Клебанов выпал из обоймы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Критическая масса недовольств, характеризовалась одним словом - "достал!"

© "Профиль", origindate::25.02.02

Выпал из обоймы

Владимир Катин

Converted 12703.jpg

В отсутствие премьер-министра Илья Клебанов попытался самостоятельно «разрулить» проблему экспортных пошлин на подержанные иномарки

В правительстве России стало одним вице-премьером меньше. Возможно, это продолжение «настройки» правительства, о которой так долго говорили в Кремле. Возможно — лишь понижение статуса не устраивающего власть чиновника. В любом случае, эта отставка означает серьезный пересмотр концепции реформы российского ВПК и, возможно, свидетельствует о начале нового этапа борьбы за финансовые потоки российской «оборонки».

Первое в истории путинской России понижение в статусе выходца из Санкт-Петербурга породило разговоры о возможном охлаждении .президента к «питерской» команде и постепенной переориентации на «старую московскую гвардию». Сторонники такой версии «полуотставки» Клебанова подчеркивают, что «московским» — в первую очередь Михаилу Касьянову и Александру Волошину — при этом даже не пришлось плести сети сложной аппаратной интриги. «Проблема заключается в том, что целый ряд «питерских» за то короткое время, что находятся на руководящих постах в Москве, уже успели продемонстрировать свою некомпетентность. Нашлись люди, которые смогли обратить внимание президента на это», -- считает один из источников «Профиля». Если это так, то история с Клебановым вполне показательна. По крайней мере, самые разные люди, так или иначе сталкивавшиеся с деятельностью экс-вице-премьера, в один голос заявляли, что решающую роль в его понижении сыграла «критическая масса недовольств, характеризующаяся одним словом — «достал!».

Никто не отрицал, что этой отставки представители старой московской элиты действительно желали. Точнее, желали получить доступ к финансовым потокам подконтрольных Клебанову ведомств. А это не только собственно оборонный заказ, но и доходы от экспорта вооружений, которые совокупно превышают $4 млрд. в год, и довольно серьезные финансовые потоки концерна «Росэнергоатом». Особенно актуальным желание контролировать эти средства стало после отстранения от МПС представителя той же «старой» элиты Николая Аксененко.

Кроме того, Илью Клебанова вряд ли можно считать полноправным «питерцем путинского призыва». По мнению наблюдателей, ни к «силовикам», ни тем более к «либералам», пришедшим во власть из Северной столицы, Илья Клебанов не относится. И с теми, и с другими отношения у него явно не сложились.

Пик обострения пришелся на начало января. Именно тогда Клебанов, воспользовавшись отсутствием в Москве Михаила Касьянова и вопреки позициям Алексея Кудрина и Германа Грефа, на заседании правительственной комиссии по защитным мерам во внешней торговле пролоббировал решение о повышении экспортных пошлин на подержанные иномарки. И хотя, вернувшись из отпуска, премьер отменил принятое под давлением своего зама решение, действия Клебанова окончательно рассорили его и с «либералами» Грефом и Кудриным, и с премьером. Тогда же — в начале января — г-н Клебанов «отличился» и на ниве военного сотрудничества.

Сначала им был объявлен тендер на реализацию подписанного «Рособоронэкспортом» почти полуторамиллиардного контракта на строительство двух эсминцев «959-ЭМ» для ВМС Китая. Спустя две недели, вопреки ожиданиям, победителем тендера был объявлен питерский Балтийский завод. Интрига заключалась в том, что наиболее вероятным исполнителем контракта считалось питерское же ОАО «Северная верфь». Именно «СВ» успешно выполнила аналогичный контракт, заключенный в 1997 году. Ожидалось, что и следующий контракт с ВМС КНР достанется ей. Однако возглавляемая Клебановым правительственная комиссия приняла иное решение. Причем, по мнению экспертов, интересы «СВ» отстаивали достаточно влиятельные силы в Москве, и лишь позиция вице-премьера определила окончательный выбор в пользу БЗ. Скандальности истории добавило и то обстоятельство, что, по мнению ряда аналитиков, возможности БЗ выполнить взятые обязательства довольно ограниченны. Естественно, в связи с таким неожиданным поворотом событий высказывались и предположения о присутствии в такой позиции вице-премьера личного интереса..

Таким образом, получалось, что Клебанов не только пролоббировал интересы отдельно взятого предприятия, но и поставил под вопрос реализацию дорогостоящего контракта. И это в то время, когда Россия как никогда заинтересована в военном сотрудничестве с Китаем.

Как отметил источник «Профиля» в структурах ВПК, этот и другие эпизоды «ярко показывают фирменный стиль» бывшего вице-премьера.

Заветам Бендера верны

Однако наибольшее число недовольных Ильей Клебановым сосредоточено отнюдь не в чиновничьих кабинетах в Белом доме и на Старой площади. Более серьезную «фронду» экс-вице-премьеру составляют как раз те люди, курировать работу которых он был призван. Речь, в первую очередь, идет о влиятельных руководителях оборонного комплекса, которые восприняли отставку своего куратора как самый дорогой подарок от президента к Дню защитника Отечества. Говорят, в высоких кабинетах предприятий оборонпрома не один день отмечали «карьерный вираж» вице-премьера.

По отзывам «оборонщиков», Илья Клебанов всегда воспринимался в их среде чужаком. И дело не только в том, что он, работая в оборонном ОАО «Ленинградское оптико-механическое объединение» (ЛОМО); долгое время, вплоть до назначения на должность гендиректора, отвечал за выпуск «товаров народного потребления». Больше всего «оборонщиков» задевало стремление Клебанова решать поставленные задачи, не считаясь с интересами «корпорации». Разработанная им программа реформирования ВПК вообще ставила под удар интересы многих «генералов от оборонки». Особенно тех, кто уже нашел свой путь интеграции в рынок и не стремился делиться заработанными средствами с кем бы то ни было — будь то государство или же выступающий от его имени чиновник.

Реформирование оборонно-промышленного комплекса «по Клебанову», помимо интегрирования предприятий, предусматривало усиление контроля со стороны государства за деятельностью многочисленных компаний путем возвращения в госсобственность пакетов их акций. При этом сам механизм «приобретения» многим «оборонщикам» напомнил «сравнительно честные способы отъема денег», использовавшиеся известным персонажем Ильфа и Петрова.

Именно так был воспринят пассаж из программы реформирования отрасли, предусматривающий минимальное использование бюджетных средств при консолидации в госсобственности пакетов акций. Получить же акции предлагалось, напомнив компаниям о правах государства на созданные еще в годы советской власти и до сих пор бесплатно используемые ими «результаты интеллектуальной деятельности». Иначе говоря,акции в обмен на ноу-хау советских времен. Или, как говорил бессмертный герой Ильфа и Петрова, «бензин ваш — идеи наши».

Понятно, что разработчик подобной концепции реформирования, чьи бы поручения он ни реализовывал, автоматически должен был нажить врагов среди вверенных его попечению оборонпромовцев. И он их нажил. Постепенно о деятельности Клебанова стали распространяться слухи явно компрометирующего характера, большинство из которых, в случае подтверждения, смогли бы украсить любое уголовное дело.

Все ниже, и ниже, и ниже...

Все это, видимо, и предрешило «понижение в статусе». Существуют две версии дальнейшего развития событий. По одной из них, вице-премьер признан «мертвым волком» и понижение статуса — это лишь способ мягко вывести его за скобки. Кстати, называют и вероятных преемников Ильи Клебанова на месте министра промышленности, науки и технологий. Один из них — «верный касьяновец» и нынешний сенатор Александр Дондуков, который покинул это кресло в прошлом году, второй — бывший глава «Росвооружения» Григорий Рапота. Скорее всего, поменяется и сама структура Минпромнауки. Есть версия о том, что науку выведут из сферы ответственности министерства, но вольют в него со статусом департаментов четыре нынешних оборонных агентства: «Россудостроение», агентство по системам управления (РАСУ), агентство по обычным вооружениям (РАОВ) и «Росбоеприпасы». «Росавиакосмос» сохранит свой нынешний статус.

Однако поскольку уход Ильи Клебанова из вице-премьеров не сопровождался какой-либо внятной мотивацией, возможен и другой вариант. Не исключено, что, «сконцентрировавшись на решении вопросов ВПК, а также на сотрудничестве с Минобороны в области выполнения гособоронзаказа», Илья Клебанов сумеет сохранить часть влияния и пребывая в Минпроме. Правда, влияние его на «Росэнергоатом», Минсвязи и МПС утеряно безвозвратно. И тут, кстати, тоже есть два варианта развития событий. Первый — бюрократический — состоит в том, что «свято место пусто не бывает». Это, понятно, означает появление на двери опустевшего вице-премьерского кабинета таблички с новым именем. Второй — «реформаторский» — заключается в реализации идеи Александра Волошина об упразднении института вице-премьеров и усилении влияния министров. Тогда со своими креслами в скором будущем распрощаются как минимум трое из ныне действующих заместителей Михаила Касьянова (предусматривается, что один заместитель председателя правительства все-таки останется — на всякий случай).

Что же касается «борьбы питерцев и москвичей», история с Клебановым вряд ли повлияет на ее исход. Просто наличие конкуренции между ними вполне устраивает президента. По крайней мере, пока.

Откровенное лоббирование бывшим вице-премьером интересов Балтийского завода в «китайском» контракте на строительство эсминцев было крайне негативно воспринято всеми представителями российского ВПК.