Когда из тени "Первого" выйдет РАО "Медиапром"?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::07.06.2006, Фото: "Коммерсант"

Когда из тени "Первого" выйдет РАО "Медиапром"?

Производство наиболее прибыльных программ на метровых каналах монополизировано группировкой продюсеров "Файфман-Земский-Шумаков"

Константин Нежеланный

Converted 24299.jpg

Глава Первого канала Константин Эрнст слева и руководитель Роспечати Михаил Сеславинский

В первой половине 2007 года случился целый ряд событий, намекающих на грядущие изменения в сфере телерадиовещания. Нет никаких оснований сомневаться в том, что эти изменения будут связаны с предстоящими парламентскими и президентскими выборами, с формированием новой структуры власти, в которой Владимир Путин продолжит контролировать политические процессы, но другими средствами и с иной статусной позиции.

Во-первых, одним из ключевых событий стало учреждение объединенной Федеральной службы надзора в сфере массовых коммуникаций, случившееся буквально на следующий день после единого дня региональных и местных выборов 11 марта.

Во-вторых, после достаточно громкого и скандального ареста одного из деятелей полутеневого околотелевизионного бизнеса в апреле последовала серия аналитических публикаций, аналогичных по содержанию так называемым «письмам Френкеля». То есть создаются поводы и идеологическая основа для наведения порядка и централизации контроля в телевизионном хозяйстве так же, как в банковской сфере.

Наконец, 30 мая уже в качестве мощной идеологической артподготовки перед решающими политическими действиями состоялось заседание Совета по культуре и искусству при президенте России.

Очень трудно, практически невозможно найти какие-либо контраргументы к мотивам и благим намерениям разработчиков целого пакета документов, представленных ведомством Сеславинского для одобрения не только президенту России, но и самым известным деятелям культуры. Выступления президента и участников были проникнуты заботой о подрастающем поколении, лишенном доступа к ценностям отечественной культуры, вынужденным удовлетворяться импортными суррогатами культуры, не говоря уже о влиянии сцен насилия, эротики, агрессивного потребительства, льющихся на неокрепшие души с телеэкранов в самый что ни на есть прайм-тайм.

Главная мысль, которая проходила красной нитью сквозь все представленные диаграммы, графики и комментарии к ним – неспособность исправить ситуацию в рамках существующей системы управления производством и размещением медиа-контента для телевидения, радио, а также Интернет-ресурсов.

Можно также отметить, что в числе участников и приглашенных были почти все члены совета директоров «Первого канала», а также сам Константин Эрнст и его извечный соперник Олег Добродеев. Однако, по некоторым признакам, из нынешних руководителей телеканалов лишь председатель ВГТРК может быть в курсе подлинных планов реорганизации телевизионного рынка. Поскольку он гораздо больше вовлечен в политику, чем в коммерческие телевизионные проекты.

Судя по материалам, вынесенным на Совет по культуре, основной упор будет сделан на реорганизацию производящего звена медиа-индустрии. При этом в ведении ОАО «Первый канал», ОАО «ТВ Центр», ОАО «НТВ», равно как и ВГТРК останутся только функции вещателя, а также формально – заказчика телепрограмм. При этом закупка медиа-контента будет обусловлена множеством новых правил и ограничений, обусловленных заботой о детях и молодежи, о русском языке, о поддержке культуры и защите общественной морали, не говоря уже о борьбе с экстремизмом.

Хотя формально все независимые производители телевизионной и иной медиа-продукции будут иметь равные права, однако некоторые из них будут явно равнее. Поскольку только поддержка и инвестиции крупнейших российских корпораций позволит телевизионному производству быть прибыльным при всех многочисленных ограничениях. Для этого необходима гораздо большая концентрация капитала, прежде всего технологического оснащения, но также и интеллектуальной собственности, чем это имеет место сейчас в рамках крупнейших телекомпаний.

Поэтому на повестку дня, помимо уже давно объявленного перехода на «цифровое» вещание, выходит создание еще одной супермонополии, производящей уже не газ или нефть, а всевозможные шоу, телесериалы, кинопродукцию и другие виды «электронных грез» для всей России и СНГ, а в перспективе и для мирового рынка. Не факт, что по примеру «Газпрома» эта корпорация будет называться РАО «Медиапром». Может быть, ее поначалу назовут как-нибудь совсем скромно и культурно, вроде ООО «Отечественные электронные записки» или ЗАО «Современник-Плюс». Но главное – не название, а суть.

Одной из важнейших предпосылок для создания медиа-производящей мега-корпорации является существующее положение дел на главных метровых каналах. Дело в том, что производство наиболее прибыльных программ уже де факто монополизировано группой продюсеров, действующих за спиной руководителей каналов, как минимум, «Первого» и «НТВ».

Впрочем, как и мужья об изменах жен, первые руководители всегда узнают о таких вещах последними.

В профессиональном бизнес-сообществе «Останкина» разве что Эрнст и Кулистиков остаются не в курсе существования устойчивой коммерческой группировки «Файфман-Земский-Шумаков», объединяющей сферу производства на трех или даже четырех метровых каналах. Одним из явных для всех телезрителей результатов закулисного сотрудничества стало параллельное продюсирование не только двух ледовых шоу на «Первом» и на «России» осенью прошлого года, но и других спортивных программ для всех! остальных каналов, плюс еще и художественный сериал на втором канале.

Причем ледовое шоу на «России» было явно вторичным по идее, но производилось теми же продюсерскими силами, что и на «Первом». Вряд ли Эрнст допустил такое, если бы действительно полностью контролировал управление каналом.

В принципе, современную систему управления производством медиа-контента можно было бы выстроить и на базе «Первого канала». Для чего следовало бы полностью перевести производство на аутсорсинг, контролируя через закупки и конкурсы только качество и его соотношение с ценой. Однако это был бы недостаточный для мега-корпорации масштаб, который в России можно достичь лишь на базе, как минимум, четырех метровых каналов плюс несколько десятков спутниковых и кабельных каналов-саттелитов. Поэтому Файфман и компания применяют весьма грамотную стратегию сдерживания развития «Первого» и формирования в его тени частной производящей медиа-корпорации.

Выбранной стратегии вполне соответствует тактика выстраивания бизнеса, ведения довольно сложной интриги в кулуарах «Первого» и других телеканалов. Видимо, не случайно для собственной продюсерской кампании Файфман выбрал название «Фигаро». Можно применить и другую метафору, если сравнить огромный бизнес «Первого канала» с океанским лайнером, набирающим ход. Особенно с учетом вхождения всех телеканалов в тревожную предвыборную зону, с ее подводными течениями и айсбергами.

В этих условиях главный механик, не надеясь на опыт или благоразумие капитана корабля, срочно выстраивает альтернативную систему управления.

Кроме того, о неизбежности перемен, как минимум, на «Первом канале» говорит явная путаница руководящих ролей. Фактически продюсированием наиболее рейтинговых программ занимается лично гендиректор Эрнст, вкладывая в продукт все личные и корпоративные ресурсы. В то же время, в кулуарах телестудий «Останкино», во время съемок общественно-политических программ можно чаще видеть генпродюсера Файфмана, налаживающего отношения с политиками или лидерами крупного бизнеса. То есть исполняющего лоббистские и представительские функции руководителя телевизионной корпорации.

Единственный весомый политический козырь Эрнста в этой ситуации – прекрасные личные отношения с президентом. По всей видимости, именно поэтому было решено не устраивать кадровый переворот на «Первом», а организовать стратегический обходной маневр – фактически обесценить роль дирекций метровых каналов, сосредоточив все влияние в создаваемой мега-корпорации.

В принципе, можно только порадоваться за наше телевидение, где есть не только крупные продюсеры телевизионных шоу как Эрнст и настоящие профессионалы информационно-политического вещания как Добродеев. Всем нам будет только интереснее, если в результате усилий и интриг влиятельных и техничных телевизионных бизнесменов, как Файфман и его партнеры, будет создан медиа-производитель мирового уровня, на равных конкурирующий с Би-Би-Си или корпорацией Руперта Мердока.