Кислинская обвиняет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Новая Газета, origindate::07.02.99

Почему голый вор интереснее вора в мундире.

Журналист, посадивший министра, - о своем "герое"

Мария Железнова

Converted 29195.jpgПишущие журналисты уже привыкли к тому, что их громкие публикации с разоблачением крупных и очень крупных чиновников государства российского в лучшем случае лишь предоставляют пищу для сплетен, в худшем - приносят головную боль главным редакторам. Кого только не изобличали в мздоимстве за последние годы... И что, кто-нибудь сел?

Теперь сел - г-н Ковалев, главное действующее лицо "банного" скандала. Но почему-то так получилось, что причинные места экс-министра юстиции заслонили суть скандала - коррупцию и казнокрадство.

Последние события мы попросили прокомментировать Ларису Кислинскую, обозревателя ежемесячника "Совершенно секретно", автора нашумевшей публикации [page_9784.htm "А министр-то голый" (июнь 1997 г.)], после выхода которой и был снят министр юстиции.

- Арест Валентина Ковалева стал для вас неожиданностью?

- Дата ареста - да... А в остальном особой неожиданности нет. Думаю, что Ковалев и сам ожидал ареста. Просто именно к этому дню оперативники наконец собрали достаточное количество фактов и получили санкцию на арест - я подробностей не знаю. Вероятно, до этого были затруднения чисто технического характера.

- Тут же поползли слухи, что арест Ковалева каким-то образом связан с отставкой Генерального прокурора, с той волной обысков, которая прокатилась по Москве. Появились многозначительные комментарии...

- Абсолютно все это друг с другом не связано! Да, санкцию на арест дает Генпрокуратура, но следствие-то ведет не она, а следственный комитет. Нагромождение значительных событий за последние дни - обычное стечение обстоятельств, не больше. А комментарии... Каких только мнений и комментариев я не наслушалась, самых идиотских в том числе.

- Адвокат Кучерена, представляющий интересы Ковалева, намекает на политическую подоплеку...

- Я понимаю, что адвокату надо что-то делать в такой безнадежной ситуации. Но политическая подоплека - это просто бред. Регистрация партии "Гражданская солидарность" и немедленный арест ее лидера - тоже совпадение. Партий много, в том числе и достаточно одиозных, и никто только за регистрацию в тюрьму не попадает.

- Вообще такое ощущение, что если бы не видеозапись министра, отдыхающего в "солнцевской" бане с голыми девицами, то скандала не было бы совсем...

- Я просто уверена в этом. Если бы не "банная" пленка, то про Ковалева забыли бы через день: он далеко не единственный министр-коррупционер. Если бы я опубликовала серьезные документы о его финансовых прегрешениях, проиллюстрировав их кадрами видеопленки, где Ковалев несет мешки долларов, никто бы внимания не обратил. Таков уж наш менталитет. Эти голые девицы привлекли интерес, но, к сожалению, всех больше всего волновало, где я достала пленку.

Я, конечно, была готова к тому, что дело будет громким, но до последнего не была уверена в отставке.

Есть же масса других примеров - хотя бы Шохина возьмите. Тоже говорят: громкое дело. Но с ним получилось совсем по-другому. И он другую тактику избрал: отмолчался, а 13 января по телевизору заявил: "И вот теперь-то все увидят, из орудия какого калибра мы будем расстреливать Кислинскую". Ему и не надо с нами судиться, ему достаточно было вылить ушат грязи.

- Не хочет судиться, значит, не уверен в своих силах. Неужели Ковалев был настолько уверен?

- Я думала, что он умнее и никогда в суд не подаст. Но он переоценил свои возможности.

- Как чувствует себя журналист во время "судных" дней? Вы лично или ваши коллеги из "Совершенно секретно" чувствовали ли какое-то давление?

- Тот, кто занимается расследовательской журналистикой, должен быть готов к искам, судам и угрозам. Это издержки профессии, для меня - привычное дело.

Ковалев, конечно, грозил нам: мол, вы не знаете, с кем связались. Пытался припугнуть Артема Боровика своей якобы мощной "бандитской и ментовской крышей", говорил, что нам никогда суд не выиграть, потому что в судах у него все схвачено и его воспринимают как действующего министра юстиции. Но дальше угроз дело не пошло. Суд все-таки состоялся, и мы выиграли дело в судах всех инстанций. Вообще весь этот суд - отдельная история, в которой главному редактору "Совершенно секретно" и нашим адвокатам пришлось проявить немало мужества и выдержки.

Я думаю, что Ковалева интересовало только одно: источник информации.

Арест Ковалева, на мой взгляд, был неизбежен еще и потому, что он оказывал давление на свидетелей. Они сначала давали показания, потом их меняли, потом от них отказывались. Наконец Ковалев стал откровенно мешать следствию. Дело расследовалось долго, давление Ковалева все усиливалось, потому мерой пресечения и решили избрать арест. В домашних условиях он бы продолжал заниматься развалом своего уголовного дела.

- А может быть, его арест оказался кому-то выгоден?

- А кому? Он больше никому из влиятельных политиков не нужен. Да Ковалев никогда и не был политиком, вся его политика сводилась к набиванию собственных карманов.

- Сколько раз так получалось, что уже возбужденное дело тихо-мирно умирало...

- Я уверена, что в этом случае так не произойдет. Во-первых, еще до Ковалева был арестован его помощник Максимов. Во-вторых, ему предъявлено обвинение по двум статьям: незаконное хранение огнестрельного оружия и растрата.

Почему-то на слуху у всех сумма в 50 тысяч долларов, хотя, по моим данным, речь идет о присвоении и растрате 600 тысяч, а тратил он гораздо больше: со своих личных счетов в российских и зарубежных банках Ковалев снял почти 2 миллиона долларов. Это что, зарплата госслужащего?

Теперь следствию предстоит доказать еще и взятки.

 

P.S.: Кстати, кроме Ковалева и Максимова, в этом злополучном общественном фонде трудился еще один человек - г-н Калашников, действующий министр.