Каток набирает ход

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Каток набирает ход Правоохранители, обслуживающие бизнес, перемалывают человеческие судьбы и экономику страны.

"Осенью 2001 года "МН" (N 43) опубликовали статью под названием "Каток. Коррумпированное государство смертельно опасно для граждан". Это расследование о том, как обслуживаемая "беспристрастными" прокурорами и налоговыми полицейскими влиятельная МДМ-групп приращивает собственность. Прибрав к рукам ряд крупных и прибыльных предприятий, она замахнулась на "Невинномысский азот" в Ставрополе. Это предприятие - одно из крупнейших в России по производству азотных минеральных удобрений. Карбамид, аммиачная селитра, уксусная кислота, метанол, растворители для лаков и красок, чистящие средства - вот неполный перечень продукции, которую выпускает завод. Более 60 процентов ее поставлялось за рубеж - в США, Францию, Аргентину, Мексику, Сирию... В 2000 году завод получил 40 млн. долларов прибыли. Эта цифра многое объясняет...

ТЮРЬМА КАК ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ЭЛЕМЕНТ ОТНЯТИЯ СОСТВЕННОСТИ
Серьезным препятствием для завладения "Невинномысским азотом" был его генеральный директор Виктор Ледовской. 59-летний руководитель сумел в свое время не только спасти комбинат от банкротства, но и сделать одним из лучших в России. Благодаря ему завод сохранил всю социальную структуру: больницу, поликлинику, лагерь отдыха для детей; брал на себя расходы по приобретению квартир для сотрудников, почти полностью оплачивал путевки в дома отдыха. Среднемесячная заработная плата сотрудника предприятия составляла 7 тыс. рублей. Ледовской пользовался огромным авторитетом, и никого, кроме него, люди не хотели видеть генеральным директором.
Почувствовав, что акции предприятия концентрируются в руках московских коммерсантов, Ледовской придумал простую, но эффективную схему защиты собственности: предложил коллективу учредить некоммерческое предприятие, которое бы скупало акции завода. Это предприятие назвали "Содружество". Вошли в него практически все сотрудники "Невинномысского азота". Руководство завода выплатило им 195 млн. рублей премии, заработанной коллективом, которую заводчане добровольно (каждый писал заявление) передали в уставный фонд "Содружества". В том числе и на эти деньги предприятие приобрело 15,8 процента акций. Таким образом, коллектив завода взял под контроль около 30 процентов акций. Более 20 процентов акций принадлежало государству.
Очень скоро Госкомимущество России (председатель Фарит Газизуллин) и Российский фонд федерального имущества (руководитель Владимир Малин) поспособствовали тому, что крупный пакет акций был выставлен на продажу и оказался, разумеется, у МДМ.
Мешающего захватывать предприятие директора бросили в следственный изолятор. Ему предъявили целый букет обвинений: мошенничество, неуплата налогов, отмывание денег, нажитых преступным путем, злоупотребление служебным положением. Расследовала уголовное дело налоговая полиция Ставропольского края.
ФАБРИКАЦИЯ ДЕЛА - НЕПРЕМЕННАЯ УСЛУГА ДЛЯ ЗАКАЗЧИКА
То, что правоохранительные органы выполняют заказ, "Московские новости" заподозрили сразу же после ареста директора. На одном из примеров редакции удалось вскрыть механизм формирования "доказательств" вины Ледовского. Чтобы упечь директора в тюрьму, нужны были веские аргументы. Их обеспечили. Ледовской намерен скрыться от следствия, заявили в суде сотрудники налоговой полиции. По их данным, директор вместе с супругой готовился бежать в Мюнхен: на их имена в одном из московских агентств приобретены два билета.
Редакция выяснила: билеты бронировались 7 июля, а выкуплены были на следующий день. Как Ледовской мог воспользоваться этими билетами, если его арестовали 4 июля? К тому же загранпаспорта супругов, как потом выяснилось, хранились в опечатанных налоговиками коробках на заводе, куда доступа не имел ни директор, ни, тем более, его жена.
Важная деталь. Подшитый в уголовное дело рапорт сотрудника налоговой полиции о том, что Ледовские намерены сбежать за рубеж, датирован 6 июля. Офицер утверждал, что к рапорту приложены... копии авиабилетов. Проездные документы, выкупленные 8 июля, но якобы появившиеся в деле 6-го, выдают цвет ниток, с помощью которых шилось дело.
"МН" обратились к руководству тогда еще существовавшей федеральной службы налоговой полиции с просьбой расследовать этот факт. Редакция получила ответ: нарушений не усмотрено. Просто офицер по ошибке вместо 9 июля указал 6-е. Точно так же "расследовала" факт и Генеральная прокуратура.
Ледовской отсидел в СИЗО семь месяцев - ровно столько, сколько понадобилось МДМ для завладения заводом. Он вышел из изолятора не только уже не директором завода, но даже не владельцем акций предприятия - их у него отняли. Ставропольские адвокаты, представлявшие интересы Ледовского, усиленно обрабатывали арестованного. Они уговаривали продать акции семьи (а это 8 процентов) "людям, которые могут все". Через несколько дней после сделки вы тут же выйдете на свободу, убеждали его. Семья сдалась. МДМ-групп увеличила пакет акций, но Ледовской так и остался в тюрьме. И оставался там до тех пор, пока числился за прокуратурой. Как только дело передали в суд и выяснилась фабрикация истории с попыткой бегства за рубеж, бывшего директора из изолятора освободили.
ВИНОВНИКОВ ПРОИЗВОЛА ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОВЫШАЮТ В ДОЛЖНОСТИ
Две недели назад Невинномысский городской суд наконец вынес приговор по делу "устойчивой преступной группы" Ледовского, начальника отдела кадров, возглавившего фирму "Содружество", Бориса Сердюка и главного бухгалтера завода Галины Казанцевой. Все страшные статьи о мошенничестве, отмывании денег, уклонении от уплаты предприятием налогов рассыпались в прах. Заключение экономической и бухгалтерской экспертизы, которую организовало следствие и на основе которой зиждилось обвинение, оказалось не более чем плодом воображения. Новая экспертиза, на которой настояла защита, проанализировав финансовые документы "Невинномысского азота", пришла к выводам прямо противоположным. Сами же сотрудники налоговой полиции, приглашенные в суд, не смогли внятно объяснить своих претензий к обвиняемым, весьма слабо ориентировались в законодательстве. Главного бухгалтера суд оправдал полностью. А Ледовского и Сердюка все же приговорил к смехотворному наказанию - к шести месяцам лишения свободы каждого за злоупотребление служебным положением. В чем оно выразилось? В том, что они премию в 195 млн. рублей не раздали сотрудникам предприятия, а с их письменного согласия перечислили в "Содружество". Как уже говорилось, для покупки акций завода и сохранения контроля над ними.
- Если бы суд оправдал Ледовского и Сердюка полностью, - сказал адвокат Григорий Красновский, - это означало бы, что в отношении руководителей дело было возбуждено заведомо незаконно. Как заведомо незаконно был арестован Ледовской. К уголовной ответственности нужно было бы привлекать всех, кто принимал решение по делу, - следователя, надзирающего прокурора, прокурора, санкционировавшего незаконный арест директора. А, к слову сказать, отправивший в свое время Ледовского в СИЗО г-н Калугин теперь возглавил краевую прокуратуру. Поэтому судебное решение, противоречащее очевидным фактам, на мой взгляд, - своеобразные "отступные" главному прокурору края.
- Снижение прибыльности, - комментирует ситуацию бывший генеральный директор "Невинномысского азота" Виктор Ледовской, - объясняется налаживанием новых схем реализации продукции через цепочку торговых фирм, которые на этом зарабатывают 2 - 3 процента. Это именно те деньги, которые раньше были нашей прибылью. Основная доля средств, зарабатываемых предприятием, накапливается в швейцарской фирме. По предварительным расчетам, в 2003 году за рубеж утекут, минуя Россию, около 70 млн. долларов.
САМАЯ НАДЕЖНАЯ КРЫША
Тактика захвата собственности, привлечение к этому правоохранительных органов, поддержка федеральных структур говорят о чрезвычайно высоком уровне покровителей у финансово-промышленных групп, подобных МДМ.
Летом того же 2001 года в расследовании "Очень специальный аукцион" "МН" (N24) рассказали о том, как в кармане МДМ-групп оказался Ковдорский ГОК. Его продукция используется в металлургической промышленности, ракетостроении и ядерной энергетике. Владельцы ГОКа за несколько лет сумели предприятие-банкрот вывести на 30 млн. долларов прибыли в год. МДМ получила контроль над 20 процентами акций комбината и зарилась на 24,8 процента, которые принадлежали государству.
Губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов встретился с президентом Владимиром Путиным и рассказал о том, кто и какими методами пытается захватить предприятие стратегического значения. Он предложил на какое-то время закрепить в государственной собственности как федеральный, так и областной пакеты акций ГОКа. В сумме это составило бы 46 процентов.
Путин поддержал губернатора и спустил вниз бумагу, на которой наложил резолюцию: "Прошу проработать и предложить решения с учетом интересов государства и региона". Предназначалась эта бумага министру Госкомимущества Фариту Газизуллину. Но ни резолюция президента, ни усилия его тогдашнего полномочного представителя в Северо-Западном федеральном округе Виктора Черкесова, пытавшегося подключить к решению проблемы премьер-министра Михаила Касьянова, не смогли преодолеть мощного лобби, работавшего в пользу МДМ-групп. У занимавшихся этим делом даже создалось впечатление, что именно правительство и его руководитель - это и есть лобби МДМ... 
* * *
Возможна ли сегодня в России честная конкуренция в борьбе за собственность? Прокуратура и налоговые полицейские, как мы видим на невинномысском примере, через тюрьму, наручники, обыски, фабрикацию обвинений выполняют заказы бизнеса. После удачного захвата с блюстителем закона в Ставрополье расплатились - он стал прокурором края. Как должны после этого относиться к власти работающие на предприятии люди?
После "Невинномысского азота" и подобных ему ситуаций вопрос только один: кто заказал и сколько платит?
ДОСЬЕ МН 
В 2000 году "Невинномысский азот" получил прибыль 40 млн. рублей. Собрание акционеров решило из полученной прибыли выплатить дивиденды - полтора рубля на каждую акцию.
С захватом предприятия МДМ-групп завод понес убытки - 330 млн. рублей. На недавнем собрании акционеров дивиденды решено не выплачивать. Среднемесячная зарплата на предприятии с 7 тысяч рублей упала до 5 тысяч. Учреждения социальной сферы распродаются."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации