Кино не для всех

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Киселев переписывает новейшую историю

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::23.10.2003, Фото: "КП"

НТВ: кино не для всех. Старые песни на новый лад

Фото Александра Астафьева Хотим мы того или нет, но главной околотелевизионной интригой который уже год остаются подробности развода, случившегося на НТВ весной 2001 года. Фильм “НТВ: автобиография” подкинул свежих дровишек в тлеющий костер взаимных разногласий и претензий бывших и действующих энтэвэшников. Фильм к юбилею — 10-летию НТВ, который должен был всех примирить, вместо этого стал новым яблоком раздора. При помощи фильма группировка Киселева—Шендеровича нанесла “изменникам” удар под дых в тот самый момент, когда они меньше всего этого ожидали. Евгений Киселев за последние дни выступил с массой критических высказываний в адрес бывших коллег, в том числе и в скандальном фильме. Реакция не заставила себя долго ждать. Леонид Парфенов предъявил претензии компании DIXI, выпустившей фильм.

Л.Парфенов: — Изумление от фильма “НТВ: автобиография” не проходит... Когда фильм только затевался, подразумевалась объективистская телеистория: вот десять лет, было разное, и никто никому не судья. Компания DIXI казалась оптимальным исполнителем: опыт производства документального кино, долгое сотрудничество с НТВ, при этом взгляд вроде бы со стороны. Но фильм — особенно вторая серия, — по сути, свелся к точкам зрения Киселева и Шендеровича при явной солидаризированности с ними тех, кто снимал и монтировал.

Е.Киселев: — Некорректно вели себя Леня Парфенов и Таня Миткова, которые стали писать заявления “в никуда”. С трудом верю, что они не знали, что их заявления нужны Кремлю и Коху, чтобы можно было продемонстрировать публике: не все журналисты поддерживают Киселева.

Л.Парфенов: — Корреспондент, придя к Коху, для начала сообщила: я, готовясь, прочитала все, что про вас написано на compromat.ru. И это чувствуется по интервью. А к интервью с Киселевым она так же готовилась? Про него тоже много чего есть на compromat.ru — и почитать, и посмотреть.

Е.Киселев: — Таня Миткова горько плачет на лестнице, а я ловлю себя на мысли, что не верю этим слезам.

Л.Парфенов: — Почему вдруг нашлось столько людей, выставляющих оценки Добродееву? Меня просили провести интервью с Олегом, и не было к нему ни одного вопроса “как вы относитесь к тому-то”: сам Добродеев уходил от любых подобных суждений — мол, чего теперь спорить, тем более в юбилейном фильме? А при дальнейшем отборе материала я всецело полагался на добросовестность DIXI, считая себя лицом все же заинтересованным. Мне и в голову не пришло просить хотя бы об упоминании в фильме нынешней программы “Намедни”, которая вообще-то третий сезон развивает жанр репортажа, продолжая энтэвэшную традицию “новости — наша профессия”. Зато “информационно-паразитическая” (по собственному определению) программа “Итого”, оригинальных журналистских материалов не снимавшая вовсе, удостоилась обильного цитирования. А все ради сведения счетов Шендеровича с Добродеевым по поводу комментария четырехлетней давности. Уверен, у Добродеева есть свои претензии к Шендеровичу, и, уверен, он не стал бы их высказывать, даже если бы его о них спросили.

Е.Киселев: — Кончилось все плачевно. Уже нынешней осенью Ревенко отстранили от ведения программы “Вести недели”. К сожалению, я оказался прав.

Л.Парфенов: — Почему к такой скороговорке свелся эпизод с Йорданом? Почему исчезли заявленные в сценарии синхроны Веселовского и Хрекова — похвалы тому периоду? Зато появилось объяснение про денежную компенсацию при увольнении Йордана, став — по фильму — главным итогом его работы. Может, если уж речь зашла о деньгах, важнее, что при Йордане компания НТВ впервые, выражаясь языком аудита, “показала прибыль”? (Предыдущий гендиректор показывал в фильме только чигасовские особняки и вино из своего знаменитого погреба.)

Е.Киселев: — Холодные глаза Алексея Пивоварова, вслед за Парфеновым пришедшего с заявлением об уходе “в никуда”.

Л.Парфенов: — Мой синхрон по поводу 14 апреля 2001-го (развод на НТВ) записывался в виде отдельного кусочка-комментария (почти стендапа), причем съемочная группа приезжала специально и в последний момент. Но в эфир вышла только половина слов — почему поехал, а о том, что было на 8-м этаже, за меня сказала Света Сорокина — которой, оказывается, было тошно смотреть на Миткову и Парфенова. Интервью Светланы писали ранее, и меня о подобном уровне полемики не посчитали нужным предупредить. Я бы тоже мог сказать, на кого и как я смотрел, и что было потом, и с какими словами возвращались на канал коллеги — кто с пустыми руками, а кто и с вынесенными ранее портретами. Но переходить на личности не хочется даже сейчас, а представляй я тогда контекст — потребовал бы убрать все свои синхроны: рассказывайте еще раз свою историю про НТВ-Брестскую крепость, только без меня.

Е.Киселев: — Вот тут я честно сказал Саше (Авраменко): извини за прямоту, но у тебя это едва ли получится (быть главным редактором “Вестей”). Не получилось. Что теперь с ним, я даже не знаю. Говорят, продолжает работать на РТР в какой-то утешительной должности.

Л.Парфенов: — Вот только не надо жалких сказок: “пойми, мы не “резали” тенденциозно, мы просто сокращали до нужного хронометража!” — так в советских магазинах обвесы были почему-то всегда только в пользу продавца. Или скажете, что это помимо вашей воли сквозь толщу слов в фильме сама по себе “прорастала правда”? Присланный мне “окончательный” сценарий заканчивается синхроном Митковой о нынешнем времени на НТВ — что выглядело совершенно логично и оправданно для эфира октября 2003 года. Фильм же завершил раздумчивый комментарий “я вам всего не расскажу” Киселева, который два с половиной года (четверть от отмечаемого десятилетия) не работает на канале. Это в какую логику укладывается и как это возможно оправдать? Когда иссякнет эта абсолютная уверенность в своей непогрешимости и в своем праве всех судить? Ей-богу, давным-давно нет никаких обид, только недоумение.

P.S. Самое поразительное во всей этой истории то, что фильм, клеймящий позором тех, кто сегодня делает НТВ и без кого компания могла бы не дожить до десятилетия, а также воспевающий уход из компании как высшую доблесть, сделан на деньги нынешнего же НТВ. Команда Киселева — Шендеровича и здесь своего не упустила.