Клоны surkovа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Клоны surkovа Выдержки из блога политолога Алексея Чеснакова о Владиславе Суркове

"[1] Алексей Чеснаков: Я долгое время работал в команде Суркова, да и сейчас считаю себя в ней. Видел, как рождалась и реализовывалась та идеология, которую принято в определенных кругах поносить. И читая это, испытываю, честно говорю, душевную тоску. Тоску по достойным интеллектуальным оппонентам. Наши оппоненты – ничего личного, только объективная констатация – удивительные интеллектуальные слабаки. Их визуализация Суркова – следствие часто встречающейся интеллектуальной дислексии – неумения и нежелания читать то, что написано оппонентом. Гораздо проще приписать ему те или иные помыслы, которые укладываются в их картину мира или, что гораздо точнее, соответствуют собственным целям и идеям. В интеллектуальной сфере Сурков ничего не боится и ничего с порога не отвергает (к слову сказать, этим отличается от своих противников – правоверных либералов, живущих под присмотром жесткого внутреннего цензора и поэтому людей, явно несвободных от предубеждений). Для него часто вопрос важнее готового ответа. Разумеется, Сурков – не кабинетный теоретик, он обязан принимать решения, в том числе быстрые, а подчас и жесткие. Но в этом и его необычность: за умным, опытным, ироничным чиновником чувствуется «второй план», сложный интеллектуальный подтекст. Представьте кремлевского чиновника, в кабинете которого с портретами Медведева и Путина соседствуют Бор, Гейзенберг, Дирак, Пригожин и… Майк Науменко. Представьте совещание, на котором он легко переходит с бюрократического новояза к современным социологическим терминам, от литературных цитат к житейской лексике, от исторических обобщений к газетной хронике. Этот свободный интеллектуальный коллаж и есть его стиль – стиль провокативный, привлекательный, но, конечно, кого-то и пугающий. А Достоевский и Хайек, Оруэлл и Бродский, Бердяев и Ортега-и-Гассет не просто «почетно пылятся» на его книжной полке – это его собеседники в непрерывном интеллектуальном диалоге. Человек чувствует себя в лабиринтах европейской культуры как дома – что крайне важно. Дело в том, что у Суркова, в отличие от большинства оппонентов, нет внутреннего «комплекса первоклашки» перед Большими Европейскими Господами. Как нет и «фобии Запада», желания делать наоборот. Напротив, Сурков давно и постоянно говорит о необходимости сотрудничества с Западом, «без доступа к интеллектуальным ресурсам» которого, по его мнению, «создание инновационной экономики кажется невозможным»... Но как сопрячь Россию и Свободу? Вечный вопрос – и вместе с тем предельно конкретный. Готового ответа нет, подсмотреть в учебнике нельзя, а решения принимать надо. В современном мире есть существенно разные демократические политические системы. Южная Корея, Дания, США, Бразилия – все открытые, демократические страны. Но несколько разные, как будто по принципам практической политической культуры. Какой должна быть органическая культура для нас? Эту «задачку на исторический смысл» мы решаем все – вольно или невольно, но Сурков – один из тех, кто ее решает осознанно, отрефлексированно. В концептуальной лекции «Русская политическая культура: взгляд из утопии» Сурков четко обозначает свое видение этой проблемы. России нельзя ничего навязать. Россия – как и любая великая страна и культура – может двигаться лишь в своей колее. Другое дело, что колея эта необыкновенно широкая, допускает множество разных движений. Сурков выделяет целостность русской культуры и ее «идеологическую дальнозоркость» – при традиционном пренебрежении «мелочами». Как в этих условиях должен выглядеть Большой Проект России? Современный – и по возрасту, и по опыту всей своей жизни – человек, Сурков жестко постулирует необходимость развития демократии и свободы. Более того, прямо призывает «проектировать политический курс таким образом, чтобы правящее большинство в собственных интересах способствовало росту влияния и активности передового меньшинства». Разумеется, для него очевидна необходимость, безальтернативность свободы личной… свободы бизнеса, свободы политической. Точно так же для него, как для всякого адекватного человека, очевидно, что, переболев хворями 90-х (кстати, он много раз повторял, что никак не считает то время потерянным для страны и что именно там возникло целое поколение ярких и инициативных людей, в первую очередь предпринимателей, которых необходимо поддерживать), надо было лечиться. Цель такой терапии: закрепить институциональные, структурные основы свободы. Ну, конечно, для тех, кто считает, что свобода – это льготы и бонусы для его тусовки, 2000-е годы – выжженная пустыня. Но массовая бытовая привычка к свободе закрепилась именно в эти годы. Привычка техническая (Интернет), привычка культурная (в том числе через освоение новых социальных практик) и даже бытовая (привычка строить свой дом, путешествовать) и т.д. Это уже безусловный материальный и психологический фундамент свободы в нашей стране. Одновременно усилия власти (и Суркова в том числе) были направлены на создание государства, легитимного в глазах общества. Звучит парадоксально: разве в 90-е не было выборов (да еще «свободных выборов»), легитимирующих власть? Формально – да, были. Но острое чувство нелегитимности власти было разлито в воздухе. Власть считалась – неважно насколько заслуженно – …постыдной, «временной», в плохом смысле слова («когда же это кончится»). Так воспринимала ситуацию не околорублевская развеселая «гусиная стая», а Россия… Этот разрыв власти и народа, разрыв, чреватый новым расколом России, и необходимо было преодолеть. И это удалось… Есть две совершенно разные стратегии. Одна – вернуться к старым архетипам. Другая – перестать ломать архетипы. Команда Суркова и те, кто разделяет ее взгляды (но не внутри бюрократической системы), всегда предлагали вторую стратегию: понять и принять архетипы нации, но включить их при этом в современную жизнь, обеспечив непрерывность политического развития, поскольку только такой подход может обеспечить ненасильственную модернизацию страны. Я думаю, что в целом это удалось – и конечно, роль Суркова тут была огромной. Планы и Путина, и Медведева, в реализации которых принимает участие Сурков, заключаются не в новом переломе, а в дальнейшем развитии системы. По словам самого Суркова, «система должна меняться, а не отменяться». Главную же свою задачу Сурков видит в том, чтобы создать благоприятную среду для формирования «новых интеллектуалов», свободного поколения, не отделяющего себя от России, видящего «свой проект» в создании современного технологического и открытого общества в России как части свободного мира. При этом демократического, а не только демографического сбережения народа, отказа от «социальной расточительности, привычки сорить людьми («у Бога людей много»), изводить друг друга без счета и смысла». Именно на эту цель и работает всё – и стабилизация, и усложнение системы, изменение качества системы, а значит, качества жизни людей в системе. Это составляет основу мировоззрения Суркова – Свобода для России, а не Россия – для Свободы. Путь непростой. Не эффектный. Не прямой. А разве кто-то обещал, что будет легко и смешно, как в программе «Куклы»? Так это над вами подшутили… Выдержки из блога политолога Алексея Чеснакова «Кто такие «новые интеллектуалы» Фигура первого замглавы администрации президента (АП) Владислава Суркова была интересна интернет-сообществу всегда. Его кто-то так давно назвал «главным политтехнологом страны», что сегодня уж и не вспомнить, откуда взялся этот теперь растиражированный титул. Как признался (-ась) рекордсмен по критике Суркова в своем «ЖЖ» под ником kosmokoshka, «нет в современной российской политике ничего интереснее, чем следить за Владиславом Сурковым». Об особой его популярности в «ЖЖ» свидетельствует, например, появление сетевых «клонов» кремлевского чиновника – vladislavsurkov и surkov. Однако это всего лишь яркие примеры литературного интернет-творчества и виртуальных персонажей, не имеющих никакого отношения к своему прототипу. Впрочем, как резюмирует та же kosmokoshka, «несмотря на то, что в «ЖЖ» Суркова обсуждают все больше и больше», говорят в основном о «тупейшей ерунде» (автор выразился более жестко). Очевидно, устав читать эту «тупейшую ерунду», большой пост поместил в своем «ЖЖ» блоггер chesnakov. Тот самый Алексей Чеснаков, который долгое время работал в кремлевской администрации под руководством Владислава Юрьевича. Так вот, Чеснаков решил проинформировать интернет-общественность о том, какой же он, Сурков, на самом деле. «Собеседнику» все это показалось любопытным. «Их Сурков» – мрачный реакционер, враг всего живого (т.е. их – любимых), косный охранитель, идеологический костолом, умеющий лишь «тащить и не пущать», – воспроизводит, например, г-н Чеснаков клише идеологических оппонентов. По его словам, эти «карикатуры выглядят вполне карикатурно», а в реальности Сурков – «человек объемный», с живой, незашоренной мыслью («мыслью-чувством», как говорил Достоевский), постоянно рефлексирующий». Текст Алексея Чеснакова, чтобы уж ни у кого не оставалось сомнений, так и озаглавлен – «Апология Суркова». То есть автор раскрыл сразу все карты и призвал интернет-общественность к содержательной дискуссии. Общественность откликнулась: пост попал в яндексовский ТОП-30 самых обсуждаемых тем в блогосфере. Не последнюю, видимо, роль сыграл и тот факт, что главные «интернет-эксперты» по Суркову – упоминавшаяся kosmokoshka и amoro1959 (некто Александр Морозов из центра «Новая политика») хоть и дают понять интонационно, что с «главным кремлевским идеологом» на «вражеской ноге», в ближний круг первого замглавы АП явно не входят. Поэтому откровения человека, действительно хорошо знающего Суркова, не могли пройти незамеченными. «А. А. Чеснаков всегда был таинственной фигурой. И появление в «ЖЖ» юзера chesnakov тоже таинственно», – пишет, например, you_gir. – А ведь какую конспирологию тут можно развести... А?» Комментариев оказалось много – умных и разных. Вот Константин Гаазе, который входит в число завзятых критиков Суркова, в своем блоге отмечает: «На тусклом фоне российских чиновников замглавы администрации президента Владислав Сурков смотрится так же ярко, как бабочка павлиний глаз на деревенском штакетнике… Он заступил на свой пост ровно десять лет назад, 3 августа 1999 года, и вот уже третий президент России подтверждает его право оставаться в этом кресле». И задается вопросом: «Полюбили за прошедшие десять лет граждане власть, довольны они той системой, которую Сурков, как архитектор, построил в России, или нет?» Однозначного ответа Гаазе не находит – и да, и нет. Но: «Полдороги к демократии мы уже прошли. Спасибо Суркову за компанию, с таким образованным попутчиком хоть не заскучали», – пишет блоггер. А пользователь tarlith_history не поленился проанализировать и свести воедино все претензии интернет-сообществ к Владиславу Суркову. «Обвинительный акт» составил 11 пунктов, которые блоггер сам же парировал цитатами из Чеснакова. «На самом деле я сначала хотел сам написать ответы, а потом увидел статью ув. А. А. Чеснакова – и понял, что у меня как раз таки апологии Суркова не выйдет», – заключает tarlith_history. Сразу несколько язвительных комментариев посвящено тому факту, что Владислав Сурков, являясь признанным интеллектуалом в российской политике, постоянно говорит о формировании в стране новой интеллектуальной элиты. «Мне, дураку, нынче трудно живется. Все такие умные и культурные стали, что я никак не пойму, кто ж тогда делом занимается?» – это Иван Салос на «Слон.ру». А вот monkhermit в «ЖЖ»: «Задача – формирование новых интеллектуалов. Что такое, по-вашему, интеллектуалы? Способные вот такие тексты ваять – п…олы, что ли? Работать у вас кто будет? Потом удивляются, чего люди о Сталине мечтают, который бы подобных учителей жизни/идеологов на полагающееся им место на Колыме определил». Пользователь semargl_bird тоже пытается уточнить параметры идеологической доктрины Владислава Суркова: «В чем заключаются «архетипы нации»? И какой нации? Что есть, в вашем понимании, «ненасильственная модернизация страны»? Кто такие «новые интеллектуалы» и чем не устраивают «старые»?» А вот юзер pro_kuratora призывает оценивать деятельность любого политика, включая Владислава Суркова, по ее результатам. Он пишет: «В отличие от оппозиционной тусовочки, оперирующей лишь лозунгами и клише, человек сделал обществу самое конкурентоспособное политическое предложение. Предлагаемое Сурковым переосмысление политического поля на голову выше либеральных деклараций, сводящихся к тезисам о «необходимости реставрации политсистемы 90-х» «до основанья, а затем разберемся» и «мы наш, мы старый мир построим». Немало блоггеров куда больше интересует личность первого замглавы АП, чем проводимая им политика. «Сурков не идеолог, он не Суслов, он сисадмин (системный администратор. – Ред.) и не более. При этом сисадмин профессиональный, его матрица работает, правда, в результате попадания вируса, то есть кризиса, дает сбои», – утверждает, например, viking-nord. А пользователь c_tanya, вступая в диалог с Алексеем Чеснаковым, предъявляет ему претензию, которую при трезвом рассуждении вполне можно счесть и за комплимент г-ну Суркову: «В демократической стране о политиках судят по их публичным выступлениям, наблюдая за их участием в дебатах. Я же даже не помню голос Суркова, потому что он практически не выступает и не объясняет обществу свою позицию. Большинство людей не знают, как он выглядит». Впрочем, общий тон комментариев можно назвать доброжелательным. Хотя это – одно из последних в списке качеств, присущих обитателям Рунета. «Возможно, при усложнении системы нам необходимо вернуться к базовым ориентирам: «добро», «служение», «сопереживание» и проч. Даже «любовь». Это выглядит хипповски-наивно, но, кажется, только для нас самих. Мы стесняемся быть хорошими парнями. Усложнять систему проще, если в ее основе – супертрадиционные ценности и понятия, ясно обозначенные. Сурков говорил это во «Взгляде из утопии». Но кроме него – никто. Это правда», – пишет пользователь superdobrov. Мнения блоггеров обобщил Сергей Оболенский. «Собеседник», 18.08.2009 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации