Кирсанес

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::03.07.2001

Кирсанес

Похоже, президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова может привести в чувство только личная президентская власть. Ниже в Москве у него все схвачено

Converted 11780.jpg

Дырка от калмыцкого бублика

22 июня председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин потерпел сокрушительное поражение. Сотрудники палаты, направленные им для проверки в Калмыкию (в частности, на предмет выявления нецелевого использования бюджетных средств президентом Кирсаном Илюмжиновым), хотя и нашли нарушения, однако настолько мелкие, что вопрос о них можно решить в рабочем порядке. То есть ожидавшихся громких уголовных дел в Калмыкии не предвидится.

Говорят, что Степашин был буквально сражен представленным заключением. И не только потому, что его первый крупный блин в новой должности вышел комом, но и из-за того, что российский президент не привык к столь очевидным поражениям своих подчиненных.

Трехмесячная работа команды из пятидесяти человек пропала даром, хотя, как говорят большинство опрошенных "Профилем" политиков, в Калмыкии только ленивый не увидит беззакония. Кстати, возглавлял отряд Счетной палаты аудитор Александр Андреев -- в палате он как раз отвечал за отношения федерального бюджета с бюджетами других уровней. Именно отвечал -- потому что срок его аудиторских полномочий закончился еще 7 апреля 2001 года и теперь он дорабатывает до прихода замены. Большинство опрошенных "Профилем" чиновников администрации президента полагают, что посылать на такую ответственную проверку человека, выслужившего свой срок, было крупной ошибкой. Лучше было бы дождаться назначения нового аудитора, но, видать, Степашин слишком спешил отрапортовать об успехе.

Не получилось у главы Счетной палаты даже свести личные счеты с Илюмжиновым -- тот принял Степашина в Элисте во время степашинской предвыборной думской кампании весьма прохладно: закрыл для будущего депутата залы, не дав выступить в поддержку "Яблока", от которого в 1999 году Степашин шел в Госдуму. Похоже, калмыцкий президент и на этот раз решил не подавать бывшему члену Государственной думы. Более того, Илюмжинов даже не почтил своим присутствием коллегию возглавляемой Степашиным Счетной палаты, куда был приглашен -- прислал вместо себя своих министров, показав таким образом высокому московскому чиновнику, что у него, президента Всея Калмыкии, дел и без того хватает.

Между тем полученная в результате титанических усилий "счетчиков" дырка от бублика сильно огорчила думское "Яблоко" -- вечного илюмжиновского оппонента, по чьему запросу и была организована калмыцкая проверка. При этом "яблочники" в беседах с корреспондентом "Профиля" ссылались на то, что Счетная палата не обладает полномочиями, необходимыми для приведения Илюмжинова в чувство.

Так или иначе, но "работать над Илюмжиновым" "Яблоко" собирается и дальше. Первый заместитель руководителя фракции Сергей Иваненко говорит: "Проверка Счетной палаты -- это еще не все. То, что какая-то комиссия чего-то там не увидела -- не повод для окончательной оценки. "Яблоко" будет продолжать заниматься Илюмжиновым -- мы пошлем еще десять запросов. Вода камень точит".
  Оно, может быть, и так, тем более что в степной Калмыкии с водой, говорят, большая напряженка -- хорошенько помыться даже в самой Элисте проблема. Однако, судя по всему, для калмыков вода или ее отсутствие -- проблема не столь острая, чтобы на воду поменять своего президента: очень уж он там популярен. Касательно калмыцкого офф-шора и нецелевого использования федеральных денег -- на Руси обмануть или даже украсть у царя всегда было делом привычным. Что же до попыток центра разоблачить эту привычку и назвать ее, как и положено, воровством, так тут необходимы условия, которых в Калмыкии нет.

В республике Илюмжинова достаточно спокойно с криминалом, нет внутренних политических разборок, а потому, по мнению кремлевского собеседника "Профиля", и копать там было бесполезно: "Не нашли в Калмыкии ничего только потому, что там все концы давно и надежно спрятаны. При этом искать и раскапывать можно лишь там, где есть конфликт элит и одни готовы стучать на других. В Калмыкии же такого конфликта нет -- там все заодно. К тому же Кирсан очень играет на национальных чувствах калмыков, постоянно напоминая им о временах сталинской депортации. Эту депортацию калмыки не простили Москве до сих пор. Действительно, во время Великой Отечественной калмыцкие части воевали в составе гитлеровских войск. Но рассказывают, что в 1942 году, когда Красная армия от Сталинграда пошла на окружение немцев, наш военачальник калмык Ока Городовиков, сподвижник Буденного, лично погнал калмыцкие части, воевавшие у немцев, до Маныча и там утопил. Позже его племянник долгие годы был секретарем Калмыцкого обкома КПСС".

Кстати, отец Илюмжинова состоял в рядах калмыцкой партэлиты -- заведовал отделом промышленности и транспорта Элистинского горкома КПСС. А сам Кирсан поступал в МГИМО по рекомендации Президиума Верховного Совета Калмыцкой АССР. Правда, злые языки утверждают, что из элитарного вуза он был отчислен за связь с иностранцами, но народный поэт республики, гордость калмыцкого народа и бывший член горбачевского Политбюро Давид Кугультинов помог ему не только восстановиться и благополучно завершить обучение, но и в дальнейшем, пользуясь своим авторитетом, возглавить республику. Сейчас Кугультинов -- председатель Совета старейшин при калмыцком президенте, а его племянник Санал работает федеральным инспектором в Южном федеральном округе под руководством Виктора Казанцева. Так что у Кирсана Илюмжинова везде свои люди.
  Кремль же заинтересован в обратном -- он хочет своего человека иметь во главе Калмыкии. Дело в том, что Калмыкия имеет важное стратегическое значение. За нее идет серьезная борьба как среди этнических группировок Кавказа (Калмыкия граничит с, да и Чечня неподалеку), так и среди крупного бизнеса: республика расположена на берегу нефтеносного Каспия, глаз на который (в связи с нынешним ослаблением в регионе "ЛУКойла") положила "Славнефть". Кроме того, у Калмыкии есть выход к Волге, и, наконец, по республике проходит стратегическая дорога с Волги на Кавказ.

Между тем сменить Илюмжинова мирным путем, через выборы, например, не представляется возможным: на последних президентских выборах за него проголосовали 85% избирателей. Создать же серьезную системную оппозицию президенту Калмыкии просто не из кого. Собеседник из Элисты: "Местный парламент, Народный хурал, сплошь состоит из людей Илюмжинова, а недавние выборы в горсовет Элисты, несмотря на попытки оппозиционеров получить там хоть одно кресло, так и не увенчались успехом. Хоть сотню наблюдателей ставь -- все равно президентские люди обведут всех вокруг пальца".

Вот и приходится искать пути немирные -- вроде нынешней степашинской проверки. Но, выходит, пока с Илюмжинова все как с гуся вода.

Судьба нерезидентов

Converted 11781.jpg

Хождение Кирсана Илюмжинова во власть началось с его избрания депутатом Верховного Совета России, где он познакомился с Борисом Ельциным. Собеседник "Профиля" со Старой площади вспоминает: "Кирсан был модный. Обещал каждому избирателю после своего избрания по сто долларов, которые, правда, никто не получил. Был бизнесменом при деньгах, к тому же любимчиком Ельцина. Ельцин всегда с ним обнимался. Кирсан ведь такой маленький, сухой, смешной -- а Борису Николаевичу при его габаритах симпатичны "игрушечные" люди. А еще Кирсан никогда не грузил Ельцина никакими проблемами -- и это бывшему российскому президенту особенно нравилось".

Сегодня Илюмжинов безраздельно контролирует весь бизнес в своей республике и не прочь выйти на федеральный уровень. Говорят, что он, по сути, совладелец телекомпании ТВ-6, хотя юридически его права никак не оформлены -- просто в свое время он якобы давал кредиты бывшему руководителю компании Эдуарду Сагалаеву и сейчас может потребовать этот долг с ТВ-6. По слухам, сумма весьма внушительная -- от восьми до десяти миллионов долларов. На ТВ-6 говорят, что год назад Илюмжинов хотел купить весь канал, но основной владелец Борис Березовский подумал-подумал и продавать отказался.

Между тем Илюмжинов и без телеканала вряд ли может нравиться нынешнему кремлевскому руководству.

Собеседник "Профиля" в Думе: "Во-первых, Кремль, безусловно, раздражает тамошняя офф-шорная зона. В Калмыкии с 1995 года действует система, при которой все местные налоги для нерезидентов заменены на ежеквартальный 300-долларовый платеж в Агентство развития и сотрудничества (АРИС). Таких нерезидентов, банков и предприятий в Калмыкии сейчас зарегистрировано около пяти-шести тысяч. Илюмжинов подсчитал, что незачем ему собирать местные налоги, тем более что собирать их в Калмыкии не с кого, если он больше заработает на регистрации этих офф-шорных кампаний (до $10 млн. в год). Сделать с этим центр пока ничего не может, потому как здесь нет нарушения законодательства. Однако и считать такое положение вещей приемлемым трудно, потому что налоговая вольница ударяет и по финансовой системе государства, и по экономическому развитию регионов. Поэтому налоговая реформа и предусматривает в первую очередь фактическую отмену региональных офф-шорных зон (см. рубрику "Коридоры власти".-- "Профиль").

  Второй раздражитель Кремля -- черная икра. Калмыкия считается центром ее нелегального производства и контрабандного вывоза. Говорят, что калмыки даже строят запруды, перекрывая проход осетровых в Астрахань.

И наконец, третье. "Калмнефть". Илюмжинов сумел указом Ельцина выделить из "Роснефти" все "калмыцкие" мощности и создать свою калмыцкую нефтяную кампанию".

Многие считают Кирсана Илюмжинова личностью незаурядной. Депутат Думы от ЛДПР Алексей Митрофанов: "Я учился с ним в одном институте, в МГИМО, кстати, Кирсан тогда общался с внуком министра иностранных дел Громыко -- Андреем. Сам факт, что он выбрал для изучения японский язык, уже говорит о его достаточно высоком интеллектуальном уровне. Кстати, МГИМО он окончил с отличием".

Что касается увлечений Илюмжинова, то наряду со страстью к "роллс-ройсам" (кстати, один такой автомобиль из его коллекции ранее принадлежал Эдит Пиаф) он питает любовь к шахматам, каковую любовь ему удалось "конвертировать" в пост президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ), обойдя в этом деле таких шахматных авторитетов, как чемпионы мира Гарри Каспаров и Анатолий Карпов. А ФИДЕ, между прочим,-- это не только влияние в международных спортивных кругах. Это еще и нешуточные международные связи, и доступ к серьезной мировой коммерции (говорят, этим у Илюмжинова в ФИДЕ занимается его старый товарищ -- тихо "ушедший" на Запад коммерсант Артем Тарасов).

Если же вернуться к подведомственной ему Калмыкии, то Илюмжинов, как уже было сказано, безусловно, тотально ее контролирует. Все более-менее значимые люди не всегда его родственники, но те, с кем он вместе либо учился, либо служил в армии. Люди эти малозаметны и играют технические роли. Публичная роль принадлежит исключительно Кирсану Илюмжинову.

Диктатура закона существования номенклатуры

Если так, то по зубам ли вообще степашинскому ведомству столь могущественная фигура? У Виктора Похмелкина, члена думского комитета по законодательству от Союза правых сил, свое мнение: "Возможно, Кремль изначально дал команду прижать Кирсана к ногтю, а потом по ходу проверки передумал или стороны о чем-то договорились. Ворон ворону глаз не выклюет -- есть закон существования номенклатуры, особенно в условиях российского государства. Смысл состоит в том, что надо постоянно имитировать борьбу за очищение рядов, показывать это обществу и международному сообществу, и вместе с тем никто из тех, кто попадает в эту номенклатурную обойму и живет по ее законам (допустимость воровства и коррупция с сохранением лица), никогда из этой обоймы не выпадет, что происходит и с Илюмжиновым".

Депутат от "Яблока" Валерий Останин уточняет: "Председатель правительства Калмыкии не смог ответить, как контрольный госпакет акций "Калмнефти" был выкуплен за бесценок, а полным владельцем компании стал родной брат Кирсана. На все мои запросы я получаю ответ: мол, поскольку доли госсобственности в нашем акционерном обществе не имеется, то ты, даже как депутат, не имеешь права запрашивать коммерческую информацию об участниках или долях участия. Что касается любимого Илюмжиновым футбольного клуба "Уралан", то бюджетных денег на него было израсходовано 70,2 миллиона рублей, что превышает в два с половиной раза финансирование всех образовательных учреждений республики, включая выплату детских пособий. Одно из уголовных дел, связанное с нарушениями в деятельности Агентства развития и сотрудничества, бывший прокурор Калмыкии хотя и повез лично на автомобиле в Генпрокуратуру, но по дороге попал в аварию -- и уголовное дело сгорело вместе с машиной. Сам бывший прокурор отделался легким испугом, потеряв лишь прокурорскую должность".

Вообще, страсти вокруг Илюмжинова начались еще в бытность его президентом коммерческого банка "Степь" в начале 90-х годов. Тогда через него пошли деньги, выделенные под федеральную программу "Шерсть". Где те овцы, с которых якобы стригли шерсть, где та шерсть, а главное, где деньги -- до сих пор неизвестно. Возбужденное уголовное дело не имело перспективы, потому как Илюмжинов в то время состоял депутатом Верхсовета и обладал депутатской неприкосновенностью.

Теперь Илюмжинов президент, и хотя его знаменитые "Нью-Васюки" -- Шахматный городок -- пустует, не принося никакого дохода в казну, а международный аэропорт так и стоит недостроенным, столица Калмыкии Элиста сплошь завешена его портретами -- он либо запечатлен в обнимку с Далай Ламой XIV, либо пожимает руку Ельцину, либо скромно стоит рядом с Алексием II. Кстати, Кирсан Илюмжинов любим и в Москве. Собеседник "Профиля" в Думе: "Когда в Думе собирали подписи депутатов для проверки Калмыкии Счетной палатой -- а их надо было собрать не менее девяноста -- то многие депутаты, известные своей принципиальностью в борьбе с коррупцией, отказывались. Один играет с Кирсаном в шахматы, другой любит ездить к нему охотиться на сайгаков, третьего в трудные времена Илюмжинов поддержал. Так что в чувство Кирсана может привести только личная президентская власть. Ниже в Москве у него все схвачено".

Рассказывают, что однажды Илюмжинов вошел к Ельцину в кабинет, не отключив свой мобильный телефон, а телефон, как назло, зазвонил, и Илюмжинов, попросив Бориса Николаевича минутку подождать, стал разговаривать. Тогда Ельцин еще не увлекся игрой в царя и на выходку калмыцкого воеводы не разозлился, а лишь подошел к Илюмжинову и поинтересовался, указывая на мобильник: "Это что у тебя такое?" Кирсан ответил: "Мобильный телефон". Ельцин засомневался и снова спросил: "А что, он у тебя какой-то особый?" Илюмжинов говорит: "Нет, обычный". Тогда только Ельцин возмутился: "Надо же, а мне Коржаков говорил, что у меня защищенный кабинет и сюда никакие волны не проходят!" После этого отношения с главным президентским охранником Коржаковым у Илюмжинова были подпорчены, а в Кремле появились надписи: "Мобильные телефоны и пейджеры отключать".

Отключит ли нынешний Кремль Илюмжинова от власти -- вопрос на сегодня очень спорный. Во всяком случае, грандиозный план президентской администрации -- раскрутить на место Илюмжинова бывшую теледиву, а ныне депутата Думы от "Единства" Александру Буратаеву -- лишний раз говорит о излишней игривости воображения кремлевских стратегов. За кого, за кого, а за женщину-президента в Калмыкии вряд ли проголосуют.