Клеветнический донос на президента Саркози

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Клеветнический донос на президента Саркози

Ширак поручал Вильпену фабриковать улики для обвинения Саркози в финансовых махинациях. Oперация была предпринята для того, чтобы "свалить" конкурента на предстоящих президентских выборах

Оригинал этого материала
© РИА "Новости", origindate::05.07.2007, Фото: AFP

Против Вильпена может быть начато следствие по "делу Клирстрим"

Юлия Горбылева

Converted 24511.jpg

Против бывшего премьер-министра Франции Доминика де Вильпена может быть начато следствие по итогам судебной экспертизы по "делу Клирстрим", которое привело к распространению слухов о финансовой нечистоплотности видных политиков, сообщила радиостанция "Франс-Инфо" со ссылкой на судебные источники.

Первоначально уголовное дело, получившее свое название по имени международной финансовой корпорации, базирующейся в Люксембурге, было возбуждено на основании анонимного письма, которое поступило в прокуратуру. Письмо содержало обвинения в финансовых махинациях, к которым якобы были причастны многие известные французские политики, в том числе бывший министр, а ныне президент Франции Николя Саркози.

По информации радиостанции, в настоящее время осуществляется проверка данных, обнаруженных в настольном компьютере генерала Филиппа Рондо, которого в среду допросили в качестве свидетеля-участника по данному делу. Согласно результатам экспертизы, записи генерала содержат информацию, которая может способствовать привлечению к делу де Вильпена за "пособничество в клеветническом доносе".

В конце декабря 2006 года следователи уже допрашивали де Вильпена в качестве свидетеля по "делу Клирстрим". По информации следствия, новые данные указывают на то, что он был одним из тех, кто в 2004 году организовал секретную встречу бывшего вице-президента компании EADS Жана-Луи Жергорена с судьей Рено ван Руимбеке, который должен был получить фальшивые биржевые списки Клирстрим, сообщает "Франс-Инфо".

Ранее сатирический еженедельник "Канар Аншене" сообщал, что в записных книжках Рондо фигурирует фраза "указания ПР", что может означать "президента республики", то есть экс-президента Франции Жака Ширака.

"Жан-Луи Жергорен, по-видимому, получил от Доминика де Вильпена инструкции, сформулированные, в свою очередь, президентом Республики (Шираком)", - сообщает радиостанция.

В конце июня Ширак отказался давать показания "делу Клирстрим", сославшись на то, что бывший президент, согласно положениям французского законодательства, "не может быть принужден давать показания по фактам, относящимся к периоду его президентского мандата".

***

Записки генерала Рондо

Оригинал этого материала
© Lenta.Ru, origindate::25.06.2007

Гражданин Ширак

Алексей Демьянов

Пожалуй, ни одного из президентов Пятой республики судьи не ждали так долго и с таким нетерпением как Жака Ширака. На протяжении двенадцати лет он пользовался иммунитетом как глава государства, ускользая от нелицеприятных вопросов следователей относительно весьма запутанных и темных дел, в которых почему-то очень часто фигурировало его имя. Однако уже весной 2007 года, когда Ширак заявил, что не будет баллотироваться в президенты, забрезжила надежда: конец президентству - конец неприкосновенности, и гражданина Ширака можно будет допросить.

За конституцией как за каменной стеной

Нетерпение было настолько большим, что 13 июня, за три дня до истечения срока президентского иммунитета Жака Ширака, газета "Цепная утка" сорвалась с цепи и сообщила, что Ширак якобы уже получил повестку в суд и должен будет дать показания по коррупционному делу Clearstream, в котором замешаны виднейшие французские политики: сам Ширак, бывший премьер Доминик де Вильпен и даже действующий президент Николя Саркози. Это оказалось неправдой: парижская прокуратура выступила с официальным опровержением, проведя четкую грань между желаемым и действительным.

Снова повисло ожидание. Постепенно в прессу просочилась информация, что между представителями Жака Ширака и судьями Жаном-Мари д'Юи (Jean-Marie d'Huy) и Анри Поном (Henri Pons), расследующими дело Clearstream, идут переговоры об условиях проведения допроса. Якобы даже были намечены четыре возможные даты явки Ширака в суд. Но радужным надеждам судей не суждено было сбыться. В официальном коммюнике, обнародованном 23 июня, Ширак заявил, что не будет давать никаких показаний по делу Clearstream, сославшись при этом на конституцию: согласно статье 67-1, бывший президент республики не несет ответственность за деяния, совершенные им в период отправления своих полномочий.

"Эти законодательные положения являются основой нашей демократии, они направлены на соблюдение фундаментального принципа разделения властей и призваны обеспечить условия для нормального функционирования исполнительной власти, - отметил Ширак в коммюнике. - Таким образом, они исключают возможность привлечения бывшего главы государства для дачи показаний относительно своих действий или событий, свидетелем которых он был в период президентства. Это принципиальная позиция, находящаяся в полном согласии с республиканскими принципами, не позволяет мне удовлетворить требования судей д'Юи и Пона".

В тоже время, чтобы подсластить пилюлю блюстителям законности, Ширак сообщил, что всегда готов дать показания по так называемому "делу о фиктивных местах в парижской мэрии", так как в отличие от дела Clearstream оно относится не к президентству Ширака, а к тому периоду, когда он являлся мэром французской столицы. Слабое утешение, учитывая масштаб дела Clearstream. Теоретически у Жана-Мари д'Юи и Анри Пона еще остаются шансы заполучить Ширака на допрос, в частности, если соответствующее постановление вынесет Высший суд Франции или Международный уголовный суд. Однако и здесь есть свои сложности.

По словам юриста и правоведа Доминика Руссо (Dominique Rousseau), главный вопрос - в том, можно ли в рамках дела Clearstream разграничить действия Ширака как частного лица и как президента французской республики. По истечении срока своих полномочий и президентской неприкосновенности он может быть допрошен, только если его действия не были связаны с исполнением президентских обязанностей. Однако отличить одно от другого представляется весьма проблематичным, особенно если человек воспринимает интересы государства как свои собственные или же наоборот.

Clearstream, или Мутный поток

Дело Clearstream - чрезвычайно темное и запутанное, но при этом, как и все дела, затрагивающие политическую верхушку страны, вызывает широкий общественный резонанс, служит потенциальным источником новых сенсационных разоблачений и является грозным оружием, с помощью которого можно если не уничтожить, то серьезно отравить существование своим политическим оппонентам. Жан-Мари д'Юи и Анри Пон планировали допросить Жака Ширака (пока в качестве свидетеля) по так называемому "второму делу Clearstream".

Оно связано с появлением летом 2004 года списка банковских счетов клиентов люксембургской компании Clearstream, среди которых фигурировали имена известных французских бизнесменов, политиков, высокопоставленных чиновников, таких как Николя Саркози, одного из лидеров французской Социалистической партии Доминика Штрауса-Канна и многих других. Анонимный источник, предоставивший список судье Рено Ван Рюмбеке (Renaud Van Ruymbeke), утверждал, что на указанных счетах происходит отмывание денег, полученных от незаконных финансовых махинаций. Однако уже к концу 2004 года стало ясно, что список сфальсифицирован.

Расследование грандиозной провокации было поручено судьям д'Юи и Пону. Одновременно свое расследование обстоятельств происшедшего предприняло французское правительство, однако задачи, поставленные перед его эмиссарами, по некоторым данным, имели явный политический подтекст.

Доминик де Вильпен, будучи в то время министром иностранных дел, поручил ветерану спецслужб генералу Филиппу Рондо (Philippe Rondot), являвшемуся личным помощником министра обороны Мишель Альо-Мари, проверить некоторые "фальшивые счета" и в особенности счет Николя Саркози. При этом де Вильпен не имел полномочий не только приказывать Рондо, но и просто вмешиваться в деятельность другого министерства. Как отмечают некоторые французские СМИ, за Вильпеном мог стоять Жак Ширак, а вся операция была предпринята для того, чтобы "свалить" Саркози, который был явным конкурентом Ширака и его ставленника Вильпена на предстоящих президентских выборах.

В ходе расследования Рондо не раз встречался с Домиником де Вильпеном для консультаций и получения дальнейших указаний. Он вел подробные записи об этих беседах. Они были изъяты у него на квартире в результате неожиданного обыска и благодаря "утечке информации" стали достоянием общественности под названием "записки генерала Рондо". Интрига состояла в том, что записи Рондо относились не только к проверке "фальшивых счетов Clearstream".

В них также упоминалось о существовании секретного счета Жака Ширака на 45 миллионов евро в японском банке Tokyo Sowa Bank. У Рондо нашли несколько папок, озаглавленных "Японское дело", "PR1" и "PR2" (предположительно, "PR" могло означать "президент республики"). Кроме того, Рондо делал на полях множество пометок. Среди них такие: "защитить президента", "риск, что PR могут причинить вред" - а также запись слов самого де Вильпена: "Если нас раскроют, PR и меня, мы слетим".

Расследование "японского счета Жака Ширака" было выделено в отдельное делопроизводство, но поручено все тем же д'Юи и Пону. Филиппа Рондо допрашивали уже несколько раз. Очевидно, что у судей имелись весьма серьезные намерения относительно самого Жака Ширака, однако конституция, в тени которой скрылся бывший президент, теперь ограничит их любопытство. Ширак в свою очередь заявил, что в деле Clearstream боролся против мафиозных структур и за честность на мировых рынках. Он также отверг все предположения, будто он инициировал тайные расследования против политиков, чьи имена фигурировали в списке фальшивых счетов.

Под крышами Парижа

Фальшивые чиновники

Дела, по которым Ширака беспрепятственно могут притянуть в суд, относятся к годам его пребывания на посту мэра Парижа. Самым громким из них является так называемое дело "о фиктивных местах в парижской мэрии". В период с 1988 по 1995 годы зарплаты, якобы перечисляемые служащим мэрии, шли, по некоторым данным, семи функционерам возглавляемой Шираком партии RPR "Союз за республику", которые никакого отношения к мэрии не имели.

Дело было открыто еще в 1996 году. На руках у судей, в частности, имеется распоряжение, подписанное лично мэром Шираком, в котором он просит выплатить премию некоей Мадлен Фарра (Madeleine Farrad) за прекрасную работу на посту секретаря Жана-Клода Пати (Jean-Claude Patsy), отвечавшего за вопросы сельского хозяйства внутри RPR, но в мэрии никогда не работавшего. В целом, согласно оценкам полиции, общая сумма, перекаченная из городского бюджета в недра партии, составляет около 30 миллионов франков.

По этому делу проходили 27 человек. Среди них казначеи партии RPR Луиза-Ивонна Казетта (Louise-Yvonne Casetta), Робер Галлей (Robert Galley), Жак Буйон (Jacques Boyon) и Жак Уден (Jacques Oudin). Многие были оправданы, однако ряд высокопоставленных сотрудников мэрии и функционеров RPR были осуждены, в том числе бывший премьер-министр Ален Жюппе, который в 2004 году получил 14 месяцев условно и был вынужден уйти из правительства.

Фальшивые чиновники по особым поручениям

Это дело как две капли воды похоже на дело о фальшивых чиновниках, с той только разницей, что речь идет уже не о простых служащих, а о сотрудниках канцелярии самого мэра Ширака: секретарях, чиновниках по особым поручениям, которые на протяжении 15 лет с 1983 по 1998 год, кормились на муниципальных хлебах. Здесь и оклады повыше и фигурантов побольше.

В целом, в деле насчитывается около сорока (по другим данным, около двадцати) высокопоставленных функционеров партии RPR и их родственников, в том числе четыре начальника канцелярии: Мишель Руссен (Michel Roussin), Робер Пандро (Robert Pandraud), Даниель Нафтальски (Daniel Naftalski) и Реми Шардон (Remy Chardon), а также Франсуа Дебре (Francois Debre) - брат Жана-Луи Дебре, который возглавляет сейчас Конституционный совет, и Жан де Голль (Jean de Gaulle) - родной внук генерала де Голля, основателя Пятой республики.

Как отмечает Le Monde, в данное время дело практически заморожено из-за многочисленных кассаций, поданных фигурантами. Судья Ксавье Симеони (Xaviere Simeoni) может пригласить Жака Ширака явиться в суд только после того, как апелляционная инстанция вынесет свое решение по этому вопросу. Ожидается, что это произойдет уже 26 июня.

Карманная типография и бесплатные билеты

Со своей стороны, судья Жан-Мари д'Юи, тот самый, который занимается делом Clearstream, также расследует дело о типографии SEMPAP, предприятии со смешанным капиталом, которое занималось выпуском муниципальной документации. Типографию закрыли в 1996 году, после того как были выявлены многочисленные растраты и хищения средств. В 2002 году ряд подозреваемых указали на то, что деньги тайно перечислялись в мэрию, возглавляемую Шираком, откуда, по некоторым данным, переправлялись в кассу RPR. Наконец, Ксавье Симеони расследует дело частной авиакомпании Euralair: есть сведения, что до 1995 года Жак Ширак и его супруга Бернадет активно пользовались ее услугами, и при этом совершенно бесплатно.

Большому кораблю - большое плавание

Как видно, за долгую политическую карьеру с Шираком случилось много чего. Неизвестно, как отразятся дела минувших лет на его сегодняшней деятельности, однако Ширак, похоже, не намерен заканчивать свою политическую карьеру, таскаясь по судам. У него обширные и весьма амбициозные планы. По примеру других глав государств, отошедших от руководства страной, он занят созданием своего фонда, основной задачей которого станет борьба с глобальным потеплением и его последствиями, а также помощь развивающимся странам, прежде всего африканским.

Ширак намерен использовать свой многолетний опыт и в международной политике. Сообщается, что для спонсирования программ фонда будут также привлекаться сторонние инвестиции. Президент фонда 74-летний Мишель Камдессю (Michel Camdessus), который, кстати, с 1987 по 2000 год занимал пост президента Международного валютного фонда, заявил, что Ширак полон энергии. "Это настоящий локомотив, который заставит дела фонда двигаться вперед", - добавил он.

И не надо отрывать человека от дела.