Квартирный процесс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Начался суд над юристом, лишившим мест десятки блатных нотариусов

1246345096-0.jpeg Перовский суд Москвы на прошлой неделе приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении помощника нотариуса Инны Ермошкиной, которую обвиняют в квартирных мошенничествах и легализации денежных средств. Стараниями Ермошкиной в свое время десятки столичных нотариусов лишились своих должностей, поскольку, как она доказывала, получили их не заслуженно, а по блату, благодаря именитым родственникам, супругам и друзьям. Среди таковых оказались дочь спикера Мосгордумы Владимира Платонова Ксения, жена заместителя генпрокурора Александра Буксмана — Ирина, супруга бывшего первого зампредседателя Верховного суда Владимира Радченко — Людмила, родственник главы МЧС Сергея Шойгу Алексей Кузовков, хорошая знакомая умершего в конце прошлого года президента Нотариальной палаты Виктора Репина Елена Борунова, сын отставного теперь уже начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина Александр.

Ранее Симоновский суд признал, что все конкурсы на замещение вакантных должностей этих нотариусов были проведены с нарушениями, а недавно законность этих судебных решений подтвердил и Мосгорсуд. Тем самым г-жа Ермошкина перешла дорогу многим высоким чинам, в том числе из правоохранительных органов, а те, видимо, не заставили себя ждать с ответом. Теперь Инну Ермошкину и ее бывшего супруга судят как организованную преступную группу, посчитав, что все сделки с квартирами, которые их семья когда-либо совершала, — это мошенничество.

«Последнее заседание Мосгорсуда было в прошлую пятницу, — рассказала г-жа Ермошкина. — После того как решения Симоновского суда оставили в силе, адвокаты лишившихся своих мест нотариусов набросились на меня и стали угрожать, что добьются того, что меня «засадят и замочат». Причем они не стеснялись ни того, что все записывается на диктофон, ни присутствия судей. А судьи предложили мне даже посидеть у них в зале, подождать, пока мои оппоненты уйдут».

Теперь помощнику нотариуса приходится ходить из суда в суд — сначала в городской, где она отстаивает свою правоту о незаконных назначениях нотариусов, потом — в Перовский, где пытается доказать, что никаких мошенничеств в своей жизни не совершала.

Как уже рассказывала газета «Время новостей» (см. номер от 22 декабря 2008 года), уголовное дело на Инну Ермошкину Главное следственное управление (ГСУ) при ГУВД Москвы возбудило в мае прошлого года. В это время стало понятно, что рассмотрение ее исков в Симоновском суде по поводу незаконности назначения «именитых» нотариусов складывается не в пользу ответчиков. Как особо опасный преступник г-жа Ермошкина была арестована и два месяца провела в тюрьме, но потом суд отказался продлевать сроки содержания ее под стражей, так как не посчитал мотивы следствия убедительными. Вскоре был отпущен и ее бывший муж Алексей, которого также арестовывали по подозрению в мошенничестве.

Тогда Инна жаловалась, что ее заставляли отказаться от своих исков, угрожали, били ее, избивали и Алексея, за их домом и всеми их передвижениями постоянно велась слежка.

Через год, когда ГСУ передало дело на рассмотрение Перовского суда, в нем значилось девять эпизодов «преступной деятельности организованной преступной группы» семьи Ермошкиных. Речь идет о сделках купли-продажи квартир в 1999—2002 годах, и, как, полагает следствие, г-жа Ермошкина обманула своих контрагентов, лишила их и их родственников жилья, а полученные преступным путем доходы отмывала.

В частности, г-жа Ермошкина обвиняется в том, что в 1999 году, используя свои полномочия, вместе с «неустановленными лицами» захватила квартиру своей соседки Данилочкиной, и та была вынуждена с несовершеннолетним ребенком переселиться из Москвы в Волгоград. Сама Инна Ермошкина рассказала, что действительно купила у женщины квартиру: «Она очень нуждалась в деньгах, поскольку у ее семьи было много долгов, поэтому хотела продать свою квартиру и получить доплату. Договор был нотариально заверен, получено согласие органа опеки и попечительства, деньги были переведены на ее счет и на счет ее сына. И вместо малогабаритной квартиры она получила большую квартиру в кирпичном доме в Волгограде. Законность этой сделки была подтверждена решением местного суда. Потом я узнала, что у ее сына, однажды уже судимого, опять начались проблемы с законом из-за наркотиков, и Данилочкиной намекнули, что неплохо было бы написать на меня заявление. Она трижды обращалась с ним в ОВД «Марьинский парк», ей отказывали, но в ГСУ это и не понадобилось». Г-жа Данилочкина, как предполагается, будет допрошена в Перовском суде завтра.

Кроме того, помощника нотариуса обвиняют в том, что она в том же 1999 году захватила квартиру своего двоюродного дяди Вячеслава Кашарина, оставив без наследства его сестру. «Действительно, я купила у него двухкомнатную квартиру, и он переехал в Волгоград, куда потом по его совету уехала и Данилочкина. Дядя был сильно болен, ему нужны были деньги на существование, и я в течение всех последующих лет, вплоть до его смерти в 2006 году, помогала ему, — рассказала Ермошкина. — Поэтому он оставил мне свою новую квартиру в наследство. И сестра его, которая не виделась с братом с 1986 года, нисколько против этого не возражала».

Родители г-жи Ермошкиной купили себе квартиру на «Кантемировской» в 2002 году у некоего гражданина Агафонова, куда переселились, но из-за близости ЛЭП вскоре ее обменяли на другую. Это в ГСУ посчитали еще одним мошенничеством и легализацией денежных средств. Таким образом, считают следователи, квартира не досталась дочери Агафонова. Ее также допросили в суде, и она рассказала, что ничего не знала о сделке, которую совершил отец, не виделась с ним 18 лет, а семь лет назад он скончался.

По словам г-жи Ермошкиной, обе женщины также сообщили, что о мошенничестве им рассказала следователь ГСУ Марченко, которая предложила им стать потерпевшими, а за это они потом якобы смогут получить квартиры.

Помощника нотариуса также обвиняют в том, что в 1999 году она захватила полквартиры у гражданок Аношиной и Китаевой. Но Таганский суд, рассматривая тогда их спор, установил, что женщины не отдали Ермошкиной долг в 337 тыс. руб. и суд их к этому принудил, а пристав в возмещение долга перевел в собственность истицы ту самую половину квартиры.

После развода в 2002 году бывший супруг Инны купил себе однокомнатную квартиру на востоке Москвы у 79-летнего гражданина Жерлакова, где собирался жить со своей невестой, и это тоже назвали мошенничеством. «В этой квартире на 100 жилых метрах было зарегистрировано шесть граждан Украины, два года Алексей судился с фиктивной женой Жерлакова, и тот же Перовский суд вынес решение о принудительном ее выселении», — рассказала Инна.

По ее словам, стоимость всех этих квартир по нотариально заверенным договорам составила приблизительно 605 тыс. руб. (на момент совершения сделок). Однако, как она рассказала, в ГСУ посчитали по-другому — направили запрос в некое ООО «ССР-Недвижимость», которое выдало справку о том, что стоимость этой недвижимости должна примерно составлять 2,5 млн руб. Эту сумму и инкриминируют г-же Ермошкиной в качестве причиненного ущерба.

«Я готова предоставить документы и справки по каждому своему слову. Однако судья Перовского суда Елена Журавлева отказалась истребовать решения Таганского суда, Волгоградского суда, даже своего Перовского суда, подтверждающие законность моих действий и действий моих родственников», — сказала Инна Ермошкина.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::30.06.09