Роберт Бэр (Robert Baer)

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Категория:Роберт Бэр (Robert Baer)»)
Перейти к: навигация, поиск

Baer 40Роберт Бэр.jpg


  • Писатель, бывший офицер Центрального разведывательного управления ЦРУ.
  • День рождения: 01.07.1952 года
  • Возраст: 63 года
  • Место рождения: Лос-Анджелес, США
  • Гражданство: США


Биография

Роберт Бэр родился в Лос-Анджелесе и вырос в курортном Аспен, Колорадо, мечтая стать профессиональным лыжником. Ввиду неуспеваемости в 9-м классе (1-й год американской high school) был отправлен в Военную Академию Колвер, штат Индиана. В 1976 году, закончив престижный Факультет Международных Отношений элитного Джорджтаунского Университета и поступив в Калифорнийский Университет в Бёркли, Бэр решил поступить на службу в Оперативное Управление (Directorate of Operations) ЦРУ. Будучи принятым на службу, Бэр провел год в разведшколе, 4 месяца посвятив изучению военного дела и спецподготовке.


Бэр был командирован в Мадрас и Нью-Дели, Индия; Бейрут, Ливан; Душанбе, Таджикистан; Марокко; Саала аль-Дин на севере Ирака. В середине 90-х, Бэр был отправлен в Ирак для подпольной работы по организации оппозиции режиму Саддама Хуссейна, но был вскоре отозван и расследован ФБР по подозрению в попытках организовать покушение на Хуссейна.[2] Находясь в Саала аль-Дин, Бэр безуспешно пытался убедить правительство Билла Клинтона в поддержке внутреннего переворота в Ираке (организованного группой военных офицеров-суннитов, Ахмадом Чалаби во главе Национального конгресса Ирака и Патриотическим союзом Курдистана под предводительством Джалала Талабани) в марте 1995 при помощи ЦРУ. В 1997 году Бэр подал в отставку и был награждён медалью «За заслуги в разведке» 11 марта 1998. Выйдя в отставку, Бэр написал книгу «Не видя зла» (англ.) о своей работе в ЦРУ. Сеймор Хёрш в своей рецензии назвал Бэра «лучшим оперативником на Ближнем Востоке».


Бэр анализирует Ближний Восток с точки зрения оперативного офицера ЦРУ. Его политические взгляды не привержены к строго консервативным или либеральным идеалам. За годы работы в подполье он стал экспертом по вопросам Ближнего Востока, арабского мира и республик бывшего СССР. Он свободно владеет арабским языком. На протяжении многих лет, Бэр пропагандирует необходимость расширения возможностей ЦРУ в агентурной работе и вербовке.


В 2002, в своей автобиографии «Не видя зла», на стр. 200, он описывает сцену с Чарлзом (Малыш) МакКии (Charles «Tiny» McKee), где он в шутку предупреждает последнего быть осторожным и «не попадаться террористам». Указано, что эти события произошли за 6 месяцев до авиакатастрофы Локерби. Тем не менее, эта часть книги вышла под заголовком «12. Август 1988, Бейрут, Ливан.» — всего 4 месяца до Локерби и почти 2 месяца после инцидента с иранским Аэробусом, рейс IR655.


В 2004, в интервью с репортером из политического журнала New Statesman (Великобритания), на вопрос о методах «работы» с подследственными террористами, практикуемыми ЦРУ, Бэр сказал: «Если нужен допрос с пристрастием (пытки), отправляйте в Сирию. Если человек должен исчезнуть навсегда — посылайте в Египет.» В 2008 году в интервью с Гидеоном Леви, Бэр назвал себя «бывшим главным взрывником ЦРУ».


Сомнения в официальной версии терактов 2001 года


Baer baer2.jpg


В интервью с Томом Хартмэном 9 июня 2006 года, Бэру был задан вопрос о его мнении по поводу «участия государственных огранов США в организации и исполнении терактов 9/11». Он ответил, что «это входит в диапазон возможного, улики указывают на это». Позже, он добавил: «Хочу официально заявить — я не считаю, что World Trade Center был уничтожен нашей собственной взрывчаткой, также как я не думаю, что ракета, а не пассажирский самолет, поразила здание Пентагона. На протяжении моей карьеры в ЦРУ я занимался организацией заговоров, не был особенно в этом успешен, и безусловно не смог бы организовать 9/11. И никто из настоящих профессионалов, с которым мне довелось работать, не смог бы».


Книги и другие медиапроекты


Книги Бэра Не видя зла и В постели с Дьяволом вошли в основу сценария фильма «Сириана» студии Warner Brothers, завоевавшего приз Оскар за 2005 год. Образ Бэра был взят за основу Боба Барнза, одного из главных героев картины (роль исполнил Джордж Клуни). Клуни был награжден Голден Глоуб и Оскаром за Лучшее Исполнение Второстепенной Роли. Добиваясь схожести с прототипом своей роли, Клуни набрал вес. Бэр, узнав об этом, решил вернуться в спортивную форму.


С 2006 года Бэр тесно сотрудничает с режиссёром Kevin Toolis и студией Many Rivers Films 4-го канала Англии над созданием авторитетного документального сериала Культ Взрывника-Смертника, повествующего об истоках этой формы терактов. Первая часть сериала была выставлена на конкурс Emmy в 2006 году. В 2008 году Бэр выпустил фильм «Автобомба».


Интервью Роберта Гринвалда с Бэром было включено в документальный фильм «Откровенно: Война с Ираком». Он также принял участие в документальном проекте «Возвращение к Локерби» датского режиссёра Гидеона Леви, вышедшего в 2009 году.


Иран


В июне 2009 года Бэр прокомментировал оспоренные выборы Махмуда Ахмадинеджада президентом Ирана и протесты по этому поводу: «На протяжении слишком долгого времени, западные СМИ смотрели на Иран через узкую призму иранского либерального среднего класса — интеллигенции, пристрастной к интернету и американской музыке, готово идущей на контакт с западной прессой — это люди со средствами, которым доступны билеты в Париж или Лос Анджелес. „Читая Лолиту в Тегеране“ — это чудесная книга, но отражает ли она реальный Иран?»


Компромат

Путь разведчика: опыт ЦРУ


Роберт БэрRobert Baer, бывший агент ЦРУCIA, долгое время работавший на Ближнем Востоке. Автор нескольких книг. По одной из них - "Не Вижу Зла"See No Evil - был снят кинофильм"Сириана"Syriana. Эта лента вышла на экраны в 2005 году, в главной роли - агента ЦРУ Роберта Барнса (его прототипом и является Роберт Бэр) - снялся Джордж КлуниGeorge Clooney. Реальный Бэр снялся в эпизодической роли "Офицера ЦРУ номер 2".

-Вопрос: За годы Вашего пребывания в ЦРУ, изменилось ли что-либо внутри этой спецслужбы?

Бэр: Я начал работать в Оперативном Директорате ЦРУ в 1976 году. В те дни мы занимались Советским Союзом и Восточной Европой. Нашей задачей, как и задачей русских разведчиков, было узнать планы противника. Потом, после двух лет переподготовки, меня отправили в Индию на три года, чуть позже я выучил арабский язык и долгое время занимал различные посты на Ближнем Востоке. В общей сложности, в ЦРУ я проработал 21 год.

В эпоху Холодной войны главная задача работы была проста и понятна: следить за Москвой. И если тебя направляли работать в Африку, то твоей задачей была не слежка за африканцами, а вербовка советских дипломатов и советских офицеров. В середине 1990-х годов в ЦРУ заметно повысился градус бюрократизма. Впрочем, ЦРУ оказалось в состоянии упадка еще до конца Холодной войны.

-Вопрос: Изменилось ли ЦРУ после терактов 11 сентября 2001 года?

Бэр: ЦРУ ныне является нефункциональной структурой. Об этом говорят многие ветераны ЦРУ. Очень показателен один пример: руководитель резидентуры ЦРУ в Ираке, занимавший этот пост во время войны с Саддамом Хусейном, упоминал, что никто из 38-ми человек, работавших под его началом, ни разу не встречался ни с одним арабом за пределами США.

-Вопрос: Пытается ли руководство ЦРУ исправить ситуацию?

Бэр: Необходимо отметить, что происходит общая деградация американской культуры. Наши дети растут в тихих и безопасных пригородах, они почти ничего не понимают в настоящей жизни и не имеют представления о других странах. В 1980-е и 1990-е годы в ЦРУ работало много "белых" русских. К примеру, у меня было двое коллег, родители которых приехали в США из России. И эти офицеры ЦРУ выросли в семьях, в которых говорили на русском языке. Поэтому я мог любого из этих молодых людей забросить, например, в Алма - Ату, зная, что с языком он там не пропадет. А что происходит сейчас? - Американцев, никогда не бывавших в России и Средней Азии, заставляют выучить русский язык за 9 месяцев. А потом от них ждут успешной работы. Поэтому ситуация безнадежна. Естественно, что в ЦРУ нет людей, свободно говорящих на казахском языке.

Поэтому меня не удивляет, что события в Ираке развиваются таким образом - разведка оперировала неверными данными, не случайно там так и не нашли оружия массового уничтожения. В Багдаде есть станция ЦРУ, там работает 400 человек, но они не говорят по-арабски и вообще практически не выходят на улицу. Поэтому они мало чего добиваются. Мне кажется, это проявление американской культуры. Американцы, путешествующие по Европе, передвигаются на экскурсионном автобусе, в своих белых кроссовках и виниловых куртках. Они не пытаются понять местную культуру, не учат местный язык...

-Вопрос: Ныне ЦРУ ведет войну с терроризмом. Какие-то изменения в этой сфере заметны?

Бэр: Видны организационные проблемы. Чтобы попасть на работу в ЦРУ нельзя иметь никаких "подозрительных контактов". Скажем, молодой американец прожил 10 лет во Франции и там женился. Если его шурин когда-то служил во французской полиции, то американец автоматически лишается права на работу в ЦРУ. Если молодой выходец из Саудовской Аравии, который вырос в США, захочет работать в родной стране, то его туда не направят. Но совершенно очевидно, что люди, знакомые с той или иной культурой, могут проявить себя наилучшим образом именно в той стране, которую они знают. Многие мусульмане ныне считают, что США ведут войну против Ислама. И, в результате, американские мусульмане, которые заинтересованы сделать карьеру в ЦРУ и могли бы работать на Ближнем Востоке, отказываются от этой идеи, потому чт

о их будут называть предателями. Поэтому у ЦРУ все больше и больше проблем с кадрами.

-Вопрос: Об аналогичных проблемах часто сообщают и другие спецслужбы стран Запада...

Бэр: Я имел опыт сотрудничества с разными разведками. Я не знаю, как все у них крутится, хотя заметил, что работа разведчика остается престижной профессией, даже после окончания Холодной войны. Вообще, разведка всегда выше ценилась в Советском Союзе и на Кубе, чем в США. В результате, КГБ могло заполучить к себе лучших людей, чем ЦРУ. Если Вы образованный человек, то можете поступить на работу в КГБ, а ныне в ФСБ или СВР - это хорошая возможность сделать карьеру и повысить свой социальный статус. А в США работа разведчика никогда высоко не котировалась. Лучшие предпочитали работать на Уолл-Стрите или преподавать философию в Колумбийском Университете, а не работать в ЦРУ.

-Вопрос: Ныне ЦРУ и ФСБ заявляют о том, что сотрудничают в борьбе с терроризмом. Как складывается ситуация в этой сфере?

Бэр: Россияне не понимают американской политики. Саудовская Аравия - крупнейший союзник США в Ближнем Востоке - одновременно активно поддерживает чеченских сепаратистов. Российские лидеры - и Ельцин, и Путин - осознавали, что интересы России и США кое- в чем не сходятся. США беспокоятся лишь о доступе к саудовской нефти, стараясь получить ее по наиболее низким ценам.

Есть и иные различия. К примеру, россияне обращают больше внимания на вопросы национальной безопасности, поскольку в России нет "групп частных интересов" (американский политический термин - private interest groups - обозначающий формальную или неформальную структуру, которая стремится добиться от власти принятия определенных решений - Washington ProFile), которые выполняют эту функцию. Россияне видят, как работают израильские лоббисты - сионисты и евангельские христиане - и просто не понимают, как столь небольшая группа может так сильно влиять на внешнюю политику страны.

Россияне с подозрением относятся к действиям США по отношению к Сирии. Они не понимают почему США вошли в Ирак, почему свергли светский режим, и по сути, отдали страну на откуп фундаменталистам. Россияне считают американскую внешнюю политику иррациональной, и поэтому возможности более тесного сотрудничества между Россией и США весьма ограничены.

-Вопрос: А почему Вы сами стали работать в ЦРУ?

Бэр: У меня был интерес к иным странам. До этого я долгое время жил во Франции и Швейцарии. Я очень интересовался иными культурами. Я особо не разбирался в них, но мне все было так интересно! И еще - я запойный книгочей. Я очень много читал. И когда я пришел в ЦРУ, я получил доступ к колоссальным базам данных. Это меня всегда интриговало. Мне были интересны не Советский Союз, а такие страны, как Ливан или Иран, такие структуры, как "Хезболла" или "Аль Каеда"...

Я сперва работал в Индии - это произошло по чистой случайности, впрочем, как и многие другие события в моей жизни. Я хотел заниматься Китаем, но мне отказали, потому что тогда в ЦРУ был переизбыток китаистов. Зато у них было мало специалистов по арабскому миру. И я попал на Ближний Восток. А когда ты учишь арабский и живешь в этом мире, то просто не можешь остановиться. Я прочел невероятное количество книг, я изучал Коран... Я не достиг высот во владении арабским, но я всегда стремился к этому.

-Вопрос: Если бы у Вас была возможность заново прожить жизнь - пошли бы Вы вновь в разведку?

Бэр: Да, безусловно. Это хороший способ посмотреть мир. Вы должны понимать, что ЦРУ - не настолько хорошая и не настолько плохая организация, как считают многие люди. ЦРУ стало для меня прекрасной машиной, на которой я объездил множество стран


ЦРУ пало духом


Роберт Бэр отслужил в ЦРУ 21 год, работал почти во всех странах Ближнего Востока, а также во Франции, Индии и Таджикистане.

Автор: Андрей Солдатов Сайт: Знаменитости

Фильм "Сириана", обличающий методы ЦРУ на Ближнем Востоке, выйдет в российский прокат в конце февраля. В название фильма положен собирательный геополитический термин, которым обозначаются такие страны как Сирия, Ливан, Иордания. В США этот политический триллер уже стал важнейшей частью кампании против жестоких и бессмысленных действий ЦРУ в этом регионе.

Остроту этой кампании придает то, что офицер ЦРУ (его играет Джордж Клуни) сам принимает активное участие в критике своего бывшего работодателя. Роберт Бэр, а именно он и стал прототипом героя Клуни, которого в фильме зовут Роберт Барнс, много лет был полевым агентом Оперативного департамента.

Роберт Бэр отслужил в ЦРУ 21 год, работал почти во всех странах Ближнего Востока, а также во Франции, Индии и Таджикистане. Знаток арабского языка, он участвовал в планировании многих операций, в том числе и неудавшейся попытке устранения Саддама Хусейна в 1995 году в ходе курдского восстания. Покушение сорвалось по вине бюрократов из руководства разведуправления, а самого Бэра чуть не засудили за "пересечение госграницы с преступными целями" и намерение убить лидера другого государства. В 1997 году Бэр уволился из ЦРУ.

Недовольство деятельностью Центрального разведуправления подтолкнуло его написать автобиографичную книгу "Не Вижу Зла". Эта книга стала основой фильма "Сириана".

Главная идея фильма состоит в том, что американские нефтяные корпорации используют ЦРУ для реализации своих целей в Персидском заливе. В конце концов, с помощью ЦРУ они убивают арабского принца, который собирался проводить независимую от этих корпораций политику.

Не первый раз Голливуд отзывается на злобу дня, критикуя американские спецслужбы: в 70-х после Уэтергейта появились "Принцип Домино" и "Три дня Кондора", а в 1998-м, на фоне скандала с системой глобального прослушивания "Эшелон" - фильм "Враг государства", где разоблачались методы Агентства национальной безопасности.

"Сириана" уже получила премию "Золотой глобус", кроме того, фильм представлен на "Оскар" в нескольких номинациях. Характерно, что фильм номинирован в том числе за сценарий, то есть за те факты, которые Бэр предоставил для фильма, снятого в нарочито документальной манере.

Сегодня Роберт Бэр, пожалуй, один из немногих ветеранов ЦРУ с ближневосточным опытом, который готов к откровенному разговору. В телефонном интервью руководителю Agentura.Ru, обозревателю "Новой" Андрею Солдатову Бэр говорит о том, что сегодня происходит с американскими и российскими спецслужбами на Ближнем Востоке:

- Понравился вам фильм "Сириана"?

- Я думаю, это отличный фильм.

- Вам не кажется, что фильм номинирован на "Оскар" по политическим мотивам?

- Джордж Клуни номинирован на "Оскар"…

- Почему же, еще авторы сценария.

- Это Стивен Гэхан написал сценарий, и он написал правдивую историю. Там много сюжетов, которых нет в моей книге, но они рассказаны людьми, которых я им также представил.

- Был ли какой-то реальный прототип у арабского принца, убитого ЦРУ в фильме?

- Да, такой человек был. Это принц из залива, но я не хотел бы называть его. На самом деле он был убит не в машине с помощью ракеты, как в фильме, ему впрыснули наркотики.

- Вы, наверное, знаете, что российские спецслужбы тоже стали использовать ликвидации за рубежом. Я имею в виду убийство вице-президента Чечни Яндарбиева, взорванного в Катаре летом 2004 года. Насколько такая тактика эффективна против террористов?

- Ну, это эффективно, если у вас хорошая разведка, и если уничтожается только тот человек, который нужен. А не так, как это было сделано в Пакистане. (13 января 2001 года в результате американского ракетного обстрела, целью которого был заместитель Бен Ладена Айман аль-Завахири, был разрушен дом в пакистанской деревне Дамадола, погибли 18 мирных жителей. Но террориста среди них не оказалось. Прим. А.С.). Вы знаете, израильтяне это умеют делать.

Проблема в том, что если вы убиваете террориста, который виноват в чертовой куче кровавых вещей, и вы убили только его, это превентивная акция. Но если вы убили сотню людей, в том числе невинных, вы просто получаете еще больше террористов. Израильтяне убивают отдельных террористов в Газе, и это ожидаемая реакция на теракты. Но если для этого взорван весь дом, включая женщин и детей, это очень плохо. Одно дело, отстрелить одного человека, другое - подорвать вместе с ним целый отель, это большая разница.

- Существует мнение, что российские спецслужбы традиционно сильны на Ближнем Востоке. До 2000 года все руководство СВР имело опыт работы на востоке - от Примакова до Трубникова. Вы работали в этом регионе, как вы оцениваете позиции российской разведки?

- Русские очень хороши в тех странах, которые их интересуют. Это Египет, Сирия, Ливан, Ирак. Но в странах, которые для них менее важны, как Саудовская Аравия, они работают хуже. Даже в Израиле. Вы должны иметь в виду, что русская разведка в принципе всегда была лучше, чем западная, потому что люди, которые служат в русской разведке, имеют более высокий уровень образования, чем их коллеги в Штатах. Это более престижно, служить в русской разведке. Если ты был умным в Советском Союзе, ты шел в разведку, если ты умный в Штатах, ты идешь в бизнес.

- Но сейчас-то ситуация изменилась. Последние 15 лет были не лучшими для наших спецслужб. Вы контактируете с действующими офицерами ЦРУ, как сейчас изменилась российская разведка?

- Конечно, очень многие офицеры разведки ушли в бизнес. Они стали очень успешными бизнесменами. Я видел многих таких бизнесменов в Лондоне, Южной Африке. Очень многие из них пошли в частные службы безопасности, они работают на подобные американские компании, и все, о чем они думают, это то, как делать деньги. Многие, например, из бывших разведчиков работают в Анголе, и они не думают о России, а думают только о деньгах. Это уж точно проблема.

- Как вы можете оценить позиции российской разведки в Ираке сегодня?

- Русские смотрят на то, что происходит в Ираке, из Дамаска. Потому что большая часть групп сопротивления, бывших офицеров саддамовской армии и тому подобного народа сидят в Дамаске. Русские пытаются оценивать, что происходит, со слов бывших баасовцев (БААС - бывшая правящая партия Саддама Хусейна, прим. А.С.). Это хороший подход, но внутри Ирака у них те же проблемы, что и у американцев. Потому что каждый западный человек там может быть убит или похищен.

- Много раз вы говорили, что у ЦРУ большие проблемы с агентурной разведкой в Ираке, это правда?

- Конечно, это правда. У них нет источников. Последний источник в Ираке у ЦРУ был в начале 90-х. В 90-х у ЦРУ никого не было в Багдаде, а люди, которые курировали войну в Ираке от агентства, не говорили по-арабски и никогда не были заграницей. Все знали это, и я в том числе, поэтому я и выступал против вторжения. Ведь мы не имеем никакого понятия о том, что мы делаем.

- Раньше Вы говорили, что у ЦРУ нет достаточного количества людей, говорящих по-арабски…

- Нет, конечно. А в Багдаде ситуация ухудшается тем, что 400 сотрудников резидентуры ЦРУ никогда не покидают "зеленую зону" (зона максимальной безопасности, прим. А.С). Что они могут знать об Ираке? Ничего. Вы не можете сидеть в своих кампусах, смотреть телевизор и понимать такую страну, как Ирак.

- У ФСБ такие же проблемы. Во время захвата заложников в "Норд-Осте" в ФСБ не хватало людей, знающих чеченский язык, для оперативного перевода переговоров террористов. У нас это происходит из-за того, что спецслужбы не доверяют представителям этнических меньшинств. А у вас?

- Моральный дух в ЦРУ сейчас очень плох. Народ приходит и уходит очень быстро, около 20% сотрудников уходит каждый год. Организация, которая теряет 20% персонала каждый год, не может выжить. Кроме того, ставка на технику. У нас есть все эти шифровальные алгоритмы и суперкоды, есть оптоволоконные кабели, и все это делает практически невозможным работу в таких странах, как Пакистан и Саудовская Аравия. Плюс проблемы с внутренней безопасностью. ЦРУ так и не оправилась после дела Олдрича Эймса ("крот" российской разведки, разоблаченный в 1994 году, прим. А.С.). Это уничтожило моральный дух ЦРУ. А те правила безопасности, которые создали, чтобы такое больше не повторилось, максимально затруднили вербовку людей на службу в ЦРУ.

- Можно ли сейчас попасть на работу в ЦРУ, будучи саудовцем по рождению?

- Это невозможно. Ты не получишь работу в ЦРУ, если у тебя есть родственники в таких странах, как Саудовская Аравия, они всегда будут тебя подозревать. И именно поэтому совершается так много бездарных операций из-за плохой развединформации.


Baer robert.jpg


- Вы работали в Таджикистане в начале 90-х….

- Да, я работал там в 1992-1994 гг.

- Как вы можете оценить позиции американской разведки в этом регионе?

- Сейчас все, что интересует США там, это базы. Но у США нет по большому счету шансов получить большое влияние в Центральной Азии. Это слишком далеко от нас, слишком дорого, плюс языковые проблемы. Когда я был в Таджикистане, единственными людьми, которые что-то знали, были представители российской разведки. Там шла гражданская война, и если вы хотели узнать, что происходит в Таджикистане, то вам нужны были российские военные.

- Я хочу спросить вас как эксперта по терроризму. Как вы думаете, чеченские группы являются сегодня частью глобального движения джихад?

- Конечно, большая часть денег для чеченцев идет из Саудовской Аравии.

- Я имею в виду не финансирование, а обмен боевым опытом.

- В Ираке много чеченцев. Даже бойцы Талибан приезжают в Ирак повоевать. Чеченцы из Грузии тоже приезжают для получения опыта, и если мы закончим с ними в Ираке, они поедут в Чечню.

- Однако мы не видим, чтобы тактика Аль-Каиды (массового движения шахидов Истишхад) использовалась в России, а захват заложников, как в Беслане, практиковался в Ираке.

- В Ираке это очень сложно осуществить. В России объекты открыты, а в Ираке все объекты охраняются американскими военными. Кроме того, тактика для Ирака разрабатывается в Саудовской Аравии, и поэтому там так много шахидов. То есть существует прямой ваххабитский контроль над тем, что происходит в Ираке. А в Чечне присутствуют только отдельные саудиты, которые просто посылают деньги, но у них нет влияния на тактику чеченских командиров.

- Роберт, а почему все-таки вы уволились из ЦРУ?

- Я не уволился, я ушел из ЦРУ в декабре 1997 года, потому что ЦРУ стало слишком политизированной и совершенно неэффективной структурой.

http://www.peoples.ru/military/scout/robert_baer/interview1.html

Ссылки