Кланы в Центробанке

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кланы в Центробанке Главный финансовый орган страны балансирует между враждующими группировками

""Кланы? В Центробанке-то? При Геракле? - засмеялся один знакомый банкир в ответ на мои настойчивые расспросы. - Ну подумай сама. Это же не при Дубинине".

Больше ничего из этого источника, довольно осведомлённого, выжать не удалось. Вот и понимай как знаешь: то ли внутренних группировок в нынешнем ЦБ просто нет, то ли они носят такой закрытый, а лучше сказать - особый характер, что наружу мало что просачивается. 
В первое верится мало. Второе на стиль работы Геращенко, получившего уже народное имя Геракл, весьма похоже. И если продолжить аналогию - какие были у греческого героя друзья-соратники? Правильно, просто преданные и очень преданные. Вот так и у Геращенко, сообщили мне. Всех нынешних, что-либо значащих руководителей Центробанка можно условно разделить на две группы: те, кто очень подконтролен председателю ЦБ, и те, кто просто с ним связан. "Чужих" в Центробанке, два года спустя после смены руководства, почти не осталось. К сожалению. Но об этом - ниже. При этом Геращенко, как истинный мифический герой, держит почти равную дистанцию со всеми своими ставленниками. По утверждению сотрудников ЦБ, ни близких друзей, ни деловых партнёров, с которыми бы он тесно общался, в центробанковском окружении у него не замечено. 
Татьяна Парамонова: спутник для главы ЦБ К прямо подконтрольной Геращенко группе источники в Центробанке относят прежде всего первого зампреда Татьяну Парамонову, а также зампредов Евгения Коляскина, Владимира Горюнова и Олега Можайскова. На некотором отдалении находятся Виктор Мельников, Арнольд Войлуков и Виктор Шор. 
При этом Татьяна Парамонова, про которую написано в прессе едва ли не больше, чем про самого Геращенко, в ЦБ является особой фигурой. Настолько особой, что в последнее время замечены уже попытки создания ею собственной "группировки" из подконтрольных ей сотрудников второго звена. Правда, по утверждению наблюдателей, это у неё мало получается, причиной чему служит весьма непростой характер этой "железной леди" (определение, часто применяемое журналистами к г-же Парамоновой). 
Каждый из "ближнего круга" Геращенко отбирался им, похоже, путём долгой деловой селекции из числа сослуживцев по предыдущим местам работы. И на каждого у него, похоже, есть, ну нет, может, и не компромат, но что-то, что позволяет без труда держать своих подчинённых "на коротком поводке". 
Вот взять Татьяну Парамонову. Формально в Центробанке она курирует деятельность сводно-экономического департамента, департамента по организации расчётов ЦБ, а также бухгалтерию и аудит. Является членом совета директоров ЦБ, председателем комитета банковского надзора, а также заместителем председателя денежно-кредитного комитета ЦБ. Даже из одного этого списка обязанностей видно её место в иерархии. Однако злые языки из числа сотрудников ЦБ утверждают, что в настоящий момент Татьяна Владимировна фактически руководит банком, подменяя собой безгранично доверяющего ей Виктора Геращенко. Но нет - возражают другие. Самые важные решения Геракл всё равно оставляет за собой, предоставляя "железной леди" роль технического исполнителя. 
Под руководством Геращенко Парамонова работала аж с 1992 года, периодически отвлекаясь то на отставку того с поста председателя (1994), то на работу в КБ "Элбим-банк" (1997) и в Российском национальном коммерческом банке (1998). Последние два, как известно, обанкротились. Перед этим Татьяна Владимировна успела поссориться с их руководством. Газеты даже писали, какую оплеуху она получила напоследок от руководства "Элбима", откуда она якобы была уволена с невероятной формулировкой "за трёхчасовое отсутствие на рабочем месте". Если это действительно так, то было бы странно, если бы у "Элбима" потом сохранилась лицензия. 
В бытность свою на посту и.о. председателя ЦБ (1994-1995) и зампредом (1995-1997) Татьяна Парамонова успела, помимо всего прочего, отметиться эпопеей с запуском банковского спутника, призванного помочь с осуществлением расчётов на всей территории нашей необъятной страны. Именно Парамонову называют одним из главных идейных вдохновителей этого проекта. В прессе в своё время промелькнула цифра, в которую обошёлся этот спутник, - несколько сот миллионов долларов. Разумеется, на фоне всеобщего восхищения самой передовой банковской технологией тогда не были слышны голоса специалистов, которые подвергали сомнению саму идею спутника. А ведь логика в их словах была. Восемьдесят процентов всех банковских расчётов в стране приходится на Москву. Из оставшихся двадцати пятнадцать на Санкт-Петербург. К тому времени, когда действительно понадобится проводить постоянные срочные расчёты, скажем с Приморьем, спутник безнадёжно устареет. Напрашивается вывод, что этому проекту суждено, похоже, стать ещё одним объектом пристального внимания аудиторов. 
Ближний круг Старым соратником Геращенко является и Евгений Коляскин. Он возглавлял в свое время одно из управлений ещё в Госбанке СССР. Но сегодняшнюю свою должность куратора всего центробанковского хозяйства он получил, похоже, и за личный вклад в давнюю борьбу Геращенко с бывшим министром обороны Павлом Грачёвым. В то время, в 1994 году, между ними шла жестокая схватка за контроль над деньгами, предназначавшимися военным полевым учреждениям. Победу одержал тогда ЦБ, в котором существует целый департамент на эту тему. Причём в структуре Центробанка он самый закрытый, куда не допускаются даже аудиторы. А ведь деньги там крутятся немалые. Одна Чечня чего стоит! 
Однако, несмотря на "страшную военную тайну", из недр этого департамента периодически выпархивают байки наподобие технологии организации доставки денег "на вражеские территории" - например, в Севастополь, отошедший к Украине. Функции инкассатора, привозящего зарплату российским морякам, тогда были переданы... подводной лодке. 
Заслуга же "перед отечеством" (читай - ЦБ) другого зампреда - Владимира Горюнова, похоже, состоит в его успехах в торговле золотом в Цюрихе. С курсом он, как утверждают, никогда не промахивался. Официальная работа за рубежом, позволявшая держать там счета, похоже, позволяет ему не опасаться подозрений во взяточничестве, с которыми приходится сталкиваться любому крупному чиновнику. А такие подозрения время от времени появляются, поскольку, никто не может поверить в то, что у зампреда ЦБ, который к тому же некоторое время работал в коммерческом банке, а потом принимал участие в урегулировании ситуации в "Империал", нет ни личной дачи, ни автомобиля. К несомненным достоинствам Горюнова все относят его независимость, скрывать которую он и не думает. Например, его называют чуть ли не единственным из зампредов, который способен прилюдно дискутировать с Парамоновой, причём неизменно побеждая ту в спорах. Нужно ли пояснять, почему они являются ярыми антагонистами? 
Олег Можайсков, который занимается в банке вместе с Виктором Мельниковым вопросами валютного регулирования, с Парамоновой также не очень ладит. Эта неприязнь основана на том, что ранее на его месте находился человек Парамоновой - Черепанов, однако Можайсков, пользующийся поддержкой Геращенко, сумел добиться ухода того из ЦБ. 
Можайсков - ещё один из зампредов ЦБ, который привлёк к себе внимание правоохранительных органов. Уголовное дело в отношении него было возбуждено в связи с тем, что он якобы, пользуясь служебным положением, вывел из банка-банкрота принадлежавшие ему лично 150 тысяч долларов. Однако расследовавшие это дело правоохранительные органы состава преступления в его действиях не нашли, и дело было прекращено. 
Второй эшелон На некотором отдалении от Геращенко находятся Войлуков, Шор и Мельников. И если первые два относятся к немногим ещё пока сохранившимся представителям "старой гвардии", то о последнем - разговор особый. 
Константина Шора все называют человеком Московской мэрии. А кем ещё может быть зампред ЦБ, долгое время курировавший исключительно московские банки? 
Курирующий наличное обращение Арнольд Войлуков - это легенда ЦБ. Едва ли не самый старший из нынешнего руководства Центробанка (ему 70 лет), он чувствует себя настолько уверенно на своём месте, что не считает необходимым примыкать ни к одной группировке. Парамонова, некоторое время работавшая в его подчинении, пыталась неоднократно, но безуспешно его сменить. В ведении Войлукова находится так называемый "кассовый план" - количество ежедневно эмитируемых ЦБ наличных денег, что в условии продолжающейся инфляции представляет собой мощнейший инструмент финансового влияния. 
О своеобразии личности г-на Войлукова, которого большинство из работников ЦБ считают самым умным и мудрым из руководства, говорит такой диалог, пересказанный одной из его подчинённых. Устав от однообразных реплик своего руководителя, который на всё высказываемое ею отзывался только "да" или "нет", она не выдержала: "Арнольд Васильевич, а вы какие-нибудь другие слова знаете?" "Да, - задумчиво отозвался он. - Уволю". 
И уж совсем инородным телом в руководстве ЦБ многие называют Виктора Мельникова. Будучи в юности спортсменом-гребцом, он заслужил уже у Геращенко прозвище "одиночка". Формально он курирует вопросы валютного регулирования, однако в таком качестве в последнее время вызывает всё большее раздражение. В частности, его заслугам приписывают то, что некоторые валютные инструкции и положения, разработанные в ЦБ в последнее время, идут вразрез с подписанным нашей страной Уставом МВФ, восьмая статья которого предусматривает полную конвертируемость по текущим операциям. 
При этом Мельников иногда веселит сотрудников ЦБ такими собственноручно подготавливаемыми им инструкциями, как, к примеру, предписание покупать пуленепробиваемые стёкла исключительно на одном стекольном заводе в Подмосковье. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации