это видно на примере Московского областного ипотечного агентства, через которое средства привлекались для реализации региональных ипотечных программ. Всего в ходе размещения трех выпусков облигаций МОИА было аккумулировано 9,5 млрд руб. Эти средства, в соответствии со специальными распоряжениями правительства Подмосковья, передавались ИКМО в форме обыкновенных, ничем не обеспеченных, займов.

Через ИКМО деньги направлялись на покупку яхты Tzarina, люксового автопарка для Демидова и прочие расходы, не имеющие отношения к развитию ипотеки (см. соответствующие разделы выше). К слову, по мнению экспертов ЭПС, следы выведенных через МОИА и ИКМО денег было бы проще отыскать, если бы не одно обстоятельство. Вскоре после ареста Демидова, который совмещал должности руководителя МОИА и ИКМО, и.о. гендиректора ИКМО был назначен его бывший главный юрист Михаил Пименов, а МОИА — бывший бухгалтер Наталья Петрова. Обычно так поступают, когда хотят «зачистить» внутреннюю документацию. Если бы задача заключалась в выявлении хищений Демидова, на эти должности логичнее было бы взять неангажированных специалистов со стороны.

К зиме 2008 года в среде держателей бондов региональных «дочек» царило довольно нервозное настроение, спровоцированное первым техдефолтом (по облигациям «Мострансавто-Финанс»), кадровыми перестановками в подмосковном правительстве, а также нарастающими негативными последствиями мирового финансового кризиса, наконец добравшегося и до российской экономики. Важным сигналом для инвесторов должно было стать выполнение оферты по 3-му выпуску облигаций МОИА, намеченной на 15 декабря.

Однако незадолго до этого события, 5 декабря 2008 года, Одинцовский городской суд вынес постановление об аресте облигаций МОИА в рамках уголовного дела, возбужденного против Демидова и гендиректора РИГрупп-Финанс Людмилы Бездель. Это решение заморозило все операции с бондами компании и дало повод подмосковным властям объявить 15 декабря техдефолт по облигациям МОИА 3-го выпуска (никто из наблюдателей не сомневался в том, по чьей инициативе было принято судебное постановление). В свою очередь, невыполнение оферты повлекло за собой далеко идущие последствия — уже 18 декабря Standard & Poor’s снизил долгосрочный кредитный рейтинг Московской области до дефолтного уровня, фактически обрушив рынок региональных долговых обязательств.

Опрошенные ЭПС эксперты расходятся во мнении, почему подмосковные власти допустили такой просчет, ведь, казалось бы, они должны были понимать, что кредитная репутация создается годами, но разрушить ее можно в один момент. По одной версии, решение не платить по оферте было принято как временная мера в условиях острого дефицита средств в областном бюджете. Однако есть и другие точки зрения.

В частности, в среде финансистов активно обсуждается возможная причастность к случившемуся людей, близких к Гута-банку. Якобы они и посоветовали тогдашнему главе комиссии по финансовому оздоровлению Московской области вице-губернатору Алексею Пантелееву такой «изящный» выход из сложной долговой ситуации. Согласно этой версии, они заранее просчитали, что отказ от выполнения своих обязательств спровоцирует девальвацию всех подмосковных облигаций и позволит им повторить операцию, реализованную в 1999-2000 гг.

СПРАВКА

В 1999 году офшорная компания Schiver Holdings Ltd. скупила на рынке долговые обязательства Московской области в среднем по цене 20% от номинала. Вслед за этим подмосковным властям поступило предложение выкупить облигации по номиналу по следующей схеме: средства для выкупа предоставлялись Гута-банком, поручителем по кредиту выступала корпорация «Госинкор» в управлении которой находились принадлежавшие области промышленные активы. Условия Schiver Holdings Ltd., за которой, по мнению наблюдателей, стоял сам Гута-банк, были приняты. В 2000 году область не смогла погасить свой долг перед банком, который начал списывать средства со счетов правительства в безакцептном порядке, фактически за счет выплаты зарплат бюджетникам. Разразился острый конфликт между новой администрацией Московской области и Гута-банком. В итоге дело удалось уладить путем передачи банку пакетов акций наиболее ликвидных областных активов. По примерным подсчетам Гута-банк смог заработать на всей операции (выкуп облигаций и погашение долга) порядка 1000% годовых в валюте.

Действительно, после ареста облигаций МОИА котировки всех долговых бумаг Московской области упали. Падение переросло в настоящий обвал после того, как 26 декабря 2008 года комиссия Пантелеева рекомендовала ликвидировать МОИТК, МОИА и ИКМО «в связи с финансово-экономическими нарушениями в их деятельности». Так, на 23 января 2009 года бонды МОИТК можно было купить с 80-процентным дисконтом – меньше чем по 14 руб. за штуку.

Однако реализация этого сценария (если он, конечно, существовал) натолкнулась на непредвиденные трудности. Дело в том, что более половины 3-го выпуска облигаций МОИА была куплена международным финансовым гигантом Goldman Sachs. Терпеть убытки и форменное издевательство над инвесторами со стороны правительства Московской области он был не намерен. По информации ЭПС, топ-менеджеры Goldman Sachs напрямую вышли на руководство России и пригрозили отозвать из страны все свои инвестиции в случае невыполнения перед ними обязательств по выкупу бондов МОИА.

Угроза такого разворота была вполне реальной, и в случае ее воплощения фондовый и финансовый рынки России ждал бы настоящий крах (напомним, что все происходило в пик кризиса). В результате федеральные власти принудили подмосковное правительство снять арест с облигаций МОИА 3-й серии и произвести их выкуп у Goldman Sachs по номиналу — за 2,9 млрд руб. (из них не менее 2 млрд поступило в виде кредита Минфина РФ). В то же время обязательства перед российскими держателями так и остались невыполненными. Наиболее вопиющий случай произошел с Газпромбанком.

Еще до бегства Кузнецова, в мае 2008 года, МОИТК направила Газпромбанку оферту с обязательством выкупить облигации МОИА 2-й серии. Оферта была акцептована банком, после чего минфин области неоднократно просил перенести сроки ее исполнения. В свою очередь в МОИТК уверяли, что выкупят облигации не позднее 19 сентября 2008 года. Однако этого не произошло, а в декабре бумаги были арестованы судом. Строго юридически арест облигаций не запрещал МОИТК как должнику совершить действия по приобретению облигаций на условиях акцептованной оферты. Но у чиновников областного правительства, по всей видимости, был свой резон этого не делать. В итоге Газпромбанк вынудили начать длительную судебную тяжбу, которая не завершилась до сих пор.

ЦИТАТА

Генеральный директор УК “Регион эссет менеджмент” Андрей Жуйков:

«Вернули деньги иностранцам, а российские кредиторы до сих пор бегают по следователям — это грязная и подлая ситуация». Ведомости, 04.09.2009

Вскоре после урегулирования отношений с Goldman Sachs подход правительства Московской области к проблеме долговых обязательств региональных «дочек» кардинально изменился. В августе-сентябре 2009 года практически одновременно были запущены процедуры банкротства МОИТК, ИКМО и МОИА. Несмотря на то, что формально инициаторы банкротства в каждом случае были разные (руководство МОИТК, МОИА и ИФНС по г.Одинцово соответственно), для всех было очевидно, что решение принималось непосредственно администрацией региона. Она же через долги перед бюджетом и аффилированными с правительством структурами контролирует большинство голосов в собрании кредиторов МОИТК, ИКМО и МОИА, имея возможность управлять всей процедурой.

В результате подмосковное руководство фактически взяло курс на ликвидацию своих «дочек» через введение в них конкурсного производства. Для держателей облигаций МОИТК и МОИА это фактически означает, что рассчитываться с ними никто не собирается. Особенно это касается кредиторов МОИА, у которого собственных активов нет и никогда не было. Практически единственный источник формирования конкурсной массы для МОИА — это дебиторская задолженность ИКМО, которая покрывает порядка 90% долговых обязательств МОИА перед своими кредиторами. Однако в условиях конкурсного производства, введенного в отношении ИКМО в июле этого года, вернуть деньги МОИА будет проблематично.

Банкротство и ликвидация региональных «дочек» вызывают в финансовых и банковских кругах откровенное недоумение. Из всех вариантов выхода из долгового кризиса подмосковные власти выбрали самый неподходящий. Своими действиями правительство региона фактически ставит себя в один ряд с проворовавшимися жуликами, которые таким способом обычно пытаются закрыть хищения и не возвращать долги. При этом в жертву приносятся не только законные интересы кредиторов, но и перспективы дальнейшего привлечения в Подмосковье российского и зарубежного финансирования для реализации инвестиционных программ.

Однако, судя по всему, в русле общественного блага в правительстве Московской области уже давно никто не рассуждает.

Ссылки