Китобои

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Китобои

Генпрокуратура начала пересмотр наследства Устинова с "мебельного дела"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::15.06.2006

И. о. генпрокурора пригодился для мебели. Возобновлено самое громкое дело о контрабанде

Екатерина Заподинская, Александр Жеглов, Алек Ахундов

Фото: Сергей Михеев / Коммерсантъ

За владельцем мебельного центра «Три кита» Сергеем Зуевым следователи и таможенники охотились шесть лет

Вчера Генпрокуратура сообщила о начале решительных действий в нашумевшем деле о крупной контрабанде мебели, реализованной в 2000 году в мебельном центре "Три кита", принадлежащем предпринимателю Сергею Зуеву. С санкции суда были арестованы на десять суток господин Зуев, его бывший партнер Андрей Латушкин, черный брокер Андрей Саенко и еще двое посредников в контрабанде. "Их вина была для нас очевидна еще пять лет назад,– сказали Ъ в Федеральной таможенной службе (ФТС),– однако для их ареста потребовалось личное вмешательство Владимира Путина".

Прокурорский разворот

Пять ходатайств в Басманный суд об аресте фигурантов так называемого мебельного дела подписал и. о. генпрокурора Юрий Бирюков. Именно он в 2001-2002 годах был инициатором уголовного преследования тех, кто намеревался посадить за контрабанду Сергея Зуева. С легкой руки господина Бирюкова на скамье подсудимых оказались сначала следователь СК при МВД Павел Зайцев, который "переусердствовал" в расследовании упомянутого дела о контрабанде, а затем два крупных чиновника Государственного таможенного комитета (ныне ФТС): начальник управления таможенной инспекции Александр Волков и первый замначальника управления таможенных расследований и дознания Марат Файзулин. Последние были вскоре полностью оправданы Дорогомиловским судом, а следователя Зайцева Мосгорсуд приговорил со второй попытки (первая также увенчалась оправданием) к двум годам лишения свободы условно, разрешив, впрочем, продолжить работу в СК. Именно Юрий Бирюков, если верить экс-судье Мосгорсуда Ольге Кудешкиной, оказывал по телефону давление на суд, добиваясь вынесения обвинительного приговора следователю Зайцеву, и именно в результате его давления председатель Мосгорсуда Ольга Егорова отобрала дело у судьи Кудешкиной, передав более послушному коллеге.

Но после отставки генпрокурора Владимира Устинова закачалось кресло и под первым его заместителем Бирюковым. Исполняющий обязанности генпрокурора решил, что настало время дать ход делу о мебельной контрабанде.

Об аресте подозреваемых по делу "Трех китов" мебельного магната Сергея Зуева, его бывшего партнера – гендиректора фирмы "Альянс-96" Андрея Латушкина, черного брокера Андрея Саенко и двух посредников в контрабанде – супругов Подсотских в Генпрокуратуре сообщили как о своем выдающемся достижении. Впрочем, обвинение им пока не предъявлено, но это лишь дело ближайших дней. "Следствие,– отмечено в сообщении,– изучило представленные компетентными органами иностранных государств материалы по 50 партиям поставленного товара. Только в упомянутых партиях контрабандным путем в Россию было ввезено около 400 тонн мебели и других товаров общей стоимостью 62 млн рублей".

"При этом (подозреваемыми.–Ъ) не были уплачены таможенные платежи на сумму более 18 млн рублей,– утверждают в Генпрокуратуре.– Общее количество поставок в адрес подставной фирмы 'Лига Марс', через которую осуществлялась контрабанда мебели, составило 378, работа по остальным поставкам продолжается. Следствие подозревает Саенко, Зуева, Латушкина и супругов Подсотских в совершении контрабанды организованной группой в крупном размере и уклонении от уплаты таможенных платежей группой лиц в особо крупном размере. Саенко, Зуев и Латушкин также подозреваются в легализации контрабандных товаров в крупном размере в составе организованной группы на 52 млн рублей".

Свидетели под автоматным огнем

Напомним, что это дело было возбуждено 7 сентября 2000 года, а месяц спустя его принял к производству упомянутый следователь СК Павел Зайцев. Еще через месяц, 10 ноября, к следователю Зайцеву поступил рапорт из УБЭП Московской области о том, что к контрабанде мебели причастны черные брокеры Андрей Саенко и Павел Стрепков, которые специально для этого зарегистрировали по чужому паспорту фиктивную фирму "Лига Марс". На основании этого рапорта следователь Зайцев постановил, в частности, провести обыски дома у Андрея Саенко, а также у его отца Юрия Саенко, проживающего в этом же поселке, и еще у двух его родственников.

А дальше с делом началось что-то невероятное. Генпрокуратура забрала его у следователя Зайцева и начала уголовное преследование против него самого за превышение служебных полномочий при назначении обысков. Одновременно с делом следователя Зайцева ведомство Владимира Устинова предъявило обвинение в превышении полномочий таможенникам ГТК Александру Волкову и Марату Файзулину. Они, по версии Генпрокуратуры, требовали от владельца "Трех китов" Сергея Зуева, чтобы тот уплатил таможенные платежи и штрафы (всего $5 млн) за фиктивную фирму "Лига Марс", через которую шла контрабандная мебель. Примечательно, что на суде по делу таможенников также всплыла фамилия брокера Саенко. Подсудимый Файзулин при допросе на суде заявил: "Сергей Васильевич Зуев – очень сложный человек. Он же мне сам рассказывал, как организовал контрабанду мебели. А помогали ему известные нам черные брокеры Стрепков и Саенко, о своих претензиях к последнему он тоже мне поведал".

На этом же судебном процессе на стороне подсудимых таможенников выступил в качестве свидетеля гендиректор ЗАО "ТПК 'Диском'", президент ассоциации "Мебельный бизнес" Сергей Переверзев. Он сказал суду, что сам ранее работал в мебельном центре "Гранд" вместе с его владельцем Зуевым и поэтому точно знает: как бы ни притворялся господин Зуев лишь арендодателем торговых площадей мебельного центра "Три кита", на самом деле он мебельный импортер. Спустя четыре с лишним месяца после дачи этих показаний господина Переверзева застрелили прямо на больничной койке госпиталя имени Бурденко. Это преступление так и не раскрыто.

А летом 2003 года получил две пули в спину и чудом выжил черный брокер Саенко. Его Mercedes 600 был обстрелян киллером при выезде из его дома в подмосковном поселке Селятино. Это покушение тоже остается нераскрытым; одна из главных версий следствия – расправа с весьма информированным подозреваемым по делу "Трех китов".

Вмешательство президента Путина

На процессе по делу следователя Павла Зайцева свидетели рассказывали о заинтересованности Генпрокуратуры в том, чтобы увести от ответственности мебельных контрабандистов. Так, следователь СК при МВД Виктор Цымбал заявил суду, что руководитель группы оперативного сопровождения этого дела Сергей Киселев доставил в СК сводку прослушанных телефонных переговоров, в которых подозреваемые в контрабанде говорят: "Генпрокуратуре проплачено $2 млн за закрытие дела" и "будем теперь ментам мазать лоб зеленкой". А бывший первый замначальника СК при МВД генерал Сергей Новоселов заявил: "За этим делом кроется конфликт ведомственных интересов – с одной стороны, СК и ГТК, с другой, Генпрокуратуры и ФСБ". (В последней работал заместителем директора Юрий Заостровцев, чей отец руководил охранной фирмой, "крышевавшей" мебельный центр "Три кита".)

В этот конфликт в 2002 году вынужден был по просьбе Госдумы вмешаться Владимир Путин. По его настоянию дело "Трех китов", прекращенное Генпрокуратурой за отсутствием в действиях фигурантов состава преступления, было возобновлено и передано для продолжения расследования прокурору Владимиру Лоскутову, специально прикомандированному из прокуратуры Ленинградской области. Летом 2003 года он провел обыски в офисе "Гранда" и дома у некоторых его сотрудников, которые окружение Сергея Зуева назвало тогда "вполне корректными". Однако перейти к более решительным действиям следователю Лоскутову не давали в течение трех лет.

Подозрения подтвердились

Уже после арестов по делу "Трех китов" следователь Лоскутов заявил журналистам: "Это решение (о передаче ему дела как независимому следователю.–Ъ) было принято из-за больших связей подозреваемых с коррумпированными должностными лицами в правоохранительных органах, препятствующих следствию". По его словам, в ходе расследования дела были неоднократные попытки подкупа следствия с целью предоставления планов расследования и оперативно-розыскных мероприятий в отношении подозреваемых. "На одном из обысков у подозреваемых был изъят план расследования дела",– сообщил господин Лоскутов. "Это очень серьезное дело,– заключил он.– И если бы не поддержка президента России, который держал на личном контроле ход следствия, оно бы не достигло таких результатов".

В ФТС корреспонденту Ъ сообщили, что обо всех фактах мебельной контрабанды, названных вчера пресс-службой Генпрокуратуры, было известно еще пять лет назад, однако "арест Зуева без вмешательства президента был бы невозможным". По словам таможенников, господин Зуев заявлял им: "Мы платить за 'Лигу Марс' не будем – это же явка с повинной". В ФТС надеются, что "политической воли хватит, чтобы довести это дело до суда".

Адвокаты Сергея Зуева были вчера недоступны, а его личный помощник, пожелавший остаться неназванным, заявил, что господин Зуев свою вину никогда не признавал. "А заплатил он ГТК $2,5 млн только потому,– сказал помощник,– что был в предынфарктном состоянии, шесть дней провалялся в больнице под капельницей и считал реальной угрозу таможенников арестовать здания 'Гранда' и 'Трех китов' и забрать их в счет оплаты платежей".

В свою очередь, следователь Павел Зайцев, начинавший расследование мебельного дела и получивший за него условный срок, сказал Ъ: "Это еще не победа. Лично для меня победой была бы моя полная реабилитация, а для государства – осуждение контрабандистов и возмещение нанесенного ими многомиллионного ущерба". А экс-судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина, уволенная за "дискредитацию судебной власти" в прессе и пожаловавшаяся на свое увольнение в Страсбургский суд (ее жалоба уже коммуницирована), заявила Ъ: "Я бы хотела думать, что так выполняется указание президента о наведении порядка на таможне. Но возможно и то, что продолжается подковерная борьба. Один из флангов ослабевает, а другой – усиливается".

***

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::15.06.2006, “Три кита” контрабанды. Скандально известный предприниматель Сергей Зуев арестован через шесть лет

Александр Хинштейн

[...] Эта драматическая развязка стала полной неожиданностью не только для самого Зуева, но и для многочисленных его покровителей. [...]

Операция по его задержанию была проведена в высшей степени филигранно. Сотрудникам спецслужб удалось убедить Зуева, что нужно явиться на допрос в Генпрокуратуру, куда он упорно отказывался ходить. Зуеву было сказано, что это чистая формальность. Однако едва только он вошел в кабинет следователя, как ему было предъявлено постановление о взятии под стражу. Отреагировал на это Зуев крайне бурно, пообещал уволить и посадить всех присутствующих, но было уже поздно.

По такому же сценарию в тот же день были арестованы и 5 его подельников. В основном это таможенные брокеры, через чьи подставные фирмы шла контрабанда. Шок их был столь велик, что у одного случился даже сердечный приступ (вызванные врачи констатировали, что арест ему не противопоказан), а другая участница преступной схемы резко помутилась в рассудке и ее пришлось отправлять в психиатрическую больницу.

Всем задержанным инкриминируются сразу три статьи Уголовного кодекса: контрабанда, неуплата налогов, отмывание денег. Каждая, разумеется, в особо крупных размерах. Вечером же в понедельник суд дал санкцию на их арест. Аресты в их квартирах и офисах продолжались вплоть до утра.

Очевидно, однако, что этими шестью гражданами история не закончится. В преступную зуевскую схему было вовлечено гораздо больше людей. К тому же, если он и его подельники заговорят и начнут давать показания о своих покровителях, нас ждет новый, невиданный по масштабам скандал. [...]

***

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::15.06.2006

Китобои

Генпрокуратура начала пересмотр наследства Устинова с "мебельного дела"

Екатерина Буторина, Виктор Пауков

Converted 21605.jpg

[...] Во вторник вечером Владимир Путин на встрече с иностранными бизнесменами на экономическом форуме в Санкт-Петербурге произнес несколько загадочных, как тогда всем показалось, фраз: "Мы хорошо знаем, что к числу трудностей относятся всевозможные административные барьеры и коррупция. Борьба с этими негативными явлениями непроста. Мы никогда не прекращали этой борьбы и намерены вести ее постоянно и впредь еще более жестко. Даже сегодня эта работа продолжается и прямо сейчас она идет в столице нашей родины Москве". Вчера же утром выяснилось, что как раз в это время в Москве следователи проводили аресты и первые допросы фигурантов «мебельного дела».

Давно заглохшее, как казалось, "мебельное дело" шесть лет назад стало первым масштабным столкновением между околокремлевскими группами влияния, когда группа силовиков только начала еще предъявлять претензии на контроль за основными финансовыми потоками. В частности, они попытались сменить руководство таможни, которую возглавлял тогда "чужой" им Михаил Ванин. В свою очередь, руководство ГТК решило продемонстрировать, что силовики сами причастны к незаконным операциям, в том числе контрабанде мебелью.

Нынешний поворот «мебельного дела» подтверждает предположения, во-первых, о наметившемся ослаблении силовой группировки во власти. А во-вторых, о назревающих в Генпрокуратуре серьезных переменах. О том, что они последуют, начали говорить сразу после неожиданной отставки генпрокурора Владимира Устинова, состоявшейся 2 июня. То, что эти перемены начались именно с пересмотра «мебельного дела», причем еще до назначения нового генпрокурора, подтверждает, что «косметическим ремонтом» Генпрокуратура теперь не отделается. И вслед за неизбежными кадровыми перестановками в ее руководстве могут последовать скандальные разоблачения.

Это же вчера подтвердил и следователь Ленинградской облпрокуратуры Владимир Лоскутов. [...]  Г-н Лоскутов вчера прямо заявил, что в рамках «реанимированного» дела о контрабанде обязательно будет проведена проверка всех фактов воспрепятствования следствию.

Кто именно в Генпрокуратуре может пострадать за «мебельное дело», пока сказать никто не решается. Но поле для предположений здесь огромное, и при желании в число виновных может попасть и сам г-н Устинов и его заместители. Ведь "война", разгоревшаяся из-за «мебельного дела», затронула руководителей многих ведомств, некоторые из них были вынуждены ходить на допросы или уйти в отставку. И санкцию на многие решения, принимавшиеся в рамках этого расследования, по определению могли давать лишь первые лица Генпрокуратуры.[...]

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::15.06.2006

История дела "Трех китов"

Ольга Шкуренко

13 августа 2000 года сотрудники ГТК закрыли мебельный магазин "Три кита" и арестовали партию мебели, поставленную компаниями ООО "Бастион" и ООО "Лига Марс". Поставщиков обвинили в контрабанде, а владельцу "Трех китов" Сергею Зуеву предъявили $5 млн недоимок по таможенным платежам.

7 сентября 2000 года ГУВД Московской области возбудило уголовное дело о контрабанде через ООО "Лига Марс", в октябре делом занялся следственный комитет при МВД РФ. В ноябре дело затребовала на проверку и закрыла Генпрокуратура РФ. В декабре 2000 года она возбудила уголовное дело против следователя по особо важным делам СК при МВД РФ Павла Зайцева. Ему инкриминировали превышение должностных полномочий при проведении 12 обысков без санкции прокурора и незаконном задержании двух подозреваемых.

24 сентября 2001 года Генпрокуратура возбудила уголовное дело по ст. 286 УК (превышение должностных полномочий) против руководителей правоохранительного блока ГТК. Позже (30 ноября) в качестве обвиняемых по этому делу были привлечены первый замначальника управления таможенных расследований ГТК Марат Файзуллин и начальник таможенной инспекции Александр Волков. 22-23 января 2002 года в качестве свидетелей по делу были допрошены председатель ГТК Михаил Ванин и замглавы ГТК Борис Гутин.

15 октября 2001 года руководство ГТК провело пресс-конференцию, на которой рассказало о раскрытии сети контрабандистов, организатором которой был назван Сергей Зуев. 30 октября 2001 года Центральная оперативная таможня возбудила против Сергея Зуева уголовное дело по ст. 194 УК (уклонение от уплаты таможенных платежей). В октябре Генпрокуратура забрала его у таможенников "для проверки".

В марте 2002 года на основании депутатского запроса Генпрокуратура возобновила дело о контрабанде. Расследовать его поручили прокурору из Ленинградской области Владимиру Лоскутову, которого Владимир Путин лично привлек для разрешения конфликта между Генпрокуратурой и ГТК.

5 сентября 2002 года Мосгорсуд вынес оправдательный приговор следователю Павлу Зайцеву. 25 февраля 2003 года приговор был отменен Верховным судом.

29 мая 2003 года в Москве был убит один из главных свидетелей под делу "Трех китов" со стороны ГП, президент Российской ассоциации импортеров мебели Сергей Переверзев.

4 июня 2003 года Дорогомиловский суд Москвы полностью оправдал Александра Волкова и Марата Файзулина. 30 сентября оправдательный приговор сотрудникам таможни был подтвержден Мосгорсудом.

3 ноября 2003 года Мосгорсуд приговорил Павла Зайцева к двум годам условно с испытательным сроком. 1 декабря 2003 года судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина в эфире "Эха Москвы" заявила, что в деле следователя на нее оказывала давление председатель Мосгорсуда Ольга Егорова с целью не допустить оправдательного приговора. В мае 2004 года квалификационная коллегия судей Москвы лишила госпожу Кудешкину полномочий.