Клешня Москвы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Всю прошлую неделю Белый дом пребывал в растерянности: заместитель генпрокурора России Владимир Колесников публично атаковал Михаила Касьянова. Выступая в программе "Человек и закон", Колесников заявил, что у него в рамках так называемого крабового дела, расследуемого московской прокуратурой, есть "вопросы и претензии к ряду ответственных должностных лиц в правительстве, в том числе и к премьеру Михаилу Касьянову". "Власть" попыталась разобраться, чем этот прокурорский демарш может обернуться для премьера.


Обвинение

Владимир Колесников инкриминировал Михаилу Касьянову следующее. Во-первых, в сентябре прошлого года премьер подписал распоряжение #1270-Р, разрешив существенно — на 2500 т — увеличить в 2002 году общий допустимый улов (ОДУ) трех ценных морепродуктов: синего краба, стригуна опилио и моллюска трубача. По мнению Колесникова, этот документ "не соответствует закону и должен быть отменен" (что сделать даже при всем желании довольно трудно, ведь выловленного моллюска или краба в море уже не вернешь).

Нарушение закона в прокуратуре (дело трубача ведет московская прокуратура, а генеральная курирует это расследование) усмотрели вот в чем. Ежегодно научно-исследовательским институтам, курируемым Госкомрыболовством, правительство разрешает в научных целях вылавливать, как правило, 4-5% от ОДУ. Однако в прошлом году, как подсчитали следователи, Магаданскому НИИ рыбного хозяйства и океанографии научную квоту фактически увеличили в десять раз. Для синего краба она составила 40% (240 т), 36% для стригуна опилио (1550 т) и 21% для трубача (1360 т). При этом, по данным следствия, большая часть вырученных от продажи крабов и трубача средств на счета магаданского НИИ так и не поступила. В результате государству был нанесен ущерб в размере более чем $6 млн.

Во-вторых, замгенпрокурора попенял и премьеру Михаилу Касьянову, и руководителю аппарата правительства Игорю Шувалову на саботаж процессуальных действий следователей прокуратуры. Пришлось, по его словам, прибегнуть к "изъятиям документов". Закончил обличающую премьера и его подчиненных речь Владимир Колесников неприкрытой угрозой: "Данное уголовное дело, несмотря ни на что, будет доведено до конца, и должностные лица, невзирая на ранги, будут привлечены к ответственности, если будет установлена их причастность к противоправным действиям".

Неофициально корреспондентам "Власти" в моспрокуратуре рассказали и другие подробности крабового дела. По нему якобы допрошены почти все фигуранты, в том числе и такие высокопоставленные, как министр природных ресурсов Виталий Артюхов, председатель Госкомрыболовства Евгений Наздратенко и ряд заместителей министра экономического развития и торговли Германа Грефа. В январе--феврале следователи также допрашивали прямо на рабочих местах и сотрудников департамента АПК аппарата правительства и выяснили следующее.

Инициатором резкого увеличения научной квоты на вылов краба и трубача выступил покойный магаданский губернатор Валентин Цветков (его убили в Москве в октябре прошлого года). Именно под его давлением, как якобы признался господин Артюхов, государственная экологическая экспертиза приняла решение в пользу увеличения крабовых квот буквально за два часа. Проект распоряжения премьера завизировали и Наздратенко, и его первый зам Юрий Москальцов, и Виталий Артюхов. Тем не менее, как признают сами следователи, ни в действиях Наздратенко, ни в действиях заместителей министра экономразвития "какого-либо корыстного умысла не обнаружено. Хотя халатность со стороны допрошенных исключить нельзя".

Как выяснило следствие, Михаил Касьянов, изучив проект распоряжения об увеличении научных квот, усомнился в его целесообразности и сначала не стал его подписывать. Но через неделю руководители Госкомрыболовства и МПР смогли его убедить подписать этот документ. Следственную бригаду поэтому интересует позиция самого премьера, которого она считает "введенным в заблуждение". Но в прокуратуре не уверены, что смогут допросить Михаила Касьянова по крабовому делу, и, мол, публичная атака на правительство Владимира Колесникова — это всего лишь "попытка подвигнуть премьера к сотрудничеству со следствием".

Иными словами, Бутырка по премьеру пока не плачет. Тем не менее публичное причисление Касьянова к кругу лиц, замешанных в уголовном деле,— вещь беспрецедентная.


Защита

Сам премьер молчит, как будто ничего не случилось. Это на него похоже — как правило, Касьянов не отвечает публично на любые обвинения в свой адрес, если они транслируются чиновниками ниже его собственного ранга или СМИ.

В аппарате правительства не так сдержанны. Во-первых, в Белом доме недовольны тем, что Владимир Колесников, "толком не разобравшись, кто у кого украл крабов и моллюсков", тем не менее публично заявляет о злоупотреблениях в правительстве. Это расценивается как нарушение юридических норм и этики. Во-вторых, те, кто более или менее разбирается, что такое промысловые квоты, включая научные, утверждают следующее. На протяжении последних десяти лет размеры как ОДУ, так и входящих в него научных квот меняются, поскольку крабы и моллюски подвержены влияниям природных процессов. Но в любом случае размер научных квот в ОДУ не превышал порядка 20% — в том числе и в прошлом году. Другое дело, что в ряде промысловых районов этот показатель мог доходить до 50%. Но в целом по Охотскому морю ученым правительство разрешало ловить не более четверти всего допустимого улова. Так что у следователей моспрокуратуры, мол, не совсем ладно с арифметикой.

Кстати, на 2003 год Госкомрыболовство предложило увеличить крабовые научные квоты до 33% от ОДУ. И даже в правительстве сочли, что это слишком много. Как утверждают в Белом доме, этот документ аппаратчики решили вообще не представлять на подпись премьеру, причем решение это было принято задолго до колесниковского демарша. А вот 20% — это, по мнению правительственных аппаратчиков, вполне допустимо.

Однако в прокуратуре все равно утверждают, что и 20% разрешенного улова — уже злоупотребление. Но, как считают в правительстве, это является заблуждением (в Белом доме надеются, что добросовестным). На наиболее ценные морепродукты просто необходимо устанавливать более высокие научные квоты, чем на рядовую рыбу. Были случаи, когда на вылов ряда моллюсков вообще устанавливались стопроцентные научные квоты. В общем, в аппарате правительства считают, что состава преступления вообще не было и премьер действовал исключительно по закону. Следователи же, дескать, выдают желаемое за действительное, при этом нарушают процессуальную этику, определяя ряд действий правительства как преступные.

Заказчик

Владимир Колесников, без сомнения, не решился бы на публичные обвинения в адрес премьера, если бы не получил одобрения на это от своего шефа Владимира Устинова. В свою очередь, генпрокурор Устинов вряд ли замахнулся бы на премьера, если бы президенту это не понравилось бы. Более того, по неофициальной информации, Владимир Путин даже приказал Владимиру Устинову довести крабовое дело до конца — невзирая на лица. Другое дело, что, как говорят в Кремле, президент не предполагал, что Генпрокуратура потащит сор из избы.

Свидетельствует ли все это о том, что кресло под Касьяновым закачалось? Как утверждают источники "Власти", нет. Наоборот, и кремлевские чиновники, и допущенные к телу президента олигархи в один голос говорят, что президент продолжает доверять экономику премьеру. Даже по такому формальному показателю, как количество личных встреч, Михаил Касьянов опережает всех некремлевских чиновников. По неофициальной информации, в прошлом году президент принял премьера более 150 раз (для сравнения: Алексея Кудрина — чуть более 40 раз). В чем же дело?

Видимо, в том, что у генерального прокурора есть свой счет к Касьянову. В прошлом году, приступив к разработке концепции административной реформы, премьер несколько раз в узком кругу заинтересованных лиц подчеркнул, что функции правоохранительных органов — и особенно Генпрокуратуры — необходимо ограничить. Иначе, по мнению премьера, она все чаще будет безосновательно вмешиваться в споры хозяйствующих субъектов и тормозить экономический рост. Которого, кстати, как раз и требует от Касьянова Владимир Путин. То есть Владимир Устинов может просто мстить премьеру за прошлогоднюю аппаратную атаку на Генпрокуратуру. А президент, как обычно, не желает вмешиваться в ситуацию, предпочитая дождаться, пока оппоненты выяснят отношения. Владимир Путин вообще, как правило, избегает принимать недвусмысленные и окончательные решения (вон и с "Газпромом" — вроде не хочет его делить, но и не запрещает Минэкономразвития разрабатывать новые варианты его расчленения: вдруг понадобятся).

В общем, пока ситуация для Михаила Касьянова не критическая. Он в ближайшее время должен сохранить премьерский пост. Тем не менее вся эта история для премьера довольно неприятна, и при рассмотрении кандидатуры нового премьера после президентских выборов весной 2004 года ее вполне могут вспомнить. Например, она может пригодиться его оппонентам в борьбе за премьерское кресло — как из числа питерских либералов (в частности, Кудрину и Грефу), так и из числа питерских чекистов.

Но это случится не раньше чем через год. А уже сейчас неприятные выводы из крабового скандала могут сделать и самые близкие соратники президента. Публичная атака на премьера Генпрокуратуры говорит помимо прочего и о том, что эта правоохранительная структура окончательно превратилась в универсальное орудие в аппаратной борьбе. Неприкасаемым остался практически один президент. Намеки на какие-то неправомочные действия несколько лет назад делались даже в адрес Александра Волошина.

Дальнейшее использование прокуратуры в этом качестве может привести, с одной стороны, к ее полной дискредитации как высшего органа правового контроля, а с другой — подорвать доверие ко всей системе власти, сформировавшейся при Владимире Путине, неспособной решать свои кадровые проблемы без вмешательства следователей.

КОНСТАНТИН СМИРНОВ


"Работа в разрезе рыбы будет продолжена"

200314-16-04.jpg

С заместителем генпрокурора России Владимиром Колесниковым встретился корреспондент "Власти" Сергей Тополь.

— Вы публично, на всю страну рассказали о так называемом рыбном деле. Почему?

— Вот вы сегодня у меня находитесь, задаете мне вопросы. Я обязан ответить?

— Нет, конечно.

— Почему?

— У нас работа такая, но мы никого не заставляем.

— Ну а если за корреспондентом многомиллионная аудитория? Я должен ответить или нет? Если закон мне разрешает отвечать, я отвечаю. Если нет — я говорю: извините, закон мне запрещает. Я воздержусь. Все.

— В правительстве утверждают, что на прошлой неделе следователей в Белом доме не было и документы не изымались. Вы говорили, что были. Что же произошло на самом деле?

— На прошлой неделе не было следователей.

— А когда были?

— Я уже запамятовал.

— Но они там были?

— Конечно. Изымали документы.

— Много изъяли?

— Достаточно для того, чтобы продолжить расследование.

— Вы действительно считаете, что председатель правительства виноват в нанесении ущерба государству?

— Я считаю, что его подчиненные на сегодняшний день ввели его в заблуждение.

— Вы можете назвать этих подчиненных? Это уровень его заместителей, помощников?

— Сегодня я об этом говорить не буду, потому что продолжается расследование. Всему свое время.

— Собираетесь ли вы допрашивать самого Касьянова?

— В принципе безусловно. Мы можем допрашивать всех. Если у следствия возникнет необходимость, премьер-министр тоже будет допрошен. Но я к нему не поеду, как и он ко мне. Есть старший следователь, который расследует данное дело.

— А он его пригласит или поедет к нему?

— Это как следователю удобно будет.

— Кто еще кроме Москальцова, Наздратенко, Шувалова и Касьянова может фигурировать в крабовом деле?

— Будут еще.

— И много? Хотя бы порядок цифр.

— Пока не скажу. Но будут и еще.

— Президент как-то отреагировал на ваше выступление?

— Президент уверен, что перед законом все равны. Диктатура закона, что тут непонятно? Я вам больше скажу — президент по этому поводу говорит всегда следующее: давайте дождемся результатов расследования. Президент не вмешивается.

— А вы можете сказать, хотя бы ориентировочно, когда это дело закончится?

— Думаю, что к концу мая мы закончим расследование. Но работа в разрезе рыбы будет продолжена.

— Лет 30 назад было похожее "рыбное" дело. Можно ли его сопоставить с нынешним?

— Это похлеще будет и по обороту, и по механизму хищений.

— Как вы относитесь к тому, что в предпринимательской среде и в аппарате правительства часто считают действия Генпрокуратуры не защитой закона, а вмешательством в спор хозяйствующих субъектов на той или иной стороне?

— Мы действуем в рамках закона. Тут нет никакой политики. Здесь есть криминал, с которым надо разбираться. Но объективно, полно и всесторонне. Порядочно надо разбираться.

— С чего вообще началось крабовое дело?

— С расследования убийства магаданского губернатора Цветкова. С ноября прошлого года. Начали вокруг него смотреть. Искали мотив.

— Валентин Цветков был замешан в этом деле?

— К сожалению, в его действиях усматриваются элементы злоупотребления.

— И вы можете предположить настоящую причину убийства Цветкова?

— Не могу я вам этого сказать, просто не имею права. У нас уже есть основная версия убийства. Но я озвучивать ее не буду. Скажу, что работа ведется наступательно. И то, что лица, совершившие это преступление, предстанут перед судом, у меня сомнений нет.


Из аппаратной жизни крабов

Правительство избежало бы скандала с квотами на отлов крабов, если бы загодя прочло нужные страницы энциклопедии "Жизнь животных" (Москва, "Просвещение", 1968, т. 2: "Беспозвоночные"). Оказывается, крабы не менее искусны в аппаратной борьбе, чем чиновники самого высокого ранга.


О деловых качествах и аппаратном чутье

В воде крабы видят только близко расположенные предметы. На расстоянии полутора метров они не замечают даже крупные движущиеся объекты, поэтому в поисках пищи, самок, убежища пользуются не столько зрением, сколько обонянием, осязанием и химическим чувством.

"Положение рукопожатия" может длится довольно долго - до семи дней


О служебных совещаниях

Жвалы крабов всегда мощные и служат для перетирания.


Об отношении к финансовым потокам и к руководству

Когда положение кормового объекта точно определяется крабом (при помощи обоняния), он стремительно хватает добычу правой или левой клешней или обеими сразу. В охоте за движущимися объектами на первый план выходит зрение. При виде движущейся жертвы они бегут, а крабы-плавунцы быстро плывут прямо к ней и обычно настигают. Многие крабы таким образом успешно ловят рыб. Из восьми пар грудных конечностей три превращены в ногочелюсти. Они принимают участие в захватывании пищевых частиц и в передаче их к ротовому отверстию. Остальные пять пар грудных ног служат главным образом для ползания.


Об аппаратных перемещениях

По способу передвижения большинство крабов — ползающие. Все они передвигаются боком, достигая иногда очень большой скорости (травяной краб Carcinus maenas бегает со скоростью 1 м/с, а сухопутный краб-привидение Ocypode умудряется ловить даже мелких птиц). Существует и обширное семейство крабов-плавунцов, представители которого приспособились к плаванию.

При виде движущейся жертвы крабы бросаются к ней и обычно настигают. Многие крабы таким образом успешно ловят рыб


Об аппаратных покровителях

Большинство ползающих — бурого или зеленоватого цвета. Возможны и другие цвета, но в любом случае окраска покровительственная. Некоторые виды способны менять окраску в зависимости от обстоятельств. Например, манящие крабы темнеют во время отлива.


Об аппаратной борьбе

Крабы подвергаются нападению многочисленных врагов — рыб, других десятиногих, а сухопутные виды — птиц и грызунов. Для защиты от нападения используются покровительственная окраска или угрожающие позы. Некоторые виды в случае опасности ложатся на дно. Некоторые, защищаясь, зарываются... К защитным приспособлениям крабов принадлежит также способность к автотомии, произвольному отрыванию своих конечностей. Когда враг хватает краба за ногу, тот оставляет свою конечность врагу, а сам спасается бегством. Способность к автотомии всегда сопровождается способностью к регенерации. Утраченная конечность постепенно отрастает, причем тем быстрее, чем чаще животное линяет.


О служебных и жилых помещениях

Крабы, приспособившиеся к жизни на суше, сооружают норы, имеющие в их жизни большое значение. В каждой норе обитает один краб. Часто норы имеют два выхода.


О служебных контактах

Непосредственно перед спариванием самка линяет. У многих видов крабов линьке самки предшествует так называемое "положение рукопожатия", при котором самец крепко держит в своих клешнях клешни самки. При этом оба партнера приподнимаются на своих грудных ногах. "Положение рукопожатия" может длиться довольно долго — до семи дней.


Об освобождении от должности

Крупные особи линяют один раз в два года.


Кто такие стригуны

Род крабов-стригунов (Chionoecetes) объединяет два шельфовых и три глубоководных вида: краб-стригун опилио (Chionoecetes opilio), краб-стригун Бэрда (Ch. Bairdi), краб-стригун ангулятус (Ch. angulatus), краб-стригун Таннера (Ch. Tanneri) и краб-стригун япономорский глубоководный (Ch. japonicus). Общие признаки стригунов: ширина карпакса равна длине или даже превосходит ее; карпакс уплощенный грушевидный; членики ходильных ног сплющенные. Цвет — от песочного (опилио) и желто-коричневого (краб-стригун Бэрда) до ярко-оранжевого (ангулятус и краб-стригун Таннера). Населяют все участки дна шельфа и материкового склона бореальных и низкоарктических зон дальневосточных морей. Склонны к травматизму. 54,6% крабов размером 79-141 мм травмированы. Чаще всего встречаются: потеря глаз, антенн, конечностей, повреждения рострума, карпакса, брюшка.


Кто такие синие

Синий краб (Paralithodes platypus) относится к роду Paralithodes семейства Lithodidae. Ближайшие родственники — камчатский и колючий крабы. Внешний вид: сердечная область карпакса вооружена двумя парами крупных шипов, могут присутствовать несколько мелких шипиков; конец рострума острый, изогнутый вниз, на верхней стороне два крупных шипа и один-два мелких шипика. Подвижный шип, расположенный у основания наружного усика, имеет три разветвления. Тело и ноги окрашены сверху в красно-коричневый цвет с голубизной, снизу — в желтовато-белый цвет. На боковых поверхностях желто-оранжевые пятна. У синих крабов из северо-восточной части Охотского моря желто-оранжевого цвета больше, чем у синих Берингова моря. Это связано с большей глубиной обитания западнокамчатской популяции по сравнению с корякской. В промышленных масштабах ловят в основном самцов (лишь 3-4% выловленных составляют самки). Особенностью синего краба является массовое неучастие самок в нересте. В среднем самка принимает участие в размножении лишь один раз в два года.


Кто такие трубачи

Трубачи — это собирательное название головоногих моллюсков семейства трубачевых (Buccinidae). Науке известно более 80 видов таких трубачей (например, Buccinum bayani bayani, B. verkruzeni, Neptunea constricta, N. polycostata). Они имеют красивые раковины и вкусны, поэтому многие виды уже почти не встречаются. Трубачи — хищники, нападающие на других моллюсков, голотурий и рыб. Однако способны питаться трупами рыб и животных, поэтому часто причисляются к некрофагам. Очень распространен трубач Buccinum bayani. Этот вид отличается значительными размерами (высота раковины — до 150 мм). Впервые описан в 1883 году. Именно его обычно имеют в виду, когда говорят "трубач". Имеет тонкостенную раковину на семь-девять оборотов, разделенных тонким швом. Устье широкое. Кожистый гладкий периостракум плотно прижат к раковине. Половая зрелость наступает в три года. Средняя продолжительность жизни — шесть лет.


Какие бывают рыбные квоты

Весь годовой общедопустимый улов (ОДУ) в России делится на промышленные, межправительственные и научные квоты, а также квоты, приобретаемые на аукционах.

Научные квоты, которые нельзя ни продавать, ни передавать, ежегодно утверждаются распоряжением премьера на основе предложений Госкомрыболовства и заключения государственной экологической экспертизы. Госкомрыболовство формирует предложения, исходя из данных различных НИИ рыбного хозяйства. Выводы экспертной комиссии утверждает министр природных ресурсов. В рамках научных квот подчиняющиеся Госкомрыболовству НИИ проводят контрольный лов. По его результатам институты делают вывод о состоянии ресурсной базы и предлагают общий допустимый улов на следующий год. Выловленные биоресурсы ученые могут продать, но вырученные средства могут идти только на покрытие расходов владельцев рыболовецких судов (как правило, на это уходит до 50% от выручки) и научные работы институтов. Обычно выделяемый процент научных квот не превышает 4-5% годового улова.

До 2001 года основная масса рыбы вылавливалась по бесплатным промышленным квотам. По предложениям Госкомрыболовства правительство раздает их регионам. В дальнейшем рыбохозяйственный региональный совет распределяет их между рыболовецкими компаниями, причем также бесплатно. Впрочем, большое влияние на распределение промышленных квот всегда имели губернаторы, так что бесплатно они рыбакам не доставались. В итоге немалые деньги шли мимо бюджета.

Для решения этой проблемы в 2001 году были введены аукционные квоты, которые должны были сделать распределение рыбных ресурсов более прозрачным и усилить контроль за их использованием. В 2001 году на аукцион было выставлено около 20% квот. Сумму ожидаемых поступлений в бюджет — 5,8 млрд руб.— удалось собрать еще до конца года. Так что уже в 2002-м на аукционах было продано около 40% от всех рыбных квот, бюджет получил уже около 12 млрд руб. В 2003 году платными станут больше половины квот.

Межправительственные квоты выделяются иностранным рыбакам, чтобы они могли ловить рыбу в российской экономической зоне. Как правило, межправительственные квоты не превышают 5% годового общедопустимого улова.


Куда смотрит прокуратура

Алексей Кудрин, вице-премьер, министр финансов. Попадал в поле зрения прокуратуры дважды. 16 ноября 2000 года прокуратура Петербурга в рамках расследования коррупционного скандала в горадминистрации провела выемку документов в офисе Промстройбанка (ПСБ). По мнению СМИ, целью акции был поиск компромата на Кудрина. 14 мая 2001 года дело ПСБ было прекращено за отсутствием состава преступления. Второй эпизод связан с расследованием Генпрокуратурой дела о выдаче ссуд на жилье сотрудникам петербургского комитета экономики и финансов, который Кудрин возглавлял в 1995-1996 годах. 21 ноября 2000 года министр дал Генпрокуратуре свидетельские показания. 5 декабря 2000 года дело было закрыто.

Виктор Геращенко, глава Центробанка. 12 января 2001 года давал показания в прокуратуре Москвы в качестве свидетеля по делу о нарушениях, допущенных ЦБ при выдаче в октябре 1998 года стабилизационного кредита в 5,86 млрд руб. банку "СБС-Агро". Часть средств возвращена не была.

Николай Аксененко, министр путей сообщения. 19 октября 2001 года Генпрокуратура предъявила Аксененко обвинение в превышении полномочий и нецелевом использовании средств. Следствие оценивает ущерб от его деятельности в 20,3 млрд руб. 3 января 2002 года освобожден от должности главы МПС. В апреле 2003 года расследование по делу было завершено, Аксененко зачитано обвинительное заключение.

Михаил Ванин, глава Государственного таможенного комитета. 22 января 2002 года явился в Генпрокуратуру в качестве свидетеля по делу мебельного ТК "Три кита". Еще осенью 2001 года прокуратура обвинила сотрудников комитета, расследовавших контрабанду мебели в ТК "Три кита" и "Гранд", в превышении полномочий. В ответ Центральная оперативная таможня инициировала дело против структур, аффилированных с "Тремя китами", по обвинению в контрабанде. По данным СМИ, устное распоряжение о возбуждении этого дела отдавал Ванин.

Иван Рыбкин, экс-секретарь Совета безопасности РФ. Вызван в Генпрокуратуру в апреле 2002 года для беседы о своей деятельности на посту секретаря Совбеза. В частности, речь шла о событиях, связанных с подготовкой и подписанием мирного договора между Россией и Чечней в 1997 году.

Михаил Швыдкой, министр культуры. 25 марта 2003 года получил в Генпрокуратуре предостережение о недопустимости безвозмездной передачи Германии балдинской коллекции (362 рисунка и 2 картины европейских мастеров, вывезенные в Россию в годы второй мировой войны). 7 апреля министр сообщил, что требования Генпрокуратуры по правовому обоснованию возвращения коллекции выполнены.

Евгений Бычков, бывший глава Роскомдрагмета. 2 апреля 2003 года вызван в Генпрокуратуру свидетелем по делу о хищении в "Госинкоре", которое было возбуждено в октябре 2002 года по факту незаконной продажи "Госинкором" партии серебра, выделенной Роскомдрагметом. Бычков утверждает, что не имеет отношения к делу, так как ушел из Роскомдрагмета 19 марта 1996 года — в день передачи серебра "Госинкору". По версии СМИ, следователей также могут интересовать вопросы, связанные с делом Golden ADA: под руководством Бычкова в середине 90-х Роскомдрагмет выделил этой компании ценности на $180 млн, которые затем были вывезены из России и расхищены.

Евгений Наздратенко, глава Госкомрыболовства. Обвинен правительством в незаконном распределении квот на вылов биоресурсов в пользу Приморья. 14 февраля 2003 года отстранен от занимаемой должности, но 14 марта сам себя в этой должности восстановил. 5 апреля вызван в прокуратуру Москвы на допрос в качестве свидетеля по "крабовому" делу.

Евгений Адамов, министр по атомной энергии. Весной 2001 года комиссия Госдумы по борьбе с коррупцией обвинила Адамова в деятельности, несовместимой с занимаемой должностью. По данным комиссии, на его домашний адрес было зарегистрировано представительство американской фирмы, он имел банковские счета в США. Итоги проверки получила Генпрокуратура. 28 марта 2001 года Адамов покинул свой пост. 19 декабря 2001 года Генпрокуратура отказалась возбуждать против него дело за отсутствием состава преступления.

Борис Яцкевич, министр природных ресурсов. В марте 2001 года в Ненецком АО состоялся конкурс на разработку месторождений Вала Гамбурцева. Победила "Северная нефть", заплатившая $7 млн, хотя ЛУКОЙЛ, "Сургутнефтегаз" и "Сибнефть" предлагали от $100 млн до $140 млн. Яцкевич итоги конкурса утвердил. В ряде СМИ появилась информация, что с "Северной нефтью" активно сотрудничает жена главы Минприроды Наталья Яцкевич. 27 марта прокуратура НАО объявила о нарушениях при проведении аукциона. 16 июня 2001 года Яцкевич был отстранен от должности, но судебного разбирательства не последовало. Генпрокуратура предписала разобраться с нарушениями в ходе конкурса новому министру природных ресурсов Виталию Артюхову.

"Сибнефть" и ТНК. 18 декабря 2002 года был выставлен на продажу госпакет (74,95%) акций "Славнефти" по стартовой цене $1,7 млрд. За $1,86 млрд его купило ЗАО "Инвестойл", представлявшее интересы "Сибнефти" и ТНК. Итоги аукциона попыталась оспорить "Роснефть", утверждавшая, что она готова была предложить до $3,1 млрд, но не была допущена к сделке решением суда. 27 января 2003 года комиссия Совета федерации по взаимодействию со Счетной палатой заявила, что в результате аукциона государство недополучило около $1 млрд. Но Генпрокуратура на это никак не отреагировала. "Сибнефть" и ТНК вступили во владение акциями "Славнефти".

Должности чиновников указаны на момент вызова в прокуратуру.


200314-16-03.jpg

"Юридические вопросы не должны решаться как в шоу"

С заместителем руководителя аппарата правительства Алексеем Волиным встретился корреспондент "Власти" Константин Смирнов.


— Заместитель генпрокурора Владимир Колесников фактически обвинил премьера Михаила Касьянова и руководителя аппарата правительства Игоря Шувалова в саботаже расследования "крабового" дела. Ваш комментарий.

— Правительство не ограничивает право Генпрокуратуры проводить любые расследования, невзирая на лица и ранги, в зоне ее ответственности. И уж тем более правительственный аппарат не собирается саботировать ее действия.

— Зачем же понадобилась "выемка документов", о которой рассказал Колесников?

— Термин "выемка" ведь расплывчатый. С общепринятой точки зрения выемка — это "маски-шоу", насильственное проникновение в помещение, наручники и тому подобные художества. Ничего такого в Доме правительства не было.

— А что было?

— Генпрокуратура запросила необходимые ей документы по "крабовому" делу. С ее представителями обсудили, какие именно. И все необходимое для расследования этого дела было отправлено по назначению.

— Когда?

— Примерно два месяца назад.

— Как вы можете охарактеризовать высказывания Колесникова о Касьянове?

— В правительстве считают, что юридические вопросы не должны решаться как в модном шоу. Юриспруденция — это точность, скрупулезность и сдержанность. Все юристы знают, что виновность человека определяет суд. Многие полагают, что нельзя спешить с публичными заявлениями о связи человека с уголовным делом. Вообще удивляет легкость, с которой подчас произносятся фразы "У нас есть вопросы", "Дальше будем разбираться". Это нехорошо даже с точки зрения имиджа самой прокуратуры. Ведь если от таких наездов по подозрению не застрахованы даже члены кабинета, чего ожидать простому гражданину? В цивилизованном обществе любой должен быть уверен, что правоохранительные органы, особенно надзирающие за исполнением законности, будут относиться к нему корректно.

Ссылки

Источник публикации