Клеветник Галкин требует продолжения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Урал Полит.Ру",origindate::17.11.2003

Галкин требует продолжения

Косилов не спешит поднять перчатку

Дмитрий Колезев

Converted 15495.jpgВнушительным обращением, состоящим из пятнадцати пунктов, ответил челябинский журналист Герман Галкин своим обвинителям, вице-губернаторам Андрею Косилову и Константину Бочкареву сразу же после выхода из тюрьмы. Как выяснилось, юристы Галкина нашли в следственных мероприятиях и ходе судебного процесса немало противоречащего закону. Герман Галкин грозит своим преследователям уголовными делами, а «УралПолит.Ru» предлагает читателям ознакомиться с основными тезисами «его борьбы» и мнением самих обвинителей по этому поводу…

Галкин полагает, что сам факт возбуждения уголовного дела против него незаконен. «Напомню строки из заявления Косилова, с которого все началось, - говорит журналист. – «Меня вынудили обратиться с заявлением грязные статьи о губернаторе Сумине». После этого дело было возбуждено по статьям «Клевета» и «Оскорбление». А ведь согласно УПК по статье «Оскорбление» уголовное дело может возбуждаться только на основании заявления потерпевшего». Потерпевшего же во всей этой истории, по словам Галкина, как раз и не было – Сумин им не признан, Косилов тоже.

Как считает проведший в заключении несколько месяцев журналист, незаконно расследовалось и само дело. Следствием занималась прокуратура, тогда как, по Уголовному кодексу, дела об оскорблениях должны вести правоохранительные органы. Как утверждает Галкин, существует даже специальное указание заместителя прокурора области г-на Багмета, по которому дело должно быть передано в УВД. Но когда дело перешло в эту инстанцию, милиционеры якобы никакого собственного расследования не проводили - просто ознакомились со старым материалом.

Продление уголовного дела также было осуществлено не в соответствии с законом - два раза по одним и тем же основаниям, считает Галкин. Этот факт вроде как подтвердил и судья Дюсенбаев, однако никаких мер не предпринял, сослался на то, что «не было возможности получить ответ из администрации». «Апелляция к отсутствию возможности вообще не предусмотрена законодательством, - утверждает журналист. – А тем более смешным кажется это утверждение, если вспомнить, что речь шла о сроке в два месяца, а расстояние между зданием суда и областной администрацией – 500 метров».

Отдельным пунктом стоят вопросы Галкина по поводу экспертизы, которая определяла авторство тех самых «грязных клеветных статей». Вышедший на свободу журналист утверждает, что эти исследования проводились без предупреждения, никто не консультировался с ним по поводу состава экспертов. В итоге доказательством «фирменного стиля Галкина» было признано использование им в статьях слов «мол», «вот», «ведь», «как», «кстати» и «скажем». «Подчеркиваю, что это служебные части речи, которые использует большинство журналистов России», - заявил Галкин «УралПолит.Ru».

Сам ход судебного процесса также вызвал нарекания Германа Галкина и его адвоката. Судьей Зайкиной он был объявлен закрытым – так как «в суде может быть унижена честь и достоинство Косилова и Бочкарева, являющихся сотрудниками администрации Челябинской области». Между тем, участие в процессе сотрудников областной администрации не может быть основанием для объявления закрытого слушания, утверждает в своем обращении журналист. Понятное недовольство обвиненного вызвало и то, что несколько раз его вызывали на заседания с больничной койки. Однажды Галкин даже потерял сознание в зале суда, об этом есть соответствующие записи в медицинской карте. Журналист полагает, что больницы были вынуждены давать суду разрешения на привлечение его к процессу, так как область здравоохранения курирует вице-губернатор области Андрей Косилов.

В августе состав суда поменялся – дело начала рассматривать мировой судья Рябкова. По словам Германа Галкина, это также противоречит законодательству. Во-первых, в ходе слушаний судья уже не может меняться. Во-вторых, Рябкова «приписана» к судебному участку №7, а сам Галкин проживает в девятом. Наконец, как утверждает наш челябинский коллега, суд принимал во внимание не сами цитаты из газет, а их субъективное понимание Косиловым и Бочкаревым, что сделало невозможным объективный разбор дела.

Кроме всего прочего, Галкин считает, что суд объективно находился на стороне стороны обвинения. «По словам вице-губернатора Константина Бочкарева, он является «единственным распорядителем бюджетных средств области», - говорит журналист. – А все мировые судьи получают зарплату именно из областного бюджета. Кроме того, на деньги того же бюджета было недавно выстроено новое здание суда». Так что, как считает недавно освободившийся журналист, суд заранее встал на сторону Косилова и Бочкарева.

Сам Андрей Косилов, к которому «УралПолит.Ru» обратился за комментарием, назвал обращение Галкина «бредом больного человека». «Вторая и третья инстанции, которые рассматривали дело, не являлись мировыми судьями, так что утверждения господина Галкина в предвзятости судей беспочвенны, - заявил Косилов. - Его рассуждения об экспертизе статей тоже выглядят смешными – к уголовному делу приобщены черновики этих материалов, написанные почерком самого Галкина. Если же этот журналист хочет что-то доказать – пусть идет в высшие инстанции. На сегодняшний день, напомню, он все еще официально является уголовным преступником. И осудили его вовсе не за критику администрации Челябинской области, как он пытается представить. Его осудили за то, что он обвинил лично меня как человека в совершении тяжких уголовных преступлений. Это клевета. Мы проявили к нему некоторую мягкость и ходатайствовали о смягчении приговора. После того, как его выпустили, у меня на душе стало полегче, да и сам Галкин теперь выглядит не страдальцем, а негодяем – кем он и должен выглядеть. Так что мы поступили правильно», - полагает вице-губернатор Челябинской области Андрей Косилов.