Когда речь идет о больших деньгах, слово президента не закон

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как МДМ-групп Ковдорский ГОК по дешевке покупала

Оригинал этого материала
© "Московские новости", origindate::12.06.2001

Очень специальный аукцион

Евгения Квитко, Людмила Телень

Когда речь идет о больших деньгах, слово президента не закон. Владимир Путин вмешался в приватизацию Ковдорского ГОКа, но не сумел помешать чиновникам из правительства продать госпакет компании, оцененный в 100 млн. долларов за 20.

Через две недели состоится дешевая распродажа акций уникального горно-обогатительного комбината на Кольском полуострове

Все оставленное на черный день однажды падает в цене или вообще пропадает. Так происходит сегодня с теми считанными предприятиями, в которых у государства еще остались пакеты акций. На доходы от их продажи правительство строит планы - от расплаты по внешним долгам до проведения доллароемких реформ. А получает в итоге - смешные копейки.

На 25 июня назначена крупнейшая приватизационная сделка 2001 года - спецаукцион по продаже государственного пакета акций Ковдорского горно-обогатительного комбината (ГОК) в Мурманской области. Точнее, "крупнейшим" этот аукцион имел шансы стать - при правильном распоряжении федеральным и муниципальным пакетами акций - несколько месяцев назад. Теперь же, благодаря тому, что муниципальный пакет не очень прямыми и "чистыми" путями ушел в руки одной из заинтересованных структур, спецаукцион лишился смысла: вместо возможных 100 млн. долларов (оценка независимых экспертов) государство получит вряд ли более 20.

Трудная судьба ковдорских акций

Уже на стадии первичной приватизации Ковдорского ГОКа в 1993 году его акциям был предначертан замысловатый путь. Московский банк "Еврокосмос" приобрел 11 процентов акций за ваучеры, но потом эта сделка была оспорена. Аукцион по ковдорским акциям проводился почему-то тульским комитетом по приватизации. Затем на инвестиционном конкурсе "Еврокосмос" купил еще 13,8 процента акций, но условий не выполнил. Зато сумел собрать контрольный пакет более 50 процентов путем докупки акций у работников ГОКа - около 30 процентов.

Что "Еврокосмос" собирался делать с этим пакетом, неизвестно. Тем не менее банк получил статус "придворного" у Мурманской областной администрации и на этом заработал. Но в 1996 году выборы выиграл новый губернатор - Юрий Евдокимов. Проверка мурманских операций "Еврокосмоса" областными силовиками привела к тому, что 24,8 процента акций банку пришлось вернуть в Российский фонд федерального имущества (РФФИ) из-за невыполнения инвестиционных условий. А его руководитель Наталья Лазарева оказалась в следственном изоляторе (обвинение в хищении бюджетных средств области на сумму почти 100 млн. руб.).

По некоторым данным, за Лазареву хлопотал Владимир Жириновский - впоследствии она баллотировалась в Государственную думу, но неудачно. Однако на свободу Лазарева вышла не раньше, чем "Еврокосмос" подписал с администрацией области мировое соглашение о возврате всех акций Ковдорского ГОКа, которое было утверждено в Арбитражном суде Москвы. В счет денег, похищенных у Мурманска, "Еврокосмос" возвратил ему 21 процент акций Ковдорского ГОКа. Их пришлось для этого собрать в ряде "ЗАО" и "ООО", куда "Еврокосмос" успел попрятать акции в преддверии своего затопления. Вот с этими-то никому не известными фирмами администрация Мурманской области и подписала одобренные судом договоры о выкупе акций за символическую цену, чтобы обеспечить их возврат. Надо думать, уже очень скоро областное руководство прокляло тот день (кстати, 1 апреля 1997 года), когда заключило эту путаную сделку.

Лакомый кусок

К этому моменту Ковдорский ГОК был практически банкротом. При новых хозяевах два года ушло на то, чтобы наладить хозяйственные связи и вывести комбинат на 30 млн. долларов прибыли в год. Разглядев такую "конфетку" на далеком Кольском полуострове (ГОК добывает как железную руду, так и апатит для фосфорных удобрений и бадделеитовый концентрат, применяемый в ядерной энергетике и ракетостроении. - См. также досье), различные московские структуры стали прицениваться к ГОКу. В 1999 году МГИ пыталось провести идею концерна "Минеральные ресурсы" с участием государства, Ковдорского ГОКа и новгородской компании "Акрон" (последние две компании конкурируют между собой, поэтому идея концерна была не вполне понятной). Свой интерес к Ковдору проявлял и Минатом в лице ОАО "ТВЭЛ", но эти проекты развалились.

Однако РФФИ так или иначе был настроен продать федеральный пакет. Мурманчане нервничали: если федеральные 24,8 процента "уйдут", то их 21,1 процента резко упадут в цене. Региональная власть предлагала закрепить оба пакета в собственности государства на несколько лет. Между Москвой и Мурманском шли на эту тему полуофициальные переговоры. Однако в это время 20 процентов акций неожиданно оказались в собственности некой иностранной компании. "Ее представители стали появляться в Ковдоре и влиять на ситуацию, - пояснил мне первый вице-губернатор Александр Селин. - По результатам голосования на одном из заседаний совета директоров ГОКа мы поняли, что иностранцы и федералы играют на одну руку". В общем, что-то непонятное для региона происходило за его спиной. И вдруг все прояснилось.

Контроль над иностранным пакетом взяла московская группа "МДМ" (ядро группы - "МДМ-банк" с главой Александром Мамутом). Летом 2000 года она объявила, что владеет 36 процентами ГОКа. Без участия представителей региональной администрации на совете директоров поменяли гендиректора. Областное руководство испугалось всерьез. В сентябре 2000-го губернатор Евдокимов подписал постановление о продаже акций на аукционе. "На нас сильно давили, чтобы мы продали все без аукциона", - сказал Селин.

Кто давил? На своей пресс-конференции того времени Евдокимов назвал 5 структур, проявлявших интерес к акциям Ковдорского ГОКа: "Норникель", "МДМ-банк", банк "Таврический", "Роспром", "Северсталь". По оценкам экспертов, единственным, кто, кроме "МДМ", мог всерьез думать о покупке областного пакета, был "Норникель". По сведениям из Мурманска, эта структура до последнего времени "контролировала" всю политику и экономику области, именно "Норникель" привел Евдокимова год назад к победе на выборах (87 процентов голосов), и он вовсе не был заинтересован, чтобы в регионе появился другой крупный собственник.

Вряд ли в качестве серьезного игрока мог выступать банк "Таврический", хотя вице-президент банка Николай Аксененко (племянник главы МПС) одно время проявлял интерес к созданию апатитового холдинга, куда должен был войти и Ковдор. Но "Таврический" продал свои акции "МДМ-банку". Устранена была и "Северсталь" (она владеет сегодня 12 процентами акций и закупает 20 процентов продукции ГОКа). "Северсталь" не справилась с размахом "МДМ-банка", последовательно скупавшего акции.

Суд скорый и... странный

Как только стало известно, что Мурманская область собирается продать акции, в начале сентября 2000 года в Хамовнический суд г. Москвы поступил иск от двух собственников московского ООО "Простор", владеющих 100 процентами его капитала, к... ООО "Простор". Некто Грязнов и Смольский (последний купил свою долю в ООО накануне подачи заявления) настаивали на возвращении в "Простор" (по данным регистрации, торгует мясными продуктами) 1 466 203 акций Ковдорского ГОКа на том основании, что директор ООО в 1997 году якобы не поставил собственников в известность об их продаже администрации Мурманской области за 41 тысячу 200 рублей.

Это судебное дело (а еще один такой же "близнец", хотя и с другими участниками хранится в архиве Арбитражного суда Москвы) изобилует странностями. Во-первых, реальным ответчиком, к которому было обращено требование о возврате акций, должна была стать администрация Мурманской области, а вовсе не ООО "Простор", на 100 процентов принадлежащее истцам. Но по такой (нормальной) логике дело должно было слушаться в Мурманске, что, видимо, не устраивало истцов. В рамках же искусственной конструкции, тем не менее принятой к рассмотрению судьей Сероштановой Е.В., мурманчане были вынуждены, наоборот, ездить в Москву. Они, в частности, требовали допросить в качестве свидетеля представителя администрации, который в 1997 году лично обговаривал эту сделку не только с директором "Простора", но и с одним из истцов, заявляющим теперь о своем неведении. Но в удовлетворении этого, как и других ходатайств, мурманчанам было отказано.

Вряд ли стоит описывать все перипетии этого "виртуального" процесса, поскольку цель его, по-видимому, была одна и она была достигнута уже на стадии принятия искового заявления: в сентябре 2000 года на пакет акций Ковдорского ГОКа, находящийся в Мурманске, был наложен арест, юридически лишивший область возможности его продать. Забавно, что после ожесточенных судебных схваток осенью и зимой в начале апреля 2001 года истцы и ответчики снова сошлись в суде и "вдруг" мирно договорились о том, что никто из них не возражает против снятия ареста. И хотя дело осталось так и не рассмотренным по существу (состоявшееся решение в пользу истцов отменено Мосгорсудом), теперь дальнейшее рассмотрение не имеет никакого значения.

Ознакомившись с материалами дела в суде, мы вычислили телефоны одного из истцов - Михаила Грязнова, чтобы узнать, кто такой второй истец - Смольский, появившийся в "Просторе" в августе 2000 года. Может, этот Смольский как-нибудь связан с "МДМ-банком", а может, и с "Норильским никелем" - кто знает? Наши попытки расспросить об этом Грязнова не встретили понимания. Поэтому единственный вывод, который мы можем сделать и сами, таков: в 1997 году администрации Мурманской области следовало тщательнее прописывать мировое соглашение с "Еврокосмосом", не вступая ни в какие отношения с подставными "ЗАО" и "ООО", куда "Еврокосмос" попрятал акции Ковдорского ГОКа. Последствия такой юридической небрежности стоили бюджету не одного десятка миллионов долларов.

Слово и дело государево

Связанная в Москве определением Хамовнического суда, мурманская администрация решила действовать неформально. Губернатор Евдокимов пошел на прием к президенту Путину и рассказал историю от начала до конца. Суть его предложений сводилась к необходимости на какое-то время закрепить в государственной собственности как федеральный, так и областной пакеты акций Ковдорского ГОКа, в сумме составляющие около 46 процентов, чтобы сохранить государственный контроль над комбинатом и не позволить ни одной из частных структур захватить контрольный пакет.

29 сентября 2000 года Владимир Путин на справке, представленной ему для разговора с Евдокимовым, наложил резолюцию в адрес министра государственного имущества Фарита Газизуллина: "Прошу проработать и предложить решение с учетом интересов государства и региона". Вернувшись из Кремля в Мурманск, Евдокимов отменил продажу муниципального пакета и издал распоряжение о его закреплении в собственности области. Ожидая таких же действий на федеральном уровне, мурманчане подготовили проект соответствующего постановления правительства. Однако этот проект начал вязнуть в согласованиях с МГИ и РФФИ.

В ноябре вице-губернатор Александр Селин пожаловался полномочному представителю президента в Северо-Западном федеральном округе Виктору Черкесову: "Блокироваться в интересах государства с нашим пакетом РФФИ не считает целесообразным. Более того, они уверены, что мы проиграем все судебные разбирательства и потеряем пакет (странная уверенность)". Черкесов, судя по известной нам переписке, тоже включился в дело и обратился за помощью к Михаилу Касьянову. Все-таки речь не только о руде и удобрениях, но и о стратегическом сырье. Да и Путин обещал... Однако 20 февраля 2001 года МГИ выносит распоряжение "О внесении изменений в План приватизации Ковдорского горно-обогатительного комбината": 24,8 процента акций ГОКа подлежит продаже на спецаукционе.

В частной беседе с несколькими мурманскими журналистами главный федеральный инспектор в Мурманской области Владимир Лосев объяснил происшедшее грубовато: "Не все решается здесь, в Мурманске, или даже в Кремле. Что-то решается в бане...". Он пояснил, что Александр Мамут мог повлиять на РФФИ вне зависимости от того, какие договоренности были между Путиным, Евдокимовым и правительством РФ.

Спасайся, кто может

Трудно судить администрацию Мурманской области в ее дальнейших действиях. Евдокимов, по существу, был поставлен перед фактом: его "кинули", план закрепления пакетов в госсобственности провален, о совместной продаже двух пакетов, сулившей большие деньги как РФФИ, так и областному бюджету, теперь тоже не может быть и речи. Более того, мурманский пакет (21,1 процента акций) обесценен самим фактом объявления аукциона.

26 марта губернатор Евдокимов распорядился снять закрепление акций в госсобственности Мурманской области и увеличить за счет них уставные фонды двух предприятий: "ТЭКОС" и "Кандалакшская теплосеть". Повод - плачевное финансовое состояние этих предприятий, обеспечивающих Заполярье теплом. Как только акции (в то время формально еще находившиеся под арестом по определению Хамовнического суда) были переведены на счета предприятий, они были перепроданы дальше. Кому - первый вице-губернатор Александр Селин и руководитель областного комитета по управлению госимуществом Татьяна Мельниченко "не знают". Мы сидим втроем в кабинете Селина, и мне говорят: "Кому они продали и продали ли вообще, нам неизвестно".

На следующий день разговариваю с руководителем унитарного предприятия "Кандалакшская теплосеть" Владимиром Воронцовым: "Как только мы получили акции, мы сразу их с разрешения КУГИ продали. У "ТЭКОСа" и у нас был один и тот же покупатель - ООО "Новое время" из Смоленска. Оформляли все в областной администрации, так что все документы, кроме договора купли-продажи, хранятся у них. Мы продавали в конце марта - тогда акции были еще под арестом. Но покупателя это устроило - он расплатился, правда, не деньгами, а денежными векселями "МДМ-банка". Руководитель "ТЭКОС" Игорь Сабуров ничего не добавил к пониманию происшедшего. Едва я по телефону сообщила о цели звонка и предложила встретиться, он закричал (правда, закричал): "Я не буду разговаривать на эту тему. Обратитесь в КУГИ, они знают, для чего (так и было интонационно выделено) передавались акции от области "ТЭКОСу". И бросил трубку.

В Москве все произошло так, как, видимо, и рассчитывал таинственный смоленский покупатель с векселями "МДМ-банка": через несколько дней арест на акции ГОКа (чего полгода безуспешно добивалась администрация Мурманской области) был снят. И это заставляет экспертов сделать предположение, что группа "МДМ" сконцентрировала у себя в руках не 36 процентов акций, о чем она заявляет официально, а более 50.

Можно предположить (далее "МН" излагают, разумеется, собственную версию), что "МДМ" как опытный игрок готовил одновременно две блестящие комбинации. Первая - спецаукцион, выгодный тому крупному собственнику, который уже почти скопил контрольный пакет и хочет докупить "немножко акций". Вторая комбинация - арест мурманского пакета в суде с последующей его недорогой покупкой (теперь суд в качестве "инструмента" конкурентной борьбы - нормальное явление). Поскольку реализовался второй вариант, спецаукцион, по сути, уже лишен смысла: при наличии контрольного пакета у одного из участников для других участников аукциона в нем тоже нет ничего привлекательного. "Северсталь", в частности, отвечая на наш вопрос, заявила, что вовсе не собирается участвовать в нем. Какая-нибудь фирма от "МДМ" сходит и засветится "для приличия".

С точки зрения бизнеса, все сделано классно. Есть два "но": и решения Хамовнического суда об аресте одного пакета акций, и решения Минимущества о продаже другого пакета, принятого фактически вразрез с указаниями Владимира Путина, вряд ли можно было добиться без использования каких-то специальных средств. Ведь результатом "экономии" группы "МДМ" стало то, что федеральный и мурманский бюджеты не получили несколько десятков миллионов долларов. [...]

Досье "МН"

ОАО "КОВДОРСКИЙ ГОРНО-ОБОГАТИТЕЛЬНЫЙ КОМБИНАТ" (Мурманская область, г. Ковдор, расположен в 20 км от финской границы и в 300 - от Мурманска). Входит в число 200 крупнейших российских предприятий. В последние годы ежегодная прибыль - более 900 млн. рублей. Производит концентраты: железорудный (перерабатывается в чугун и сталь), апатитовый (используется в металлургии и производстве фосфорсодержащих минудобрений), бадделеитовый (содержит цирконий и используется в изготовлении огнеупоров, в ракетостроении и ядерной энергетике).

ГОК располагает одним из двух в мире коммерческих месторождений бадделеита (второе - в ЮАР). До 1990 года бадделеитовый концентрат не экспортировался из России, а в последние годы вывозится около 90 проц. от выпуска (в 1999-м - 96,5 проц.). Основные покупатели - Норвегия и Япония, вскоре планируется выход на рынки Европы и США. У ГОКа, считают эксперты, хорошие конкурентные перспективы: в ЮАР глубина карьера достигла уже 700 метров, производство становится нерентабельным и, видимо, приостановится. В Ковдорском ГОКе, по разным оценкам, запасов руды хватит для открытой разработки до 2025 - 2030 гг. (возможно, до 2050 г.), глубина карьера - 300 метров. В ближайшие годы ГОК может стать уникальным в мире. В последние годы увеличился и экспорт апатитового концентрата: с 1995 года он ежегодно превышает половину всего выпуска. Помимо компании "Апатит" у ГОКа в России конкурентов нет.

На предприятии работает около 6 тыс. человек. В 1998 - 2000 гг. оно занимало 4-е место по платежам в бюджет Мурманской области.

***

Оригинал этого материала
© "Московские новости", origindate::10.06.2001

Стратегическая дешевка

Акции уникального горно-обогатительного комбината проданы на аукционе-блефе, а имена покупателей держатся в тайне

Евгения Квитко

В статье "Очень специальный аукцион" ("МН" № 24, 12 - 18 июня) мы писали: "Когда речь идет о больших деньгах, слово президента не закон. Владимир Путин вмешался в приватизацию Ковдорского ГОКа, но не сумел помешать чиновникам из правительства продать госпакет компании, оцененный в 100 млн. долларов, за 20". Теперь, когда аукцион уже состоялся и объявлены результаты, можно сказать, что ошиблись мы в том своем прогнозе только в одной цифре. Недооценили игроков. Им удалось "спустить" государственный пакет акций даже не за 20, а менее чем за 17 млн. долларов. То есть в госбюджет от этой приватизации поступило более чем в 5 раз меньше, чем было возможно, судя по независимой оценке.

Суть коллизии (подробно она изложена в N 24) такая: мурманская администрация еле-еле вытащила у коммерческого банка через суд два пакета - федеральный и региональный - акций Ковдорского ГОКа. Затем губернатор области Юрий Евдокимов предложил Владимиру Путину при личной встрече объединить эти пакеты. Получив тем самым в сумме более 46 проц. акций, Евдокимов имел в виду потом продать все вместе и выручить для федерального и регионального бюджетов крупную сумму. Путин пообещал и дал задание министру госимущества Фариту Газизуллину. Дальше началась бесконечная разработка документов, но дело не сдвигалось с мертвой точки. Тогда появились устойчивые слухи, что Минимущество и Российский фонд федерального имущества (РФФИ) специально мешают соединению пакетов. В Мурманске еще не могли в это поверить. Как? Ведь сам президент лично пообещал и поставил визу. Но слухи оправдались.

25 июня РФФИ провел спецаукцион по продаже только государственного пакета (24 проц.) и получил за него в общем-то копейки в масштабах Ковдорского комбината - стратегического для России и практически единственного в мире по некоторым видам сырья (второе месторождение в мире - африканское - иссякает). За пару месяцев до этого, едва услышав об объявленном в Москве аукционе, мурманская администрация тут же распродала свой пакет акций. Пакет уже, понятно, был практически обесценен и продан дешево. В общем, идея аккумулировать акции, чтобы получить хорошую приватизационную прибыль в бюджеты, провалилась.

Почему РФФИ так поступил? По некоторым данным, подтолкнула его к этому МДМ-группа. Приобретя не так давно свои первые акции Ковдорского ГОКа, она разными способами добилась покупки недостающих до контрольного (а сейчас и более его) пакета и из регионального, и из федерального пакетов. В том, что именно МДМ-группа купила через подставных лиц почти весь региональный пакет, "МН" доказали в своем опубликованном расследовании. Кто купил сейчас федеральный пакет, держится в тайне. РФФИ лишь предоставил официальные данные: "Общая стоимость проданных акций составила 492 млн. 338 тыс. рублей. Удовлетворены все 12 поступивших заявок, в том числе 9 - от юридических лиц и 3 - от физических лиц".

По данным наших источников в Мурманске и Москве, часть акций через доверенных лиц снова купила МДМ-группа. Но узнать об этом официально нам не удалось. В РФФИ отказались сообщить имена победителей аукциона. Правда, предложили узнать это у реестродержателя ГОКа. Два дня корреспондент "МН" пытался установить, кто же этот реестродержатель. Наконец, в РФФИ рассекретили его имя - мурманская компания "Энергорегистратор". И продиктовали два телефона. По обоим автомат тут же ответил: "Набранный вами номер не существует".

Собственно, если бы и существовал, то подняли бы трубку другие. Вице-губернатор Мурманской области Александр Селин объяснил нам, что когда-то реестродержатель находился в Мурманске. Потом, как только начались судебные процессы по поводу акций ГОКа и неприятности между его новым руководством (МДМ-группой) и обладминистрацией, реестродержатель "переехал" в Москву, затем в Иркутск. А дальше потерялся.

На том история и закончилась. Селин сегодня говорит так: "ГОК контролируется МДМ-группой. Поэтому глупо воевать нам с реальными владельцами комбината, будем искать общий язык". Подход региональной власти разумный и прагматичный. А денег жалко... По двум причинам. Во-первых, распотрошив пакеты, государство сознательно отдало коммерческой компании крупное предприятие за копейки. И во-вторых, вся вертикаль власти, объявленная Путиным, на поверку оказывается обычной бюрократической кормушкой.

От редакции:

Мы, видимо, не будем больше возвращаться к Ковдорскому ГОКу: если чиновники Госкомимущества и РФФИ запросто переигрывают и президента страны, и губернатора, то что может сделать газета?

Но все-таки хотелось бы выяснить у руководителей Счетной палаты Сергея Степашина и Контрольного управления Администрации президента Евгения Лисова: как вы думаете, сколько стоит в Госкомимуществе проигнорировать распоряжение президента? Возможно, группе МДМ, в силу близости к власти, был сделан какой-то дискаунт?

Еще хотим дать совет премьеру Касьянову. Вы, уважаемый Михаил Михайлович, когда на заседаниях правительства говорите о наполняемости бюджета, о зарплатах учителей и офицеров, о пенсиях, постарайтесь смотреть в глаза Фариту Газизуллину из Госкомимущества и Владимиру Малину от секретной организации РФФИ. Может быть, им станет неудобно и они, вспомнив о продаже Ковдора, помогут бюджету из личных сбережений.

Одним словом, наши поздравления МДМ-группе: если даже предположить, что миллиона три господа раздали на взятки и прочий PR, то купить стоящее 100 миллионов за 20 - это удача.