Кого защищают "зеленые"?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::28.11.2007

Кого защищают "зеленые"?

Россия уже много раз сталкивалась с тем, когда деятельность экологических организаций шла вразрез с национальными интересами страны

Александр Перов , эксперт «Фонда эффективного лесопользования», 395@rambler.ru

Экология становится религией XXI века

Умение настойчиво добиваться своих целей, причем целей благих для общества, привело к тому, что экологические организации на Западе постепенно приобрели большой авторитет и влияние. Их деятельность превратилась в уникальный, доселе человечеству неизвестный, культурный феномен политической и экономической жизни конца XX-начала XXI века. В результате, экология, кардинально изменив психологию и мироощущение западного общества, фактически, превратилась в его новую религию со своей системой ценностью и установок.

Параллельно, в течение несколько десятков лет с момента своего создания, экологические движения также претерпели значительные изменения. Первоначальные группы разрозненных энтузиастов–романтиков, бескорыстно боровшиеся «за зеленый мир во всем мире», стали неотъемлемым институтом современного западного общественно-политического устройства. Экологи становятся частью властного истеблишмента, организуя политические партии, входя в правительства и в парламенты различных стран. Экологическая проблематика все плотнее начинает затрагивать и сферу национальной безопасности. В США, к примеру, «зеленые» организации находятся под строгим контролем. Но, при этом, сами Штаты охотно финансируют природоохранную деятельность за рубежом.

При этом природоохранной проблематике все теснее оставаться в национальных рамках. Хотим мы этого, или нет, но экология превратилась в козырную карту в глобальной геополитической борьбе за влияние в современном мире. Более того, деятельность природоохранных организаций, зачастую, волей или неволей служит эффективным инструментом давления развитых западных государств на остальные страны.

Рост влияния экологов - новая политико-экономическая реальность

Мировая политика и экономика столкнулись с новой реальностью, где тон задает экология. И с этим вынуждены считаться власти и бизнес. Проблемы экологии затрагивают всех и каждого, а экологические организации в современном мире становятся все более влиятельной силой. Россия также не должна оставаться в стороне от этих глобальных трендов. В том числе, это касается законодательной базы, деловой репутации, формальных и неформальных «правил игры» в бизнесе, механизмов лоббизма и т.д. И государственным органам, и обществу, и участникам рынка необходимо быть готовым к той новой политико-экономической реальности, которую создают экологические вызовы XXI века.

Однако, со своей стороны, экологические организации должны осознавать ответственность перед обществом за результаты своей работы. Более того, нельзя, чтобы деятельность экологов компрометировало саму идею экологического движения. В частности, в нашей стране, одновременно с постепенным ростом влияния «зеленых» на политическую и экономическую сферу, все громче слышатся мнения о том, что за многими их шумными акциями на самом деле стоит чья-то конкретная коммерческая выгода или политический интерес.

Ни в коем случае не стоит преуменьшать экологические проблемы, с которыми столкнулось человечество. Ни в коем случае не следует отмахиваться от тех глобальных вызовов, которые вызваны проблемы загрязнения окружающей среды. Но, вместе, с тем, необходимо признать, что экологическая проблематика, к сожалению, зачастую становится средством решения задач, далеких от экологии.

Экологи, бизнес и государство: сотрудничество или конфликт

Россия уже много раз сталкивалась с тем, когда деятельность экологических организаций шла вразрез с национальными интересами страны. Из наиболее заметных примеров подобного рода, можно вспомнить акции протеста в 2006 году, организованными рядом «зеленых» организаций во главе с российским отделением Greenpeace, в связи с выдвижением города Сочи в качестве кандидата на проведение зимней Олимпиады-2014. Протесты против строительства олимпийских объектов резко снижали в то время шансы российской олимпийской заявки на победу в МОК. Заявочному комитету Олимпиады в Сочи пришлось обращаться в правительство России, МИД, МВД и ФСБ за помощью для урегулирования конфликта с экологами.

Конечно, есть позитивные примеры вмешательства экологов. В частности, можно вспомнить ситуацию с изменением маршрута нефтепровода «Восточная Сибирь - Тихий океан», когда экспертам удалось «достучаться» до главы государства и защитить озеро Байкал.

Но иногда экологические организации, как правило, региональные, чересчур рьяно защищают «интересы природы», вместо того, чтобы пытаться объективно разобраться в ситуации. Дискуссия, развернувшаяся вокруг строительства газопровода «Алтай», – яркое тому свидетельство. Местные отделения WWF и Greenpeace так активно протестуют против этого проекта, обвиняя Газпром во всех смертных грехах, что закрадывается сомнение – а так ли уж чисты и бескорыстны их побуждения и не стоят ли за ними интересы конкретных политических групп? Странно, но к тому, что практически все котельные Алтая и Алтайского края работают на угле, при сжигании которого в атмосферу попадают огромные объемы сернистого газа (не очень-то полезные для окружающей среды и здоровья людей), местные экологи относятся вполне нормально. Не заботит их и тот факт, что на Алтае ежегодно вырубается до 300 тысяч кубометров леса, а приход природного газа сможет значительно улучшить экологическую обстановку в регионе.

Можно смириться с тем, что для региональных экологов не важны национальные интересы страны («Алтай» - важнейший проект с геополитической точки зрения), при условии, что они действительно защищают природу. Но, если во главу угла ставятся чьи-то политические интересы, а неискушенная общественность и головные организации (те же WWF и Greenpeace) вводятся в заблуждение разнообразными «страшилками», имеющих весьма отдаленное отношение к реальности, это уже неприкрытый лоббизм и провокация.

Экологи протестуют против того, что газопровод пройдет через плато Укок. Однако, он затронет узкую полосу плоскогорья, где разрешена хозяйственная деятельность. Что уже подтвердили краеведы и ученные. Альтернативы направлению строительства этого важнейшего для России газопровода нет и это опять же не прихоть газовой корпорации. Поэтому, вместо огульной критики, хотелось бы, чтобы экологи заняли здесь более конструктивную позицию. Плохо, когда главный принцип критики заключается в следующем: все, что не делается – все плохо, а будет еще хуже! Наиболее разумный вариант, который бы устроил всех и в наибольшей степени соответствовал бы целям сохранения природы – налаживание продуктивного сотрудничества экологов, «Газпрома» и региональных властей в части организации совместной работы по сохранению природы Алтая. К примеру, это могло бы стать создание общественного органа, который бы отслеживал экологическую ситуацию в Республике и помогал бы газовой корпорации принимать решения в природоохранной сфере. Такой опыт в последствии может послужить созданию некого универсального механизма взаимодействия крупнейших экологических организаций с крупными российскими корпорациями.