Китайская рулетка. Бельянинов, Клебанов, Кузык

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Ситуация вокруг китайского контракта, заключенного 3 января этого года "Рособоронэкспортом" с Народно-освободительной армией Китая (НОАК), на строительство двух эсминцев проекта 956 ЭМ стоимостью 1,4 млрд долларов, продолжает развиваться по канонам театра абсурда. Российские власти уже два месяца не могут определить генерального подрядчика по этому соглашению. Сейчас существуют два взаимоисключающих распоряжения генерального директора Российского агентства по судостроению Владимира Поспелова. В первом из них "Рособоронэкспорту" предписано заключить контракт на выполнение китайского заказа с ОАО "Балтийский завод", а во втором - с ОАО "Северная верфь".

Но это еще не все. По нашим данным, генеральный директор "Рособоронэкспорта" Андрей Бельянинов выполнил оба распоряжения агентства. Таким образом, в сейфе у господина Бельянинова находятся два подписанных и противоречащих друг другу договора комиссии на строительство эсминцев. Сейчас ни один из этих документов не имеет юридической силы. В обоих договорах комиссии записано, что они вступают в действие с момента заключения межправительственного соглашения между Китаем и Россией. С нашей стороны этот документ должны подписать либо премьер-министр Михаил Касьянов, либо уполномоченный им правительственный чиновник. Но перед тем как межправительственное соглашение будет подписано, его необходимо согласовать с Комитетом по военно-техническому сотрудничеству (КВТС). Председатель КВТС Михаил Дмитриев продолжает держать мхатовскую паузу. Находясь на прошлой неделе с официальным визитом в Греции, он заявил, что межправительственное соглашение будет подписано до конца апреля, однако исполнителя китайского контракта предпочел не называть. Предельный срок определен Михаилом Дмитриевым не случайно. Именно в последней декаде апреля Счетная палата России должна огласить результаты проверки "Северной верфи". С высокой долей вероятности можно предположить, что если в финансовой деятельности "Северной верфи" будут обнаружены серьезные нарушения, то шеф "Рособоронэкспорта" достанет из своего сейфа договор комиссии с "Балтийским заводом".

В чем виноват Клебанов

В появлении противоречивых документов по китайскому контракту виноват Илья Клебанов. Будучи вице-премьером, курирующим ВПК, он в начале этого года усомнился в справедливости решения "Россудостроения", которое еще на этапе заключения предконтрактных соглашений в соответствии с указом президента N1953 от 1 декабря 2000 года "О военно-техническом сотрудничестве с иностранными государствами" 4 апреля 2001 года назначило "Северную верфь" исполнителем работ по планируемому китайскому контракту. "Некоторые компании рвутся исполнять экспортные заказы, к которым их даже близко подпускать нельзя", - говорил нам 4 января экс-вице-премьер. Столь резким высказыванием г-н Клебанов выразил свои серьезные сомнения в чистоплотности руководителя холдинговой компании "Новые программы и концепции" (НПК) Бориса Кузыка, которая владеет контрольным пакетом акций "Северной верфи". Такие же сомнения, но не косвенные, а прямые, выразил и лидер фракции "Единство" в Государственной думе Владимир Пехтин. В конце прошлого года он направил председателю Счетной палаты Сергею Степашину депутатский запрос, в котором попросил разобраться, почему "Северная верфь" до сих пор не вернула госбюджету ни средства, израсходованные до 1997 года на строительство корпусов двух эсминцев, проданных впоследствии Китаю, ни проценты за пользование этими средствами. "Учитывая, что общая сумма проданных Китаю кораблей превысила шестьсот миллионов долларов, а их строительная готовность на момент передачи от Минобороны России на 'Северную верфь' составила одного семьдесят процентов, а другого - тридцать, можно предположить, что федеральный бюджет недосчитался примерно триста миллионов долларов", - написал в запросе депутат.

В НПК корреспонденту "Эксперта" рассказали, что "Северная верфь" должна не 300 млн долларов, а всего лишь 182,6 млн рублей (примерно 6 млн долларов). Именно такая сумма компенсации госбюджету определена в 2000 году по соглашению между Минобороны, главкоматом ВМФ, "Росвооружением" (бывшее название "Рособоронэкспорта") и "Северной верфью". По словам пресс-секретаря НПК Валерия Погребенкова, "Северная верфь" выплатит государству причитающиеся средства, когда истечет срок гарантийной эксплуатации второго из переданных Китаю эсминцев. Но разъяснение представителя НПК малоубедительно: сумма в 6 млн долларов могла бы считаться справедливой в случае, если бы речь шла не об одном фактически готовом эсминце, а о груде металлолом, весом три тысячи тонн (столько весит эсминец без вооружения).

Возможно, это обстоятельство и насторожило Клебанова. В середине января г-н Клебанов объявляет внутренний тендер и создает межведомственную комиссию во главе с Владимиром Поспеловым, в которую входят Михаил Дмитриев, Андрей Бельянинов и главком ВМФ Владимир Куроедов. Комиссия признает победителем тендера "Балтийский завод". Как сообщил "Эксперту" гендиректор "Балтзавода" Олег Шуляковский, его предприятие предложило исполнить контракт на 80 млн долларов дешевле, чем "Северная верфь". Разницу между ценой, которую платит Китай (1,4 млрд долларов), и ценой, которую предложил победивший в тендере "Балтзавод" за свою работу (чуть больше миллиарда долларов), предполагалось "направить на НИОКР в интересах российских вооруженных сил", за вычетом комиссионных "Рособоронэкспорта". В результате межведомственная комиссия рекомендует заключить "Рособоронэкспорту" договор на исполнение заказа с "Балтийским заводом". Что он и делает. Так появляется первый договор комиссии. Однако вскоре ситуация резко изменилась. 18 февраля по представлению Михаила Касьянова, который активно поддерживает Бориса Кузыка, президент Владимир Путин понижает Клебанова в должности до министра промнауки и по сути отбирает у него кураторство ВТС. Через три недели Михаил Касьянов в Волгограде заявляет, что "никакого перераспределения заказа на эсминцы для Китая не было". По его словам, "все было решено еще год назад и с тех пор ничего не менялось". Учитывая четко выраженную позицию премьера, "Рособоронэкспорт" 26 марта заключает договор комиссии с "Северной верфью". На днях, по нашим данным, президент России специально интересовался у премьера судьбой китайского контракта. Высокопоставленный чиновник администрации президента, не уполномоченный комментировать ситуацию, а потому просивший не называть своего имени, рассказал нам, что президент предложил премьеру дождаться результатов проверки Счетной палаты и только после этого определить генподрядчика.

"Балтзавод" хочет стать монополистом

На самом деле противостояние "Балтийского завода" и "Северной верфи" вскрыло куда более серьезную проблему реформирования судостроительной отрасли России. Сейчас помимо "Балтийского завода" и "Северной верфи" в отрасли существует еще с десяток судостроительных предприятий. Но судостроительный завод для крупных надводных судов полного цикла в России один - "Балтийский". Только в составе этого предприятия есть единственный в стране мощный машиностроительный корпус, который может делать всю энергетику для кораблей (включая установку и физический пуск атомных реакторов ледоколов) - котлы, гребные винты, гребные валы, парогенераторы и проч. "Балтзавод" не только монополист по судовому машиностроению, он еще и самое крупное судостроительное предприятие России, способное производить суда водоизмещением до 80 тыс. тонн (то есть крупные газовозы, атомные ледоколы и крейсеры включая авианесущие). Все остальные судостроительные компании, за исключением "Севмашпредприятия" и завода в Комсомольске-на-Амуре, которые производят атомные подводные лодки, представляют собой по сути обычные сборочные производства. В советские времена, когда объем гособоронзаказа и экспорта кораблей включая подлодки превышал 7 млрд долларов, производства почти всех судостроительных предприятий работали на полную мощность, однако вследствие резко сократившихся в начале 90-х экспорта и гособоронзаказа сейчас наши корабелы производят продукции примерно на миллиард долларов в год, а их мощности загружены максимум на треть. В этих условиях необходимо как можно быстрее провести реструктуризацию отрасли и сократить избыточные производственные мощности. По мнению директора питерского ЦНИИ имени А. Н. Крылова академика Валентина Пашина, прежде всего необходимо создать интегрированные структуры (ИС), которые в своей производственной политике будут ориентироваться исключительно на платежеспособный спрос. "ИС должна охватывать все звенья технологической цепочки начиная от исследований и концептуальных разработок и заканчивая постройкой корабля, его доводкой и сервисным обслуживанием", - сказал нам в интервью господин Пашин.

С мнением академика согласны и Борис Кузык, заявивший нам в декабре прошлого года, что при формировании ИС надо отталкиваться от рынка, и гендиректор группы ИСТ, которой принадлежит "Балтзавод", Александр Несис. Правда, в интервью "Эксперту" господин Несис высказался резче. По его мнению, в России в условиях сузившегося рынка государство по понятным критериям экономической эффективности производства должно выбрать один завод-монополист, который будет исполнять все заказы, в противном случае скандалы с тендерами неизбежны. Г-н Несис напомнил не только скандал вокруг эсминцев, но и прошлогодний конфликт между "Балтзаводом" и "Северной верфью". Тогда завод по сути выиграл тендер для Минобороны РФ на постройку головного корвета, предложив за свои услуги 1,6 млрд рублей, но военные отдали заказ на "Северную верфь", которая запросила 1,8 млрд рублей. "Если не будет создана такая монополия, то не будет и инвестиций в перевооружение производства, - говорит глава группы ИСТ. - Вот мы вложили в модернизацию своего завода более пятидесяти миллионов долларов, а чиновники, руководствуясь непонятными причинами, отдали заказ на корвет верфи. Какой же инвестор в таких условиях будет вкладывать деньги в производство?" - задается вопросом господин Несис.

Александр Несис надеется, что государство сделает монополистом "Балтийский завод", поскольку именно это предприятие может, во-первых, производить самый широкий ассортимент, во-вторых, делать это без посторонней помощи, а значит, дешевле других. Если заказ уйдет на "Северную верфь", то Несису ничего не останется, как взвинтить цены, например, на котлы для эсминцев, чтобы на вырученные средства содержать всю инфраструктуру "Балтзавода". "Я сделаю их золотыми", - уверено пообещал нам Александр Несис.

Впрочем, у главы группы ИСТ есть и другие способы воздействия на Бориса Кузыка. В течение 2000 года ИСТ скупил 18,8% акций "Северной верфи", и сейчас представители группы хотят провести в совет директоров верфи трех своих представителей. Есть и другой вариант - Несис может продать свой пакет акций в верфи так называемым специалистам по гринмейлу. Эти люди, как правило, покупают небольшой пакет акций компании, финансовая документация которой вызывает сомнения, а затем шантажируют ее мажоритарных акционеров.

Борис Кузык отказался комментировать "Эксперту" возможность такого развития ситуации, но через своего пресс-секретаря сообщил, что "Северная верфь" настроена на конструктивное и плодотворное сотрудничество с "Балтийским заводом" и группой ИСТ. Несис же, делясь своими замыслами, сообщил нам буквально следующее: "В идеале я хочу закрыть 'Северную верфь', а ее ценнейшую территорию - семьдесят гектаров в питерском порту - использовать для других целей"."