Клан ты мой опавший

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Клан ты мой опавший Вняв угрозам кадыровцев, родственники Алу Алханова стали покидать посты

"Кадыров и Алханов: кого-то вбросят, а кого-то выбросят... События последней недели в Чечне подводят экспертов к однозначному выводу: борьба за кресло президента республики перестала быть подковерной и перешла в публичную фазу. Еще две недели назад в Урус-Мартане (родине президента Чечни Алу Алханова) некие представители чеченского муфтията1 при участии руководителей официальных силовых структур, подконтрольных премьеру Чечни Рамзану Кадырову, вызвали на встречу родственников чеченского президента и людей из его команды. Кадыровцы потребовали ухода Алханова с поста президента. Близкие Алханова попросили тайм-аут, чтобы связаться и обговорить этот вопрос с ним самим. Через несколько дней стороны встретились вновь. Алхановцы дали ответ: есть закон, определяющий сроки полномочий всенародно избранного президента республики, и есть воля президента России: если Путин скажет уйти, то Алханов уйдет. Но президент России, судя по всему, пока такой воли не изъявлял; и в этой ситуации уход Алханова с поста президента равносилен побегу с поля боя. Алу Алханов, будучи офицером милиции, с поля боя не бегал, своих подчиненных в бою не бросал, с бандитами бился до конца: и в январе 1995-го, и в августе 1996-го, и с осени 1999 года. Подобный ответ вызвал гнев сторонников Кадырова, и некоторые из них чуть ли не объявили о кровной вражде с родом Алхановых, обвинив нынешнего президента республики в соучастии в убийстве Кадырова-старшего. Алхановцы вызов приняли. Но до вооруженного противостояния в Урус-Мартане дело, слава богу, не дошло. Премьер Рамзан Кадыров только заявил в интервью журналу «Профиль», что не желает быть таким президентом, как Алханов, по полгода отсутствующим на территории Чечни. Одновременно со стороны кадыровцев пошло и серьезное давление на окружение президента республики — все знают, на что способны кадыровские боевики: похищение близких родственников, как это было, в частности, в отношении Магомеда Хамбиева2 , физические расправы, убийства. Один из ярких примеров тому — расстрел в центре Москвы Мовлади Байсарова — друга и сторонника Ахмат-Хаджи Кадырова, ставшего врагом его сына. По уточненным данным, полученным в результате нашего собственного расследования, три смертельных выстрела из именного пистолета «Грач» сделал Адам Демильханов — правая рука Рамзана Кадырова, вице-премьер чеченского правительства, курирующий силовой сектор (в тот же день Демильханов исчез из Москвы). Из автомата АКСУ стрелял старший лейтенант Султан Рашаев — на тот момент один из руководителей полка по охране нефтекомплекса, незамедлительно получивший повышение по службе. И, наконец, еще один выстрел из пистолета Макарова произвел подполковник милиции, заместитель начальника этнического отдела Московского УБОПа, расположенного на Шабаловке, Саид Ахмаев. Тот самый, тогда еще майор, Ахмаев, который сыграл роковую роль в судьбе чеченской девушки Зары Муртазалиевой (осужденной якобы за подготовку теракта3 ). Понятно, что все участники этого убийства находятся под личным крылом и покровительством Рамзана и не очень-то опасаются вялотекущего официального следствия со стороны московской прокуратуры. Так вот, зная, чем заканчиваются угрозы Рамзана и его людей, сторонники Алханова забеспокоились за свою жизнь и жизнь своих близких. Первым подал в отставку с должности секретаря Совета безопасности Чечни родственник Алханова — Герман Вок. Он же Саид Исраилов. Не удивляйтесь. У некоторых уроженцев Урус-Мартана вошло в моду менять имена, фамилии и даже отчества. (Так, один мой знакомый урусмартановец из Султана Бекмурзаева превратился в Бориса Абрамовича Бекера.) Сорокалетний секретарь Вок, отвечающий за безопасность республики, понял, что не сможет обеспечить даже собственную безопасность. А может быть, Воку напомнили о судьбе его предшественника на посту секретаря Совета безопасности — полковника ФСБ Рудника Дудаева? Мужественный Рудник Дудаев, тяжело раненный при взрыве Дома правительства в Грозном в декабре 2002 года, после долгого лечения вернулся к своим обязанностям и вновь стал костью в горле у Рамзана. Год назад Рудник сгорел во время пожара в своем доме при странных обстоятельствах. Его, офицера ФСБ, гибель тщательно расследовать не стали, списали на несчастный случай. Вслед за Воком заявления об уходе в отпуск с последующей отставкой написали пресс-секретарь президента Чечни Саид-Магомед Исараев и целая группа советников президента. Все они — южные ребята — неожиданно оказались любителями зимнего отдыха. Нет, я их нисколько не осуждаю за трусость: это явление среди некоторой категории сегодняшних чеченских мужчин теперь называется здравым смыслом. Чеченское и российское общества с нетерпением ожидают развязки борьбы за пост президента Чечни, которая приближается к своей кульминации. И очень многим не хочется, чтобы детали этой смертельной схватки стали широко известны. Несколько дней назад мне позвонил человек, представившийся москвичом Хамидом Мишиевым, сторонником Рамзана Кадырова и его правой руки Адама Демильханова. Мишиев заявил мне, что он и его друзья раньше уважали меня, но теперь считают, что мои публикации в «Новой» порочат честь премьера Кадырова, Демильханова и т.п., являются заказными. Я предложил Мишиеву встретиться. Трижды господин Мишиев на обговоренную встречу не являлся: то пробки на Кутузовском проспекте мешали Хамиду, то личный водитель запаздывал. Может быть, Рамзан запретил? Чеченские мужчины из окружения Рамзана ведь очень послушны. Но раз встреча не состоялась, объясняю через «Новую газету». Я, Вячеслав Измайлов, действительно пишу свои материалы по заказу. Дело в том, что раньше я был просто военный обозреватель, а теперь — руководитель отдела имени Анны Политковской. И выполняю именно ее заказы. Поэтому, кто бы ни пришел к власти в Чечне, в одном из ближайших номеров «Новой» читайте подробности о финансовой жизни Фонда имени Ахмат-Хаджи Кадырова и его руководителей. 1 Религиозные чины. 2 Магомед Хамбиев на протяжении пяти лет был министром обороны Ичкерии при Масхадове. Ныне Хамбиев – депутат парламента Чечни. 3 Как и правозащитники, мы считаем, что дело Зары Муртазалиевой сфабриковано."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации