Когда бакс и флаг - цвета одного. Волошин, Нухаев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"28 июня 2001 года в Москве прошла конференция «Исламская угроза или угроза исламу», организованная неким общественно-политическим движением «Евразия». Несколько месяцев перед этим глава президентской администрации Александр Волошин лично распорядился, чтобы для участников конференции были предоставлены апартаменты фешенебельного «Президент-отеля». Как впоследствии выяснилось, выбор пал на эту гостиницу главным образом потому, что она находится под охраной кремлевской службы безопасности, и доступ в нее для сотрудников ФСБ и МВД ограничен. Все старания Волошина, по сути, были направлены на то, чтобы предотвратить арест одного лишь участника конференции – криминального авторитета, бывшего главы дудаевской разведки Хож-Ахмет Нухаева, находящегося в федеральном розыске.

Из оперативной справки ЦРУБОП:
«Нухаев попал в поле зрения правоохранительных органов в 1988 году. К указанному периоду времени чеченские преступные группировки стали принимать активное участие в преступной деятельности на территории г. Москвы.
origindate::13.05.90 г. Нухаев и Атлангериев, а также другие наиболее влиятельные "авторитеты" "лазанской" группировки были арестованы за вымогательство, совершенное в отношении директора колбасного цеха г. Гагарина гр. Дащяна.
origindate::15.03.91 г. народным судом Москворецкого района г.Москвы осуждены к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии строгого режима.
origindate::27.11.91 г. Нухаев по фиктивным документам был получен конвоем из офицеров милиции Наурского района Чеченской республики из мест лишения свободы Хабаровского края и доставлен в СИЗО-1 г. Грозного, откуда origindate::07.12.91 г. освобожден.
Пользовался доверием Д. Дудаева. Имел к нему свободный доступ. Поддерживал дружеские отношения с Генеральным прокурором республики Имаевым Усманом, в последствии являвшимся Председателем правления Национального банка Чечни.
В период последней фазы активных боевых действий в Чечне, Нухаев Х-А.Т. выехал в Турцию, где занялся формированием теневого кабинета Правительства.»

Это лишь малая часть многостраничного милицейского документа, изобилующего фактами из криминальной биографии Нухаева. И этого человека волошинская администрация, по имеющейся информации, рассматривает как наиболее перспективного кандидата на пост нового главы чеченской администрации.

Икона «русской мафии»

Нухаев и Волошин были заочно знакомы давно – еще со времен их совместного «бизнеса» с Борисом Березовским. Об "особых", неформальных отношениях последнего с предводителями чеченских сепаратистов давно известно. Даже далекий от политики торговец на хасавюртовском рынке знает БАБа в лицо и охотно расскажет о том, как тот возил в Чечню мешки долларов для Басаева и чеченских работорговцев, как с поклоном преподнес Радуеву золотые часы "Ролекс" стоимостью в 50 тысяч долларов.
Но мало кому известно, что Нухаев обеспечивал Березовскому "крышу" в начале его предпринимательской деятельности, затем оказывал ему "эскорт-услуги" в поездках в Чечню и наполнял идеологическим содержанием бредовые концепции БАБа по мирному урегулированию чеченского конфликта. В последние годы эти двое строили совместные проекты в нефтяном бизнесе, в частности они энергично внедряли своих людей на руководящие посты в Каспийский трубопроводный консорциум. Нухаев и некий Мовлади Атлангериев владеют 39-процентным пакетом акций Петербургского филиала АО "ЛогоВАЗ".
Березовского познакомил с Нухаевым некий Магомед Ужахович Исмаилов, "державший" в конце 80-х годов автомобильный рынок в районе Южного речного порта Москвы, на котором "ЛогоВАЗ" продавал свои "реэкспортные" "жигули". Впоследствии Исмаилов стал во главе службы безопасности "ЛогоВАЗа", выбивал для Березовского и его давнего партнера Бадри Патаркацишвили (бывший финансовый директор ОРТ, ныне скрывающийся от правосудия за пределами России) деньги из должников, "урегулировал" отношения с уголовными авторитетами, в частности с Сильвестром.
45-летний Нухаев, можно сказать, живая легенда. Он послужил английскому режиссеру Фредерику Форсайту прототипом для документального фильма о русской мафии "Икона". Причем Нухаева совсем не смутило то, что в фильме он назван "крестным отцом московской чеченской мафии". Наоборот, он, находясь в Великобритании, всячески помогал Форсайту снять уникальный по содержанию фильм о бандитизме и коррупции.

Чеченская Коза Ностра

С 94-го Нухаев, объявленный в федеральный розыск за вымогательство, скрывался в Чечне. Дудаев поставил его во главе своей внешней разведки. В январе 1995 года Нухаев был ранен в Грозном. После гибели Дудаева, в правительстве Зелимхана Яндарбиева его назначили первым вице-премьером. В 1999 году Нухаев создал и возглавил "народное движение "Нохчи-Латта-Ислам" со штаб-квартирой в Баку. Главный лозунг Нухаева - "Будущее Чечни - ее прошлое", причем это прошлое, в его представлении, - примерно трехвековой давности. "Мы должны восстановить целостность институтов кровного родства, ядром которых является Божий закон кровного возмездия и которые раньше регулировали все аспекты жизни на Кавказе, - говорил Нухаев в интервью немецкой газете DIE WOCHE. - Нам надо организовать нацию снизу вверх как единый сплоченный иерархический организм, базирующийся на трех началах: вера отцов, кровь отцов и земля отцов. Кровнородственным связям - вплоть до семиюродных братьев - должны быть подчинены все остальные приоритеты общественной жизни, в том числе образование, культура, экономика и так называемая политика".
Впрочем, никто еще так красноречиво не описал Нухаева, как он сам в своем интервью, данному весной 2001 года корреспонденту DIE WOCHE Штефану Шоллю.
Корр.: Когда и за что Вы были арестованы в первый раз?
Н.: Это случилось в конце 70-х. Будучи студентом юридического факультета Московского государственного университета, я вместе с Саид-Хасаном Абумуслимовым (впоследствии вице-президентом Чечни) организовал подпольный комитет по освобождению Чечни. Он отвечал за политику и информацию. Я же занимался финансами и оружием. Все это неизбежно вело к столкновению не только с милицией, но и спецслужбами.
Так как официально в СССР политических преступлений не было, накануне Олимпиады-80 меня решили изолировать, навесив уголовное дело о разбойном нападении. Затем они сказали моему отцу, что я получу три года условно, если не подам апелляцию. После года предварительного заключения меня отправили в лагерь в Соликамск. В общей сложности я провел за решеткой 7 лет, трижды был судим и трижды совершал побег из мест заключения. Мой последний побег был зимой 1991 года, уже после объявления Чечней независимости и избрания Джохара Дудаева президентом. Эту акцию при полной поддержке президента Дудаева хорошо спланировали мои родственники и друзья в Грозном.
Корр.: Почему так называемая "чеченская мафия" до сегодняшнего дня считается лучшим образцом организованной преступной структуры в России?
Н.: Наша организация отражала клановую структуру чеченской нации. Каждый клан сохранял свою деловую самостоятельность, но при этом они составляли единую общину. Эта община напоминала армию с четкой дисциплиной и автономными "подразделениями". Мне не было необходимости их вооружать и содержать, так как они обеспечивались всем необходимым теми коммерческими структурами, в которые они вошли. Я только координировал их деятельность. И это давало мне возможность противостоять всем, кто посягал на интересы чеченцев. Уже тогда я сознательно поставил на кровное родство, внутри которого нет места предательству.
Корр.: Почему русские бандиты до сих пор боятся чеченцев?
Н.: Как выглядели тогда русские гангстеры? Они сидели в подвалах и качали свои бицепсы, а потом "шли на дело". Но сила человека зависит не от мускулатуры, а от внутреннего мира. Психологически мы всегда были сильнее наших противников и поэтому могли опережать их хотя бы на шаг. Против их численности и мускулов мы готовы были применить холодное оружие. Когда они взялись за ножи, мы их встретили огнем. Когда они взялись за огнестрельное оружие, мы уже имели капитал. Капитал - это более совершенная защита, хотя и не самая надежная, но необходимая нам в борьбе за национальную независимость.
(Свойства натуры Нухаева - нарциссизм и маниакальное пристрастие к блефу - делают его очень похожим на самого Березовского. – Прим. FLB)
О деятельности "московской чеченской мафии" и о месте, которое занимал в ней Нухаев, говорится в материале, опубликованном в 1995 году в сборнике "Крим-Архива" сотрудниками МК Александром Погонченковым и Олегом Фочкиным, который составлен на основе оперативных справок РУОПа и криминальной хроники:
"К 1988 году чеченская ОПГ в Москве оформилась окончательно, подчинив себе Тимирязевский, Дзержинский, Кировский, Свердловский и Бабушкинский районы Москвы. Южнопортовая группировка расширила свое влияние на станции техобслуживания на Хорошевском шоссе и в Нагатино. По некоторым данным, все магазины "Березка" в Москве также контролировались чеченцами. В начале 1990 года главный инспектор МВД СССР Асланбек Аслаханов, ранее отрицавший существование чеченской группировки в Москве, обратился к министру внутренних дел Вадиму Бакатину с письмом "О профилактике рэкетиров", в котором все-таки признал не только наличие, но и очевидную опасность чеченской ОПГ.
По адату (обычаям) чеченцам не возбраняется обогащаться за счет соседей-иноверцев. Это даже почетно. Чеченскую ОПГ отличали следующие особенности. Она подчиняется только своим старейшинам, при этом, это вовсе не означает подчинение старикам - авторитеты могут быть достаточно молоды. Чеченская группировка с самого начала не признавала авторитет воров в законе. Среди чеченцев был всего один вор в законе - Султан Даудов (Султан). Интересной особенностью чеченской группировки является ее способность мгновенно разбиваться на несколько мелких структур, быстро исчезающих из поля зрения оперативников. Преступления организованы так, что их выполняют "гастролеры", подчас даже не знающие русского языка. Выполнив задание, они исчезают в горных аулах, где найти их не представляется возможным».

Национально-уголовное движение

С началом вооруженного противостояния Москвы и чеченских сепаратистов, деятельность Нухаева вышла за рамки обычной уголовщины. В 1996 году появился очередной документ, подготовленный российскими спецслужбами:
«Чеченская группировка насчитывает в своих рядах более трех тысяч человек. Наиболее подготовленные из них составляют группу примерно в двести боевиков, являющуюся по существу слаженным террористическим подразделением. Раздробленность группировки не мешает чеченцам в экстремальных ситуациях действовать, как правило, сообща.
Согласно оперативным данным, в настоящее время власть в группировке сконцентрирована в руках Л.Альтемирова, М.Антлангериева, Х.-А.Нухаева и М.Таларова. Под полным их контролем находятся 12 московских банков, ряд крупных магазинов, торговых домов и фирм.
К криминальным видам деятельности группировки относятся крупные мошенничества в финансовой сфере, грабежи, разбойные нападения, торговля крадеными автомашинами, рэкет коммерческих палаток и проституток. Постепенно чеченцы укрепили свои позиции и в сфере наркобизнеса, потеснив традиционно контролирующих его азербайджанцев.
Многие московские чеченцы воевали на стороне сепаратистов. Так, в боях на подступах к Грозному был ранен в бедро Хожи (Хож-Ахмед Нухаев), проходивший после этого курс лечения в одной из престижных клиник Австрии.
Деятельность чеченцев на территории России рассматривалась как способ пополнения казны республики Ичкерия. Многочисленные банки, контролируемые в Москве чеченской диаспорой, фактически работают на войну против России. Согласно информации, поступающей их силовых структур, чеченская группировка не смогла бы проводить крупные финансовые аферы без содействия высокопоставленных российских граждан и воинских чинов. Есть сведения, что миллиарды рублей, полученные в свое время преступниками по фальшивым авизо, ушли не в Чечню, а за границу - на счета российских чиновников и бизнесменов. Самим преступникам досталось 8-10% комиссионных».

Как мухи… на нефть

В начале 1997 года Березовский, заполучив должность заместителя секретаря Совета безопасности, всерьез взялся за каспийскую нефть, поступающую через Чечню в Новороссийский порт. В претворении этого «бизнес-проекта» ему активно помогали Нухаев, Волошин, назначенный к тому времени помощником главы президентской администрации по экономическим вопросам, и некий Петр Суслов, отставной полковник Службы внешней разведки. (Кстати, спустя четыре года Суслов становится одним из руководителей вышеупомянутого движения «Евразия», проводившего конференцию в «Президент-отеле».)
Деятельность Суслова отслеживала российская контрразведка:
«По оперативной информации, одним из ближайших помощников и приближённых Х.Нухаева является Суслов Пётр Евгеньевич, 1951 г.р., бывший кадровый сотрудник СВР России (до 1995 года). Знакомство Суслова с Х. Нухаевым имеет начало ещё в период его службы в СВР и вероятно связано с выполнением оперативных задач, что в дальнейшем, особенно после увольнения со службы трансформировалось в более тесные личные и деловые отношения. Причём подчинённость в указанной "связке" изменилась в сторону главенства Нухаева.
Суслов П.Е. как бывший сотрудник СВР, имеет широкий круг связей в правоохранительных и государственных силовых структурах в Москве, через которые решает специфические вопросы в личных интересах Нухаева, имеет выход на высокий уровень в руководстве ФСБ России.
Так, известно, что в настоящее время Суслов принимает активное участие в подготовке и реализации "нефтяной" программы Нухаева по перевалке через Новороссийский и Туапсинский порты нефтепродуктов, в том числе ранней каспийской нефти по проекту КТК. В этой связи имеющиеся данные дают основания полагать, что Суслов, находясь в поле зрения ФСБ и используя свои связи в аппарате Центра, пытается использовать оперативно-служебную заинтересованность органов безопасности по "нефтяной" тематике в интересах чеченских сепаратистов в лице "Хожи".
Известно об активных деловых контактах Суслова в Краснодарском крае (Краснодар, Новороссийск, Туапсе, Сочи). Во время его посещений г.Новороссийска отмечены его контакты с местными криминальными авторитетами - ворами в законе "Тамазом" и "Матвеем". В период боевых действий в Чечне и особенно в последующий период Суслов неоднократно и беспрепятственно выезжал в Грозный для решения вопросов Нухаева. В этой же связи неоднократно посещал Багдад, Тегеран, Арабские Эмираты и др. страны Ближневосточного региона».
Весной 1997 года Нухаев и его старый приятель по криминальному бизнесу - польско-чеченский бизнесмен Мансур Яхимчик (имеющий гражданства Чечни, Польши и Великобритании) зарегистрировали в США "Кавказско-американскую торгово-промышленную палату". Группу экспертов "палаты" возглавил... бывший президент Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали. Чуть позже Нухаев и Яхимчик провозгласили и "Транскавказский энергетический консорциум" в составе нескольких американских, британских и польских компаний, а также ряда фирм с Аравийского полуострова.
По данным российской контрразведки, Березовский, Волошин, Нухаев и Суслов, пытаясь создать собственную разветвленную структуру по переправке каспийской нефти на Запад, невольно оказались вовлеченными в стратегические операции английской и турецкой спецслужб. На них собраны обширные компрометирующие досье, связанные с контрактами по доставке нефтепродуктов из Новороссийского и Туапсинского морских портов.
Похоже, глава президентской администрации стал заложником этих махинаций с российской нефтью, и Нухаев ныне попросту использует Волошина, чтобы вновь легализоваться в России хотя бы в качестве главного идеолога «миротворческого процесса» между Москвой и чеченскими сепаратистами.

Обсудите материал в форуме "