Ким во время чумы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За благополучие Ким Ир Сена отвечали 100 тыс. сотрудников министерства защиты личности. Специально созданный для Ким Чен Ира Институт долгой жизни обеспечивает здоровое питание любимого руководителя

Оригинал этого материала
© "Власть", origindate::24.05.2010, Фото: AP

Ким во время чумы

Седа Егикян

Compromat.Ru

Ким Ир Сен и Ким Чен Ир

До последнего времени лишь избранные обладали информацией о том, насколько любят роскошь северокорейские лидеры. Теперь об этом знают во всем мире благодаря вышедшим в Австрии мемуарам человека, в обязанности которого, собственно, и входило поддержание шикарного образа жизни Ким Ир Сена и членов его семьи.

"Агент северокорейской секретной службы нарушил молчание" — сообщает обложка книги "На службе диктатора. Жизнь и побег северокорейского агента", выпущенной венским издательством Uberreuter.

Это воспоминания гражданина КНДР Ким Чон Рюля, записанные австрийскими журналистами Ингрид Штайнер-Гаши и Дарданом Гаши, в которых он описывает всю свою жизнь, от голодного детства в условиях японской оккупации через долгие годы верной службы Ким Ир Сену, а затем Ким Чен Иру до голодных годов жизни в добровольном австрийском изгнании. По словам авторов, Ким Чон Рюль является одновременно свидетелем, обвинителем, жертвой и соучастником описываемых событий.

Жертва

Первой ступенью в восхождении Ким Чон Рюля до его поступления в секретные службы стала тяга к учебе. Правда, проявить ее он смог далеко не сразу. Родившись в деревне на севере Кореи, он провел детство в постоянных поисках пропитания. Его отца угнали на принудительные работы, и Ким Чон Рюль, как старший сын, должен был взять на себя обязанности кормильца семьи.

Только в 17 лет Ким Чон Рюль научился читать, затем окончил курс средней школы и поступил в технический институт. Позже в числе прочих молодых, подающих надежды студентов он был отправлен на обучение в ГДР. Во время учебы в немецком университете он вместе с некоторыми другими северокорейскими студентами начал получать первые задания от северокорейских секретных служб. Они должны были перевести для ЦК партии в Пхеньяне документы СС, которые Социалистическая единая партия Германии ненадолго предоставила в распоряжение северокорейского руководства. Причина, по которой режиму Ким Ир Сена понадобились документы нацистов, так до сих пор и не выяснена.

Ким Чон Рюль прошел курс машиностроения в Техническом университете Дрездена, однако незадолго до выпускных экзаменов его заставили вернуться на родину. После того как в СССР был развенчан культ личности Сталина и в КНДР отдельные высокопоставленные члены партии начали осторожно критиковать "некоторые ошибки" руководства своей страны, Ким Ир Сен начал ужесточать режим. В частности, все северокорейские студенты должны были вернуться из Европы и пройти своеобразный курс идеологической переподготовки. В течение 40 дней они маршировали на священной горе Пэкту, пели патриотические песни, предавались самокритике и восхваляли достижения вождя.

Свидетель

Вскоре высококлассный инженер Ким Чон Рюль вошел в круг людей, близких Ким Ир Сену. В окруженной врагами стране, где нужно было быть готовыми к отражению нападения "империалистических дьяволов" из США или Японии, требовалось обеспечение безопасности, и в первую очередь личной безопасности любимого вождя. Были выстроены многочисленные подземные заводы, а также роскошные подземные резиденции для диктатора и его семьи.

Первое задание, которое получил Ким Чон Рюль, состояло в разработке непроницаемых для радиоактивного излучения вентиляционных установок для подземных резиденций Ким Ир Сена. Это задание под кодовым названием "Проект 63" открывало все двери. Как вспоминает инженер, ради его выполнения он мог остановить любую работу на любом предприятии страны.

Для того чтобы обеспечивать безопасность и комфорт Ким Ир Сена в любое время, нужна была армия прислуги. Ответственность за благополучие вождя была возложена на особую структуру, имевшую статус министерства и подчинявшуюся непосредственно Ким Ир Сену, в окружении которого ее называли министерством защиты личности. Все 100 тыс. сотрудников этой организации были военными. Все они, от дворника до генерала, возглавляющего эту структуру, обеспечивали безопасность всех улиц, городов и зданий, где бывал Ким Ир Сен, следили за его машинами, виллами и садами.

Каждое зернышко риса, которое могло оказаться в тарелке вождя, проверялось вручную, а во время путешествий ему подавали чай только самые молодые и привлекательные проводницы. При этом в умы граждан КНДР вдалбливали одно из высказываний Ким Ир Сена, которое должно было демонстрировать его личную скромность и стать образцом для подражания: "Если мой народ валяется в пыли, то и я буду валяться в пыли".

После работы над "Проектом 63" Ким Чон Рюлю дали новое ответственное задание. Ему поручили следить за автомобилями диктатора. Тут и выяснилось, что бывший партизан, публично выражавший желание валяться в пыли вместе со своим народом, в частной жизни предпочитал лимузины. В 1970 году его автопарк состоял примерно из 1000 машин, среди которых были бронированные Mercedes 600, а также Lincoln, Ford, Cadillac, Citroen класса люкс... В обязанности Ким Чон Рюля входило пополнение и техническое обслуживание автопарка вождя. Любое высказанное им пожелание должно было быть исполнено уже к следующему утру. Он мог потребовать, чтобы за ночь в его Mercedes Pullman была встроена кровать или чтобы его автомобиль двигался абсолютно бесшумно. В таких случаях Ким Чон Рюль и другие механики работали всю ночь: разбирали автомобиль, оборачивали детали губчатой резиной, кожей или мягкой тканью, затем собирали обратно.

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Для перемещений по стране и за ее пределы Ким Чен Ир использует либо неброский Mercedes, либо нескорый поезд

Соучастник

Поскольку Ким Чон Рюль демонстрировал преданность и аккуратность, ему стали поручать и другие задания. У руководства КНДР были потребности, которые невозможно было удовлетворить внутренними ресурсами страны. Поэтому Ким Чон Рюлю и некоторым другим инженерам приходилось ездить в Европу и покупать там необходимую технику и предметы быта. Из всех европейских стран предпочтение было отдано Австрии.

Заказы, по словам Ким Чон Рюля, бывали самые разнообразные: "Деликатные, например устройства для слежки; абсурдные и запрещенные, например позолоченное огнестрельное оружие; категорически запрещенные, например разнообразные высокотехнологичные товары, огромные, как целые машиностроительные заводы; банальные, например шелковые скатерти, плитка и ковры". Среди заказывавшихся Ким Ир Сеном вещей была масса приспособлений в стиле Джеймса Бонда. Например, аппарат для обработки и сравнения отпечатков пальцев или устройство, которое позволяет регистрировать стук человеческого сердца на расстоянии, даже через стену, для обнаружения человека, находящегося в засаде. Однажды Ким Чон Рюль получил заказ на рюкзак со встроенным в него реактивным двигателем, с помощью которого можно было бы перепрыгивать через высокие стены. Но такой заказ не смог выполнить даже исполнительный Ким Чон Рюль. По словам Ким Чон Рюля, предметы роскоши составляли четыре пятых всех закупок, совершаемых в Европе. На многих виллах Ким Ир Сена и членов его семьи только стены и крыша были корейского производства. Обставлены и оборудованы они были самыми качественными предметами, завезенными из Австрии: люстры, мебель, окна — все вплоть до водопроводных труб было западным.

Так как австрийские банки не предоставляли гарантии на торговлю с КНДР, многие покупки, которые делал Ким Чон Рюль, приходилось оплачивать наличными. Деньги перевозились из Северной Кореи в Австрию буквально чемоданами. Ким Чон Рюль, узнав точную сумму, которая была необходима для совершения сделки, отправлялся на родину, а потом возвращался с чемоданом денег. Его дипломатический паспорт оберегал чемодан от досмотра. За один раз он мог пронести через таможню $400 тыс., как правило, это была только часть необходимой суммы, но больше в чемодан не помещалось.

Базой операций по закупке товаров для северокорейского вождя было посольство КНДР в Вене. Своим европейским партнерам Ким Чон Рюль и его коллеги предъявляли визитные карточки, на которых было написано, что они представляют Korea Machinery General Company (Корейская объединенная машиностроительная компания), это была подставная фирма, за которой на самом деле стояло министерство торговли КНДР.

Легальные дипломатические паспорта, обеспечивающие неприкосновенность, финансовая поддержка государства, широкая сеть посредников для заключения сомнительных сделок — об этом любой мафиози может только мечтать. Но именно так действуют представители КНДР по всему миру.

В некоторых случаях Ким Чон Рюль выступал только в роли переводчика. Например, при делегации личных поваров Ким Ир Сена, которые были отправлены на обучение в лучшие венские кулинарные школы. Для Ким Ир Сена и его семьи, отмечают авторы книги, ни один деликатес не был слишком дорогим или слишком необычным, в то время как население учили, что питаться два раза в день не только полезно, но и правильно.

Обвинитель

Страсть к хорошей еде, по словам Ким Чон Рюля, унаследовал и сын Ким Ир Сена — Ким Чен Ир. Кроме того, Ким Чен Ир употребляет алкоголь в гораздо больших количествах, чем рекомендуют врачи, а также любит общество красивых женщин и вечеринки (при том что, по официальной версии — подробнее, — он предпочитает проводить все время в осмотрах воинских частей). По словам представителя Hennessy, которого цитируют авторы книги, Ким Чен Ир ежегодно тратил более $500 тыс. на коньяк этой марки. Впрочем, из-за проблем со здоровьем ему пришлось отказаться от коньяка и перейти на красное французское вино, в основном бордо. Сотрудники Института долгой жизни, созданного специально для Ким Чен Ира, работают над тем, чтобы обеспечить его лучшими продуктами питания.

Ким Чон Рюль, долгое время бывший свидетелем этой безудержной роскоши диктаторов и нищеты народа, в 1994 году в возрасте 59 лет решился на побег. Этот побег он подготовил заранее: снял квартиру в венском пригороде, открыл счет в банке, рассчитал каждый свой шаг. Во время очередной поездки в Вену, аккуратно собрав и оформив все покупки и сувениры, перед самым отъездом он сказал, что ему нужно зайти за очками для кого-то из знакомых, и бежал. Он по сей день живет в Австрии и до сих пор боится, что его разыскивают корейские спецслужбы.

Чтобы растянуть свои сбережения, Ким Чон Рюль живет на €3,5 в день. Впрочем, из своего скромного бюджета он сумел выкроить деньги на покупку пяти телевизоров: три стоят в комнате, один на кухне, еще один запасной. К ним подключены южнокорейские, австрийские, немецкие, американские и японские каналы — таким образом Ким Чон Рюль следит за развитием событий в КНДР. По его собственным словам, он надеется услышать в один прекрасный день, что ненавистный ему режим пал и он может вернуться домой.


***

Оригинал этого материала
© "Власть", origindate::24.05.2010

В журналах врать не будут

Compromat.Ru

Обвинения, с которыми выступил в своей книге северокорейский перебежчик Ким Чон Рюль, выглядят особенно чудовищно на фоне публикаций северокорейской прессы о том, как на самом деле жил Ким Ир Сен и как сейчас живет Ким Чен Ир.

"В начале весны 1991 года работники управления Кымсусанского дворца съездов (так официально называлась резиденция Ким Ир Сена. — "Власть") решили отремонтировать дороги дворца.

Узнав об этом, товарищ Ким Ир Сен вызвал их к себе и сказал:

— Асфальт местами потрескался, но состояние дорог пока сносное. Сейчас государство направляет большие силы на важные объекты строительства. Категорически запрещаю ремонт дорог... Я понимаю вашу заботу обо мне. Но вы, кажется, плохо понимаете меня... Я радуюсь не заботе о себе, а счастью народа... Когда вижу, что народ в чем-то ощущает неудобство... мне становится неприятно, что я пользуюсь автомобилем..." (журнал Korea Today, апрель 2007 года).

"Несколько лет назад в один из мартовских дней товарищ Ким Чен Ир инспектировал воинскую часть КНА на восточном участке фронта и только к вечеру покинул ее.

Когда он достиг вершины перевала Чхор (почти 700 м над уровнем моря), начало смеркаться... Он предложил встретиться с часовым... Пост часового оказался далеко... Сгущались сумерки. Был март, дул сильный холодный ветер. Но товарищ Ким Чен Ир ждал часового без малого 20 минут. Наконец тот появился. Верховный главнокомандующий тепло беседовал с ним: как его зовут, какие вести получает от дома, как ему служится. Солдат отвечал громко и четко...

Глядя на удаляющуюся машину, солдат плакал: он был сильно тронут человеческой теплотой верховного главнокомандующего, который, несмотря на занятость делами, выделил дорогое время для никому не известного солдата" (журнал Korea Today, февраль 2007 года).

"Однажды врач президента обратился к нему с просьбой не посещать места, где выделяются вредные для здоровья газы.

Президент после минутного раздумья сказал:

— Благодарю вас за внимание. Значит, вы предлагаете мне поступать как дворяне прежних времен. Но я не хочу стать таким дворянином, который чурается народа. Мы обязательно должны бывать там, где пыльно или выходит газ, и принимать меры для охраны здоровья рабочих. Оторванное от народа, наше существование не имеет никакого значения" (журнал Korea Today, апрель 2010 года).

"Считая девиз "Поклоняться народу как небу!" своим политическим кредо, вождь всю жизнь самоотверженно служил народу.

Кажется, и поныне звучит его голос: "И у меня есть предмет поклонения как богу. Это... народ. Я считал его подобным небу и служил ему как богу. Мой бог не кто иной, как народ. Ведь в мире нет более сильного, всезнающего и всемогущего существа, чем народные массы"...

Однажды в разгар подготовки к строительству очередного сооружения столицы — проспекта Чхоллима — он позвонил одному сотруднику, чтобы узнать, как продвигаются работы.

Сотрудник доложил, что подготовка к началу строительства проспекта уже завершена, но по-настоящему оно еще не начато, так как не продвигается работа по эвакуации старых жилых домов.

Помолчав немного, вождь предложил сотруднику отложить начало строительства нового проспекта до апреля...

Сотрудник не поверил своим ушам, поскольку планировалось приступить к строительству в январе и завершить его в ноябре.

Поняв недоумение руководящих работников, вождь объяснил: если эвакуируемые жители переселятся в зимнее время, то они будут испытывать много неудобств, поэтому надлежит как можно скорее завершить строительство жилых домов, уже начатое в другом месте, переселить туда эвакуируемых жителей, а потом начать строительство проспекта... Если они будут переселяться сейчас, продолжил он, то им придется вырыть из земли чан с кимчхи, но как же корейцы проживут без этого блюда?!" (журнал "Кымсугансан", апрель 2010 года).