Реймер, Александр Александрович

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Reimer.jpg

У нас есть Другие материалы об этом человеке


Александр Реймер

Генерал-полковник внутренней службы. Директор Федеральной службы исполнения наказаний (2009—2012).

Биография

Родился 6 апреля 1958 года в селе Старицкое Беляевского района Оренбургской области.

Образование

В 1975 году окончил школу № 10. С 1975 года по 1979 год — обучение в Омской высшей школе милиции МВД СССР.

Карьера

  • С 1979 по 1985 год, согласно официальному сайту Министерства юстиции России — инспектор, старший инспектор уголовного розыска, начальник оперативно-разыскного отделения отдела внутренних дел Новотроицкого горисполкома Оренбургской области. Но на официальном сайте ФСИН указано, что Реймер А. А. занимал эти должности с 1985 года.
  • С 1985 по 1986 — оперуполномоченный оперативно-разыскного отделения, заместитель начальника ИВС по оперативной работе ОВД Бузулукского горрайисполкома Оренбургской области.
  • С 1986 по 1989 — заместитель начальника, а с 1989 по 1993 — начальник ОВД Гайского горрайисполкома Оренбургской области.
  • С 1993 по 2001 — возглавлял Управление внутренних дел города Орска Оренбургской области.
  • В 2001 году назначен на должность первого заместителя начальника УВД Оренбургской области. А в 2004 году назначен начальником Управления внутренних дел Оренбургской области.
  • С апреля 2006 по 2009 год — начальник Главного управления внутренних дел Самарской области.
  • В 2010 году указом Президента РФ присвоено звание — генерал-полковник внутренней службы.
  • 3 августа 2009 года назначен на должность директора Федеральной службы исполнения наказаний[3]. 26 июня 2012 года освобождён от занимаемой должности.

Награды

  • Орден Почёта
  • Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени

Компромат

На закупках некомплектного оборудования по отмашке бывшего главы ФСИН "распилили" 1,3 млрд руб.

Накануне годовой коллегии ФСИН Следственный комитет России объявил о начале масштабной доследственной проверки по факту закупки ведомством некомплектных электронных браслетов по завышенным ценам. Нанесенный государству ущерб оценивается как минимум в 1,3 млрд руб. Фигурантами этого дела могут стать бывший директор ФСИН Александр Реймер и его экс-заместитель Николай Криволапов. Во всяком случае, именно они утверждали цены на приобретаемые для системы электронного мониторинга изделия.


Основанием для доследственной проверки, как сообщил "Ъ" официальный представитель СКР Владимир Маркин, стали поступившие из ФСИН России материалы ревизии финансово-хозяйственной и производственной деятельности ФГУП "Центр информационно-технического обеспечения и связи ФСИН" (ЦИТОС), производящего электронные браслеты. В результате нее и были выявлены нарушения при закупке изделий системы электронного мониторинга подконтрольных лиц. Проводилась ревизия еще при прежнем руководителе ведомства — Александре Реймере, но вплоть до его увольнения ее итоги были неизвестны. Зато ими воспользовались двое проверяющих — заместитель начальника отдела по обеспечению экономической безопасности оперативного управления ФСИН России Александр Тюрин и старший оперуполномоченный по особо важным делам этого же отдела Игорь Фоменко, пытавшиеся получить 80 млн у руководства ФГУП ЦИТОС ("Ъ" сообщал об этом 25 декабря 2012 года).


Выявив в прошлом году нарушения, которые и стали впоследствии основанием для доследственной проверки СКР, в частности необоснованное завышение цен на продукцию, офицеры потребовали от гендиректора самарского филиала ФГУП ЦИТОС крупную сумму денег за предотвращение расторжения договора о производстве электронных браслетов. Руководители ФГУП передали вымогателям через посредников сначала 40 млн руб., а затем еще 10 млн. После получения последней суммы всех участников вымогательства задержали сотрудники ФСБ. В отношении посредников и сотрудников ФСИН было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 (покушение на мошенничество) УК РФ, поскольку, как установили в СКР, реально повлиять на решение о расторжении или продлении договора они не могли. В свою очередь адвокат господина Фоменко Светлана Красовская в разговоре с "Ъ" назвала это дело заказным, заявив, что никаких доказательств виновности ее подзащитного у следствия нет.


Между тем, как следует из материалов ревизии, речь идет не только о необоснованном завышении цен на электронные браслеты, но и о том, что закупленная ФСИН продукция фактически была непригодна для использования. По данным проверяющих, в 2011-2012 годах между ФСИН и ФГУП ЦИТОС были заключены госконтракты на изготовление стационарных контрольных устройств (СКУ) и мобильных контрольных устройств (МКУ) с электронным браслетом, в состав которых должны были входить электронные блоки, отвечавшие за обработку сигналов системы ГЛОНАСС. В результате же проведенного технологического исследования было установлено, что электронные блоки в системах мониторинга отсутствовали. То есть, как считают в СКР, фактически эта продукция не могла использоваться по назначению.


Кроме того, было установлено, что ФГУП ЦИТОС не являлось изготовителем браслетов, а лишь осуществляло функции по упаковке и доставке изделий, то есть, по сути, выступало посредником между ФСИН и коммерческими организациями при продаже оборудования. При этом, как установили проверяющие, цены, по которым ФГУП ЦИТОС поставляло готовую продукцию ФСИН России, были завышены более чем в 2 раза по сравнению с закупаемым напрямую у производителей оборудованием. Таким образом, ущерб, причиненный ФСИН от приобретения фактически недействующего оборудования по завышенным ценам, может превышать 1,3 млрд руб. По данным некоторых источников, только в 2012 году ФГУП ЦИТОС выиграло более 20 конкурсов по монтажу оборудования (преимущественно электронные браслеты) для региональных подразделений ФСИН, последний — в июне 2012 года на 8,7 млн руб.


Фигурантами этого уголовного дела могут стать снятый с должности директора ФСИН в июле прошлого года Александр Реймер, его экс-заместитель Николай Криволапов, уволенный в минувший понедельник, и директор ФГУП ЦИТОС Виктор Определенов. Согласно материалам проверки, именно они утверждали цены на приобретаемые для системы электронного мониторинга изделия. Обоснование же цен с включенными электронными блоками содержалось в плановых калькуляциях на МКУ и СКУ, утвержденных директором самарского филиала ФГУП ЦИТОС Иваном Куклевым. По словам Владимира Маркина, в рамках проверки будет дана юридическая оценка действиям всех должностных лиц ФСИН России.


Представители самого ФСИН подтвердили, что нарушения были выявлены в рамках внутренней проверки, и отметили, что они не отразятся на применении самих электронных браслетов для осужденных. "Сейчас браслеты применяются в отношении почти 10 тысяч лиц. В запасе на складах еще достаточно комплектов оборудования, которое находится в рабочем состоянии",— прокомментировали во ФСИН, добавив, что "есть все возможности для применения систем электронного контроля".

Как самарцы Реймера "пилили" браслеты


Полгода после смены руководства ФСИН России гремят скандалы о многомиллионных и даже миллиардных махинациях с госзакупками при старой команде Александра Реймера. Следственный комитет проводил проверку, никаких результатов нет. Сам Александр Реймер, по нашей информации, находится в Израиле, а его соратников постепенно увольняют из ситемы.


В понедельник Владимир Путин отправил в отставку заместителя директора ФСИН Николая Криволапова. При Реймере Криволапов курировал тыл и считался правой рукой директора, его подписи стояли под большинством госконтрактов. Однако отставка выглядит скорее как расчистка поля для команды нового директора ФСИН Геннадия Корниенко.

В остальном же коррупционные скандалы начинаются и заканчиваются только на страницах газет, ни одного уголовного дела до сих пор возбуждено не было.


Последний скандал — «браслетный». Московские СМИ подсчитали, что «электронные браслеты», с которыми «живут» осужденные за нетяжкие преступления, вот-вот начнут массово выходить из строя. Действительно, вводить в систему браслеты начали в 2010 году, срок использования каждого — ориентировочно 3 года. Но условия использования браслета и частота его перепрограммирования (иными словами, сколько осужденных носили его) могут чуть ли не вдвое сокращать «жизнь» его элемента питания. Значит, проблема существует: если вышедшие из строя браслеты заменить будет нечем, то масса людей по логике закона будет вынуждена отправиться в места лишения свободы.

"Контролируемая свобода"

Программу по оснащению ФСИН России электронными браслетами, амбициозного проекта гуманизации системы, начали обсуждать еще в 2006 году, когда Минюст внес на рассмотрение Госдумы законопроект о «контролируемой свободе».

«Браслет» — альтернативный метод наказания, который позволяет заменить реальные тюремные сроки ограничением свободы. То есть человек может жить на воле и даже работать, но при условии, что сотрудники ФСИН следят, чтобы осужденный проводил вне дома ровно столько часов, сколько отведено ему судом.

Это не просто «штуковина» внешне похожая на наручные часы. По-научному, это целая «система электронного мониторинга поднадзорных лиц» (СЭМПЛ), сложный комплекс электронного оборудования, увязанный между собой, начиная от сервера баз данных, системы спутниковой связи, модемов, спецканала мобильной связи, вплоть до выверенных карт местности, по которой передвигается тот или иной осужденный.

В 2009 году ФСИН решила начать вводить это новшество в нашей стране, государство выделило 4-миллиардный бюджет на 3 года. Что нужно было сделать?

Для начала специалисты ФСИН должны были подготовить техническое задание: состав и количество компонентов необходимого оборудования для закупки. Затем, согласно 94-му Федеральному закону «О госзакупках» объявить аукцион, на котором выбрать подходящего производителя и заключить с ним государственный контракт.

Весной 2010-го ФСИН запросила предложения у главных российских разработчиков электронных браслетов. Изучив предложения, фсиновцы вдруг передумали проводить аукцион.

Под поставку электронных браслетов создали ФГУП «ЦИТОС»* и обошлись без аукционов, рассматривая контракт как внутрисистемную поставку. Причем «ЦИТОС» было создано весьма быстро и находчиво, путем перерегистрации и переименования уже существующего ФГУП «Торговый отдел «Вятка»».

Возглавил ФГУП «ЦИТОС» Виктор Определенов, бывший замдиректора научно-производственного объединения (НПО) «МЕТА». Зарегистрировано это НПО было в «родной» для Александра Реймера Самарской области и было известно тем, что много лет поставляло для Самарского ГУВД, начальником которого служил Реймер, навигационное оборудование, системы сигнализации и алкотестеры. С этой фирмой «ЦИТОС» и заключило госконтракт на поставку электронных браслетов.

Весь 2010-й и 2011 год через «ЦИТОС» НПО «МЕТА» поставляло ФСИН системы электронных браслетов. Браслеты шли в регионы, и тысячи осужденных получили возможность жить на воле.


А взятка за что?


В декабре 2012 года директор «МЕТА» Николай Мартынов обратился в ФСБ: у него вымогали взятку опера ФСИН. В итоге замначальника отдела по обеспечению экономической безопасности Александр Тюрин, старший опер Игорь Фоменко и два их подельника попались на получении очередной взятки от Николая Мартынова. Оказалось, что Тюрин и Фоменко весной 2012 года участвовали в финансовой проверке фирмы «МЕТА». Проверка выявила масштабные хищения государственных средств при поставке браслетов, и опера решили заработать.

Против оперов возбуждено уголовное дело за «мошенничество», а вот о том, за что они вымогали, да еще и получали взятки (сначала Мартынов дал взятку 1 миллион евро, а вот во второй раз обратился уже в ФСБ), почему-то вопросов не возникает.

А вот у меня после изучения госконтрактов и сопутствующих документов о поставках браслетов во ФСИН вопросы есть.

— Почему у «ЦИТОС», государственного предприятия, созданного для поставки сложнейшего IT-оборудования для тюремной системы, — на момент заключения госконтракта не было регистрации в Минюсте, а в уставных документах до сих пор в графе «Вид деятельности» значится: «Розничная торговля в неспециализированных магазинах преимущественно пищевыми продуктами, включая напитки и табачные изделия»?

— Каким образом документы по «Калькуляции системы электронного мониторинга поднадзорных лиц» (детальные характеристики необходимого оборудования, вплоть до последнего винтика), подписанной полковником ФСИН В.В. Гончаренко, были подготовлены еще до утверждения технического задания ФСИН и на 100% совпали с тем продуктом, который ФСИН потом стала закупать у объединения «МЕТА»?

— Почему один комплект оборудования регионального узла СЭМПЛ, поставленный «ЦИТОС», стоил 4 миллиона 40 тысяч 360 рублей, а ровно такой же комплект, предлагаемый одним из авторитетных на рынке IT-технологий — московским предприятием (спецификацию можно без труда найти в интернете), даже с учетом 20% рыночной накрутки имеет стоимость 1 миллион 331 тысяча 825 рублей, то есть в два с половиной раза дешевле?

— И, наконец, зачем директор НПО «МЕТА» и партнер директора «ЦИТОС» Определенова Николай Мартынов дал взятку, как полагает следствие, 1 миллион евро операм ФСИН Тюрину и Фоменко, если в деятельности его фирмы, по его утверждениям, всё прозрачно?

В редакции имеется справка оперативного управления ФСИН, подготовленная в октябре 2010 года, где говорится и о «Торговом отделе «Вятка»; и о связи Определенова и Мартынова; и о том, что «госконтракт, который заключается с ФГУП «ЦИТОС», носит формальный характер, основным поставщиком станет НПО «МЕТА»; и о том, что «данные браслеты уже изготовлены и ждут только официального заключения госконтракта». Это, напомню, справка 2010 года, поставки продолжались и в 2011 году, и в начале 2012 года.

В апреле 2012-го оперативники ФСИН провели проверку контрактов «ЦИТОС» (копия имеется в редакции), помимо прочего она показала, что даже премии сотрудникам «ЦИТОС», бывало, доходили до 13 миллионов рублей. Результаты проверки легли на стол Реймеру, тем не менее за 3 месяца до отставки он успел подписать очередной контракт на поставку браслетов. Приблизительно в то же время проверку проводил и Росфинмониторинг, согласно которой с 2010 по 2012 год посредством заключения госконтрактов на электронные браслеты только за рубеж нелегально было выведено более 1 миллиарда рублей. Результаты проверки были отправлены в Следственный комитет РФ.


И тут у меня возникает последний вопрос: почему хищения есть, а уголовных дел нет?


История с электронными браслетами вылилась в СМИ вскоре после того, как стало очевидным: новое руководство ФСИН не собирается продлевать контракт с фирмой «МЕТА». Кому выгоден скандал, руководству «МЕТА» или его потенциальным конкурентам, — вопрос открытый. Фсиновские эксперты уверены, паниковать причин нет. «Браслеты поставлялись партиями, поэтому беспокоиться, что они выйдут из строя одномоментно, не стоит, — заявил «Новой газете» бывший член экспертного совета ФСИН, инженер Евгений Парушин. — Можно постепенно заменять некачественные и вышедшие из строя браслеты на современные. Установленные серверы позволяют работать с любыми браслетами, и менять все оборудование совершенно ни к чему». Однако проблема все же остается. Осужденные с браслетами есть, а нового поставщика нет. А значит, жизненные условия тысяч российских граждан зависят от уровня заряда маленькой батарейки.


Главный тюремщик России, уволенный после череды коррупционных скандалов, завел бизнес по профилю


Экс-глава ФСИН Александр Реймер, ушедший в отставку летом 2012 года, занялся охранным бизнесом. Фактически г-н Реймер, генерал-полковник в отставке, стал первым руководителем силовых структур такого уровня, кто не смог устроиться на госслужбу.

Как выяснили «Известия», экс-директор ФСИН (у Реймера 40%, уставный капитал — 100 тыс. рублей) вместе с бывшим руководителем аппарата тюремного ведомства Игорем Пышкиным (30%) учредили ЧОП «Агентство безопасности «Форт». Основной вид деятельности, по данным СПАРК, это «проведение расследований и обеспечение безопасности». Третий соучредитель «Форта», Андрей Демидов (30%), хозяин еще нескольких ЧОПов «Премьер» и «Безопасный город», которые охраняют ряд автосалонов (BMW, Ford и Land Rover), а также ряд банков и ночных клубов. АБ «Форт» входит в группу компаний «Безопасный город».

— Реймер только учредитель «Форта», оперативным управлением он не занимается, — заявили «Известиям» в «Безопасном городе».

Помимо коммерческих предприятий «Безопасный город» охраняет государственные и учебные заведения. Например, одним из объектов, на котором работали охранники Реймера, была детская музыкальная школа имени Чайковского, одна из самых известных в Москве.

— Работали они хорошо, пьяных охранников никогда не было, не то что у других, — рассказали «Известиям» в школе. — Мы бы и дальше с ними продолжили отношения, но ЧОПы на этот год выбирали по тендеру, и другая фирма предложила меньшую цену.

Эксперты оценивают рынок охранных услуг в России в $7 млрд, занято в этом бизнесе 1,2 млн человек.

— Охранный бизнес традиционно «ветеранский» для силовиков, свои ЧОПы имеют многие генералы в отставке — МВД и ФСБ, также много владельцев таких предприятий среди бывших начальников отделов лицензирования, которые прежде по долгу службы курировали этот бизнес, — говорит Геннадий Гудков, экс-депутат Госдумы, который владел одной из крупнейших охранных ассоциаций «Оскордъ».

По словам Гудкова, полковника ФСБ в отставке, все ЧОПы платят за возможность спокойно работать.

— Платят за то, чтобы быстрее выдали документы, чтобы не сильно придирались при проверках, да много за что. Чем выше должность у силовика, который стоит за ЧОПом, тем меньше поборы, — утверждает Гудков.

Свою фирму г-н Реймер никак не афиширует — у его ЧОПа нет даже собственного сайта. Не упоминается его фамилия и на сайте «Безопасного города» (БГ).

Круглосуточный пост личного охранника с оружием стоит от 200 тыс. рублей в месяц, водителя-охранника — от 260 тыс, сообщается на сайте БГ. «Также мы гарантируем поддержание на высоком уровне информационной безопасности, защиту от чрезвычайных ситуаций (поджоги, подрывы, наводнения и другие опасности, возникшие в результате неправомерных действий злоумышленников), поможем избежать визитов нежелательных посетителей», — обещают клиентам в ЧОПе.

Источники во ФСИН уверяют, что охранным бизнесом г-н Реймер занялся после того, как ему не удалось устроиться на госслужбу.

— Отставку Реймера сопровождало возбуждение нескольких уголовных дел по поставкам для ФСИН электронных браслетов (речь идет о закупке на 1,2 млрд рублей. — «Известия»), и он в срочном порядке улетел в Германию лечиться, — рассказывает информированный собеседник во ФСИН.

По его словам, спустя полгода, когда стало понятно, что лично к экс-директору претензий нет и в уголовных делах он фигурировать не будет, Реймер вернулся в Россию и попытался снова устроиться на госслужбу.

— Он хотел пойти в МВД на хорошую должность, — говорит высокопоставленный источник в полиции. — Однако руководство даже не стало рассматривать его кандидатуру на пост главы одного из региональных управлений.

В администрации Оренбургской области, откуда Реймер родом, видеть тюремщика на должности заместителя губернатора по безопасности тоже не захотели.

— Так что Реймер фактически стал первым чиновником столь высокого уровня, который после своей отставки, пусть и скандальной, не сумел пристроиться ни в госкомпанию, ни на госслужбу, — отмечает собеседник во ФСИН. — Не помогло даже покровительство министра юстиции Александра Коновалова.

С 2005 по 2008 год Коновалов был полномочным представителем президента в Приволжском федеральном округе, а Александр Реймер в то время был начальником ГУВД по Самарской области. После назначения Коновалова министром юстиции Реймера поставили главой ФСИН, чтобы провести тюремную реформу.

В 2012 году Александр Реймер оказался в центре нескольких скандальных историй. В начале его обвинила в сексуальных домогательствах и незаконном прослушивании телефона экс-секретарша. Затем стало известно о несанкционированной прослушке первого зама ФСИН Эдуарда Петрухина, которая якобы велась по устному распоряжению Реймера. А вскоре грянул новый, уже коррупционный скандал, связанный с поставками для уголовно-исполнительной системы электронных браслетов (1,3 млрд рублей). Следом начались проверки госконтрактов по закупкам интегрированных систем безопасности (1,2 млрд рублей), которые приобретались по аналогичной схеме, что и браслеты.

— В начале ФСИН купила для колоний непонятно какое оборудование, а потом под это оборудование задним числом оформлялась проектно-техническая документация, — рассказывают в МВД. — Только на разработке проектных документов из ФСИН увели более 100 млн рублей.

Череда громких скандалов стоила Александру Реймеру карьеры — летом 2012 года, всего через три года после назначения на должность, его отправили в отставку. С тех пор он для комментариев недоступен.

Ссылки

Источник публикации

Ссылки