Носов, Валерий Владимирович

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Валерий Носов
У нас есть Другие материалы об этом человеке



Бывший глава инвестиционного блока Минфина, бывший первый заместитель экс-министра Московской области Александра Кузнецова

Владелец финансовой компании "Горизонт" и издательского дома ООО "АртМедиа Групп". Со следственным комитетом познакомился в марте 2010 года (вымогательство взятки). Итогом бурной деловой активности стала тюрьма.

Биография

Родился 28 августа 1971 года.

Карьера

  • С 1993 по 1998 гг. работал в КБ «Инкомбанк» — экономист, начальник отдела кредитования, начальник управления финансирования торговли, заместитель директора департамента торгового финансирования.
  • С июня по сентябрь 1998г. – директор дирекции ЗАО «ИК «Русское инвестиционное общество».
  • С октября 1998 по декабрь 1999 г. - АКБ «Нефтехимбанк». Начинал с должности советника, затем стал зампредом правления, с июня 1999г. – председателем правления.
  • С декабря 1999 по июнь 2000 г. — член совета директоров, вице-президент, директор дирекции корпоративных финансов ЗАО «ИК «Русское инвестиционное общество»
  • С 16 июня 2000 г. заместитель (затем первый заместитель) минситра финансов Правительства Московской области.
  • Являлся членом совета директоров МОИА.
  • Параллельно с госслужбой развивал собственный бизнес — ООО «Промэкспорт», ООО «Группа Интермаш», ООО «Артмедиа Груп», ФК «Горизонт» (в большинстве случаев формальным учредителем выступала супруга Носова Наталья). Также контролировал блокирующий пакет ООО «РИГрупп».
  • Арестован в марте 2010 года по делу о хищении 27 млрд руб. из бюджета Подмосковья, также проходит по делу о вымогательстве 80 млн руб.

Семья

Женат, двое детей.

Компромат

Творцы и бенефициары подмосковного дефолта

Резюме кейса

На протяжении нескольких лет высокопоставленные подмосковные чиновники беспрепятственно похищали и выводили за рубеж десятки миллиардов рублей, используя для этого Систему внебюджетного финансирования инвестиционных проектов Московской области. Масштабы хищений были настолько впечатляющими, что в 2008 году спровоцировали цепочку дефолтов по долговым обязательствам входивших в Систему «дочерних» структур регионального правительства — Московского областного ипотечного агентства (МОИА), Мособлтрастинвеста (МОИТК), Ипотечной корпорации Московской области (ИКМО) и др.

Введение

В период с 2000 по 2008 гг. темпы роста экономики Московской области заметно превышали среднероссийские показатели, а с 2003 года — даже столичные. Объем валового регионального продукта с 2000 по 2008 годы вырос с 176,7 млрд руб. до 1 685,5 млрд руб. — т.е. почти в 10 раз. По показателю ВРП Московская область с 2005 года прочно обосновалась в четверке лидеров — после Москвы, Тюменской области и Ханты-Мансийского автономного округа, оставив позади Санкт-Петербург.

Примерно теми же темпами росли и доходы консолидированного бюджета Московской области: если по итогам 2000 года они составили всего 35,2 млрд рублей, то в 2008 году — без малого 300 млрд рублей. Опять наблюдаем почти десятикратный рост. Казалось бы, имея такие показатели, регион должен уверенно стоять на ногах. Однако в действительности Московская область является одним из самых проблемных в финансовом плане субъектов федерации. Несмотря на рекордное увеличение своих доходов в «тучные» годы, регион сумел наделать столько долгов, что это едва не привело к объявлению дефолта.

Так, на конец 2008 года на рынках обращались облигации Московской области на общую сумму порядка 89,6 млрд рублей. Еще около 28,8 млрд руб. задолжали по облигационным займам компании, аффилированные с региональным правительством — Мособлгаз, Мособлгаз-финанс, Энергоцентр, Московское областное ипотечное агентство (МОИА), Мособлтрастинвест (МОИТК) и «СпецСтрой-2». Причем в общей структуре регионального долга облигации составляли по различным оценкам от 40 до 50%, остальное приходилось на банковские кредиты, гарантии бюджета и др. Нежелание или неспособность обслуживать свою долговую нагрузку привели к тому, что 18 декабря 2008 года Standard & Poor’s снизило долгосрочный кредитный рейтинг Московской области до дефолтного уровня SD (выборочное невыполнение заемщиком своих обязательств). В тот период СМИ и эксперты-экономисты совершенно серьезно обсуждали тему возможного объявления региона банкротом.

На первый взгляд, у ситуации, в которой оказалась Московская область, много общего с долговым кризисом, недавно пережитым Грецией. Однако при более детальном анализе становится понятно, что эти аналогии неуместны. Греция на протяжении многих лет наращивала долговую нагрузку, чтобы обеспечить своим гражданам незаслуженно высокий уровень жизни. В нашем же случае взятые взаймы средства цинично разворовывались через созданную и управляемую представителями руководства Московской области систему вывода средств за рубеж. Так что бенефициарами этой масштабной аферы стали не все жители Подмосковья, а в лучшем случае лишь пара десятков высокопоставленных региональных чиновников. При этом в настоящее время руководство Московской области делает все возможное, чтобы снять с себя ответственность — как уголовную, так и финансовую — за многолетнюю практику хищений бюджетных и заемных средств.

I. Как украсть миллиард

1.1. Крах системы внебюджетного финансирования в Подмосковье

В начале 2000-х гг. правительством Подмосковья была создана Система внебюджетного финансирования инвестиционных программ Московской области. Официально ее задачей стало стимулирование реализации строительных и инфраструктурных проектов в регионе. Дело в том, что согласно Бюджетному кодексу субъект федерации не имел права привлекать заемные средства в объеме, превышавшем 50% от доходов собственного бюджета. А доходы Подмосковья в начале 2000-х гг. были достаточно скромными, что неизбежно ограничивало лимиты заимствований. В связи с этим тогдашним министром финансов Московской области Алексеем Кузнецовым была разработана хитроумная схема, позволявшая обойти ограничения федерального законодательства.

В результате областным министерством имущества были учреждены несколько юрлиц, на 100% принадлежавших администрации, но при этом являвшихся полноценными коммерческими структурами. Ключевую роль играли три из них: ОАО «Московская областная инвестиционная трастовая компания» (Мособлтрастинвест, МОИТК), ОАО «Ипотечная корпорация Московской области» (ИКМО) и ОАО «Московское областное ипотечное агентство» (МОИА).

Предполагалось, что МОИТК (100% «дочка» Московской области) возьмет на себя функции инвестора строительства жилых, муниципальных и общественных сооружений в рамках инвестиционных программ, утвержденных правительством Подмосковья. ИКМО (учредители — правительство региона и 14 муниципальных образований) должна была стать инвестором-застройщиком жилья по Московской областной ипотечной программе, а также заниматься рефинансированием ипотечных кредитов и займов. Задачей МОИА (100% «дочка» Московской области) являлось привлечение финансирования для реализации программ ИКМО.

Средства на строительство МОИТК и МОИА должны были привлекать путем выпуска и размещения на финансовом рынке собственных облигаций, а также кредитуясь в коммерческих банках. На бумаге схема работала идеально, принося выгоду всем задействованным сторонам.

Так, правительство региона не только получало дополнительный инструмент привлечения заимствований в виде МОИТК, ИКМО и МОИА, но и делегировало им ежедневные рутинные заботы по реализации трудоемких инвестпроектов.

В свою очередь, банки, финансируя МОИТК, МОИА и ИКМО, на первый взгляд, ничем не рисковали. Часть кредитов выдавалась региональным «дочкам» под официальные гарантии администрации области. Другая часть — под неофициальные. Дело в том, что по большинству объектов выпускалось специальное постановление подмосковного правительства, в котором компании-инвестору давалось прямое поручение привлечь средства на строительство. По сути, этот документ представлял собой подобие оферты, обещание выкупить объект после ввода в эксплуатацию, компенсировав все понесенные инвестором расходы: за время строительства (в среднем 1-2 года) правительство без труда могло изыскать эти деньги и заранее внести необходимую расходную статью в региональный бюджет.

Наконец, и сами МОИТК, ИКМО и МОИА должны были использовать преимущества своего гибридного статуса — коммерческой структуры, аффилированной с подмосковными властями. Работая с «внебюджетным» финансированием, не было необходимости в соблюдении различных формальностей, существенно замедлявших сроки реализации строительных проектов: «дочки» были свободны в выборе подрядчиков, не были обязаны проводить тендеры, бесконечно согласовывать неизбежные изменения в сметах. В то же время у них был серьезный административный ресурс, позволявший оперативно решать вопросы, связанные с получением различных разрешений, согласований, землеотводов в муниципальных и региональных органах власти.

Однако на практике деятельность Системы внебюджетного финансирования инвестпрограмм Московской области оказалась настолько убыточной, что в конце 2008 г., после громкого скандала, спровоцированного дефолтом по облигациям МОИТК и МОИА, подмосковные чиновники сами инициировали процедуры их банкротства. К этому моменту совокупный долг трех «дочек» регионального правительства превысил $2 млрд, составив 68,3 млрд рублей.

ДОЛЖНИК КОЛ-ВО КРЕДИТОРОВ, ВКЛЮЧЕННЫХ В РЕЕСТР ОБЩАЯ СУММА ТРЕБОВАНИЙ(МЛРД РУБ.)
МОИА 35 10,4
МОИТК 103 45,8
ИКМО 45 12,1
Итого:68,3 68,3

Источник: данные реестров кредиторов

Учитывая плачевное состояние балансов МОИТК, МОИА и ИКМО, можно смело говорить, что значительная часть этого долга перед кредиторами — государством и коммерческими структурами — так и не будет погашена. В частности, согласно анализу, проведенному консалтинговой компанией «НБК-групп» по заказу арбитражного управляющего ИКМО, предполагаемый доход от реализации имущества должника оценивался всего в 8,7 млрд руб. Таким образом около трети всех требований кредиторов к ИКМО, по всей видимости, останется неудовлетворенным. И это еще не худший вариант.

Ситуация с МОИТК и МОИА может быть еще более неутешительной.

Как показывает анализ доступных источников, такой печальный финал был предопределен заранее, поскольку под видом Системы внебюджетного финансирования инвестпрограмм Московской области изначально создавался своеобразный насос по перекачке бюджетных и кредитных миллиардов в офшоры. Причем в отличие от реализации строительных и инфраструктурных проектов, с воровством и выводом средств за рубеж система справлялась очень хорошо.

Хронология подмосковного дефолта

1.2. Как все работало на самом деле

Для выполнения своей, по-видимому, основной задачи — вывода средств в офшоры — Система внебюджетного финансирования подмосковных инвестпрограмм была несколько доработана.

Во-первых, во главе МОИТК, МОИА и ИКМО были поставлены «свои» люди. Так, гендиректором МОИТК стал бывший сотрудник Кузнецова Владислав Телепнев, а две оставшиеся «дочки» правительства региона возглавил выходец из РИГрупп Дмитрий Демидов.

Во-вторых, в конфигурацию МОИТК, МОИА и ИКМО был введен еще ряд юрлиц. Прежде всего, речь идет об ООО «Русская инвестиционная группа» (РИГрупп), которое стало «стратегическим партнером» областных строительных и инфраструктурных программ. В отличие от вышеперечисленных региональных «дочек» РИГрупп была полностью частной компанией. До середины 2008 года ее президентом значилась Жанна Буллок (Булах) — супруга тогдашнего министра финансов и вице-премьера правительства области Алексея Кузнецова, имевшая американское гражданство. Фактически именно РИГрупп взяла на себя функции заказчика строительства по многим объектам, в одночасье превратившись в крупнейшего девелопера Московской области.

Еще одним заказчиком, на откуп которому были отданы проекты реконструкции и строительства социально-спортивных и культурно-развлекательных объектов (муниципальные дома культуры, стадионы, ФОКи), стало ООО «Строительная компания «СпецСтрой-2», также аффилированное с РИГрупп (сначала неформально, а затем через ОАО «Росвеб»).

«Дочка» РИГрупп (67%) и МОИТК (33%) — РИГрупп-Финанс — получила статус финансового агента подмосковного правительства. Через нее происходило привлечение внебюджетного финансирования — выпуск и размещение облигаций, кредитование у банков и т.п. В ноябре 2009 года газета «Ведомости» попыталась узнать у А.Кузнецова, как получилось, что никому не известная структура, принадлежавшая его жене, вдруг стала финансовым агентом администрации области. На это экс-министр дал более чем странный ответ, суть которого в следующем: РИГрупп-Финанс выиграла конкурс, а вообще Кузнецов в эти вопросы не вмешивался, их курировал глава инвестиционного блока Минфина, его первый зам Валерий Носов.

При этом экс-министр почему-то умолчал, что Носов к моменту интервью уже около 15 лет был его правой рукой. Именно Кузнецов взял Носова со студенческой скамьи на работу в «Инкомбанк». Затем, после банкротства банка, в созданное Кузнецовым ИК «Русское инвестиционное общество», а в 2000-м году — и в правительство Московской области.

Кроме того, Кузнецов забыл упомянуть, что Носов, являясь руководителем инвестблока Минфина, одновременно был младшим партнером Жанны Буллок по РИГрупп — ему, как выяснилось позднее, был подконтролен офшор «Тривалент Адвайзорс СА», владевший блокирующим пакетом ООО «Русская инвестиционная группа». Таким образом, можно с уверенностью сказать, что РИГрупп-Финанс удалось стать финансовым агентом регионального правительства не столько через официальный конкурс, сколько благодаря своей аффилированности с высшими должностными лицами администрации Московской области.

Наконец, еще одним структурным элементом созданной системы перекачки средств за рубеж стал Московский залоговый банк (МЗБ), примерно с 2004 года также контролировавшийся РИГрупп. В МЗБ находились все счета организаций, включенных в реализацию инвестиционных программ Московской области, он являлся их платежным агентом. Фактически остатки на текущих счетах МОИТК, ИКМО, МОИА, Мособлгаз, Мослифт и др. структур, связанных с правительством Московской области, и являлись основой пассивов МЗБ, розничный бизнес банк развивал лишь для прикрытия.

Схематично работу Системы внебюджетного финансирования инвестпрограмм Московской области можно описать следующим образом. МОИТК, ИКМО и МОИА размещали на финансовых рынках свои облигации. Организатором выпуска бондов выступала РИГрупп-Финанс, получая за это свои комиссионные. Особых проблем с размещением не возникало, поскольку заемщики считались надежными — ведь за ними стояло правительство Московской области. В результате облигации региональных «дочек» вошли в портфель многих инвестиционных компаний — не только российских, но и зарубежных.

Всего было размещено 3 выпуска облигаций МОИА на общую сумму 9,5 млрд руб., 2 выпуска облигаций МОИТК на общую сумму 7 млрд руб. Также в 2008 году готовился дебютный выпуск облигаций ИКМО на 3 млрд руб., однако осуществить его помешало последовавшее банкротство и развал всей

Системы внебюджетного финансирования инвестпрограмм Московской области.

Вып.1 21.12.2005 1 500 000 000 Поручительство МОИТК и ИКМО

Вып.2 22.06.2006 3 000 000 000 Поручительство МОИТК и ИКМО

Вып.3 11.05.2007 5 000 000 000 Поручительство МОИТК и ИКМО МОИТК

Вып.1 16.08.2006 3 000 000 000

Вып.2 25.01.2007 4 000 000 000

ИКМО Вып.1 30.06.2008 3 000 000 000

Выпуск не состоялся

Параллельно с выпуском бондов все три компании активно привлекали кредиты коммерческих банков.

Аккумулированные таким образом внебюджетные средства использовались для финансирования реализуемых в Подмосковье строительных проектов. Фактически деньги со счетов МОИТК, МОИА и ИКМО перечислялись самой РИГрупп, ее «дочкам» и «внучкам», которые, как правило, выступали заказчиками строительства. При этом сметы проектов, утверждавшиеся МОИТК и ИКМО, не проходили никакой независимой экспертизы, что позволяло беспрепятственно раздувать расходы.

По различным оценкам, которые фигурируют в открытой печати, стоимость работ завышалась в среднем на 30-50%. Например, по данным, обнародованным в СМИ, на строительство стадиона «Арена Химки» вместимостью всего 18 тыс. зрителей областной бюджет через МОИТК потратил порядка 2 млрд рублей. Проведенная позднее оценка стоимости работ и материалов (стадион возвели из недорогих легких конструкций) показала двукратное превышение сметной стоимости над рыночной.

Выделяемые МОИТК и ИКМО средства активно осваивались через аффилированных с заказчиком строительства подрядчиков, оседая в карманах одной и той же группы лиц. После завершения проекта уплаченные по завышенным сметам суммы компенсировались МОИТК и ИКМО из бюджета области. Часть этих денег шла на выплату по облигационным купонам и процентов по кредитам, оставшиеся — вновь закачивались в строительные проекты либо разворовывались более изощренными способами.

Scheme 1 itogВЫВОД.jpg

Как и любая финансовая пирамида, эта схема могла работать достаточно долго при соблюдении некоторых условий, главным из которых являлось обеспечение постоянного притока бюджетных средств в объемах, достаточных для обслуживания текущих финансовых обязательств региональных «дочек».

Однако довольно быстро аппетит авторов описанной схемы разыгрался настолько, что ни один региональный бюджет удовлетворить его уже не мог: в 2007-2008 гг. строительные проекты росли и множились, как грибы после дождя, требуя все нового финансирования. Только в 2007 году РИГрупп-Финанс разместила 14 выпусков облигаций на общую сумму 14,8 млрд руб. Причем эмитентами выступили не только региональные «дочки», но и сами структуры РИГрупп (ООО «Русская инвестиционная группа», ООО СК «СпецСтрой-2» и др.).

Одновременно резко увеличился поток средств, выводимых из Системы внебюджетного финансирования на Запад через офшоры. Согласно приблизительным подсчетам, в 2006-2007 гг. только РИГрупп, РИГрупп-Финанс и РИГрупп-медиа вывели за рубеж более $172 млн. Из этой суммы порядка $147 млн ушло на покупку в США и Европе престижной недвижимости, предметов искусства и роскоши (данные ОРСИ-Групп, занимавшейся реструктуризацией задолженности РИГрупп).

Ускорил падение этой пирамиды разразившийся в 2008 году экономический кризис. Сначала на мировых финансовых рынках исчезли свободные средства, а затем резко упали доходы подмосковного бюджета. Лишившись притока внешнего финансирования, созданная Кузнецовым система рухнула под тяжестью собственных долгов, которые никто, судя по всему, не собирается возвращать.

Предвидя такую развязку, вице-премьер правительства Московской области и министр финансов Алексей Кузнецов в конце июля 2008 года ушел в отставку «по семейным обстоятельствам» и тут же покинул пределы страны. Вдогонку ему правоохранительные органы возбудили несколько уголовных дел по различным эпизодам деятельности МОИТК и ИКМО. В полной мере результаты следствия можно будет оценить только в ходе судебного процесса. Но даже те крохи информации, которые уже просочились в открытые источники, позволяют представить, с какой дерзостью и размахом разворовывались бюджетные и кредитные средства.

II. Схемы хищений

2.1. Махинации при строительстве ТРК «Плаза» в Серпухове

В 2004 году Алексей Кузнецов, сохранив за собой пост министра финансов, стал первым вице-премьером регионального правительства. В тот же год правительство Московской области, администрация Серпухова и РИГрупп подписали инвестиционный контракт № 249/58-04 на сумму 55,1 млн рублей на строительство в городе бизнес-центра RIGroup Plaza общей площадью 9 700 кв. м. Согласно условиям инвестконтракта, 10% от стоимости проекта должны были быть выплачены в бюджет Серпухова.

Непосредственно строительство «Плазы» началось лишь в 2006 году. Средства на него выделила МОИТК, заключив с РИГрупп договор № 23-05/05-ИД-02. Согласно ему изначально заявленная стоимость работ возросла в пять (!) раз — с 55 млн до 286 млн рублей. Это была далеко не последняя коррекция сметы.

Спустя некоторое время РИГрупп привлекла в качестве соинвестора свою дочернюю компанию «Росвеб-Офис», которая, согласно документам, вложила в строительство серпуховской «Плазы» еще 200 млн рублей. В результате общая стоимость проекта составила уже 486 млн рублей. 21 сентября 2007 года БЦ «Плаза» в Серпухове был торжественно открыт, с участием главы города Павла Жданова, президента РИГрупп Жанны Буллок, а также атташе по культуре посольств Германии и США.

Как уже упоминалось выше, согласно условиям инвестконтракта, РИГрупп должна была перечислить в бюджет Серпухова 10% от стоимости проекта. Несмотря на то, что в процессе строительства RIGroup Plaza подорожала почти в 9 раз, муниципальный бюджет получил лишь 5,5 млн рублей — т.е. 10% от первоначально заявленной суммы в 55 млн рублей. Но и на этом махинации РИГрупп вокруг «Плазы» не закончились. Здание бизнес-центра было предложено выкупить администрации Серпухова и та, не колеблясь, согласилась. Причем оценку «Плазы» провел не покупатель, а продавец, в результате ее стоимость составила уже 717 млн рублей.

СПРАВКА

Чуть ранее, 9 июля 2007 года, БЦ «Плаза» общей площадью около 3 тыс кв. м был открыт и в подмосковном Клину. 27 июля того же года объект, по решению главы Клинского района Александра Постриганя, был выкуплен у РИГрупп за 207,9 млн рублей и принят на баланс города. Оплата была произведена из районного бюджета по согласованию с депутатами муниципального собрания. Для сравнения – на реализацию муниципальной целевой программы «Молодой семье – достойное и комфортное жилье» в 2007 году в Клинском районе было выделено всего 853 тыс. рублей, на газификацию сельских населенных пунктов района – 5,6 млн рублей. Дефицит районного бюджета в этот же период составлял более 650 млн рублей.

Глава Серпухова Павел Жданов не стал торговаться, согласившись с предложенной РИГрупп суммой. Однако таких средств в бюджете Серпухова не было. Более того, если бы и были, то гордума вряд ли согласилась их потратить на выкуп бизнес-центра. Поэтому было найдено элегантное решение этой проблемы — администрация выкупала «Плазу» не сама, а через 100%-ную дочернюю компанию муниципалитета – ООО «Серпуховские инвестиционные проекты» (СИП). 217 млн рублей СИП взяли взаймы у МОИТК, недостающие 500 млн были получены в виде кредита у Сбербанка.

Причем, по словам Жданова, переговоры с банком вели не сотрудники СИП, а гендиректор РИГрупп Дмитрий Котляренко и гендирекетор «Росвеб-Офис» Артем Васильев.

Уже в декабре 2008 года срок погашения сбербанковского кредита истек, а имевшихся на счету у СИП 4 млн рублей для этого явно не хватало. Поэтому по иску банка здание «Плазы» было арестовано. Долг СИП перед МОИТК также остался не погашенным.

В сухом остатке только на одном проекте — строительстве серпуховской «Плазы» — РИГрупп «заработала», по разным оценкам, от 400 до 430 млн рублей. В свою очередь, МОИТК был нанесен ущерб на сумму 217 млн рублей, муниципалитет Серпухова не досчитался части денег, причитавшихся ему согласно условиям инвестконтракта, а само здание «Плазы» отошло Сбербанку за долги, при этом его стоимость вряд ли покроет все понесенные банком убытки.

Есть все основания считать, что опыт Клина и Серпухова планировалось распространить на все Подмосковье — собственные «Плазы» должны были появиться во всех более-менее крупных районных центрах. В частности, к 2007 году аналогичные проекты начали реализовываться еще в 14 городах. Всего же, если верить информационному меморандуму РИГрупп, опубликованному в декабре 2006 года накануне размещения дебютного выпуска облигаций, компания планировала строительство в Московской области 22 бизнес-центров с условным названием «РИГрупп-Плаза» общей площадью 287 774 кв. м.

Примерно в то же время в правительстве Московской области была создана рабочая группа по осуществлению программы «создания многофункциональных торговых центров» на территории региона. Как позднее признал Павел Жданов, входивший в этот орган, муниципалитетам рекомендовалось располагать в этих многофункциональных торговых центрах отдельные структуры горадминистраций, а сами здания брать на свой баланс (т.е. выкупать у инвестора строительства). Явным образом программа не была увязана с «плазами» РИГрупп, однако муниципальные чиновники прекрасно понимали, о каких именно «многофункциональных торговых центрах» идет речь.

Полностью реализовать эту амбициозную и крайне разорительную для подмосковного бюджета программу помешал лишь отъезд Кузнецова за рубеж и банкротство созданной им системы «внебюджетного» финансирования.

2.2. Афера с покупкой ООО «Лэрен»

В мае 2007 года МОИА разместило третий выпуск своих облигаций на сумму 5 млрд руб. Организатором выпуска выступила РИГрупп-Финанс. Держателями бондов, размещение которых осуществлялось согласно распоряжению подмосковного правительства, стали крупные российские и международные финансовые институты, включая такого инвестиционного гиганта как Goldman Sachs.

Привлеченные средства должны были пойти на реализацию программы «Развитие системы ипотечного жилищного кредитования Московской области в 2005-2010 гг.». Поэтому они были перечислены оператору программы — ИКМО. Уже 15 июня 2007 года директор ИКМО Дмитрий Демидов заключил агентский договор № 15/06/07-1 с РИГрупп-Финанс, согласно которому эта компания должна была организовать для ИКМО покупку ООО «Лэрен» за $41,5 млн (по тогдашнему курсу за 1,07 млрд рублей). Как нетрудно убедиться, речь шла о сумме, превышавшей пятую часть средств, привлеченных в рамках третьего выпуска облигаций. Чем же привлек ИКМО такой актив как ООО «Лэрен»?

Согласно данным Единого государственного реестра юрлиц (ЕГРЮЛ), фирма была зарегистрирована еще в 2000 году. Ее учредителем и гендиректором изначально значилась Исаева Вера Сергеевна. Судя по всему, никакой хозяйственной деятельности компания не вела с момента регистрации, уставный капитал не превышал минимально допустимый размер для ООО.

Единственным активом «Лэрен» являлся инвестконтракт, заключенный еще в 2002 году между В.Исаевой и Администрацией Клинского района Московской области. Согласно этому документу, ООО «Лэрен» получало право на застройку жилого комплекса на окраине Клина (т.н. микрорайон 11) общей площадью 275 тыс. кв. м. Однако ни в 2002 году, ни позднее инвестор к реализации контракта так и не приступил. В 2007 году (равно как и сейчас) микрорайон 11 представлял собой чистое поле. Причем в буквальном смысле этого слова – планируемая под застройку площадка состояла из земель сельхозназначения [по мнению некоторых экспертов, этот участок с самого начала был непригодным для застройки, поскольку подведение к нему коммунальной инфраструктуры (электричество, водопровод, канализация) делало любой проект слишком затратным и неокупаемым].

За неплохие комиссионные РИГрупп-Финанс должно было провести комплексную проверку ООО «Лэрен», обеспечить покупку 100% доли в ее уставном капитале в пользу ИКМО, а также проследить, чтобы соответствующие изменения были внесены в ЕГРЮЛ. В противном случае, согласно п.3.3 агентского договора, РИГрупп-Финанс обязано было вернуть ИКМО как свои комиссионные, так и 1,07 млрд руб., перечисленные для оплаты 100%-й доли в покупаемой фирме.

Неафишируемая публично специфика этой ситуации заключалась в том, что ООО «Лэрен» в 2007 году принадлежало самой РИГрупп. Когда именно В.Исаева перестала быть собственником фирмы, неизвестно. Но уже в отчетах ООО «РИГрупп» за 2006 год указано, что «Лэрен» — его 100%-я «дочка». Об этом же говорит и фактический адрес «клинского застройщика» — Москва, Славянская пл., д.2/5/4/, стр.3 (по нему были зарегистрированы многие юрлица, аффилированные с РИГрупп, включая и РИГрупп-Финанс).

Лишь ближе к сделке с ИКМО «Лэрен» формально сменила собственника — на зарегистрированную в конце 2006 года кипрскую компанию «Нова Прова Инжиниринг Лимитед». По всей видимости, офшор понадобился не только, чтобы замести следы, но и для того, чтобы «легально» вывести за рубеж деньги, полученные от продажи «Лэрен».

Таким образом, бенефициары РИГрупп не только получили от ИКМО приличную сумму за фирму-пустышку, но и не побрезговали агентскими комиссионными за якобы проведенную проверку предмета сделки. Однако и этого мало. Заключив 3 июля 2007 года договор купли-продажи с кипрским офшором от своего имени, РИГрупп-Финанс так и не оформило приобретенную долю на ИКМО, тем самым грубо нарушив условия агентского договора.

Однозначного ответа на вопрос, почему 100%-я доля в «Лэрен» так и не была оформлена на ИКМО, нет. Возможно, организаторы аферы просто об этом забыли, а начальник подмосковной ипотеки не напоминал своему агенту о невыполненных контрактных обязательствах.


Scheme 2-1 copyЛарен.jpg


Ситуация изменилась лишь после бегства из России А.Кузнецова и Жанны Буллок. Понимая, чем вскрытие аферы с ООО «Лэрен» может закончиться лично для него, в октябре 2008 года Д.Демидов обратился в силовые структуры с заявлением о пропаже 1,07 млрд рублей, перечисленных по его поручению РИГрупп-Финанс еще летом 2007 года. Однако, по всей видимости, дальнейший поворот событий был для него неожиданным: допросив гендиректора РИГрупп-Финанс Людмилу Бездель, правоохранительные органы решили арестовать и самого Демидова, предъявив ему обвинение по ст. 159 УК РФ («мошенничество»).

В СИЗО у начальника подмосковной ипотеки обострились хронические заболевания. И уже в начале 2009 года по решению суда, Демидова освободили под залог в 1,5 млн рублей. Первое время он исправно ходил на допросы, но в начале 2010 года исчез и был объявлен в международный розыск. Нашли Демидова лишь спустя пару месяцев в престижном коттеджном поселке недалеко от Москвы.

Однако ни повторный арест, ни новые обвинения не помогли следователям вернуть похищенные и выведенные за рубеж $41,5 млн. В результате, когда в 2009 году один из инвесторов МОИА — Goldman Sachs — в ультимативной форме потребовал погасить перед ним долг по третьему выпуску облигаций, Московской области пришлось брать целевой кредит Минфина РФ, чтобы выкрутиться из непростой ситуации.

2.3. Дефолт по облигациям «СпецСтрой-2»

Проекты реконструкции и строительства социально-спортивных и культурно-развлекательных объектов Московской области реализовывались МОИТК в паре с ООО «Строительная компания «СпецСтрой-2». С момента своего основания в 1993 г. эта компания ничем выдающимся не выделялась и была задействована разве что при реконструкции некоторых зданий подмосковных автовокзалов.

Однако неожиданно в середине 2000-х гг. ей было поручено строительство более 25 ФОКов, стадионов в Химках, Ногинске, Подольске, Луховицах, Жуковском, реконструкция не менее 20 районных домов культуры. В большинстве случаев СК «СпецСтрой-2» выступала в качестве заказчика, кое-где — как генподрядчик строительства.

Наиболее крупные объекты СК «СпецСтрой-2»

ОБЪЕКТ ФУНКЦИИ СК СПЕЦСТРОЙ-2 ПОЛУЧЕНО СК СПЕЦСТРОЙ-2 (РУБ.) 1. ФОК, Протвино Заказчик 311 650 000 2.ФОК, Пущино Заказчик 396 950 000 3.ФОК, Куровское Заказчик 207 137 563 4.ФОК, Орехово-Зуево Заказчик 223 000 000 5.ФОК, Пушкино Заказчик 203 030 900 6.ФОК, Шатура Заказчик 259 929 553 7.ФОК, Озеры Заказчик 191 000 000 8.ФОК, Павлов Посад Заказчик 215 000 000 9.ФОК, Климовск Заказчик 371 000 000 10.ФОК, Большевик Заказчик 371 468 960 11.ФОК, Мотобаза Заказчик 180 000 000 12.Стадион «Новатор», Химки Заказчик 3 467 000 860 13.Стадион «Труд», Подольск Заказчик 2 610 311 579 14.СК «Модуль», Чехов Заказчик 320000032 15.Метеор Манеж, Жуковский Заказчик 1 030 069 531 16.СК «Знамя», Ногинск Заказчик 183 000 000 17.Стадион «Обухово», Ногинск Заказчик 317 500 000 18.Школа, Бронницы Заказчик 650 000 000 19.ДОК, Шаховская Заказчик 183 911 716 20.Стадион «Авиатор», Луховицы Заказчик 336 204 741 21.ФОК, Ивантеевка Заказчик 289 777 151 22.ФОК, Солнечногорск Заказчик 158 325 576 23.Котельная, Томилино Заказчик 174 398 351 24.Ногинский Драмтеатр Заказчик 154 500 000 25.ДКГ, Подольск Генподрядчик 166 500 000

Появление столь лакомых заказов с гарантированным финансированием совпало с изменениями в составе учредителей компании. К началу 2000-х гг. «СпецСтрой-2» принадлежал отцу и сыну — Евгению и Игорю Полуботко. Однако уже в I квартале 2006 года ситуация изменилась: у Полуботко осталось лишь 11,11% компании (держатель — ООО «Стройсервискомплект»), оставшиеся между собой поделили ООО «Базис» («дочка» РИГрупп) и МОИТК. К 2007 г. доля МОИТК была доведена до 99,73%, а затем, в декабре 2007 года, передана ОАО «Росвеб» (к тому времени уже подконтрольному РИГрупп). Тем не менее, на всех этапах изменения состава учредителей менеджмент СК «СпецСтрой-2» оставался прежним, новые владельцы не стали менять даже гендиректора Игоря Полуботко, контролировавшего символические 0,27% уставного капитала.

По приблизительным подсчетам в 2007-2008 гг. через СК «СпецСтрой-2» было прокачано не меньше миллиарда долларов — огромные деньги, особенно учитывая довольно скромные масштабы самой компании, в штате которой работало несколько десятков человек. Можно предположить, что механизм освоения этих средств мало отличался от аналогичных приемов, использованных Кузнецовым и Ко на других объектах и с другими заказчиками, например, той же РИГрупп: завышение смет, вывод средств через аффилированных подрядчиков и т.п. Составить более детальную картину затруднительно из-за дефицита информации в открытых источниках.

Тем не менее, даже те разрозненные факты, которые попали в СМИ, наглядно демонстрируют уровень финансовой дисциплины в СК «СпецСтрой-2».

Так, 29 мая 2008 года со счетов компании в МЗБ были «ошибочно» переведены на счет некоего ООО «Логистик» 1,6 млрд руб. Спустя полтора месяца, 14 июля 2008 г., «ошибка» повторилась — на этот раз на сумму 352 млн руб. Но лишь 21 августа гендиректор «СпецСтроя-2» И.Полуботко направил председателю правления МЗБ уведомление №11/156-2, в котором потребовал вернуть деньги назад, заявив, что на счет ООО «Логистик» они были переведены без надлежащих платежных поручений. Почему глава компании не отреагировал сразу же, как только у него со счета в банке пропали около $80 млн по тогдашнему курсу, непонятно. Вряд ли исчезновение такой суммы может долго оставаться незамеченным как для бухгалтерии фирмы, так и для ее руководства.

Интересная деталь: МЗБ был отнюдь не посторонним для СК «Спец-Строй-2» платежным агентом. Компании принадлежало почти 23% акций МЗБ. Так что при желании повлиять на банковское руководство «СпецСтрой-2» возможность имел.

Неудивительно, что итогом хозяйственной деятельности компании стало банкротство. По состоянию на 1-й квартал 2009 года задолженность СК «СпецСтрой-2» перед Московской областью, областными структурами и внешними кредиторами составила более 14 млрд рублей. Из них 2 млрд — долг по облигационному займу, поручителем по которому выступила МОИТК (не исключено, что именно ради предоставления поручительства МОИТК на некоторое время и стала основным собственником компании).

Стоит отметить, что долгов могло быть гораздо больше. В 2008 году планировалось выпустить второй выпуск облигаций — на этот раз на 3 млрд руб. Видимо с этой целью в 2007 году уставный капитал СК «СпецСтрой-2» был искусственно раздут с 390 млн до 1,43 млрд руб. путем внесения в него объектов незавершенного строительства [первый раз этот прием был использован в 2006 году, накануне дебютного выпуска бондов, когда уставный капитал вырос с 30 млн руб. до 390 млн руб.]. К счастью для потенциальных инвесторов, этим планам было не суждено сбыться из-за спешного отъезда Кузнецова за границу.

2.4. Афера с «долгами» по ЖКХ

В конце 2008 года правоохранительные органы наткнулись на масштабное хищение бюджетных средств в Пушкинском районе. Как они выяснили, около 600 млн рублей, выделенных из областного бюджета на нужды ЖКХ, были выведены через фирмы-«однодневки» в офшоры. Непосредственное участие в этой афере принимало руководство МОИТК, что и послужило основанием для ареста тогдашнего гендиректора