Ким Филби увидел не тот социализм

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ким Филби увидел не тот социализм Вдова легендарного разведчика раскрывает неизвестные детали его жизни

"В номере "Известий" от 29 апреля в обзоре читательской почты опубликовано письмо Надежды Фокиной из Самары, в котором она, в частности, интересуется, почему книга о моем покойном муже - легендарном разведчике Киме Филби - "вышла в английском издательстве в Лондоне и до сих пор не опубликована в России". На самом деле моя книга "Остров на шестом этаже" была напечатана в сборнике "Я шел своим путем. Ким Филби в разведке и жизни" в издательстве "Международные отношения" в 1997 году. И только через два года ее смогли прочесть в Великобритании под названием "Частная жизнь Кима Филби".

На Западе вышло более 160 книг и бесчисленное количество публикаций, посвященных Киму Филби. Но о самом значительном - московском - периоде его жизни (1963-1988 гг.) достоверно ничего не известно. Этот вакуум заполнялся различными домыслами и фантазиями. Я прочитала столько измышлений и откровенной лжи, что в конце концов решилась написать о том, чему сама была свидетелем. Решила сделать это со всей откровенностью. 
Мы прожили вместе с Филби 18 лет до самой его смерти, не разлучаясь ни на день, и могу сказать с уверенностью, что никто лучше меня не знал о его реальной жизни, его чувствах и переживаниях. 
Из известинской заметки читатель может сделать вывод, что Филби только и делал, что беспробудно пил "под надзором КГБ". Проблема алкоголизма действительно существовала, о чем я сама рассказала, и этому есть объяснение. 
Как известно, в 1963 году Ким Филби был вынужден прекратить свою активную деятельностью и выехать из Бейрута в Москву. А здесь он оказался в полном бездействии после невероятно напряженной работы, которой посвятил всю свою жизнь. Да и советская действительность его глубоко разочаровала: "он увидел не тот социализм, не то справедливое общество ради которого выбрал "свой путь". Такую трагедию трудно было пережить, и он впал в глубокую депрессию. Рассказывая мне об этом, он говорил: "Алкоголизм - наиболее легкий способ самоубийства". 
Самый тяжелый период его жизни был до нашей встречи. Мы познакомились в 1970 году, совершено случайно, и вскоре поженились. Никакого отношения к КГБ я не имела. Уже в первые годы нашей совместной жизни Ким сумел преодолеть свой недуг и тогда же его стали постоянно загружать работой. Хотя он был счастлив в личной жизни, но главным для него всегда была работа, и он трудился с полной отдачей. Разумеется, существовал "надзор КГБ", были и кураторы (но не женщины!), которые занимались не только профессиональными вопросами, но и помогали нам решать многочисленные бытовые проблемы. В 1976 году круг деятельности Филби значительно расширился: возникла "школа Филби" для молодых сотрудников - "англоведов". Это были встречи в неформальной обстановке, на которых он делился своим опытом с будущими разведчиками. По отзыву "учеников", значение этих семинаров для его слушателей трудно переоценить. 
За свою работу Филби денег никогда не брал. Он отказался от всякой оплаты еще в самом начале своей разведывательной деятельности. А здесь ему определили пенсию - 500 рублей, которую затем повысили до 800. Никакими номенклатурными привилегиями он не пользовался, не говоря уже о "неограниченном доступе к импортным товарам". У него не было ни собственной дачи, ни машины. Правда, при необходимости он мог воспользоваться служебной машиной. А дачу ему предоставили государственную - обыкновенный финский домик. В общем, его жизнь была довольно комфортна по советским стандартам. Он был необычайно скромным человеком во всех отношениях, и его даже смущало, что он живет гораздо лучше, чем большинство наших людей. 
В последние годы жизни Ким Филби был окружен почетом и уважением, удостоен правительственных наград. Но все переживания, нервное напряжение не могли пройти без следа. Его здоровье было подорвано и стало резко ухудшаться, особенно после поездки на Кубу в 1978 году. Он скончался в 1988 году. Но слова: "Мне никто ничего не давал", - отнюдь не предсмертные. Они относятся к раннему периоду его личной жизни. Но рядом со мной был счастливый человек, с первого до последнего дня нашей совместной жизни, который говорил: "Закат моей жизни золотой!" "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации