Кланы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кланы

Оригинал этого материала
© "Совершенно секретно", ноябрь 2004, "Большая родня. Кремлевское от-клан-ение"

О том, что Семья – основа государства, стали забывать после ухода с политической арены Бориса Ельцина. Теперь, кажется, стоит вспомнить

Петр Глушенков, Галина Сидорова

фото АР

В бытность президентом России Бориса Ельцина его дочь Татьяну Дьяченко вроде бы прочили в его преемницы

Президент не на шутку рассердился. Как утверждают наши источники, дошло до непарламентских выражений в адрес самых приближенных членов команды: мол, за своими делишками и распрями забыли, зачем я их сюда позвал. Причем больше всего президента возмутил переход разборок на публичный уровень.

Разгневанный Владимир Путин якобы даже задумался о новом призыве в администрацию. Как показывает исторический опыт, большинство правителей всех времен и народов в моменты кадрового кризиса обращаются прежде всего к собственной семье или к друзьям-соратникам. (Подробнее об этом в материалах Темы номера.) Трудовая Семья нашего президента, за неимением подходящих по возрасту и профподготовке ближайших родственников, это его питерское окружение. А потому оттуда и были взяты фамилии шести возможных кандидатов в администраторы. Во главе путинского списка вице-президент РАО «Железные дороги России» Владимир Якунин и секретарь генсовета «единороссов» Валерий Богомолов. Причем вливание новых кадров может пойти двумя путями: либо замена ныне действующего руководства администрации; либо введение новых должностей. На радость налогоплательщикам.

Наряду с питерскими фамилиями упоминают и одну хорошо знакомую московскую. Александр Стальевич Волошин в качестве претендента на пост секретаря Совбеза. Здесь может быть несколько объяснений: а) президента замучил кадровый голод; Волошина понадобилось оттеснить от неких финансовых и экономических рычагов (в настоящее время он председательствует в совете директоров РАО «ЕЭС») – а для этого самое лучшее – держать человека на виду; б) слухи о своем возможном возвращении распространяет сам Александр Стальевич по неким выгодным для себя причинам.

Кадровые интриги в Кремле наложились на оживившуюся в который раз тему преемника. Чему в значительной мере поспособствовали белорусские соседи со своим бессрочным президентством. Но это у них там, в Белоруссии, играют без замены. А российские руководители – люди предусмотрительные – заранее переживают, на кого нас, сограждан, оставить. Хотя в бессрочном президентстве и наши могут почерпнуть кое-что полезное – глядишь, преемницы подрастут из самого что ни на есть ближайшего окружения.

До сих пор, правда, политико-семейный опыт в России был не слишком удачным. Бориса Николаевича за дочкину активность клевали все кому не лень.

Покойный президент беспокойной Чечни оказался самым предусмотрительным. Обеспечил такие позиции своему неуправляемому отпрыску, что их не смогла подорвать даже игра в футбол в Георгиевском зале в ожидании приема у «Самого», глубоко шокировавшая президентских протокольщиков. Сегодня Кадыров-младший вполне устраивает федеральных покровителей в качестве вице-премьера республики, по-видимому, хорошо вписываясь в проводимую там Москвой политику. Такие вот кремлевские отКЛАНения.

Премьер Фрадков подошел к кадровой проблеме отцов и детей вполне в духе времени, практично. Действительно, поставь родного сына на ключевой пост в бизнесе, и дело мимо семьи не пройдет. И сам останешься при деле.

Появление 26-летнего Петра Фрадкова на посту заместителя гендиректора Дальневосточного морского пароходства (ДВМП) оживило интерес к проблеме отцов и детей в современной российской политике. Через несколько месяцев после того, как Фрадков-старший прибыл из Брюсселя в Москву, чтобы занять премьерский пост, сын тоже вернулся на родину. Он стал топ-менеджером одной из трех самых крупных судоходных компаний страны. Ранее Фрадков-младший работал в США в качестве заместителя представителя Внешэкономбанка.

Пример сына российского премьера, на первый взгляд, не выпадает из череды не менее примечательных карьер детей влиятельных отцов. Вспомним юного банкира с лондонским образованием, ныне владельца завода спортивных автомобилей в той же Британии Николая Смоленского, отца которого до сих пор недобрым словом поминают многие клиенты «СБС-АГРО». Или Юрия Рэмовича Вяхирева, бывшего гендиректора «Газэкспорта», ушедшего в отставку вскоре после того, как его отец перестал быть газовым королем России. Однако назначение Фрадкова-младшего вызвало массу вопросов потому, что вышеназванные примеры – из области бизнеса, в котором действуют иные правила, чем на госслужбе. А тут получилось, что сын оказался пусть и не в прямом, но все же в подчинении у отца. Ведь в подчинении у премьер-министра – Министерство транспорта, курирующее отрасль, где ДВМП – одна из самых важных структур.

«Марш-бросок» Фрадкова-младшего из Вашингтона во Владивосток тем более удивителен, что в транспортной сфере он никогда не работал и производственного опыта вовсе не имеет. Тем не менее можно не сомневаться, что пользу дальневосточному пароходству он способен принести немалую. У фактического владельца ДВМП, бывшего министра топлива и энергетики Сергея Генералова (он возглавляет группу «Промышленные инвесторы», представляющую в России интересы кипрской фирмы SVG Holding Ltd, а той, в свою очередь, принадлежат 60 процентов акций ДВМП), – амбициозные планы. Главный проект ДВМП – создание совместного с «Российскими железными дорогами» предприятия «Русская тройка», которое займется обеспечением контейнерных перевозок по транспортному коридору «Запад – Восток». Поговаривают, что генераловские планы встретили противодействие со стороны губернатора Приморья Сергея Дарькина. Вот тогда-то и был сделан «ход конем» в виде назначения премьерского сына на специально для него придуманную должность в ДВМП. Вряд ли удалось бы найти человека с лучшими связями в правительстве.

В поисках дофина

фото PHOTOXPRESS

Первая на постсоветском пространстве президентская династия Алиевых: Гейдар и Ильхам

Говорят, что в середине 90-х годов в Кремле витала идея «раскрутить» Татьяну Дьяченко, активно участвовавшую в отцовской избирательной кампании 1996 года, в качестве законной преемницы Бориса Ельцина. Подводилась даже идеологическая основа – мол, в России царей любят испокон века, так что династии – дело привычное. Что, добавим, подтвердил недавно бывший ельцинский управделами Павел Бородин, поделившись с прессой сокровенными соображениями о плодотворности царской власти и возможности референдума в России по образцу Белоруссии, где Александр Лукашенко, видимо, решил «мотать» пожизненный президентский срок. Бородин, конечно, теперь не так близок к главным кремлевским кабинетам, как в ту пору, когда он их ремонтировал с помощью печально известной фирмы «Мабетекс». Но и не так далек, чтобы совсем уж, как говорится, не заглянув в святцы, бухать в колокола...

Как бы то ни было, пока в России царствующей династии не получилось, в отличие, скажем, от Азербайджана, где Ильхам Алиев сменил своего отца на президентском посту. Это, что и говорить, непростой проект в XXI веке. Даже в Казахстане династия пока не выстраивается: напротив, партия Дариги Назарбаевой идет на парламентских выборах против партии родного отца и его ближайших сподвижников. В Киргизии политическая конкуренция еще острее, и президентского сына Айдара Акаева вовсе не склонны рассматривать в качестве дофина. Скорее, он известен как герой светской хроники: в 1998 году женился на младшей дочери Назарбаева, но «международный» брак просуществовал недолго.

Что уж говорить об Украине, в которой Леониду Кучме пришлось договариваться с не шибко любимым им Виктором Януковичем, представителем влиятельного донецкого клана, интересы которого далеко не во всем совпадают с кучмовскими. А ведь когда-то в списке потенциальных преемников Леонида Даниловича фигурировал гражданский супруг его дочери бизнесмен Виктор Пинчук. Но теперь клану Кучма – Пинчук приходится идти на компромиссы: в нынешнем году Пинчук и главный спонсор кандидата в президенты Януковича донецкий бизнесмен Ринат Ахметов поделили «Криворожсталь» – одно из крупнейших предприятий страны.

Служебный роман

фото PHOTOXPRESS

Вице-премьер российского правительства Виктор Христенко

Полтора десятилетия назад в одной из стран Латинской Америки случилась романтическая история, похожая на сюжет из сериала: почтенный министр юстиции влюбился в очаровательную леди, занимавшую пост министра финансов и проводившую весьма рискованные экономические реформы. В результате оба подали в отставку, а реформы вскоре провалились.

фото PHOTOXPRESS

…и его жена, Татьяна Голикова, заместитель министра финансов, уцелевшая после сокращения своего министерства

В российском правительстве недавно произошла похожая история. Вице-премьер Виктор Христенко женился на заместителе министра финансов Татьяне Голиковой. До этого Голикова сделала в своем ведомстве блестящую карьеру, став одним из самых молодых чиновников, ответственных за подготовку федерального бюджета. Только финал этого служебного романа резко отличается от латиноамериканского. Перетряска правительственных структур в нынешнем году не слишком сказалась на положении молодоженов. Христенко, побыв несколько дней даже и.о. премьера, остался в кабинете в качестве министра промышленности и энергетики. Голикова сохранила свой пост, хотя количество заместителей главы Минфина сократилось с двенадцати до двух.

Хотел, чтобы жена стала еще и политической опорой, нижегородский губернатор Геннадий Ходырев. Собственно, жена, Гулий Теплякова, помогала ему на всех этапах карьеры. В Думе, в бытность Ходырева депутатом от КПРФ, она была его помощником; в примаковском кабинете министров, где Ходырев возглавлял антимонопольное ведомство, – руководителем секретариата, в областной администрации возглавила управление общественных связей. При этом она успела родить сына Олега – как раз к первой годовщине избрания губернатором. Прошло немногим более полугода после родов, и Гулий Теплякова стала кандидатом в депутаты Госдумы от новосозданного блока «Родина» (при том, что ее супруг возглавлял региональный список «Единой России»). Правда, никто из них сейчас на Охотном ряду не заседает: губернатор, как и все другие свадебные генералы «единороссов», от мандата отказался, а его супруга не была избрана депутатом.

Сын – за отцом

фото PHOTOXPRESS

Председатель Совета Федерации Егор Строев…

В правительстве Михаила Касьянова пост министра природных ресурсов занимал Виталий Артюхов. Он слыл непотопляемым чиновником. Начав свою карьеру еще в советские времена, успешно продолжил ее при Викторе Черномырдине. Казалось, в кабинете Михаила Касьянова, где черномырдинцев не очень привечали, Артюхову ничего не светит. Но наоборот – в течение почти трех лет он занимал один из наиболее значимых для российского ТЭКа постов, вплотную связанный с выдачей лицензий на разработку месторождений. Причина столь успешного продолжения карьеры проста – сын Артюхова Вадим был ближайшим сотрудником премьера Касьянова, занимая один из ведущих постов в его секретариате. Затем последовало назначение Артюхова-джуниора на должность заместителя министра имущественных отношений. Можно было предположить, что недалек тот час, когда в кабинете министров окажутся два Артюховых. Однако в начале нынешнего года младший Артюхов неожиданно занял кресло в Совете Федерации от Волгоградской области, скорее пригодное для пожилого отставника, чем для молодого чиновника. Смысл назначения прояснился спустя несколько недель, когда Владимир Путин уволил артюховского покровителя с поста премьера. В кабинет Михаила Фрадкова не вошел и Артюхов-старший.

фото ИТАР-ТАСС

…и его дочь Марина Рогачева, сенатор от администрации Орловской области

Успешно трудоустроил сына Игоря Владимир Жириновский. Когда он занял пост вице-спикера по квоте своей партии, его преемником во фракции стал Игорь Лебедев. Менее известен пример с депутатами Севенардами, отцом и сыном. Старший Севенард, Юрий, представлял во второй Думе КПРФ – когда-то он был строителем известной ленинградской дамбы, потом конкурировал с Анатолием Собчаком в борьбе за пост мэра Петербурга. Его сын Константин Севенард занимался бизнесом в Питере, а после избрания в третью Думу некоторое время состоял во фракции «Единство».

Андрей Воробьев, сын бессменного заместителя Сергея Шойгу в Министерстве по чрезвычайным ситуациям, одно время представлял Адыгею в Совете Федерации, а после минувших думских выборов перешел из верхней палаты Федерального собрания в нижнюю. Разумеется, по списку «Единой России», в первую тройку которого входил Шойгу.

Не исключено, что в следующей Думе может оказаться и сын генерала армии Валентина Варенникова – в настоящее время депутата от фракции «Родина». Генерал-лейтенант Владимир Варенников только что во главе «Родины» на Сахалине смог добиться своего первого большого политического успеха – возглавляемый им список победил на выборах в региональный парламент, обойдя «Единую Россию».

Особое внимание привлекают дети крупных региональных начальников. Многим из них прочили карьеру преемников своих отцов. Ходили такие слухи о сыне башкирского президента Урале Рахимове. Однако тот еще в 2002–2003 годах утратил ключевые посты в системе башкирского бизнеса. В 2002 году Урал покинул пост главы совета директоров «Башнефтехима», а годом позже вышел из совета директоров «Башнефти», который также возглавлял. Утверждают, что это стало следствием напряженной борьбы в республиканской верхушке.

Поговаривали подобное и о сыновьях татарского президента Минтимера Шаймиева, Радике и Айрате. Однако до поры они больше интересуются автогонками, чем политикой. В 90-е годы Радик Шаймиев входил в состав совета директоров «Татнефти» и считался одним из ее реальных совладельцев, но политического продолжения его карьера не имела. Сейчас он более известен как чемпион Европы-2003 по автокроссу. Хотя, как утверждают знающие люди, экономическая мощь шаймиевского клана осталась на прежнем уровне, а группа компаний «ТАИФ», в которой европейский чемпион некогда был гендиректором, как и раньше, играет значительную роль в экономике республики.

Единственный пример, напоминающий начало раскрутки сценария «преемничества» на региональном уровне, – недавнее назначение Марины Рогачевой сенатором от администрации Орловской области. До мая нынешнего года она возглавляла представительство области в Москве. Неожиданное появление Рогачевой в качестве политика федерального масштаба вызвало к жизни гипотезу о том, что она может стать следующим губернатором области – с учетом того, что ее отец пользуется огромной поддержкой избирателей. Однако сейчас эта версия становится весьма уязвимой – вряд ли в Кремле будут поощрять возникновение династии в отдельно взятом регионе. Хотя есть и другая версия: мудрый старец Егор Строев прокрутил операцию «Дочка» не без ведома «Самого», дабы таким образом привлечь внимание общественности к несовершенству Совета Федерации.

В Санкт-Петербурге тем временем наблюдатели пристально следят за карьерой сына губернатора Валентины Матвиенко, 30-летнего Сергея. Недавно он занял пост вице-президента банка «Санкт-Петербург». Банк «Санкт-Петербург» вместе с питерским «Промстройбанком» входит в состав более крупной структуры – Банкирского дома «Санкт-Петербург» во главе с известным финансистом Владимиром Коганом, пользующимся, по некоторым сведениям, особым расположением главы государства.

фото PHOTOXPRESS

Сергей Матвиенко – сын петербургского губернатора Валентины Матвиенко – успешно продолжает восхождение по служебной лестнице: в свои 30 лет он занял пост вице-президента банка «Санкт-Петербург» (на фото – с матерью)