Кирсановщина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Первое правонарушение господина Илюмжинова связано с изъятием в 1988 г у него в гостинице "Пекин" наркотиков, которое потом по ходатайству известных людей было закрыто"

© "Компромат", июнь 2004

Кирсановщина

«Калмыкия - это феодальное княжество, точнее - ханство. Правит эти ханством главный калмык Кирсан Илюмжинов. За время его так называемой деятельности полностью уничтожена вся инфраструктура Калмыкии 75 % - три четверти населения живет ниже черты бедности. Это одна из самых бедных и самых бесправных территорий нашей страны».
Борис Немцов

Георгий Хорошилов

Converted 17085.jpgНесколько лет назад я случайно посмотрел по телевизору французский документальный фильм о Калмыкии. Кадры ветхих домишек, каких-то развалившихся сараев и коровников, свалок на берегу моря перемежались с кадрами светских приемов в Москве с участием Кирсана Илюмжинова, где черную икру ели столовыми ложками, и кадрами предвыборной Элисты, где на заборах в ряд были развешены предвыборные плакаты, на которых Кирсан был заснят то рядом с Путиным, то с патриархом Алексием II, то с Далай Ламой. В закадровом тексте, видимо для пояснения, французский журналист упоминал беднейшие африканские страны типа Чада и Камеруна.

Спору нет, Илюмжинов и его республика могут поразить воображение не только французского журналиста. В феврале 2000 года калмыцкские журналисты даже представили в Москве целую книгу о нем под выразительным названием «Кирсановщина». Правда, это было грустная презентация. Один из авторов книги, легендарная калмыцкская журналистка Лариса Юдина уже была убита, несколько ее коллег уже не могли приезжать на родину, опасаясь расправы. Когда я попросил трех журналистов рассказать биографию героя «Кирсановщины», то встречаться с ними пришлось чуть ли не на конспиративных квартирах.

Кирсан Илюмжинов родился 5 апреля 1962 года. Отец его был партийным работником, человеком несговорчивым, суровым и даже жестоким. Говорили, что жестокостью пошел в отца, деда Кирсана - комиссара Первой Конной армии Буденного. Кирсан окончил среднюю школу на одни пятерки, но сразу продолжать образование не стал. Пошел слесарить на оборонное предприятие «Звезда», откуда через год был призван в ряды Советской армии. Сознательно сбил темп. Чтобы нюхнуть пороху, закалиться духом? Ничуть не бывало - из сугубо карьерных соображений.

Это - расчет на 100-процентный жизненный успех, подсказанный его старшим братом Вячеславом, который тоже «добровольно» прошел срочную воинскую службу, где вступил в КПСС и получил рекомендацию для поступления в элитарный МГИМО. «Звезда» давала рабочее происхождение, армия - путевку в Москву. Но в армии, несмотря на все старания, Кирсану вступить в КПСС так и не удалось. После службы он вернулся на завод, был назначен уже бригадиром, и в 1983 году наконец вступил в партию. Партбилет стал хорошим подспорьем для поступления в МГИМО. И здесь с первых же курсов смышленный мальчик стал подумывать о дальнейшей карьере, пробившись на должность заместителя секретаря институтского парткома по идеологии.

Карьера будущего отца степного народа едва не пресеклась, так и не успев начаться. На предпоследнем курсе института он влип в темную историю. Говорили о том, что калмыцкий студент балуется наркотиками, стал завсегдатаем игорных притонов и, вообще, ведет образ жизни, недостойный звания коммуниста и будущего дипломата. ["Первое правонарушение господина Илюмжинова связано с изъятием в 1988 г у него в гостинице "Пекин" наркотиков, которое потом по ходатайству известных людей было закрыто." - вставка К.Ру]. Его с позором вымели из института и партии, но на его счастье наступили либеральные времена перестройки. Кадровая политика также претерпела резкое потепление. Илюмжинову позволяют получить диплом, но двери в дипломатию, очевидно, перед ним были захлопнуты. Кирсан двинул в бизнес. Его, япониста по образованию, приняли стажером в советско-японское СП «Эко-Радуга». Довольно скоро он стал управляющим этого СП. А через два года, в 90-м, он возглавил корпорацию «САН». Дорогие костюмы, шикарные иномарки, элитарные ночные клубы стали привычными атрибутами повседневной жизни. Поползи слухи о якобы миллионном (в долларах) состоянии молодого бизнесмена. А он только подогревал их, охотно раздавая интервью, представляясь, если не сыном графа Монте-Кристо, то по крайней мере, гениальным финансистом. Говорил, что доход ему приносит капитал, размещенный на текстильных предприятиях, в ресторанах и гостиницах. Правда, один из его прошлых приятелей, президент концерна «Бутэк» Михаил Бочаров, впоследствии утверждал, что главное-то Кирсан утаивал - он занимался до предела криминализированным игорным бизнесом. Но деньги в японско-российском СП он действительно заимел. Каким образом, стало ясно через три года. В 1993 году Илюмжинов неоднократно обвинялся прессой и Верховным Советом Калмыкии в том, что во время работы в корпорации «Эко-Радуга» получил взятку в 5 миллионов долларов за незаконную поставку нефти в Японию. Михаил Бочаров обвинял Илюмжинова и в махинациях с 14 миллионами рублей, выделенными правительством РФ корпорации «Эко-Радуга» на закупку шерсти. Темная и кровавая история с «шерстяным кредитом» стала вполне знаменательным прологом к политической биографии «отца всех калмыков».

Золотая шерсть

О крупных хищениях в Калмыкии написаны сотни статей. Проведены десятки ревизий, в том числе и Генеральной прокуратурой. Не знаю, насколько силен Илюмжинов в шахматах, но. очевидно, он заслуживает звания гроссмейстера в игре с казенными деньгами.

В 1992 году отечественной текстильной промышленности не хватало сырья. Глава ассоциации «Степь», тогда еще мало кому известный Кирсан Илюмжинов, предложил правительству РФ свои услуги: пообещал обеспечить российские фабрики высококачественной шерстью из Калмыкии. Именно для этого ему нужен был крупный кредит. Правительство выделило на закупку шерсти примерно 14 млрд. неденоминированных рублей. Получив деньги, ассоциация «Степь» перечислила их фирмам, которые якобы должны были закупать шерсть. Например, московскому АО «Гендур Семур» досталась половина кредита. Почти миллиард рублей перебросили на счета санкт-петербургской корпорации «САН». Крупная сумма оказалась в Нижнем Тагиле. Увы, ни одна из коммерческих структур, подключенных к программе спасения «Ростекстиля», так и не поставила ему ни грамма шерсти. «Гендур Семур» из 5,4 млрд. рублей вернуло лишь 3,5 млрд. Большая часть кредита исчезла бесследно. Вот что писал по этому поводу прокурор республики Владимир Шипиев тогдашнему министру МВД РФ дел Виктору Ерину: «Эти средства поступили в КБ «Степь» на счет ассоциации «Степь» (президент - Илюмжинов), являющейся дилерской организацией концерна «Ростекстиль». Вместо выдачи кредита предприятиям концерна, как это предусматривалось, ассоциация «Степь» 9,4 миллиарда передала под проценты различным коммерческим структурам Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Тагила. До настоящего времени шерсть не закуплена, а сама ассоциация «Степь» распалась. Фактически кредиты коммерческими структурами присвоены...». Прокуратуре Калмыкии все же удалось добиться начала расследования по этому кредиту, но последовавшие за этим криминальные события не позволили довести дело до конца.

13 июня 1995 года в одной из больниц Элисты умер Очир Архаков - 33-летний глава московской коммерческой фирмы «САР». Смерть наступила от внутреннего кровоизлияния. Врачи зафиксировали разрыв печени. Архаков возглавлял фирму, которая выступила соучредителем коммерческого банка «Степь». Через этот банк, по сведениям калмыцкского прокурора Владимира Шипиева, и осуществлялись все операции с кредитом. Понятно, что Очир Архаков обладал весьма важными сведениями. По словам следователя, занимавшимся «шерстяным делом», которые цитирует в 2000 году газета «Московские новости», расследование обстоятельств этой смерти провести было невозможно: «Ни при каких обстоятельствах местная милиция не позволила бы усомниться в своей изначальной версии смерти Архакова: разрыв печени без следов насилия».

Спустя полтора года после смерти Архакова в столице Калмыкии в автомобильную аварию попал гендиректор Аграрно-коммерческой ассоциации «Степь» Владимир Баянов. Директор получил столь тяжелые ранения, что врачам едва удалось его спасти. Баянов тоже обладал ценной информацией по «шерстяному делу». Именно его подписи стояли на договорах с фирмами, которым он перечислял деньги якобы для закупки шерсти. В распоряжении следствия имелось письмо, в котором утверждалось: часть денег, выделенная на закупку шерсти, перечислена безвестной фирме «СКЦ ТЭСМО» по личной просьбе Илюмжинова. Баянов мог бы раскрыть подробности этой сделки. Но те, кто подстроил аварию, добились своего: после ранений Баянов «забыл» именно то, что интересовало следствие.

Конвертация шерсти в политику

В те годы даже десятой части денег за нелегальную поставку нефти в Японию хватило бы на любую избирательную кампанию. Тем более в глухих деревнях бедной Калмыкии. И 18 марта 1990 года Кирсан избирается народным депутатом РСФСР от Манычского территориального округа. Во время съездов ничем особым не отличился, разве что тем, что был среди депутатского меньшинства под любым предлогом голосовавшего за введение частной собственности на землю. Фактически присвоив деньги «шерстяного кредита», в 1993 году Илюмжинов выставил свою кандидатуру на пост президента Республики Калмыкия - Хальмг-Тангч. Избирательная кампания Илюмжинова проходила под модным тогда лозунгом «Богатый президент -неподкупная власть». В случае своей победы на выборах, намеревался пригласить на работу в правительство Егора Гайдара. Заявлял, что если станет президентом, будет тратить деньги на создание класса собственников, давая кредиты и предоставляя льготы. Заявлял также, что все средства, отчисляемые его компаниями в виде дотаций к зарплате, а также средства на поднятие некоторых предприятий, будут эквивалентны предоставлению каждой семье суммы в 100 долларов. В борьбе за голоса выделял деньги на хлеб и молоко. В общем, делал то, что сегодня повзрослевший Центризбирком России однозначно классифицирует как «подкуп избирателей».

Согласно предвыборной программе, Илюмжинов планировал 30 % республиканского бюджета направить на сдерживание цен. Говорил, что считает, что все мужчины республики должны работать по 6 дней в неделю, а женщины вообще не должны работать. Заявил, что до наступления экономической стабилизации необходимо распустить все партии и закрыть все газеты, так как они мешают реформам. Этот пункт программы, наверное, единственный, который Илюмжинов вскорости выполнил. Основные же его пропагандистские идеи уже тогда напоминали бредни Остапа Бендера. Во время избирательной кампании Илюмжинов призвал к созданию буддийской республики, приглашению Далай Ламы XIV, предоставлению ему политического убежища, а также к строительству автономного хурульного (Хурул - ламаистский монастырь в Калмыкии) комплекса и созданию ламаистского центра по типу Ватикана в Риме. Видимо, недаром Кирсан после этого заявлял столичным журналистам, что собирается поставить памятник Остапу Бендеру а Рио-де-Женейро. 12 декабря 1993 года Кирсан впервые избирается президентом. Серьезно чудить он начал через пару месяцев - обострение началось весной.

В марте 1994, выступая перед депутатами парламента, Илюмжинов предложил отменить конституцию республики и понизить ее статус до уровня края или области, для чего предлагалось принять «Степное уложение». По словам депутатов Государственной Думы РФ из комитета по делам федерации и региональной политике, Александра Аринина и Владимира Лысенко, которые срочно выехали в республику в составе делегации Госдумы, заложенное в первоначальном проекте «Степного уложения» государственное устройство напоминало «феодально-байскую президентскую республику». Президент, например, имел право разогнать парламент, если тот «не обеспечивает стабильности в обществе».

После того, как комиссия Госдумы в экспертном заключении о «Степном Уложении Калмыкии - Хальмг Тангч» отметила в нем многочисленные нарушения российского законодательства, проект был частично изменен.

Но и в исправленном виде «Степное уложение» (принятое 5 апреля 1994) также по многим вопросам расходилось с федеральным законодательством. Илюмжинов явочным порядком брал себе суверенитета, сколько мог. Попытки ряда судей руководствоваться в первую очередь федеральными законами стали для Илюмжинова поводом к их устранению. Так были сняты председатель Элистинского городского суда и одновременно председатель Совета судей Калмыкии Николай Габунов и председатель Верховного Суда Калмыкии Александр Белогорцев. Причем для снятия Белогорцева 4 августа 1994 года был принят даже специальный закон «О наделении полномочиями судей Республики Калмыкия», по которому утверждение и освобождение от должности судей производится парламентом по представлению президента.

В соответствии с Уложением, треть депутатов (9 из 27) Народного Хурала Калмыкии выдвигаются по общереспубликанскому округу лично президентом, причем для победы выдвиженцам президента достаточно получить 15% от принявших участие 35% избирателей (остальные депутаты избираются по территориальным округам).

Править Илюмжинов стал в полном соответствии с законами «феодально-байской республики». Он назначил себя еще и президентом государственно-инвестиционной компании «Калмыкия», в собственности которой находятся контрольные пакеты основных промышленных и коммерческих предприятий республики. Кроме этого, в 1995 году деньги для своих нужд Кирсан стал получать с помощью созданной им системы, при которой все местные налоги для нерезидентов заменены на ежеквартальный 300-долларовый платеж в Агентство развития и сотрудничества (АРИС). Таких нерезидентов, банков и предприятий в Калмыкии было зарегистрировано около пяти-шести тысяч. Илюмжинов подсчитал, что незачем ему собирать местные налоги, тем более что собирать их в Калмыкии не с кого, если он больше заработает на регистрации этих офшорных кампаний (до $10 млн. в год). «Сделать с этим центр пока ничего не может, потому как здесь нет нарушения законодательства. Однако, и считать такое положение вещей приемлемым трудно, потому что налоговая вольница ударяет и по финансовой системе государства, и по экономическому развитию регионов» - писал в июле 2001 года журнал «Профиль». Этими офшорными деньгами распоряжался так называемый Фонд президентских программ. Точнее, как выяснили эксперты Контрольного управления президента РФ, сам Илюмжинов по собственному усмотрению. Контрольному управлению удалось ознакомиться лишь с некоторыми документами фонда, но и этого оказалось достаточно, чтобы понять: средства (во всяком случае, значительная их часть) расходуются не на социально-экономическое развитие республики, как записано в уставе, а на приобретение дорогих автомобилей, мебели, турпутевок... В одном из документов, подготовленных сотрудниками Главного управления Генпрокуратуры на Северном Кавказе утверждается: «движение значительной части денежных средств в Калмыкии полностью выведено за рамки бюджетной системы и осуществляется по каналам вне сфер бюджетного контроля».

Очень свободная зона

Кроме этого, как водится, в калмыцккую офшорную зону потекли фальшивые чеченские авизовки. Калмыкия оказалась для соседней бандитской Чечни настоящим Клондайком. Вспоминает бывший депутат Госдумы от Калмыкии Бембя Хулхачиев: «Ко мне в номер гостиницы «Россия» вошли несколько крепких кавказцев. «Я - Руслан Лабазанов», - представился один. (Ныне покойный Лабазанов, имевший вооруженную группировку, слыл чеченским Робин Гудом..) И продолжил: «Ты выступаешь против Илюмжинова, но мои люди - с ним. Так что тебе придется сначала переступить через нас».

О тесных и небескорыстных связях Илюмжинова с чеченскими сепаратистами говорит многое. Например, бывший начальник УФСБ по Калмыкии Владимир Тимофеев утверждал: «...наш аэропорт планировался международными наркодельцами для ввоза и вывозы наркотиков из России, как аэропорт по доставке оружия чеченским боевикам».

Как писала газета «Коммерсант», «по версии Главного управления собственной безопасности МВД России, министр внутренних дел Калмыкии Тимофей Сасыков «крышевал» в республике браконьерство и подпольную нефтедобычу, а также использовал милицейский ресурс, чтобы обеспечить победу на выборах своему другу Кирсану Илюмжинову». Под патронажем калмыцкого МВД и лично Сасыкова осуществляется производство и транспортировка нелегальной алкогольной продукции, незаконный промысел рыбы и икры осетровых пород, работают минизаводы по переработке нефтепродуктов, идет переправка через Калмыкию чеченских боевиков в Казахстан и центральные области России. Значительная часть криминальных денег, в первую очередь, от подпольного нефтебизнеса, направляется на финансирование бандформирований в Чечне.

Кстати, в компетентных органах связывают катастрофическое «падение» овечьих отар (с 3 миллионов до 600 тысяч) с тем, что Калмыкия стала основным поставщиком мяса в Чечню во время боевых действий. Кирсан никогда не скрывал, даже цинично афишировал, что в 2000 году встречался с Шамилем Басаевым и подарил ему шахматы, взамен получив в подарок автомат Калашникова. И подобных криминальных эпизодов можно насчитать десятки. Возьмем результаты проверки Контрольного управления Президента РФ, проведенной в 1995 году:

«...В 1994 году из целевых средств в сумме 10,4 млрд. рублей на реализацию программы «Каспий» руководством республики направлено всего 5,3 мдрд. рублей».

«...Из поступивших 3,3 млрд. рублей направлено на создание и сохранение рабочих мест лишь 128 млн. рублей, или 3,9 процента. За год им создано только 29 рабочих мест».

«...С нарушением установленного порядка был зарегистрирован проспект эмиссии второго выпуска ценных бумаг на сумму 270 млрд. рублей шести акционерных обществ компании «Хопер».

«...Документальной ревизией Департамента налоговой полиции Республики Калмыкия установлено, что за 1992-93 гг. в НГДУ «Калмнефть» похищено 1,8 млн. долларов».

И так далее - на многих страницах отчета.

В середине 90-х Генпрокуратура довела до конца расследование уголовного дела в отношении генерального директора «Калмнефти» В.Басангова. Он продал нефть в Болгарию, а вырученные деньги положил на счет в зарубежном банке. Следствие полагало, что Басангов выполнял волю «очень влиятельного в Калмыкии человека». И не случайно, что когда нефтяной жулик освободился Илюмжинов тут же назначил его гендиректором «Калмнефти».

Убивай и властвуй

Сосредоточив в своих руках власть и деньги, Кирсан стал расправляться со всеми, кто пытался хотя бы немного его критиковать: в марте 1994 гада был вынужден уйти по собственному желанию редактор «Известий Калмыкии» Конеев, выступивший с критикой «Степного уложения», в июне-июле 1994 года Илюмжинов начал кампанию против критиковавшей его газеты «Советская Калмыкия». По его указу был сменен редактор газеты, а когда 26 июля прокурор республики Владимир Шипиев объявил о незаконности этого решения, президент потребовал от парламента снять самого прокурора с должности, что и было сделано практически немедленно - 28 июля.

«Зачистив» таким образом республику и практических изгнав из нее всех несогласных с его политикой, В июле 1996 президент России отправил в Конституционный Суд РФ запрос о конституционности двух законов Калмыкии, в том числе закона «О выборах президента». Кирсан сделал вид, что испугался. В январе 1997 представитель президента в Конституционном суде Сергей Шахрай отозвал этот запрос, заявив, что калмыцкие законодатели исправили закон о выборах, после чего КС РФ прекратил производство по делу о соответствии Конституции РФ ряда статей закона о выборах президента Калмыкии. На самом деле он продолжал еще больше укреплять единоличную власть, только немного другим путем. В январе 1997 года он добился перевода очередного прокурора республики Владимира Шипиева из Элисты в Москву и назначил на этот пост своего ставленника Юрия Джапова.

И тут же провел в Калмыкии незаконные выборы местного самоуправления. Проводились они не всеобщим прямым и тайным голосованием, а на собраниях и сходах граждан. Сходы сформировали избирательные комиссии, которые и провели выборы депутатов в Хурал. Поэтому совсем не удивительно, что в Хурале к нему обращаются не иначе как «ваша светлость» (без шуток) и в середине 90-х всерьез поговаривали о его пожизненном президентстве...

В феврале 1998 года Илюмжинов подписал указ об упразднении правительства республики и переподчинении структур исполнительной власти непосредственно президенту. В очередной раз наплевав тем самым на все российские законы.

В начале июня 1998 года в Элисте была убита главный редактор газеты «Советская Калмыкия сегодня» Лариса Юдина. Президент России посмертно наградил Ларису Юдину орденом Мужества. Как известно, журналистка была непримиримым оппонентом режима, сложившегося в республике. По обвинению в ее убийстве был осужден советник Илюмжинова по правовым вопросам Сергей Васькин, ранее неоднократно судимый. В ходе расследования Кирсан неоднократно цинично утверждал, что убитая журналистка занималась коммерческой деятельностью, и отвергал версию политического убийства.

Шантаж в чеченском стиле

14 июня 1998 в интервью информационной программе «Обозреватель» (ТВ-6) Илюмжинов заявил о своем намерении баллотироваться на пост президента РФ. А вскоре будущий кандидат в президенты России провел масштабную финансовую махинацию, чуть было не подорвавшую усилия правительства по сдерживанию инфляции. Министр финансов России Михаил Задорнов на слушаниях в Думе заявил, что Илюмжинов фактически провел в августе 1998 года эмиссию на сумму свыше 200 млн. рублей, которые перевел не в Национальный банк республики (аналог Главного Управления ЦБ по Калмыкии), а в клиринговый банк «Калмыкия». Когда правительство стало принимать адекватные меры, то 17 ноября 1998 Кирсан заявил о блокаде Калмыкии со стороны Минфина РФ и о готовности в связи с этим изменить статус республики в составе Российской Федерации - на статус ассоциированного члена. В тот же день президент Ельцин дал указание рассмотреть заявления Илюмжинова на Совете Безопасности РФ. Члены Совета пришли к удручающем выводам: в Калмыкии обостряется общественно-политическая обстановка, развивается «негативная тенденция в кредитно-финансовой сфере», в массовом порядке нарушается закон. Чтобы приостановить кризисное развитие ситуации, Совет Безопасности выработал ряд мер. В частности, МВД, ФСБ, налоговой полиции, Государственному таможенному комитету совместно с Генпрокуратурой было поручено образовать временную оперативно-следственную группу «для выявления и расследования фактов нецелевого использования бюджетных средств, злоупотребления служебным положением, коррупции и хищений государственной собственности в Республике Калмыкия». К сожалению, эту группу так и не создали. Почувствовав, чем все для него может закончится, Илюмжинов вскоре сказал, что делал заявление о выходе из состава России в качестве частного лица (а не президента Республики) и на самом деле видит Калмыкию «только в составе РФ».

Не король, а коронованный

В начале 90-х годов в подтверждение своего немеренного состояния Илюмжинов демонстрировал шахматную корону, завоеванную Гарри Каспаровым на чемпионате мира. «Единственная в мире, - говорил он журналистам, -1018 черных и белых бриллиантов. Я заплатил за нее Каспарову больше миллиона долларов».

Действительно, 7 июля 1991 года Илюмжинов приобрел у Каспарова, как говорится в заключенном между ними договоре, «ювелирное изделие, изготовленное французской ювелирной фирмой «Карлофф», для вручения в качестве приза победителю матча на первенство мира по шахматам...».

Все остальное сказанное Илюмжиновым - блеф. Не было на счетах президента корпорации «САН» и 10 миллионов рублей, чтобы заплатить за корону. Эти деньги ему дал КБ «Мособлтрансбанк» под символические 15 процентов годовых. Судьба этого кредита (на приобретение, как говорится в договоре, основных средств) доподлинно неизвестна, но легко догадаться, что полновесно возвращать его не пришлось. Вскорости в стране разразилась обвальная инфляция, и бриллиантовая корона досталась Илюмжинову, почитай, даром. (Впрочем, в конце 92-го Илюмжинов переведет на счет «САН» в Мособлтрансбанк 426 миллионов рублей, изъятых из печально знаменитого «шерстяного кредита».)

Итог заключенной сделки примерно таков: деньги ушли на счет благотворительного фонда Каспарова в помощь армянских беженцев из Баку, а сама корона осела в одном из швейцарских банков. Может быть, Илюмжинов рассчитывал преподнести ее победителю 33-й Всемирной шахматной Олимпиады, которую собирался провести в Элисте задолго до своего избрания президентом Калмыкии?

Шахматное проклятие калмыков

Отдадим ему должное: Кирсан стал президентом Всемирной шахматной федерации ФИДЕ. Кстати, не без помощи «облагодетельствованного» Каспарова - хотя бы потому, что широкий жест Илюмжинова не мог не произвести впечатление на руководство ФИДЕ, организации бедной и в те времена еще наивно доверявшей российским бизнесменам. Из квадрата в квадрат двигал Илюмжинов свою пешку в ферзи. В 95-м он получил добро у ФИДЕ и Координационного комитета по физической культуре и спорту при Президенте РФ на проведение в Элисте шахматной Олимпиады. Разумеется, было заявлено, что «за свой счет», «во имя возрождения калмыцкого народа». Тогда на своей пресс-конференции он говорил:

«Мы построим Олимпийскую деревню и первый в мире Шахматный дворец. Это будет стоить 150 млн. долларов. Но Калмыкия почти ничего не заплатит. Я дарю странам-участницам по гектару земли. Каждая страна на своем кусочке строит коттедж для делегации. В национальном стиле. Ну что им стоит - дом построить - на восемь-десять человек-то. Так у нас появится своя ООН. Или лучше».

«Или лучше» не случилось. Получилось гораздо хуже. Никто из зарубежных партнеров не согласился пить кумыс за деньги, вложенные в строительство коттеджей. Тогда «мультимиллионер» Илюмжинов предпринял адекватные шаги. Он потребовал у президента РФ 150 миллионов долларов (!) из бюджета на возведение Олимпийской деревни в Элисте, иначе «пострадает престиж российского государства».

Ельцин отписал премьеру Черномырдину: «Судя по обращению К.Н. Илюмжинова московские чиновники в очередной раз пытаются сорвать выполнение поручений Президента и Правительства». Черномырдин переадресовал записку тогдашнему директору спорта Шамилю Тарпищеву. Партнер по теннису президента выложил тому всю правду: «...Основную часть финансирования брало на себя правительство Республики Калмыкия. Однако, финансирование предполагается за счет прямого выделения средств из бюджета в размере 150 млн. долларов (и это только на строительство Олимпийского центра). Но пример отстраивания отдельно взятого города под эгидой крупного шахматного предприятия российская литература уже знала». Тарпищев вполне прагматично предложил Ельцину перенести Олимпиаду в Санкт-Петербург, власти которого были готовы организовать проведение игр всего за 3 миллиона долларов.

Тогда Илюжинову так и не перепали вожделенные 150 «лимонов», и он, вспомнив о сталинских облигациях, в добровольно-принудительном порядке обязал своих граждан вносить на счет мэрии Элисты по одной тысяче рублей (деноминированных). Но в 1998 на свой «шахматный городок» ему удалось таки фактически украсть из Российского бюджета почти такую же сумму. По распоряжению Илюмжинова, подкрепленному решением Хурала, национальный банк Калмыкии незаконно со счета Минфина РФ на счет Минфина республики перечислил 236 млн. рублей. «Если называть вещи своими именами, произошла банальная кража, одобренная законодательной властью» - писала газета «Московские новости». Когда начался скандал с Министерством финансов России, Кирсан истерично заявлял, что деньги нужны ему были для выплаты зарплат бюджетникам. Но, как установила проверка Счетной палаты РФ, треть изъятой суммы Илюмжинов направил на строительство своей шахматной забавы. Та же проверка установила, что задолженности по зарплате и детским пособиям Илюмжинов создавал порою искусственно: часть перечисленных денег расходовал не по назначению.

Не раз писали, что шахматный городок стал для Калмыкии настоящей финансовой черной дырой. Когда после незаконной перекачки 236 миллионов и накануне Всемирной шахматной Олимпиады Центральный банк России организовал в Элисте подконтрольный ему филиал, Илюмжинов и пригрозил выходом из России. Отрезанный от «халявных» бюджетных денег, Кирсан приказал достраивать городок бесплатно. Люди работали впроголодь, почти по 18 часов в день, судорожно достраивая илюмжиновский City-Chess, построенный едва наполовину. В самом начале Олимпиады в одном из коттеджей City-Chess упавший карниз стукнул по голове английского гроссмейстера Майджела Шорта. Чтобы избежать подобных неприятностей открытие проводили не в шахматном «городе-рае», а на городском стадионе.

Право первого символического хода Кирсан предоставил простому калмыцкому чабану, который взял с доски ладью и спросил: «Это ферзь, да?» А шахматистов команды Люксембурга поставили на полное довольствие жителям села Троицкое, в котором накануне Олимпиады во дворе дома повесились двое подростков, мальчик и девочка, оставив одну на двоих записку: «Нам нечего кушать». Накануне этого действа российский Фонд защиты гласности выступил с обращением к шахматистам мира игнорировать шахматную олимпиаду в Элисте:

«Дамы и господа. Шахматный городок, в котором вы будете проживать, был построен на деньги, получаемые путем нарушения всех мыслимых государственных и человеческих законов... Деньги для строительства были отняты у калмыцких женщин и детей, которых ограбили дважды - они якобы добровольно отказались от государственной дотации на детей для этой цели.

Вы будете пить и есть на деньги, полученные от рэкета, - из личного фонда президента Илюмжинова, в который собиралась незаконная дань со всех компаний, зарегистрированных на территории офшорной зоны Калмыкии. Когда вы будете любоваться видом Янтарного пруда в Шахматном городке, вспомните, что именно в этом пруду было найдено изуродованное тело редактора единственной в Калмыкии оппозиционной газеты...».

Похоже, обращение подействовало: на олимпиаде не было ни Каспарова, ни Карпова, ни Крамника: трое сильнейших решили не ввязываться в явно нечистое дело. Олимпиада была довольно куцая. Из серьезных гроссмейстеров приехал только получивший карнизом по голове Шорт.

Рука Москвы - владыка

Несмотря на зубодробительные результаты ревизий, все уголовные дела благополучно закрывались «за отсутствием состава преступления». В чем причина?

«Полагаю, что министерство внутренних дел Калмыкии, - писал Ерину прокурор Шипиев, - не в состоянии провести требуемое расследование, так как одной из ключевых фигур в злоупотреблениях с кредитами являлся нынешний президент Калмыкии Илюмжинов К.Н. Нашему министерству не под силу провести должное расследование по делу также и вследствие причастности к злоупотреблениям с кредитами должностных лиц «Ростекстиль», коммерческих структур других регионов страны и зарубежных организаций».

Увы, голос прокурора не достиг ушей первых лиц государства. Диагноз перемежающейся глухоты Москве можно отчасти поставить благодаря другому документу. Один из руководителей Администрации Президента РФ говорит в конфиденциальной записке на имя премьера Черномырдина: «Обратите внимание руководителя аппарата правительства РФ Бабичева и его пяти заместителей на неудовлетворительную проработку работниками аппарата поручений президента РФ, примером чего является поручение по Калмыкии».

Конечно, Илюмжинов чувствовал себя за всесильным аппаратчиком Бабичевым как за каменной стеной. Бабичев - в прошлом зампред Совмина Калмыкии. Но их дружеские отношения не есть понятная симпатия двух земляков. Фундамент под их дружбу подвел Илюмжинов, и опять же за государственный счет.

Например, как был вставлен еще один бриллиант в корону «шерстяного гроссмейстера». После очередной ревизии в Калмыкии, принесшей печальный результат, Илюмжинов отправляется в Москву, где сходу выбивает очередной кредит в 495 миллиардов рублей (!). Говорят, вернувшись в Элисту, ловкий Кирсан не удержался и похвастался, что получить кредит помог ему Бабичев, а за помощь он «оставил в Москве 10 процентов отката». Что и требовалось доказать.

И если высшие государственные чиновники покупались миллиардными «откатами», в самой республике широко распространена незамысловатая система взяток. Возьмем еще один конфиденциальный документ, отправленный офицером калмыцкой налоговой полиции в адрес заместителя Генерального прокурора РФ Михаила Катышева, в котором, в частности, говорится:

«В 1995 г. за прекращение уголовного дела №535015 в отношении руководителей корпорации «Калмыкия», налоговой полицией была получена от корпорации автомашина ВАЗ-21503. В мае 1996 г. Неберикутину А.И. (начальнику управления налоговой полиции) пригнали из Бельгии автомобиль «Оппель Сенатор». Чтобы не производить растаможивание, он приобрел в Хасавюрте фальшивый технический паспорт. Думаете. Неберикутина тотчас с позором изгнали из органов? Такое и вообразить невозможно, ведь он друг Илюмжинова еще со школьной парты и попал в кресло начальника полиции благодаря личной протекции президента Калмыкии. А далее потянулась цепочка родственных связей: зампрокурора РК А.В. Корниенко - близкий родственник Неберикутина и так далее. Такую же малопристойную, но близкую ему по духу публику поставил Кирсан руководить «на местах». В Малодербетовский район он своим представителем назначил в прошлом судимого А. Манджиева. Его представитель в Яшкульском районе С. Матяшев за вымогательство взятки в свое время получил восемь лет. В заместители своего постоянного представителя при Президенте России определил человека, который сидел за убийство по неосторожности, а затем привлекался к уголовной ответственности за мошенничество.

Илюмжинов «покупал» расположение не только сановников и офицеров правоохранительных органов. Он успешно прикармливал и нашего брата-журналиста. Помню хотя бы журналисткие караваны в Калмыкию, организованные два года назад одним из известных в Москве рекламным агентством. Конечно, на деньги степного президента, и не малые. Презентации несуществующих заводов, победные тосты за отца калмыков, утренняя дегустация кумыса.

А затем - многочисленные «проплаченные» интервью (помню, одно из них вышло под заголовком: Кирсан Илюмжинов: «Самая большая хитрость - честность»). Помню журнал «Люди» с пожизненной арендой десятка страниц, славословящих достижения «честнейшего» Кирсана.

Последний срок?

В августе 2002 года Кирсан был выдвинут избирателями кандидатом в президенты Республики Калмыкия на выборах 20 октября 2002. Федеральные телевизионные каналы несколько раз показывали сюжеты об Элисте накануне выборов. Город был весь в агитационных плакатах Илюмжинова. Листовки его противников соскребались спецбригадами через считанные часы после расклейки. 11 октября 2002 г. глава Центризбиркома Александр Вешняков заявил, что «настоятельно рекомендует» Илюмжинову уйти в отпуск до конца президентской избирательной кампании в республике. Он выразил серьезную тревогу по ходу предвыборной кампании в Калмыкии. «В региональных СМИ идет явное восхваление действующего президента и очернительство всех остальных кандидатов», - отметил он. Глава ЦИК призвал господина Илюмжинова «отказаться от услуг лизоблюдов». Даже лидер СПС Борис Немцов заявил 14 октября: «Калмыкия - это феодальное княжество, точнее - ханство. Правит этим ханством главный калмык Кирсан Илюмжинов. За время его так называемой деятельности, за время девяти лет работы полностью уничтожена вся инфраструктура Калмыкии. 75% -три четверти населения живет ниже черты бедности. Это одна из самых бедных территорий нашей страны и самых бесправных».

По мнению политологов выборы 2002 года показали, что народ Калмыкии постепенно начинает понимать, что происходит в республике. Несмотря на бои с конкурентами «без правил», Кирсан не смог победить сразу, в первом туре. По итогам голосования 20 октября 2002 г. он набрал 47,3% голосов. «Второе место» было у Баатра Шонджиева -13,6% голосов. Второй тур голосования прошел 27 октября Кирсан вновь был избран президентом Калмыкии, набрав во втором туре 57,2% голосов, у Шонджиева было 38%.

В марте 2003 года Илюмжинов, в компании с муфтием Талгатом Таджуттдином и неистовым лидером «Трудовой России» Виктором Анпиловым ездили в Багдад, чтобы поддержать Саддама Хусейна. Затем на некоторое время затих, может быть размышлял о судьбе «друга семьи» Хусейна. А в мае провел в своем шахматном городке на деньги только что смещенного лидера Абхазии Аслана Абашидзе женскую шахматную олимпиаду. Недавно гонцы Илюмжинова вновь стали активно действовать среди журналистов Москвы. Многих удивляет, почему, когда Илюмжинов присутствует на заседаниях правительства, его показывают по телевизору чуть ли не чаще Михаила Фрадкова. Интересно, зачем на этот раз Кирсан вкладывает сотни тысяч долларов в пропаганду своей физиономии.