Кемеровская мафия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::16.07.2007, Фото: sibpress.ru

Кемеровская мафия

Кузбасские рейдеры Шарыкин и Кириков прикрываются именем губернатора

Екатерина Гордеева

Фото Вадима ГОЛУБИНА

Председатель совета директоров "Сибирского цемента" Олег Шарыкин

В Кемеровской области сложилась такая коррупционная ситуация, которой могли бы позавидовать сицилийские мафиози. Захват предприятий, фальсификация уголовных дел и судебных решений, а также покровительство сомнительному и откровенно криминальному бизнесу со стороны коррумпированных региональных чиновников - налицо.

Когда зарубежная пресса в 90-х годах била тревогу по поводу размаха на Западе русской мафии, называя ее самой опасной в мире, иностранным коллегам было невдомек, что настоящие воротилы криминального бизнеса на самом деле не выезжали за пределы России, а вживались во власть.

К этому времени наблюдатели относят начало строительства нового порядка в Кузбассе, когда некоторым бизнесменам, которые не желали идти на поводу у коррупционеров, стал перекрываться кислород. Злопыхатели поговаривали даже, что у местных властей появился «персональный рейдер» -некогда безвестный предприниматель без особых связей во властных стурктурах, а ныне состоятельный бизнесмен Олег Шарыкин, состояние которого сегодня оценивается в 420 млн. долларов.

Оный г-н Шарыкин выстроил свой бизнес по всем правилам «черного» рейдерства. К решению его «деловых» проблем были подключены близкие родственники первых лиц региона. Юридическое обеспечение осуществлялось через собственную компанию «Регион-сервис», председателем коллегии адвокатов которой является член совета директоров шарыкинского «Сибирского цемента» – Андрей Кириков. Юристами по особым поручениям стали сын областного прокурора Александра Халезина и сын председателя арбитражного суда Ивана Матвиенко. Очевидно, что столь близкие родственные и деловые связи гарантировали решение всех проблем с Фемидой по меньшей мере на территории Кузбасса.

На личности г-на Кирикова следует остановиться подробнее. Человек, который предпочитает до определенного момента оставаться в тени, чтобы потом, в нужное время, выскочить как чертик из табакерки и урегулировать все нужные вопросы. Именно он, на самом деле, является основным генератором и «перепускным клапаном» во время снятия напряженности после очередной рейдерской атаки «Сибирского цемента» и аффилированных структур.

Вообще, сам факт работы еще молодого, но очень активного юриста Кирикова у заматеревшего и уже не уделяющего должного внимания своему бизнесу Шарыкина заставляет задуматься о многом. С одной стороны, совершенно очевидно, что Кириков нужен Шарыкину. Он осуществляет, как уже говорилось, полное юридическое прикрытие, не давая своему шефу запачкаться. Именно Кириков всегда разруливает сюжеты, возникающие в ходе корпоративных войн (даже если сюжеты эти надуманы). Ему без особого труда удается убедить Шарыкина в своей нужности и стратегической необходимости.

Зачем он этого делает? Рейдерские захваты и корпоративные войны – вещь очень выгодная в финансовом плане для непосредственных исполнителей. На Западе тоже есть и войны, и захваты, и поглощения. Но там участники стремятся завершить их как можно скорее и цивилизованнее. Потому что им нужен положительный результат, позволяющий честно, в соответствии с юридическими нормами развивать бизнес.

Раскроем теперь великую тайну. Корпоративная война за тот же «Ангарскцемент» НЕВЫГОДНА богатому Шарыкину. В ней заинтересован г-н Кириков и г-н Муравьев, о котором речь ниже. Дело в том, что в 2004 году глава группы РАТМ Эдуард Таран и Олег Шарыкин, подступаясь к ангарскому заводу, договорились о том, что будут управлять предприятием полюбовно. Из расчета 50 на 50.

Но г-ну Кирикову нужна была добрая ссора. И он уговорил Шарыкина на сомнительную сделку с акциями «Ангарскцемента» – благо дырки в законодательстве позволили сделать это. Корпоративная война, об освоении бюджета которой так долго мечтал Кириков, началась…

А дальше нужно было уже работать по сценарию. Кириков, человек, назначение которого – содействовать соблюдению правосудия, вступает по своей инициативе в контакт с представителями Братской и Бауманской группировок.

Сегодняшняя уверенность «серого кардинала» «Сибцемента» в своих действиях понятна. В Кемеровской области у Кирикова «все схвачено», в Иркутской – «с авторитетами» договорился. А потому стоит ли упоминать, что судебные решения в кемеровских судах принимаются в пользу исключительно нужных людей, а правоохранители с определенного момента не обращают внимание на беспредел Шарыкина и Ко.

При захвате кемеровских предприятий люди Шарыкина (читай – Кириков) всегда работали по одной схеме: скупалась часть долгов интересующего предприятия и затем инициировалась процедура банкротства, во время которой наиболее ликвидные активы переводились в новые компании. Таким образом под контролем шарыкинского «Сибконкорда» оказались кемеровские ОАО «Химпром», ОАО «Зэта», ЗАО «Токем», ОАО «КЭМЗ» и другие. Против тех, кто пытался сопротивляться натиску предприимчивого дельца, при содействии родственных связей возбуждались уголовные дела, после чего даже самые успешные предприятия региона покупались за бесценок.

Преуспевающий завод «Топкинский цемент» вообще достался «Сибцементу» фактически даром. Сначала с согласия кредиторов и при активном участии местных властей имущественно-производственный комплекс ОАО «Топкинский цемент» был продан аффилированному с «Сибконкордом» ООО «Топкинский цемент» всего за 50 млн. рублей. Сразу после этого ОАО было признано банкротом.

Олег Шарыкин получил чистое предприятие без каких-либо долгов. Процедуру передачи активов «Топкинского цемента» структурам Шарыкина проводил внешний управляющий Виктор Краюшкин, которому, по слухам, приписывают заслугу в захвате для Шарыкина кемеровского ОАО «Химпром». Кстати, соучредителем шарыкинского ООО «Топкинский цемент» выступила фирма «Сибирская промышленно-инвестиционная компания», подконтрольная Андрею Муравьеву - сыну бывшего заместителя губернатора Кузбасса Галины Муравьевой.

Не так давно Олег Шарыкин провел финальную операцию по легализации прав собственности на топкинский завод. Его новый холдинг «Сибирский цемент» выкупил 100% долей в ООО «Топкинский цемент» за сумму более 700 млн. рублей. Предприятие осталось под контролем, а Шарыкин, Муравьев и компания при деньгах. За продажу своих долей первый получил 428 млн. рублей, второй – 50. В настоящее время Олег Шарыкин возглавляет совет директоров «Сибирского цемента», а Андрей Муравьев является президентом этого холдинга. Для подстраховки блокирующий пакет акций «Сибцема» передан в управление двум оффшорным компаниям «Stratford Investing» (Британские Виргинские острова, Тортола, Дрейк Чемберс) и «Вемберг Консалтант Лимитед».

Правда, не надо думать, что в цементном семействе все хорошо – разводка Шарыкина со стороны Кирикова продолжается. Они вынудили его дать им по 15% акций – мол, дедушка старый (за глаза Кириков и Муравьев смеются над Шарыкиным, называя его «стариком» и «мастодонтом»). Кстати, свои пакеты акций тандем Кириков-Муравьев тоже держат за рубежом.

Совершенно очевидно, что в перспективе пути Шарыкина и Кирикова разойдутся. Шарыкин поймет, что конфликт бесперспективен, и Кириков останется - по крайней мере, в этом, важнейшем проекте - не у дел. Возможно, он попытается уговорить шефа на новые захваты или же попробует решить возникшую проблему иным путем.

Все представленные нами данные получены из открытых источников и СМИ, а потому не являются тайной за семью печатями, но реакции федеральных силовиков до сих пор не последовало. Надеемся, пока…