Кино на миллиард долларов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Фридману насчитали $1 миллиард недоплаченных налогов "Славнефти"

1113287158-0.jpg Воскресные слова Владимира Путина о том, что в России наконец сформировался здоровый инвестиционный климат, буквально дезавуировала Федеральная служба по налогам и сборам (ФСН). Вчера источник Интерфакса в службе заявил о том, что налоговые претензии к Тюменской нефтяной компании за 2001 год (речь идет о льготах, полученных «Славнефтью», которой на паритетных началах владеют ТНК и «Сибнефть», при финансировании съемок кинофильмов, имеющих статус национальных) возросли до 26 млрд руб., т.е. приблизились к 1 млрд долл. Правда, чиновники впоследствии, похоже, осознали противоречие своих действий заявлениям президента: руководитель управления международного сотрудничества и обмена информацией ФНС Елена Толгская вчера заявила, что «окончательная сумма претензий к компании не определена» и ее ведомство «ведет плановую работу» с ТНК-ВР. Однако источник «Времени новостей» в ТНК-ВР подтвердил информацию Интерфакса об увеличении суммы претензий. Это уже не первое наступление госорганов на англо-российскую компанию за последнюю неделю. Недавно глава Федерального агентства по недропользованию Анатолий Ледовских заявил Интерфаксу, что конкурсы на три крупных сибирских месторождения были отменены из-за того, что в них намеривалась участвовать ТНК-ВР.

В воскресенье вечером президент России Владимир Путин, выступая на открытии Ганноверской промышленной ярмарки, говорил о возросшем интересе предпринимателей различных стран к российскому рынку. «В наших ближайших планах — дальнейшие меры по снижению налоговой нагрузки на предприятия, упорядочению и упрощению налоговых процедур, — заявил президент. — Все это должно серьезно повысить качество налогового администрирования, сделать его необременительным для участников рынка». При этом Владимир Путин, оторвавшись от текста выступления и глядя в глаза инвесторов, особо подчеркнул: «Любые домыслы о якобы готовящемся в России пересмотре или ревизии итогов приватизации безосновательны. Напротив, для стабилизации отношений собственности и недопущения каких бы то ни было возвратов к теме о ее переделе мы готовим сейчас решение об уменьшении срока давности по приватизационным сделкам с десяти до трех лет».

Действия налоговиков этой логике явно противоречат. Более того, ФСН, по словам источника Интерфакса, проводила повторную проверку уплаты налогов ТНК в 2001 году, в результате которой претензии по уплате тех же самых налогов возросли аж в семь раз. Как сотрудники ФСН первоначально могли «ошибиться» на 22 млрд руб. — остается загадкой и вызывает вопросы об их компетентности и о предвзятости.

«Разумеется, компании должны платить налоги, — говорит представитель одной из инвестиционных компаний, — однако в ситуации, когда ФСН в ходе проверок с легкостью жонглирует миллиардами рублей, о «прозрачных и предсказуемых условиях» говорить явно рано».

Информация о том, что налоговики завершили проверку деятельности ТНК в 2001 году, появилась еще в минувшем ноябре. Тогда сумма претензий составила 3,9 млрд руб. (без учета штрафов и пеней — 2,5 млрд руб.). В холдинге изначально были намерены оспаривать претензии налоговых органов, и завтра дело будет рассматриваться в арбитражном суде. Источник, близкий к акционерам ТНК-ВР, заявил что в компании ожидали увеличения суммы претензий ближе к судебному разбирательству и теперь уверенно предполагают, что налоговики решили поторговаться с компанией, так как позиции фискального ведомства довольно шаткие. Совладелец ТНК-ВР, предприниматель Виктор Вексельберг вчера заявил: «К нам вообще не может быть таких налоговых претензий. Как только мы получим документы, мы будем судиться».

Впрочем, у г-на Вексельберга есть все основания для беспокойства. Ведь если налоговикам в суде удастся доказать хотя бы часть претензий, то доплачивать бюджету придется именно российским, а не британским акционерам ТНК-ВР. Как отмечают в московском представительстве ВР, соглашение между англичанами и их партнерами предусматривает, что «Альфа-Групп» и Ассеss/Renova (владеют 50% ТНК-ВР и принадлежат Михаилу Фридману, Виктору Вексельбергу и Леонарду Блаватнику) берут на себя ответственность в том числе и по налоговым претензиям, которые могут быть предъявлены за период, предшествовавший объединению ТНК и ВР (это случилось в августе 2003 года). Правда, будут российские бизнесмены компенсировать потери из своих личных средств или возможные выплаты все же скажутся на финансовом состоянии ТНК-ВР, вчера ни в российской, ни в британской компании выяснить не удалось.

У экспертов есть несколько версий происходящего. По мнению аналитика ИК «Совлинк Секьюритиз» Льва Сныкова, налоговики торопятся по максимуму предъявить претензии ТНК-ВР до того, как компания закончит реструктуризацию. «Когда будет завершена консолидация активов англо-российской компании на новой структуре — «ТНК-ВР Холдинг», — акции ее нынешних дочерних предприятий будут обменены на бумаги нового холдинга, — говорит он. — Тогда «дочки» ТНК-ВР ликвидируют. С них уже не удастся ничего взыскать, поскольку останется совершенно чистая с точки зрения налогов компания».

В то же время, говорят эксперты, столь существенное выставление претензий к ТНК-ВР может свидетельствовать и о том, что российское руководство не питает теплых чувств к развитию почти «иностранного» холдинга. Ведь помимо отмены конкурсов на крупные сибирские месторождения из-за участия в них ТНК-ВР остается нерешенным вопрос и с разработкой Ковыктинского месторождения. Как известно, экспорт газа возможен только с согласия «Газпрома». Г-н Вексельберг заявил вчера: «Мы сделали «Газпрому» предложение, причем такое, которое полностью исключает любую конкуренцию с другими проектами в Восточной Сибири. Мы готовы экспортировать газ через «Газэкспорт» (100-процентная «дочка» «Газпрома»), а нам оставить только добычу и строительство. С известными процессами, в которых участвует «Газпром» (имеется в виду, очевидно, слияние «Газпрома» с «Роснефтью».), график совместного продвижения по этому проекту сдвигается. Наши предложения у них на столе, мы ждем, когда «Газпром» сможет вернуться к разговору».

Денис Ребров, Николай Горелов

Оригинал материала

«Время новостей»