Клан Чубайса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Бывший генеральный директор «Роснано», бывший первый заместитель председателя правления РАО «ЕЭС России» Леонид Меламед сегодня находится под домашним арестом


Однако его уголовное дело касается не только его


Как выходцы из РАО «ЕЭС России» сколачивают состояния и меняют страну


Например, по делу Меламеда заочно арестован бывший заместитель председателя правления «Роснано» Андрей Малышев. Его последняя должность – президент компании «Группа Е4», созданной бывшим заместителем председателя правления РАО «ЕЭС России» Михаилом Абызовым. Присутствуют в деле и другие фигуранты, и у всех есть общая черта – они соратники Анатолия Чубайса, почти все раньше работали в РАО «ЕЭС России», а многие – и в «Роснано». Уже давно бывшие менеджеры возглавлявшейся Анатолием Чубайсом энергетической монополии составляют особое сообщество людей, которое недоброжелатели иногда называют кланом Чубайса. Политологи давно обращают внимание на существование этой группировки, иногда даже придают ей излишнюю значимость.


Например, недавно политолог Дмитрий Запольский заявил, что Владимир Путин не диктатор, а «один из команды Чубайса». В 2003 г. политолог Владимир Прибыловский, рассуждая о «кланах федерального значения», говорил о «старопитерской группировке», или клане Чубайса. В 2009 г. политолога Евгения Минченко спросили: «Что это за номенклатурная группировка, которую возглавляет Чубайс?» На что он ответил, что «это, собственно, бывший менеджмент РАО ЕЭС».


Все началось с того, что когда в конце 1990-х Анатолий Чубайс перешел из правительства на пост председателя правления РАО «Единая энергосистема России», то он начал приглашать отовсюду молодых, энергичных, предприимчивых, харизматичных людей, которые и составили его команду в энергохолдинге.


Позже значительная часть соратников Чубайса перешла вместе с ним в «Роснано», другие же ушли в вольное плавание. «Он организовывал людей, служил центром притяжения сил, которые разделяли его позицию, – говорит экс-глава ЦБ, член совета директоров «ВТБ капитала» Сергей Дубинин. – При этом он, как и Егор Гайдар, умел работать с людьми совершенно разными». Реформа РАО ЕЭС длилась около 10 лет, за это время многие из соратников Чубайса стали довольно богатыми людьми. Топ-менеджеры РАО ЕЭС часто обогащались благодаря тому, что в начале нулевых скупали акции региональных энергетических компаний – они тогда были дешевые, а после энергореформы их можно было продать гораздо дороже.


Еще один способ обогащения был основан на наработанных связях и подрядах. Иногда бывшие топ-менджеры РАО ЕЭС владели фирмами, которые зарабатывали на энергетиках (или на «Роснано»): например, глава ФСК Андрей Раппопорт создал холдинг «Энергостройинвест», который выполнял подряды для ФСК, Михаил Абызов основал инжиниринговую компанию «Группа Е4» – одного из крупнейших подрядчиков в сфере энергетики, фирма «Алемар» первого главы «Роснано» Леонида Меламеда оказывала консалтинговые услуги «Роснано», неоднократно возглавляемая Дмитрием Ахановым консалтиновая фирма «Бранан» активно консультирует энергетитические компании, а фирма «Карана», которую в прошлом возглавлял член правления «Роснано» и бывший член правления РАО ЕЭС Юрий Удальцов, тоже консультировала «Роснано». Деятельность «Алемара» и «Караны», кстати, сейчас стала объектом интереса правоохранителей. «Чубайс великолепно создает социальные группы, обогащающиеся за счет проводимых им преобразований и потому являющиеся его социальной, политической и, вероятно, экономической базой», – считает экономист Михаил Делягин.


Наверное, вокруг любой госкорпорации образуются бизнесы, связанные с ее топ-менеджментом, но соратники Чубайса находятся в зоне всеобщего внимания – они буквально живут при свете софитов, – и это зачастую весьма талантливые люди, проявляющие себя в самых разных областях. Многие из них в разное время работали в правительстве: сам Анатолий Чубайс был председателем Госкомимущества, главой президентской администрации и вице-премьером, его советник Яков Уринсон в прошлом был министром экономики и вице-премьером, Михаил Абызов – министр по делам «Открытого правительства», управляющий директор «Роснано» и бывший руководитель Центра по реализации проектов реформирования «АО-энерго» при РАО ЕЭС Дмитрий Аханов одно время возглавлял Федеральное агентство по энергетике. О Леониде Меламеде «Ко» уже писал (см. материал «Талант со связями» – «Ко», №26 от 10.07.2015). А теперь подробнее о наиболее ярких представителях команды Чубайса.


Самый деловой министр


Михаил Абызов – несомненно, сегодня самый известный представитель клана Чубайса, поскольку является членом правительства, находясь на странном, но почетном посту министра без портфеля – координатора «Открытого правительства». Кроме того, еще недавно Абызов среди всех выходцев из РАО ЕЭС занимал самое высокое положение в российском списке журнала Forbes: в 2012 г. он был 66-м с состоянием $1,3 млрд. Однако именно в 2012 г. Михаил Абызов перешел в правительство, отдав свои капиталы, и прежде всего холдинг Ru-Com, в доверительное управление. Именно после этого Forbes начал фиксировать уменьшение его капитала – в 2016 г. позиция Абызова в списке богатейших россиян снизилась до 133-го места, а оценка его состояния – до $0,6 млрд.


Между тем координатор «Открытого правительства» всегда имел деловую хватку. Уже на первом курсе университета (а будущий министр учился на мехмате МГУ) он арендовал площади в универмаге и торговал турецким ширпотребом.


По одной из версий, и в большой бизнес, и в энергетику Михаил Абызов смог войти благодаря известному новосибирскому политику, депутату, а позже сенатору Ивану Старикову, помощником которого недолго он работал. Благодаря Старикову Михаил Абызов познакомился с губернатором Новосибирской области и смог начать в регионе коммерческие операции. Ключевой сделкой с администрацией Новосибирской области стал договор о поставках фирмой Абызова «ОРТЭК» продовольствия, удобрений и сельхозтехники под залог миноритарного пакета акций компании «Новосибирскэнерго». Поставки администрация не оплатила, и Абызов стал совладельцем и заместителем председателя совета директоров региональной энергетической компании, а другим замом был будущий глава «Роснано» Леонид Меламед.


В 1998 г. Анатолий Чубайс стал собирать команду для РАО ЕЭС, и Михаил Абызов вошел в первый призыв молодых и перспективных энергоменеджеров, приглашенных Анатолием Чубайсом. Абызов был в РАО ЕЭС начальником департамента инвестиционной политики, затем заместителем председателя правления, при этом стране он был известен прежде всего как человек, который выбивает просроченные долги за электроэнергию. Но не забывал он и о своих интересах, о чем свидетельствует бизнес, который в итоге оказался у него после реформирования РАО ЕЭС: с 2006 г. и вплоть до своего назначения министром Михаил Абызов возглавлял совет директоров холдинга RU-COM, куда вошли преимущественно активы, доставшиеся после приватизации энергетики, либо компании, работающие для энергетики: «Группа Е4», «Е2», «Cибирская энергетическая компания», «Дальмостострой», НПО «Элсиб». Впрочем, до этого Абызов успел поработать наемным менеджером: в 2005 г. Михаил Абызов принял предложение совладельцев компании «Кузбассразрезуголь» Искандера Махмудова и Андрея Бокарева возглавить их угольный холдинг и провести в нем реструктуризациию.


Параллельно Михаил Абызов вместе с РЖД и корпорацией «Н-транс» стал совладельцем крупнейшего в России строителя мостов – компании «Мостотрест» и до 2011 г. был там председателем совета директоров. Под его руководством компания вышла на IPO, однако затем Абызов продал свою долю в «Мостотресте» Аркадию Ротенбергу – по оценкам экспертов, сумма сделки могла достигать $400 млн.


Важнейшим бизнесом Абызова вплоть до недавнего времени считалась «Группа Е4». По данным на 2014 г. (когда группа начала разоряться), это была одна из крупнейших инжиниринговых компаний в энергетике, на нее приходилось 20% крупных подрядов в генерации, портфель заказов достигал 160 млрд руб., а среди ее клиентов значились компании «Фортум», «Газпром энергохолдинг», «Квадра», «Интер РАО» и др.


Ныне, однако, группа рухнула под бременем банковских долгов. К лету 2015 г. ее задолженность превысила 18,6 млрд руб. Однако, как заявила еще в прошлом году пресс-служба Михаила Абызова, «с начала госслужбы министр никакого отношения к «Группе Е4» не имеет».


Сегодня благодаря своему бизнесу Михаил Абызов является самым богатым членом правительства: согласно официальной декларации, в 2014 г. его доход составлял 230 млн руб., в 2015-м – около 455,6 млн руб.


Тем не менее, видимо, предпринимательская карьера перестала удовлетворять Абызова, и он пошел в политику, возглавив комитет сторонников президента Дмитрия Медведева, а затем войдя в его правительство. Абызов представлял проект «Открытое правительство» как интерфейс для связи властей с общественностью. Однако внешне он не выглядит эффективным. Бывший министр экономики и кандидат на выборы в Госдуму от Партии роста Андрей Нечаев заявил «Ко»: «Могу сказать, что состав экспертов сильный. Но необходимо дать больше полномочий и чаще прислушиваться к «Открытому правительству» и экспертному совету при правительстве, который возглавляет Абызов. Пока рекомендации носят символический характер, хотя заложенный потенциал гораздо больше».


Специалист по управлению


Среди всех соратников Анатолия Чубайса самую высокую позицию в списке Forbes занимает миллиардер Андрей Раппопорт. За последние пять лет он переместился в рейтинге миллиардеров с 115-го на 67-е место, его состояние оценивают в $1,1 млрд. Карьера его удивительна: в 25 лет молодой человек, приехавший из Донецка, уже возглавил Альфа-банк. До этого Андрей Раппопорт работал в компании своего дяди Валентина Раппопорта – пионера управленческого консультирования на пространстве бывшего СССР. Между тем основатель «Альфа-групп» Михаил Фридман через объявления в «Комсомольской правде» искал руководителя для своего банка, и молодой амбициозный дончанин, несмотря на отсутствие банковского опыта, ему понравился. Пять лет Раппопорт руководил Альфа-банком, а затем перешел к Михаилу Ходорковскому – в компанию «ЮКОС-Роспром», занимавшуюся вновь приобретенными промышленными активами. Что любопытно, Раппопорт был совладельцем Альфа-банка и, уходя, продал свой пакет Петру Авену, заработав $10 млн. Однако обстановка в ЮКОСе Раппопорту не понравилась: по его словам, там не было командного духа, а Михаил Ходорковский поощрял конкуренцию между менеджерами. От Ходорковского Андрей Раппопорт ушел к Анатолию Чубайсу и стал его заместителем в РАО ЕЭС, где ему поручили очень сложную задачу – взыскивать долги за электроэнергию в странах СНГ. Их сумма составляла около $800 млн. Раппопорт забирал в зачет долгов иностранные энергетические активы. Таким образом, он создал компанию «Интер РАО», занимающуюся экспортом электроэнергии и управляющую иностранными активами РАО «ЕЭС России». Чубайс называл Раппопорта «мой боевой зам», и это понятно: ведь Раппопорт мог отключить от электроэнергию целую страну – например, Грузию.


Следующим проектом Андрея Раппопорта стало выделение из РАО ЕЭС магистральных энергосетей в отдельную структуру. Он стал создателем и первым руководителем Федеральной сетевой компании (ФСК, ныне «Россети»).


Работая в ФСК, Андрей Раппопорт создал холдинг «Энергостройинвест», который быстро превратился в одного из крупнейших подрядчиков сетевой монополии.


«Конечно, это был конфликт интересов, – говорил Раппопорт, – поэтому в 2006 г. я и продал компанию». Покупателем стал совладелец «Евраза» Александр Абрамов. Сумма сделки неизвестна, но позже холдинг оценивали в $1,6 млрд.


Как и многие топ-менеджеры РАО ЕЭС, он покупал дешевые акции региональных энергокомпаний – после ликвидации РАО ЕЭС, пакет, принадлежавший главе ФСК, мог стоит $400 млн (покупателем выступала компания «Ренова» Виктора Вексельберга).


Ну а после того как Андрей Раппопорт окончательно ушел из электроэнергетики, он стал инвестировать в самые разные проекты. Среди его активов – несколько нефтегазохимических производств на Украине и в Татарстане, сеть газовых заправок и акции нефтяной компании Ruspetro, где его бывший заместитель Александр Чистяков возглавляет совет директоров. Впрочем, были и не только топливные активы: телекоммуникационная компания Effortel, музыкальный телеканал А-One и даже парк аттракционов Carowinds в США. Многие его инвестиции сделаны за рубежом, так что неудивительно, что имя Андрея Раппопорта фигурирует среди владельцев панамских офшоров. Однако, как и многих соратников Чубайса, Андрея Раппопорта не удовлетворяет бизнес в чистом виде. Несколько лет он поработал заместителем Чубайса в «Роснано», но ушел из компании по неясным причинам – утверждалось, что выполнил обговоренный объем работ. С 2011 г. Раппопорт также является соучредителем и президентом основанной Рубеном Варданяном Школы управления «Сколково».


Бизнес как искусство


Первым заместителем Андрея Раппопорта в ФСК был Александр Чистяков, известный глянцевым изданиям как муж певицы Глюкозы (Натальи Ионовой). Однако и помимо этого его жизнь – пример быстрой и яркой карьеры. Уже в 23 года этот выпускник Ленинградского финансово-экономического института занял руководящую должность в банке «Менатеп». «Я работал вместе с будущим министром топлива и энергетики Сергеем Генераловым в «Менатепе» Ходорковского, – рассказывает об этом этапе своей жизни Александр Чистяков. – В «Менатеп» меня пригласил Юрий Мильнер. Я вообще собирался уезжать в Лондон, у меня уже было приглашение Credit Suisse, они получили для меня рабочую визу. Мильнер позвонил и сказал: «Не надо тебе никуда ехать. Я сделал маленький инвестиционный банк, Ходорковский дал нам деньги, присоединяйся!» И мы начали с маленькой конторки «Альянс-Менатеп», потом перешли в основной банк «Менатеп», где Мильнер возглавил инвестиционное направление как зампред. Мы занимались организацией приватизации, в том числе «Восточной нефтяной компании».


Именно начальник Чистякова в «Менатепе» Сергей Генералов позвонил Чубайсу, чтобы Чистяков перешел на работу в РАО ЕЭС. А работать он стал под началом Андрея Раппопорта, с которым тоже пересекался у Ходорковского.


Однако, как и многие топ-менежеры РАО ЕЭС, Чистяков параллельно занимался бизнесом, выбрав инвестиции в недвижимость. Сегодня среди его активов – бизнес-центр и концертный зал в Москве, два торговых центра в Иркутске и Кирове, планируется строительство торгового центра в Пскове.


С 2011 г. Александр Чистяков стал совладельцем и председателем совета директоров нефтяной компании Ruspetro, основные собственники которой – совладелец группы «ПИК» Сергей Гордеев, компания Limolines бывшего топ-менеджера МОЭК, главы совета директоров «Иркутскэнерго» Андрея Лихачева и председатель совета директоров «Аэрофлота» Кирилл Андросов. Компания ведет добычу углеводородов в ХМАО, но аналитики отмечают, что у нее слишком высокая долговая нагрузка: в прошлом году чистый долг вырос на 22%, до $300 млн, при выручке $43,9 млн.


Женитьба на Глюкозе – еще один штрих к портрету бизнесмена, который не чужд творчества и экстравагантных поступков: долгое время Чистяков был организатором закрытых, но известных в узких кругах фестивалей «Рок против жаб», на которые приглашали первоклассных исполнителей, таких как Земфира, «Аквариум», «Мумий Тролль», Guns N' Roses, Maroon 5 и No Doubt. В 2015 г. он стал сценаристом и продюсером мультипликационного фильма «Савва. Сердце воина», теперь продюсирует мультфильм «Баба Яга», выходящий на экраны в 2017 г.


Среди скандалов, в которых упоминается имя Чистякова, – судебный процесс в Лондоне против Елены Батуриной: жена экс-мэра Москвы и Александр Чистяков вместе инвестировали в девелоперский проект в Марокко. Однако в проекте что-то пошло не так, и теперь Батурина обвиняет Чистякова в мошенничестве, введении в заблуждение и расхищении инвестиций. На кону – 100 млн евро, и прошедшие на Карибском архипелаге процессы Чистяков уже проиграл.


Ветеран лихих девяностых


В уголовном деле, по которому был задержан Леонид Меламед, фигурируют топ-менеджеры «Роснано» Юрий Удальцов и Яков Уринсон. Они, как пишет «Коммерсант», подозреваются в том, что связанная с ними консалтинговая компания «Карана» (ее многие годы в прошлом возглавлял Удальцов) оказывала консультационные услуги «Роснано». «В 2013 г. было возбуждено уголовное дело в отношении Уринсона и Удальцова по статье «Растрата». Несмотря на то, что в настоящее время следствие объединило это уголовное дело с делом Меламеда, их эпизоды никак не связаны между собой», – утверждает адвокат «Роснано» Александр Аснис.


Среди всех упоминаемых в этом уголовном деле персонажей самый известный – Яков Уринсон. Он был видным государственным деятелем еще до того, как перешел на работу в РАО ЕЭС. В правительстве Виктора Черномырина Уринсон был министром экономики и затем вице-премьером по экономике. Его можно было бы считать участником гайдаровской команды младореформаторов, однако он относился к другому поколению. Яков Уринсон более чем на 10 лет старше и Гайдара, и Чубайса, и уже в советское время стал видным экономистом – доктором экономических наук и одним из руководителей Главного вычислительного центра Госплана, позже преобразованного в Центр экономической конъюнктуры и прогнозирования при Министерстве экономики РФ. Таким образом, его карьера внутри Министерства экономики была органичной.


Брат Якова Александр Уринсон был руководителем Главного вычислительного центра Госкомстата СССР и, служа на этой должности, познакомился с Егором Гайдаром. Однако Александр Уринсон не пошел в политику, а стал банкиром, основав в начале 1990-х банк «Стратегия». Название кредитного учреждения связано с его крупнейшим акионером, центром «Стратегия», возглавляемым Геннадием Бурбулисом. Среди владельцев «Стратегии» был замечен также сын Егора Гайдара Петр Гайдар. Банк был небольшой, к 2015 г. он входил лишь в третью сотню кредитных организаций. Среди его клиентов можно было найти и предприятия электроэнергетики, в частности те, совет директоров которых возглавлял Яков Уринсон, например, «Пермьэнерго».


В 2011 г. Александр Уринсон умер, и Яков Уринсон возглавил совет директоров «Стратегии». Но без основателя дела у банка пошли не лучшим образом – в нынешнем году была отозвана лицензия, а капитал банка оказался отрицательным.


Но это уже сейчас, а в конце 1990-х бывший вице-премьер Яков Уринсон, уйдя из правительства, влился в команду Анатолия Чубайса в РАО ЕЭС, став заместителем председателя правления и руководителем корпоративного центра энергохолдинга, то есть он отвечал не за бизнес, а за организацию работы внутри компании.


В 2008 г. Яков Уринсон сменил организацию, не меняя начальника, – стал заместителем Анатолия Чубайса в «Роснано». Сейчас Якову Уринсону уже за 70, его статус в «Роснано» понижен с заместителя руководителя до советника. О его деятельности в наноиндустрии ничего не известно. В публичном пространстве Яков Уринсон присутствует в основном как «ветеран «лихих девяностых», выступая с воспоминаниями и экспертными оценками по вопросам недавней российской истории.


Заместитель по партии


Леонид Гозман – единственный сподвижник Анатолия Чубайса, который не связан ни с одной бизнес-структурой. Тем не менее его лицо известно всей стране: он является практически единственным либеральным политиком, которого в последние годы зовут на телевидение. На различных ток-шоу он в единственном числе представляет всех белоленточников и пятиколонников, вместе взятых.


Леонид Гозман – профессиональный политик, но его всегда воспринимали как человека Чубайса, в некотором смысле заместителя Чубайса по политике, и когда Союз правых сил (СПС) возглавил Никита Белых, то политологи написали, что это лишь ширма, а фактически партией будут руководить Гозман и Чубайс.


Между тем в советское время Леонид Гозман начинал как профессиональный психолог, преподавал на психфаке МГУ, в конце 1980-х принял участие в создании первой в стране Ассоциации психологов-практиков и стал ее президентом. В начале 1990-х он создал фирму «Центр психологических и социологических исследований» (ЦПСИ). Однако в это же время Леонид Гозман начал активно входить в формирующиеся политические структуры, где познакомился с Егором Гайдаром и Анатолием Чубайсом. В итоге Леонид Гозман стал советником Гайдара в правительстве, затем активно работал в партии «Демократический выбор России», пытался баллотироваться в депутаты и, в конце концов, на долгие годы стал сотрудником Анатолия Чубайса – сначала как советник главы президентской администрации, затем как советник вице-премьера, после как советник главы РАО ЕЭС, потом как член правления, полномочный представитель по работе с органами власти и общественными организациями РАО ЕЭС и, наконец, с 2008-го по 2013 г. – как директор по гуманитарным проектам «Роснано». Во время работы в энергетической монополии Гозман избирался в советы директоров нескольких региональных АО-энерго. Только после 2013 г., когда в РАО ЕЭС произошла реструктуризация, Леонид Гозман утратил формальную связь с Чубайсом и стал просто политиком.


Однако работа в РАО ЕЭС не мешала Гозману быть одним из ведущих функционеров российских либеральных партий – СПС и «Правого дела». Например, в 2001 г. он возглавлял креативный совет СПС. Но его возвышение в партийном руководстве произошло после думских выборов 2003 г., когда партия не прошла в парламент и лидеры партии – Анатолий Чубайс, Егор Гайдар, Борис Немцов и Ирина Хакамада – оставили свои посты. Именно после этого бывший психолог стал секретарем федерального политсовета партии по идеологии, затем был заместителем лидера партии Никиты Белых.


Тогда в партийной программе, составленной под руководством Гозмана, говорилось, что в 2016 г. представитель СПС должен стать президентом, но самой партии оставалось существовать уже недолго, причем ее могильщиком стал сам Гозман. В 2008 г. Никита Белых ушел в оставку, и Леонид Гозман на короткое время сделался лидером партии. Однако тут же был озвучен план, чтобы СПС был ликвидирован и влился в новую партию «Правое дело», одобренную Кремлем. При этом Гозман назвал данный план «омерзительным вариантом», но пояснил, что согласился на это ради сохранения СПС . Борис Немцов тогда говорил, что в СПС одержало победу лоялистское течение, основным идеологом которого является Анатолий Чубайс. Это течение поддержало в свое время Владимира Путина и многие его действия, такие как война в Чечне или разгром НТВ. Борис Немцов был уверен, что Чубайс и Гозман совершают «личную и политическую ошибку», соглашаясь работать в кремлевском проекте.


В 2008 г. возникла партия «Правое дело», сопредседателями которой стали Борис Титов, журналист Георгий Бовт и Леонид Гозман. Через год Борис Титов ушел со своего поста из-за конфликта с Гозманом: сообщалось, что Титов склонен был рассматривать «Правое дело» как структуру, пригодную «для лоббирования интересов среднего бизнеса», в отличие от Гозмана, предлагавшего сосредоточиться на политических вопросах. К выборам 2011 г. Гозман стал искать лояльного Кремлю лидера партии и в конце концов согласился на миллиардера Михаила Прохорова, а сам партию покинул. Сегодня как политик Гозман явно находится в резерве.

Ссылки

Источник публикации