Киты российского либерализма:

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Киты российского либерализма: АНАЛИЗ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОГРАММ ГАЙДАРА, ФЕДОРОВА И ЯВЛИНСКОГО

"В середине сентября вслед за "левыми" и "партиями центра" обнародовали свои экономические программы еще три объединения: "Демократический выбор России" (ДВР), "Яблоко" и "Вперед, Россия!". Пожалуй, в первом избирательном туре никто из них не имеет шансов пробиться непосредственно к рычагам исполнительной власти, но на заметную роль в будущей Думе и на президентских выборах кто-то из них рассчитывать вполне может. Таким образом, выборы-95 помогут неореформаторам ответить на вопрос, на который они не смогли найти ответ внутри своего движения: "Кто из них главный?"; а значит, и на вопрос, актуальный для многих наблюдателей: "На кого есть смысл ставить в стратегическом плане?"

ТРИ ЦВЕТА ВРЕМЕНИ РЕФОРМ
Читатель, может быть, помнит, что в "первой серии" разбора экономических программ предвыборных блоков ("В поисках центра масс", "Эксперт" N3) мы обосновали разделение этих самых блоков на два основные типа, которые назвали партиями "среды" и партиями "производственных интересов". О партиях интересов - то есть политических конгломератах, недвусмысленно представляющих интересы тех или иных групп экономических субъектов, - в основном и шла речь в упомянутой статье. Главной целью при анализе программ партий интересов мы, естественно, считали выявление тех, во чье благо и за чей счет эти партии собираются действовать в случае прихода к власти.
Сегодня речь пойдет о партиях среды, точнее говоря, о тех из них, кто видит своей главной целью изменение правовых и организационных условий, в которых идет экономический процесс. Поскольку идеальными обычно видятся условия, в которых экономика сама будет способна оптимизировать свое текущее состояние, то в сфере управления эти партии - либералы, приверженцы идеи "невидимой руки" и экономической свободы. Это, собственно, и побуждает многих наблюдателей именовать их партиями реформ.
Еще не ознакомившись с программными документами этих партий, мы предположили, что они не будут (или почти не будут) содержать явно выраженного преференциального подхода: их экономическая идеология требует равной экономической свободы всех субъектов, равенства их перед правительством (особенно перед бюджетом) и арбитражем. Эта немудреная догадка вполне подтвердилась.
Соответственно, и задачи при анализе этих программ будут другие. Нам предстоит разобраться, что в экономических платформах этих партий принципиально отличается от текущих или планируемых действий нынешнего правительства, чтобы понять, что изменится в экономическом климате в случае прихода этих партий к власти. Хотя нет - это не совсем точно. К власти в сколько-нибудь прямом смысле слова эти партии заведомо не придут (например, потому, что под программы без преференций никто не даст достаточно больших денег). Но образовать в будущей Думе - вместе или порознь - заметную силу(ы) они, в принципе, способны; внимательно прочтя их программы, мы поймем, за что эта сила(ы) будет(ут) голосовать.
РЕФОРМАТОР PAR EXELLENCE
"Наша программа НЕ ДАСТ НИЧЕГО пьяницам и бездельникам".
("Разумный выбор", предвыборная платформа ДВР)
Как и следовало ожидать, образец обсуждаемого жанра (предвыборная платформа "партии среды") дал Егор Гайдар. Из всех читанных нами документов только предвыборная платформа ДВР четко отвечает своему титульному назначению - это действительно платформа для парламентских выборов. Ее экономический раздел - как, впрочем, и остальные - большей частью посвящен законотворческой деятельности партийной фракции как в нынешней, так и в будущей Думе.
Этот раздел мог бы произвести довольно благоприятное впечатление. В нем предложено много совершенно разумных нормативных актов, принятие которых действительно необходимо или, во всяком случае, желательно. В нем есть милые лозунги для предвыборных митингов и сравнительно мало занудства. Есть там, конечно, странности (вроде требования принять Закупочный кодекс) и небрежности (вроде обещания "защитить гражданина от незаконного покушения на его собственность" - от законных-то покушений, ясное дело, защитить немыслимо), но в целом, повторим, он состоит из довольно внушительного перечня законодательных предложений, большинство из которых поддержит всякий. Но это благоприятное впечатление так и не возникает, ибо читатель обманывается в своих ожиданиях. Заголовок раздела содержит слова "необходимые условия экономического роста", а в самом разделе вопрос: что нужно сделать, чтобы Россия перешла к этому росту? - как-то и не обсуждается.
Спору нет, "мотор экономического роста рыночной экономики - частные сбережения и частные инвестиции", и для того, чтобы этот "мотор" работал, необходимо обеспечить неприкосновенность собственности, снизить налоговое бремя - а может быть, кто его знает, даже и принять закупочный кодекс. Но если такого рода соображениями исчерпываются рецепты выхода на положительную траекторию, если всю практическую работу предполагается оставить на долю пресловутой невидимой руки рынка, то с этими соображениями уместнее не добиваться власти в России образца 1995 года, а читать лекции по экономике переходного периода - причем в как можно более дальнем зарубежье.
Нам могут возразить: ведь вы же сами только что одобрили чистоту жанра. Ведь это лишь предвыборная платформа законотворческой деятельности партии. Почитайте программу партии "Демократический выбор России"!
Читали мы ее, но дополнительно узнали немного - документ это довольно скромненький и, что самое печальное, какой-то явно б/у.
Судя по программе, главная экономическая ценность Демвыбора - по-прежнему финансовая стабилизация, подавление инфляции любой ценой. Гайдар настолько увлекся этой задачей, что, похоже, она стала для него, как говорят психиатры, сверхценной идеей.
Ну в самом деле, можно и даже нужно бороться с государственными расходами. Но мы не видим резона забивать в программу в качестве "стержневого пункта сегодняшней экономической политики - снижение доли государственных расходов в валовом национальном продукте". Доля есть аналитический показатель, а не целевой ориентир. А вдруг эта доля растет на фоне роста ВНП и даже, более того, увеличивающиеся государственные расходы и обусловливают этот рост? Ведь расходы - они по своей природе разные, в их составе могут случиться и высокоэффективные инвестиции. ДВР может не верить в существование таковых, но нельзя не верить в необходимость безальтернативно государственных трат, снижение которых ведет к разнопрофильной деградации страны. Так зачем же резать эту долю не разобравшись?
Однако Демвыбор, судя по программе, во всем разобрался раз и навсегда. Корень зла сегодня - финансирование неэффективных производств и дотирование банкротов за счет тех, кто способен к росту. Откуда, спрашивается, г-н Гайдар это взял? Ведь здесь не надо ничего придумывать, озаряясь мистическим вдохновением: достаточно не полениться заглянуть в отчет об исполнении бюджета, чтобы убедиться, что финансирование промышленности из бюджета составляет в этом году всего лишь 0,7% от ВВП.
Совершенно очевидно, что эти доли процента погоды не делают. Возможно, когда-то это и было серьезной проблемой- кстати, например, в период первого пребывания Егора Гайдара у власти, - но никак не сейчас. И то, что мании и идиосинкразии этой программы не попали в предвыборную платформу партия, мы склонны счесть серьезной заслугой ее идеологов- прежде всего, самого Егора Тимуровича.
А тот факт, что партия, возглавляемая столь известным практиком экономического реформирования, идет на выборы без проработанной экономической программы, странен только для людей, забывших, что это типично для г-на Гайдара. Напомним: оба его прихода к власти не предварялись никакими программами. Этот пробел при всех своих очевидных неудобствах имел важное достоинство: он позволял Егору Гайдару всегда сохранять позу всеведения, объявляя заранее предвиденными любые результаты предпринятых действий. Если паче чаяния состоится третье пришествие Гайдара, можно будет снова пользоваться этим приемом.
Только не состоится оно - и Гайдар прекрасно это понимает. В последнем абзаце предвыборной платформы он пишет: "И наконец, главное. Мы никогда не лгали (курсив Е. Г. - _Эксперт"). Мы обещали только то, что могли выполнить".
В предвыборных документах ДВР действительно не лжет: он обещает усердно работать над принятием таких-то и таких-то полезных, разумных законов - обещает быть вечной конструктивной оппозицией. Исполать.
Таким образом, можно предположить, что ДВР в новой Думе и на президентских выборах вряд ли сможет претендовать на роль вожака в стане демократов. Платформа движения с точки зрения действий исполнительной власти неинструментальная, а следовательно, непригодна для вхождения в эту власть.
Впрочем, к достоинствам позиции ДВР можно отнести то, что в идейном плане она практически не пересмотрена - с чем Гайдар "на Русь" пришел, с тем, как говорится, и остался "до дней последних донца". А вот в свежих программах двух других реформаторов проявилась любопытная идеологическая подвижность.
БОРИС ФЕДОРОВ: НЕПРЕДСКАЗУЕМ, НО УЗНАВАЕМ
"Брежнев выступает на съезде КПСС:
- Накануне Великого Октября Россия стояла на краю пропасти. Теперь под руководством партии страна сделала большой шаг вперед".
Анекдот времен застоя
"Нам говорят: - Россия на краю пропасти, ничего нельзя сделать, все пропало. Мы решительно отвечаем: - Если вы не можете - уйдите, не мешайте. Хватит топтаться на месте. ВПЕРЕД, РОССИЯ!"
Предвыборный лозунг Бориса Федорова, наши дни
Эпиграф к этой главе может подвигнуть читателя задать нам два вопроса:
Есть ли у Бориса Федорова чувство юмора?
Обладает ли он способностью критического осмысления истории?
На оба эти вопроса мы, опираясь на программные документы движения, ответим: "Нет!"
Бородатый анекдот, который невольно пересказал нам Борис Федоров, - прямая цитата с шестой страницы книжки, на титуле которой написано "Движение "Вперед, Россия!..; "Вперед, Россия!..; Либеральный план для России, Президент - Борис Федоров, Москва - 1995. И потому сомнения в наличии чувства юмора у г-на Федорова возникли у нас еще на стадии чтения титула (три раза "Россия", два раза "Вперед", один "Президент"). К шестой же странице они переросли в уверенность.
Дальше мы пришли к выводу о том, что отсутствие юмора и исторической памяти - это не анекдот, а факт программы.
На стр. 25 уже упомянутого издания в качестве козырной тезы движения приведен следующий пассаж: "Мы полностью изменим концепцию экономической политики, главной целью которой будут повышение благосостояния граждан через экономический рост и увеличение эффективности хозяйства и производительности труда". Добавь в эту фразу там и сям слово "неуклонный" и получатся до боли знакомые популистские отрыжки материалов съездов КПСС (всех позже ХI-го) из разделов, трактующих о главной задаче предстоящей пятилетки и об основном законе социализма.
На этом неокоммунистический популизм не заканчивается. На стр. 40 читаем:"...часть нового жилья будет направляться на расселение коммунальных квартир, и за 5 лет исчезнут квартиры, где проживают неродственные семьи". Действительно, на решении жилищной проблемы можно подцепить очень много голосов, но неужели в новых реалиях следует так буквально калькировать главный лозунг и целевые сроки приснопамятной программы "Жилье-2000? Эта программа провалилась ровно по тем же причинам, по которым не удался бизнес таких народных благодетелей, как "Северное товарищество" и "Народно-строительная компания": денег не хватило. Г-н Федоров собирается за пять лет "за счет государственного финансирования и сверх всех уже существующих программ" построить миллион квартир. По самым скромным оценкам, строительство 50 млн. кв. м. жилья обойдется казне в 16-17 млрд. долларов. Откуда деньги? Смотри приложение к Либеральному плану (стр. 51), именно так и озаглавленное. Там г-н Федоров излагает одиннадцать идей насчет того, как в России можно "отнять и поделить" некоторую сумму средств, полностью избегая внешних заимствований. Беда только в том, что все эти 11 пунктов (четыре из которых - самых "денежных" - уже реализуются нынешним кабинетом) даже при самой оптимистичной оценке тянут не более чем на 15 млрд. долларов, а ведь список популистских обещаний программы "Вперед, Россия!", жильем - 2000 далеко не исчерпывается.
Чего стоят планы предоставления "государством прямых кредитов фермерам для приобретения земли и сельхозтехники", исходя из того, что "число фермерских хозяйств за пять лет должно превысить 1 миллион (минимальная задача). (И тут навязчивая, почти госплановская идея: всего, чего душа желает - минимум миллион штук и максимум за пять лет!) Это значит, что государство должно кредитовать покупку не менее чем 50 млн. га. сельхозугодий, то есть резервировать в бюджете ежегодно по 10 млрд. долларов фермерских кредитов. У нас есть все основания полагать, что за такие деньги любой Заверюха запишется в фермеры и поставит свечку российским либералам.
Честно говоря, после этого интерес к программе г-на Федорова как к экономической абсолютно теряется, даже если допустить, что депутатов от "Вперед, Россия!" в будущей Думе набьется столь изрядно, что они смогут влиять на формирование экономической стратегии исполнительной власти.
Впрочем, круг изложенных в программе движения идей дает основание порассуждать о том, какие позиции займет фракция по тем или иным вопросам экономического законотворчества.
Приведенные выше пассажи дают основание полагать, что движение г-на Федорова должно поддерживать большинство социальных проектов коммунистов, аграрников и "Женщин России". По вопросу собственности на землю блок Федорова будет вместе с правыми. По вопросам поддержки национальной обрабатывающей промышленности и высоких технологий - с Конгрессом русских общин (Глазьев и Скоков) и "Яблоком". А вот в борьбе за сверхжесткую денежную политику (с "ближним" инфляционным идеалом 20% в год), судя по анализу центристских и правых программ, блок г-на Федорова будет, похоже, выступать в гордом одиночестве - или, может быть, с Егором Гайдаром (если последнего не примет "Наш дом", и он решит тряхнуть монетаристской стариной).
В данном контексте есть смысл лишь отметить, что в силу некоторых черт программы "Вперед, Россия!" и личных качеств ее автора, либералы будущей Думы вряд ли согласятся отдать цезарский венец "гиганта мысли и отца русской демократии" именно Борису Федорову. Соответственно, вряд ли на предстоящих президентских выборах ему будет доверено возглавить либеральное крыло штурмующих стены старого Кремля.
"ПИСАЛИ - НЕ ГУЛЯЛИ"
Программу "Яблока", признаемся, мы читали с особым интересом. Привычный облик его лидера, неизменно недовольного всем, что делается, всегда знающего, как надо было делать - и никогда этим знанием не делящегося, заставлял ожидать от этого чтения каких-то специальных чудес.
Программа оказалась документом весьма консервативного, скорее центристского толка. Это масштабный материал, затрагивающий практически полный спектр экономических проблем. Видно, что, как говорится, проделана большая, серьезная работа, - но до конца отшлифовать программу не удалось: местами она сильно смахивает на методические разработки маленького отраслевого НИИ, а местами и вообще сбивается на невнятицу.
И не будем томить читателя - скажем сразу, что специальные наши надежды оказались тщетными: никаких особых новостей на ста десяти страницах программы нет. А попытки подогреть эти надежды в первой части труда рассказами о том, как неизбежно ведет к катастрофе политика нынешнего правительства и как твердо знает "Яблоко" способы сную катастрофу предотвратить, мы уже уверенно относим к предвыборному трюкачеству.
Но не читать же всем эти 110 страниц. Изложим их суть. На наш взгляд, стержнем программы "Яблока" является ставка на сырьевой сектор российской экономики как на локомотив будущего подъема, на государственные инвестиции в обрабатывающую промышленность и на расширение инфляционного финансирования дефицита госбюджета.
Главное, считает Явлинский, - всячески стремиться к тому, чтобы в экономике включился так называемый мультипликатор инвестиций. Для этого прежде всего необходимо создать законодательные условия для привлечения в сырьевой сектор частных - российских и иностранных - капиталовложений.Нормализация законодательной базы стимулирует мощный поток инвестиций - примерно 10 млрд. долларов в год, большая часть которых (50-70%) будет направлена на закупки отечественного оборудования для добывающих отраслей. Этот мощный инвестиционный спрос начнет распространяться по цепочкам межотраслевых взаимодействий и повлечет за собой подъем в сопряженных отраслях.
Эта мысль не нова: ставку на подобные кластеры и контуры экономического оживления делает и НДР. Однако Явлинский идет дальше "домороссовцев". Он предлагает инвестировать в машиностроение для сырьевого комплекса и бюджетные средства. Бюджетные же средства (на паях с частным капиталом) следует вкладывать в национальные приоритетные программы: строительство жилья, производство народного автомобиля, поддержку космической отрасли. При этом источник необходимых бюджетных средств, по Явлинскому, - эмиссия.
Надо сказать, что и эта схема не оригинальна. Не сочтите за хвастовство, но что-то до неразличимости похожее - под названием "инвестиционный навес" или "кейнсианство наоборот" - мы предлагали в своей статье "Очередные задачи без Советской власти", опубликованной еще в "Коммерсанте" в конце 1993 года (номер от 21 декабря).
Но ведь с тех пор ситуация кардинально изменилась. Наши предложения делались в условиях высокой инфляции, и суть их сводилась к тому, чтобы изменить характер этой инфляции, перевести ее, по возможности, в созидательное русло.
"Яблоко" же рассуждает в условиях втрое-вчетверо более низкой инфляции - и эта инфляция Явлинского не устраивает. Его планам соответствует инфляция в 15-20% в месяц, и он готов на нее пойти! Что может из этого получиться?
Сама по себе инфляция не страшна, как таковую - как феномен - ее не любят лишь монетаристы, для которых подкачка денег в экономику нарушает гармонию темпов, пропорций и взаимосвязей и мешает научному анализу. Неприятны последствия инфляции, да и то не для всех: ведь инфляция - это всегда перераспределение богатства, идущее всегда в пользу эмитента-государства; всегда в пользу рыночных субъектов, опосредующих денежные потоки, т. е. банков, а также - в пользу конечных адресатов бюджетных расходов. По программе "Яблока", инфляция должна стать крупным и долгосрочным денежным авансом национальной обрабатывающей промышленности.
Неплохо звучит - в теории. Для практической же реализации этого замысла нужно немногое - чтобы индустрия этот аванс отработала, а не проела (кстати, объедая всех остальных). Но вот этого как раз г-н Явлинский и не обещает. То есть он, конечно, говорит все необходимые слова - о проектном финансировании, долевом участии, федеральных целевых программах, аудите и т. д., но гарантий никаких нет (да, строго говоря, и быть не может).
Более того, когда речь заходит о такой конкретной области, как промышленная политика, программа "Яблока" становится предельно робкой, если не сказать беспомощной. Чего стоит, например, такая формулировка налогового инструмента реализации промышленной политики: "...предоставление налоговых каникул в некоторых случаях (например, при первом выходе фирм на внешний рынок при определенных условиях). Или вот как формулируется кредитный рычаг: "...стимулирование возникновения системы банков развития (? -"Эксперт"), льготный режим налогообложения для системы венчурных фондов в банках(?? - "Эксперт)". И уж совсем непонятно, что имеет в виду "Яблоко", предлагая предприятиям шире использовать для целей сбыта товарные биржи. Где это, интересно, авторы программы у нас и в наше время видели хоть одну такую биржу?
Поэтому, согласно "Яблоку", инфляцию - высокую и надолго - мы будем иметь абсолютно точно, а вот ее позитивные итоги - может, будем (не скоро), а может - нет.
При этом неприязнь "Яблока" к государственным заимствованиям, а также неудовлетворенность валютной политикой нынешних властей способны вновь дестабилизировать и без того весьма зыбкий финансовый рынок России.
Действительно, свертывание - хотя бы частичное - программы ГКО (при росте денежной массы, на который ориентируется Явлинский) заставит капиталы искать иные сферы приложения. Фондовый рынок вряд ли способен абсорбировать значительные средства - ликвидность его пока еще слишком мала. Поэтому деньги хлынут на рынки МБК. Ставки кредитного рынка номинально вырастут, а в реальном измерении, как это всегда было у нас в периоды высокой инфляции, выйдут в область отрицательных значений. Денежные инструменты перестанут удовлетворять инвесторов, и те окончательно сконцентрируют свое внимание на рынке валюты. Курс доллара - по крайней мере, на первых порах реализации программы - удержать не удастся, даже с учетом накопленных ЦБ немалых резервов.
Таким образом, план Григория Явлинского неизбежно - и сознательно - ведет, повторим, к еще одному периоду высокой инфляции и дестабилизации финансового рынка. Вопрос только в том, когда этот период начнется.
Ответ на этот вопрос в программе найти нелегко. Явлинский, по-видимому, отдает себе отчет в том, что по части опыта управлением государством и экономикой он далеко не Бисмарк. Поэтому сроки начала воплощения своих замыслов он либо опускает, либо отодвигает их на потом.
В этом смысле очень характерным примером является налоговая политика "Яблока". Блок среди прочего смело предлагает: существенно снизить подоходный налог, НДС, налог на прибыль, экспортные пошлины, расширить льготы по налогообложению инвестиций, ввести единый налог на малые предприятия и уменьшить для них налогооблагаемую базу; отменить НДС по поставкам в рамках ФПГ; поднять планки по неналогооблагаемому минимуму и введению прогрессивного налогообложения личных доходов; ввести налоговые льготы для развития безналичных расчетов (кому? на что? - "Эксперт"); ввести льготы по импортным пошлинам на импортируемые основные фонды для сельского хозяйства.
Сказано, как видим, немало, причем все - на мотив тотального снижения налогов (есть там и мысли обратного направления - например, повышение рентных платежей, - но их куда меньше). Однако сроки начала этого снижения Явлинский либо не называет, либо обещает их не раньше чем через 3-5 лет, то есть аккурат к концу периода полномочий выбираемого парламента, а то и за его пределами. Вариант беспроигрышный во всех отношениях.
Столь же осторожен Явлинский и во всем, что касается инфляционного финансирования государственных расходов. Вот, скажем, аграрная политика блока. "Яблоко" выработало очень взвешенный подход к решению проблем села, лишенный как колхозно-дотационного давления аграрной партии, так и фермерской романтики либералов. Блок прекрасно отдает себе отчет как в крайней остроте проблемы продовольственной безопасности страны, так и в том, что без широкомасштабной государственной поддержки этой проблемы не решить. Однако, произнося весьма разумные слова о льготах и дотациях аграрному сектору и жестких условиях их предоставления, о гарантированных форвардных закупках сельхозпродукции у ведущих хозяйств, авторы ни слова не говорят о том, когда же и кому в первую очередь эта поддержка будет оказываться (кстати, в этом отношении конкретнее даже "Демвыбор России").
Мы бы не стали муссировать эту, как мы и сами понимаем, непростую проблему, если бы она не создавала - в совокупности с признанием "Яблоком" допустимости (и даже полезности) инфляции - опасного сочетания. В самом деле, если в части сроков реализации конструктивной части программы Явлинский выписал себе "генеральную индульгенцию", оговорив несмотря ни на что право на высокую инфляцию, то что бы ни случилось - он по кругу чист. И добросовестное выполнение обещанного становится для "Яблока" неким факультативным занятием.
Возможно, авторы яблочной программы не согласились бы с нашим изложением ее сути. Но тут они сами виноваты: могли бы эту суть изложить, не дожидаясь стороннего вмешательства, как считают нужным. С главным нашим выводом, впрочем, они едва ли станут спорить: Григорий Явлинский проделал очень большой путь от программы "500 дней" (где отводилось ровно сто дней на полное подавление инфляции) до нынешнего отказа от подавления инфляции любой ценой и призыва конструктивно ее использовать. И хорошо сделал.
Нам, как заметил читатель, программа показалась если и не слишком полезной, то и не вредной; ее основные принципы мы (в разные периоды и в разной степени) даже разделяли, о чем сообщали печатно. Многие же конкретные разделы программы производят менее благоприятное впечатление. Нам показалось, что зачастую меры, предлагаемые программой, легко делятся на две группы: уже применяемые или разрабатываемые нынешним правительством - и, мягко говоря, непроработанные. Но сегодня дискуссий на отдельные темы нам заводить не хочется, и вот почему. Разбирая предыдущую порцию экономических программ, мы пришли к удивившему нас самих выводу: левее программы "Нашего дома - России" двигаться некуда, там начинается инфляционное безумие; но и правее некуда - агрессивно либеральные действия в России наталкиваются на системные преграды, вполне уже бесспорные. Если, как и полтора месяца назад, предполагать, что нынешнее правительство, руководимое как-никак главам блока "НДР", будет и в довыборный период придерживаться в своей деятельности основных линий программы блока, то ответ на вопрос: что будет, если правительство возглавит Явлинский? - звучал бы даже не "примерно то же, что и сейчас", а "станет гораздо хуже".
Однако события последних недель, кажется, изменят расстановку если не сил, то идей. Мало того, что валютный коридор задолго до 1 октября продлили до конца года. Выступая 20 сентября в Сыктывкаре, Виктор Черномырдин, с трудно объяснимой поспешностью пообещал его продление и в будущем году - хотя в том ущербе, который влечет этот длинный коридор, по-прежнему никто не сомневается, тогда как польза, которую он должен принести, все еще остается весьма гипотетической. Коридор с 1 января будет "сужен, курс рубля к доллару США будет находиться ниже уровня 4300-4900 рублей за доллар" (цитируем по сообщению ИТАР-ТАСС).
Нам кажется очевидным, что этот маневр не станет самой что ни на есть одиозной попыткой снижения инфляции любой ценой только в одном случае - если в ближайшие же месяцы инфляция сама покорно "умрет у ног непобедимого владыки".
А поскольку чудес в макроэкономике категорически не бывает, то и выходит, что у Григория Явлинского прямо на глазах из ничего возникает прекрасный шанс перехватить у "Нашего дома" лозунг об отказе от любой цены подавления инфляции - вместе с симпатиями весьма и весьма широкого круга субъектов экономики.
И если ему это удастся (а это зависит в решающей степени не от него, а от правительства), то уж никто не станет разбираться, у кого четче разработаны процедуры санации и банкротства, у кого разумнее решается вопрос об обязательной продаже валютной выручки - у правительства или у "Яблока". Деловая элита страны до 17 декабря еще вполне успеет задуматься о том, кого стоит поддерживать.
Можно предположить, что программа "Яблока" написана таким образом, чтобы для его лидера конкуренция с НДР и Виктором Черномырдиным стала бы "программой optimum", на чуть более худой конец она вполне годится, дабы поспорить с Глазьевым, Щербаковым и Рыбкиным на лидерство в левом центре, и уж на самый худой - для того, чтобы с ее помощью выйти в лидеры движения реформаторов, существенно сместив его идеологию к центру. В этом смысле программный ход "Яблока" в предвыборной борьбе еще раз показал, что Григорию Явлинскому (как политику) на сегодняшний день вполне по праву принадлежат лавры наименее нетривиальной и наиболее динамичной персоны."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации