Китаец и якут — братья навек

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Паритет-Медиа", origindate::23.04.2010

Китаец и якут — братья навек

Националист Афанасий Максимов вместе с китайскими спецслужбами готовит Якутию к отделению от России?

Николай Андреев

Странная покупка

Если мы что-то у кого-то берем, то вовсе не обязаны
возвращать, потому что якуты никому ничего не должны.

Цитатник молодого якута

Compromat.Ru

Афанасий Максимов

В октябре 2009 года состоялась сделка по покупке китайской инвестиционной компанией “RusEnergy Investment Group” (Гонконг) контрольного пакета акций ЗАО «Сунтарнефтегаз», обладавшего лицензиями на ряд месторождений в Республике Якутия (Саха).

По информации деловых СМИ, ЗАО «Сунтарнефтегаз» было создано в 2006 году для участия в аукционах на нефтегазовые месторождения, находящиеся вдоль ВСТО. На момент продажи китайским инвесторам акционерное общество владело лицензиями на Южно-Березовский и Чередейский участки в Восточной Сибири с суммарными запасами 60 млрд куб. м газа. Их совместная проектная добыча должна была составить около 3 млрд куб. м газа в год.

Первой, не уточняя детали сделки, сообщила о состоявшей покупке китайская газета «Чжунго цайцзин бао». Это объявление было приурочено к визиту в Китай премьер-министра Владимира Путина и было подано как единственный серьезный успех российского правительства в переговорах с руководством КНР.

При этом публике было разъяснено, что гонконгский инвестор, благодаря этой сделке, планирует в будущем не только поставлять газ в Поднебесную, но и занять лидирующие позиции на газовых рынках Японии, Южной Кореи, Сингапура и Тайваня. Чуть позднее менеджмент якутской компании сообщил СМИ, что китайская сторона планирует в течение ближайших трех лет вложить в развитие якутских месторождений 300 миллионов долларов. Авторитетное экспертное издание The China Analyst в январе 2010 года, описывая эту сделку, сделало акцент на том, что продажа контрольного пакета «Сунтарнефтегаза», привело к созданию единственного пока российско-китайского СП в области нефти и газа.

И все же надо констатировать, что российские и китайские акционеры постарались избежать огласки любых подробностей, связанных с приходом китайского капитала на территорию стратегически важной российской республики.

Несмотря на громкие заявления о будущих инвестициях, судьба новоявленного российско-китайского предприятия складывается не очень радужно. В конце прошлого года Федеральное агентство по недропользованию досрочно лишило ЗАО "Сунтарнефтегаз" права пользования недрами Южно-Березовского участка. Руководитель территориального управления в Якутске Геннадий Наумов в интервью «Интерфаксу» пояснил, что «приказ от 28 декабря 2009 года был издан в связи с тем, что компания не устранила нарушения условий лицензии. По моим данным, «Сунтарнефтегаз» никаких работ за несколько лет после получения лицензии на участке не проводил. Как я понимаю, потому компанией и не был представлен отчет о работах, после чего и последовал приказ Роснедр».

Отметим, что терять лицензии ЗАО «Сунтарнефтегаз» приходилось и раньше. В 2008 году акционерное общество возвратило Роснедрам лицензии на Бирюкское месторождение и Сунтарский участок нефтегазового месторождения в связи с неоплатой в срок разового платежа за пользование недрами.

Однако, ни ЗАО «Сунтарнефтегаз», ни RusEnergy Investment Group не стали бить тревогу по поводу потери одного из двух своих крупнейших активов. На сайте якутской компании по-прежнему указывается, что она владеет лицензией на Южно-Березовское месторождение, а единственной новостью за три года существования компания является покупка контрольного пакета общества китайскими инвесторами. Найти какую-либо информацию о реакции иностранных акционеров на случившееся в открытых источниках невозможно: у RusEnergy Investment Group нет собственного сайта, с прессой компания не общается, состав ее менеджмента является тайной.

Естественно, что журналисты попытались выяснить, кто же реально стоит за удивительным благодетелем якутских нефте- и газодобытчиков, если его совершенно не интересуют проблемы с собственностью. Некоторые СМИ сначала предположили, что за загадочной гонконгской инвестиционной компанией скрывается китайский нефтегазовый монстр — государственная компания CNPC.

Действительно, по данным якутских СМИ, в 2008 году состоялись предварительные переговоры якутского предпринимателя Афанасия Максимова и руководства группы подконтрольных ему предприятий (в том числе и ЗАО «Сунтарнефтегаз») с представителями Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC). Но 22 января 2009 года по подозрению в мошенничестве в особо крупных размерах был задержан и помещен под стражу Игорь Чикачев, на тот момент гендиректор ЗАО «Сунтарнефтегаз». Это событие, а также первые тревожные сообщения о том, что у компании могут быть отозваны лицензии, позволили экспертам уверенно говорить о том, что сделка с китайцами может сорваться. Известно, что китайский бизнес очень щепетильно относится к вложению денег и выбору партнеров и очень жестко ведет переговоры.

Но неожиданно 17 апреля 2009 года переговоры с китайской стороной возобновились. Правда в Якутск в этот раз прилетели не представители CNPC, а загадочные частные лица из Гонконга и Шанхая. Уже через три дня после их первого и единственного визита в столицу Якутии, прессе было сообщено о заключении двух договоров: о намерении китайцев войти в акционерный капитал ЗАО «Сунтарнефтегаз» и о форсировании геологоразведочных работ на Южно-Березовском и Черендейском участках.

В сентябре 2009 года Афанасий Максимов, который после ареста И. Чикачева стал генеральным директором ЗАО «Сунтарнефтегаз», заявил в интервью: «На сегодня нами уже пройдены: бухгалтерская, экономическая и юридическая аудиторские проверки. Результаты предварительного геологического аудита мы получили буквально на днях, в них подтвердились расчёты наших геологов».

По словам Максимова, результаты аудита полностью удовлетворили китайскую сторону, и через месяц ЗАО «Сунтарнефтегаз» «станет первым совместным российско-китайским нефтегазовым предприятием. Ведь между двумя мировыми державами подписан и ратифицирован договор о защите взаимных инвестиций, также подписан договор о сотрудничестве в нефтегазовой сфере, но реальных шагов пока не сделано. У «Сунтарнефтегаза» есть все шансы стать в этом смысле первопроходцем».

Судя по тому, что всего через два месяца после закрытия сделки китайская сторона потеряла половину купленных активов, история с продажей ЗАО «Сунтарнефтегаз» действительно могла бы стать первопроходцем в практике реализации российско-китайского договора о защите взаимных инвестиций. А бывший директор ЗАО «Сунтарнефтегаз» Афанасий Максимов мог бы снова быть привлечен к уголовной ответственности по привычной для него статье о мошенничестве в особо крупных размерах. Но гонконгские инвесторы, обычно отличающиеся редкой склонностью к скандалам и выяснению отношений, почему-то предпочли никак не реагировать на аферу якутского партнера.

Такое развитие событий наглядно показало, что покупка ЗАО «Сунтарнефтегаз» мнимыми инвесторами преследовала отнюдь не экономические цели. Отсутствие месторождений не мешает китайским партнерам исполнять свою «инвестиционную» программу. Правда, как выяснилось, китайские деньги идут не на разведку полезных ископаемых, а на разведку стратегическую и финансирование… якутского национализма. Поэтому вскоре в кулуарах правительства Якутии начали шептаться о том, что реальным покупателем ЗАО «Сунтарнефтегаз» стала коммерческая структура, работающая прикрытием для деятельности сотрудников Министерства государственной безопасности Китая.

Работа на перспективу


Чтобы понять странное для китайского «инвестора» безразличие к собственным деньгам и излишнее любопытство, придется сначала сказать несколько слов о текущей ситуации в российско-китайских отношениях и претензиях Поднебесной на территории российских Дальнего Востока и Сибири.

Несмотря на договор, подписанный Россией и Китаем в июле 2001 г., о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве в Китае есть ряд политических сил, которые склонны занимать агрессивную по отношению к Российской Федерации позицию. Российские и зарубежные синологи признают тот факт, что китаеязычный интернет полон информации, где говорится о территориальных претензиях китайской стороны к России.

С этой точки зрения, особое значение для Китая представляют приграничные регионы России, а также национальные образования Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Российским спецслужбам ежегодно приходиться сталкиваться на этих территориях с десятками случаев шпионажа в интересах Китая. Особенную активность в отношении России проявляют две ключевые разведывательные организации КНР: уже упоминавшееся МГБ и Главное разведывательное управление Народно-освободительной армии Китая. И если второе ведомство сконцентрировалось на сборе данных о военном потенциале и разработках российского ВПК, то МГБ КНР занимается политической и экономической разведкой, а также формированием сепаратистских настроений в «зонах жизненных интересов Китая за пределами страны».

Если добавить, что сегодня китайские спецслужбы практически не стеснены в средствах и охотно использует коррупционные механизмы, то легко понять, что проблемы проникновения на новые территории Китай решает не только за столом переговоров с Кремлем, но и производя скрытые системно-политические изменения в интересующих его российских регионах.

По мнению экспертов из российских спецслужб, в последнее время китайские «дипломаты» наиболее заинтересованы в налаживании контактов в национальных республиках Бурятии, Якутии и Туве, где националистические и сепаратистские настроения популярны не меньше, чем на Северном Кавказе. Тем более, что ресурсная база и размеры пустующих территорий (особенно в Якутии) делают эти сибирские и дальневосточные регионы ключевыми в геополитических планах развития КНР в XXI веке.

Лидер национального меньшинства


Депутат государственного собрания Якутии (Ил Тумэна) Афанасий Максимов (тот самый гендиректор ЗАО «Сунтарнефтегаз», который готовил компанию к продаже китайцам) поддержкой якутского национализма занялся давно. Неофициальное звание «защитника якутского народа» часто помогало ему и в бизнесе, и в политике. Тем более, что бизнес у него не простой.

Афанасий Максимов, чистокровный якут по происхождению, никогда не сомневался в том, что Якутия — его родной дом и все до чего могут дотянуться руки должно принадлежать лично ему. За пятнадцать лет коммерческой деятельности он сумел сколотить миллионное состояние, стать владельцем группы компаний «ЯКОЛ» и политиком местного масштаба. При этом Максимов удачно избежал уголовного наказания за «избиение и исчезновение людей, связи с местными ОПГ, международную контрабанду, рейдерство и мошенничество в особо крупных размерах», в которых его неоднократно обвинял местный УБЭП КМ МВД и другие правоохранительные органы.

Особую известность А.Максимов приобрел, когда в начале 2000-х сумел серьезно пощипать нефтегазовую отрасль Якутии. В результате НК «ЮКОС», «Саханефтегаз», «Якутгазпром», «Ленанефтегаз» и даже «Роснефть» не досчитались большого количества своих активов. Большая часть пропавшего тогда имущества затем материализовалась на балансах подконтрольных А.Максимову компаний.

Когда обворованные собственники попытались вернуть свое имущество в судах на территории Якутии, а также стали обращаться в местные правоохранительные органы, то зачастую они наталкивались на молчаливый заговор: «якут якута не выдаст». Никакие доказательства, факты и документы до поры не могли сломить сопротивления «якутского лобби».

Однако в последние два года ситуация начала меняться. Приезжие инвесторы все-таки смогли добиться возврата части украденных активов, от чего состояние А.Максимова стало таять прямо на глазах. Именно тогда им была пущена в ход националистическая карта. С подачи якутского миллионера в республике начались массовые анти-русские, анти-кавказские, антисемитские и даже анти-киргизские кампании. Главным тезисом статей и листовок стал призыв не допускать «чужеродную сволочь к богатствам Якутии». Национальности для публичного унижения выбирались из числа оппонентов и конкурентов А.Максимова или следователей, которые вели расследования по делам, связанным с его махинациями.

Одновременно с этим А.Максимов запустил свой первый федеральный политтехнологических проект — продвижение молодой якутской поэтессы, более известной под именем Председатель Хен. Несколько лет назад она приезжала в Москву, где произвела фурор на политтусовках, рассказывая об избранном народе якутов. Вскоре Интернет был забит ссылками на «цитатник молодого якута», составленного из программных выступлений «поэтессы». Приведем некоторые из них:

• Якуты — священный народ Евразии.

Якутия — священное сердце Евразии, без которого, как известно, невозможна никакая жизнь.

• Каждый житель Евразии обязан платить дань священному народу Якутии, потому что от благополучия и процветания Якутии зависит судьба всей Евразии.

• Справедливость идет с Севера, а якуты — квинтэссенция Севера, его аристократия.

• То, что хорошо и полезно для якута, то и морально. Во всяком случае так мне сказали наши священные предки.

• Для священного народа нет необходимости идти на поводу у умирающей цивилизации и изучать то, что она нам подсовывает. Для нас достаточно знать сельское хозяйство, гигиену, историю Якутии и уметь управлять движением планет.

• Знание сельского хозяйства предполагает способность народа питаться плодами своей земли, не завися ни от какой чужеземной сволочи.

• В сущности, наше мироздание устроено более чем просто. В его центре находится священная Якутия, которая по своему желанию управляет движением планет.

• Нам не нужна никакая власть, потому что каждый якут — уже господин и повелитель.

• Единственная власть, с которой якут должен считаться, воплощена в наших священных предках. Все остальное мы принимаем, пока нам удобно.

• Я думаю, что каждый якут имеет право держать рабов, но только если они не якуты.

• Наши священные предки избавили нас от необходимости завоевывать территории.

• Если мы что-то у кого-то берем, то вовсе не обязаны возвращать, потому что якуты никому ничего не должны.

• У якутов нет ни врагов, ни друзей, потому что мы не знаем, чем одни отличаются от других.

• Якуты знают все и обо всем, а о нас не знает никто и ничего.

В Москве не знали — смеяться или плакать над этими виршами. А вот не-якутам в Якутске было не смешно. Фраза «каждый якут имеет право держать рабов, но только если они не якуты» звучит совсем по-другому, когда знаешь, что всего в ста километрах от твоего дома в заповедной зоне стоит охотничий домик А.Максимова с комнатой для пыток. По оперативным данным федеральных правоохранительных органов, сотрудники охранного агентства «Якол» по указанию А.Максимова силой вывозят в этот охотничий домик несговорчивых коммерсантов и политических оппонентов своего хозяина, чтобы «поговорить по душам». По рассказам местных жителей, есть рядом с этой охотничьей заимкой и кладбище со свежими безымянными могилами.

Существование этого страшного места ни для кого в республике не секрет. Сам Максимов, выпив, часто любит пошутить в адрес своих конкурентов, что организует им «турпоездку в один конец». Но местные правоохранители, несмотря на это, на максимовскую заимку не суются: подъезды к ней заминированы. А арсенала из автоматов Калашникова и даже одного РПК, купленных по случаю в 1990-е А.Максимовым на военных складах Дальнего Востока, хватит, чтобы уважаемый депутат Ил Тумэна смог отбиться от всей якутской милиции.

При этом нельзя сказать, что местные власти не пытались приструнить зарвавшегося националиста. Президент Якутии Вячеслав Штыров даже подал в суд за разжигание межнациональной розни на сайт www.uhhan.ru, существующий на деньги А.Максимова. Однако, поручив ведение процесса руководителю собственной администрации Айсену Николаеву, одновременно являющемуся главным якутским лоббистом Афанасия Максимова, президент Штыров был разбит в судах в пух и прах. Все оскорбления по национальному признаку были признаны приемлемыми и не противоречащими закону.

Одновременно с оправдательными приговорами на якутских сайтах стали появляться совсем откровенные призывы к выходу Якутии из состава Российской Федерации, а в якутских улусах стали появляться листовки с рассказами о преданности А.Максимова якутскому народу и о защите им сокровищ своей родины от «чужеземной сволочи». Правда, теперь, максимовские соратники стали публиковать свои воззвания на якутском языке, чтобы минимизировать риски судебных исков.

Результаты не заставили себя ждать. В якутских школах резко возросло число избиений детей не-якутской национальности, а также детей от смешанных браков, которым достается даже больше, чем всем остальным.

В городах появились боевые бригады, которые смогли установить связи с питерскими и московскими скинхедами, специализирующимися на борьбе, в первую очередь, с выходцами с Кавказа и Средней Азии.

Такой всплеск был бы невозможен без серьезного финансового вливания. Но как уже говорилось выше, из-за финансовых проблем быть монопольным спонсором якутского националистического движения Афанасий Максимов в последние годы уже не мог. Требовался политический инвестор.

И он нашелся его в Китае. Как уже упоминалось, в марте прошлого года, после ареста директора ЗАО «Сунтарнефтегаз» Игоря Чикачева, китайской стороне стало ясно, что CNPC никаких реальных нефтегазовых активов в Якутии получить не удастся. Поэтому не смену пекинским нефтяникам в Якутск из Шанхая прилетели люди, чьи профессиональная деятельность меньше всего ассоциируется с публичностью. Эти китайские «бизнесмены» чудесным образом закрыли глаза на все проблемы ЗАО «Сунтарнефтегаз» с лицензиями и, не торгуясь, выложили за «пустышку» 300 миллионов долларов.

И теперь RusEnergy Investment Group, которая, как выяснилось, была создана в Гонконге всего за три дня до покупки акций «Сунтарнефтегаза», исправно ежемесячно перечисляет по $8,3 млн на счета, подконтрольные А.Максимову. Ни отзыв лицензии на Южно-Березовское месторождение, ни полная остановка работ на Черендейском месторождении китайских «инвесторов» не смущает. Очевидно, что деньги перечисляются А.Максимову и его команде на «теневые» проекты и, по сведениям из республики, большая часть этих средств действительно идет на коррупцию в чиновничьей среде, сбор экономической информации и финансирование националистов.

Находясь под подпиской о невыезде, которая взята у него в рамках одного из уголовных дел по фактам хищений в нефтегазовой отрасли Якутии, А.Максимов не может покидать пределы республики. Поэтому ему приходится активно привлекать к работе сторонних лиц. Чтобы решить вопрос с обналичкой «китайских пожертвований», А.Максимову пришлось командировать в Москву своего верного человека — Надежду Писареву. Н.Писарева долгое время занимала должность заместителя директора по производственной деятельности в подконтрольной А.Максимову компании «Якол». Однако, теперь ей пришлось оставить любимый Якутск и день за днем разъезжать по Москве, снимая наличность в отделениях банков «ВТБ», «Сосьете Женераль Восток», НРБ и т.д.

Затем обналиченные деньги переправляются через представителей республиканской авиакомпании в Якутск, где их обычно встречает лично А.Максимов, который в этом деле редко доверяет своим подчиненным.

По сведениям федеральных правоохранительных органов, А.Максимов при помощи статуса депутата Ил Тумэна и связей в администрации президента Республики Саха (Якутия) сейчас активно собирает информацию о деятельности ОАО «Корпорация развития Южной Якутии», которому по распоряжению Владимира Путина, подписанному в марте 2009 года, поручено осуществление крупнейшего федерального проекта по освоению ресурсов Сибири и Дальнего Востока. Данный проект представляет исключительный интерес для спецслужб Китая, т.к. реализуется непосредственно в «зоне жизненных интересов КНР».

Не случайно, что в улусах Южной Якутии уже появились листовки, в которых Москва, Дмитрий Медведев и Владимир Путин обвиняются в попытке разграбить собственность якутов, а журналисты, подконтрольные Максимову, выдвигают личные обвинения в адрес руководителей корпорации. Снова в ход пошли националистические лозунги. Менеджменту ОАО «Корпорация развития Южной Якутии» пришлось столкнуться с неожиданной проблемой — с угрозами и с вытеснением из Якутии кадровых профессионалов, приехавших для реализации проекта. К тому же, местные националисты запугивают и избивают молодежь, если у тех появляется желание поработать на «инородцев».

При всей очевидности преступного умысла со стороны А.Максимова, федеральным правоохранительным органам пока очень сложно к нему подобраться. Якутское лобби активно защищает «своего». Купленные чиновники в администрации президента Якутии, в местных МВД и прокуратуре делают все, чтобы его антироссийская деятельность осталась безнаказанной.

И все же хочется верить, что и через двадцать, и через пятьдесят, и через сто лет в Якутске по-прежнему будет звучать русская и якутская речь, а не китайский говор, и что крупнейший регион России в ближайшем будущем станет прекрасным местом для жизни россиян всех национальностей.