Кого и зачем контролирует Наркоконтроль?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Газета "Дело №", origindate::12.04.2007, Фото: "Газета"

Кого и зачем контролирует Наркоконтроль?

Руководители «Софэкса» использовали противозаконные методы… Это – доказанный факт

Ольга Питиримова

Converted 23937.jpg

Депутат ГД Владимир Рыжков поддерживает обвиняемых в их сомнительных способах защиты

Столичные предприниматели – «химики», попавшие под уголовную статью за незаконную торговлю медицинским эфиром, обвиняют Московское Управление ФСКН в профессиональной несостоятельности и вымогательстве денег.

В последние время со страниц печатных и электронных СМИ не сходит название торгово-закупочной компании «Софэкс», а также имена ее руководителей – генерального директора Алексея Процкого и коммерческого директора Яны Яковлевой. Напомним, что в 2005 году эти люди попали в поле зрения Московского управления наркоконтроля, обвинившего их в незаконной торговле медицинским эфиром. Для осуществления сделок с этим веществом требуется специальная лицензия на фармацевтическую деятельность, коей «Софэкс» не располагал. Казалось бы, весь сыр-бор выеденного яйца не стоит – ведь упомянутой лицензии у коммерсантов действительно не имелось. Так какие же могут быть у фигурантов дела претензии к оперативникам, выполняющим свою прямую работу? Однако защитники «Софэкса» выбрали довольно-таки агрессивную линию обороны, в свою очередь, обвинив ФСКН, ни много, ни мало – в попытке «крышевания» их фирмы…

СКЛОН склонял, но не склонил?

Это утверждение, в числе многих других, звучит на всех митингах и пресс-конференциях, организованных в защиту Яковлевой и Процкого. По версии обвиняемых, возбуждение уголовного дела - ни что иное, как месть ФСКН компании «Софэкс» за неудачную попытку взять фирму под финансовый контроль.

Защитники «пострадавших» предпринимателей пытаются уверить окружающих, что в ФСКН работают люди, которые не способны заниматься этой деятельностью, поскольку некоторые сотрудники пришли в Наркоконтроль из ранее упраздненной налоговой полиции. Ну, какие, мол, из них борцы с наркобаронами? И, наконец, они просто социально опасны! Так, по словам выступавшего на одной из пресс-конференций генерального директора «Софэкса» Алексея Процкого, в течение многих лет его компания работала без специальных лицензий, причем было все нормально. Но – до определенного момента. Летом 2004 года к руководству торгово-закупочной фирмы пришел начальник Службы контроля легального оборота наркотиков (СКЛОН ФСКН по Москве) Иван Елисаветченко в сопровождении своего заместителя. Как рассказал журналистам Процкий, они предложили компании «Софэкс» заниматься торговлей диэтиловым эфиром совместно. Мол, фирма при содействии милицейских чиновников получит все необходимые лицензии и станет монополистом в сфере продажи диэтилового эфира, а взамен должна будет регулярно делиться прибылью. Ну, чем не вымогательство? Кроме того, от предложения сотрудников СКЛОНа, по мнению директора «Софэкса», явно попахивало криминалом… В общем, Процкий со своими коллегами отказались работать на Наркоконтроль и теперь пожинают плоды – расплачиваются собственной свободой, карьерой и нервами.

Адвокат руководителей «Софэкса» Евгений Черноусов в каком-то из своих интервью прессе заметил, что в настоящее время ФСКН ведет служебное расследование в отношении сотрудников, чьи фамилии были названы в качестве вымогателей. Даже, более того, один из этих сотрудников якобы уже уволен из структуры, а второй ожидает решения участи на своем месте. На деле же, оба этих сотрудника продолжают работать, поскольку ни к какому вымогательству они отношения не имеют, никаких дел против них не возбуждено и уж тем более – никто не уволен. Понятно, что в любой сфере деятельности, в том числе, у химиков, адвокатов, и в ФСКН, найдутся люди, не обладающие кристальной честностью, как говорится – в семье не без урода. Возможно и такое – только все эти обвинения для начала нужно доказать. А вот с этим, похоже, у «Софэкс» и их защитников большие проблемы.

«Они с самого начала понимали, что нарушают закон»

Ну что же, позиция «Софэкса» ясна. Однако чтобы составить объективное мнение о данной ситуации, мы обратились в Наркоконтроль с просьбой прокомментировать заявления оппонентов и изложить свою точку зрения на происходящее.

Как считает заместитель начальника Управления ФСКН по Москве генерал-майор полиции Александр Бирин, доводы защитников «Софэкса» и иже с ними не выдерживают никакой критики. Так, по его словам, в начале 2004 года у сотрудников Наркоконтроля появилась информация о действующей в Подмосковье лаборатории по производству синтетических наркотиков. В ходе оперативной разработки факты подтвердились – в одном из частных домов в Ленинском районе Московской области действительно функционировала кустарная лаборатория, где производился метадон, а организовал ее некто Шуликов, почерпнувший необходимые навыки и знания из популярной литературы. При обыске у доморощенного химика нашли кое-какие прекурсоры (вещества, использующиеся в процессе изготовления наркотиков – прим. автора) и несколько емкостей с диэтиловым (медицинским) эфиром.

На допросе Шуликов признался, что приобретал некоторые из изъятых у него химических веществ, в том числе – эфир, в московской компании «Софэкс». Вот так сотрудники ФСКН вышли на упомянутую торгово-закупочную фирму. Простая проверка показала, что у компании, торгующей бытовой и промышленной химией, нет лицензии на оборот медицинского эфира.

По данному факту было возбуждено уголовное дело по ч.3 ст.234 УК РФ (незаконный оборот сильнодействующего вещества с целью сбыта, в крупном размере) – на складах «Софэкса» оперативники обнаружили и изъяли 8,5 тонн диэтилового эфира. Часть его уже была приготовлена к продаже – разлита в стеклянные бутыли с этикетками светло-желтого цвета, на которых виднелась надпись, гласившая, что в емкостях находится «Диэтиловый эфир. Соответствует стандарту РФ. Эфир медицинский».

Позже выяснилось, что в незаконных сделках непосредственное участие принимали Алексей Процкий и Яна Яковлева, которых летом 2006 года, после предъявления им обвинения, суд посчитал необходимым взять под стражу. Помимо ст.234 УК РФ, руководству «Софэкса» также были вменены ст.ст.171 (незаконное предпринимательство) и 174 (легализация денежных средств, полученных незаконным путем) УК РФ. После окончания ознакомления с материалами уголовного дела, по ходатайству депутатов Госдумы Рыжкова и Лебедева, Яковлевой изменили меру пресечения на подписку о невыезде. Позднее суд по тем же основаниям изменил меру пресечения и Процкому.

Все же доводы адвокатов о том, что диэтиловый эфир не есть сильнодействующее лекарственное вещество, а является обычным прекурсором, на оборот которого не нужна лицензия, не имеют под собой никакой почвы. Так, по словам Александра Бирина, следствие располагает доказательствами, что «Софэкс» приобретал у поставщиков и затем перепродавал самый настоящий медицинский, наркозный и наркозно-стабилизированный, эфир. То есть, сильнодействующее лекарственное вещество, работа с которым требует оформления целого пакета разрешительных документов, включающего в себя, в том числе, лицензию на фармацевтическую деятельность от Росздравнадзора, а также лицензии от Ростехнадзора и МЧС. Например, в деле есть показания директора «Медхимпрома» – о том, что «Софэкс» покупал у его предприятия именно медицинский эфир, качество которого подтверждалось специальным сертификатом и товарными накладными. Помимо этого, имеются результаты экспертизы, также говорящие о том, что эфир, закупаемый и продаваемый компанией «Софэкс», является самым настоящим, медицинским – то есть, сильнодействующим лекарственным препаратом.

«Руководители «Софэкса» понимали, что они покупали не только этиловый эфир, а покупали именно эфир медицинский, покупали лекарственное вещество, на оборот которого должна быть лицензия, – рассказывает заместитель начальника Управления ФСКН по Москве. – Они знали – и документами это подтверждается! – о том, что это сильнодействующее вещество. Мы их не обвиняем, например, в незаконном приобретении этилового эфира у французской фирмы. В этом случае Яковлева и Процкий обращались в установленном законом порядке в Минэкономразвития с перечнем документов, которые необходимы для получения лицензии именно на ВВОЗ этилового эфира в Россию. Есть Постановление Правительства РФ № 278, от 6 марта 1996 года, об утверждении номенклатуры наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ, на который устанавливается порядок ввоза в Россию и вывоза из нее. И здесь присутствует этиловый эфир и его разновидности – наркозный и наркозно-стабилизированный. То есть, подавая документы на ввоз конкретно этилового эфира из Франции, они прекрасно понимали, что покупают, прежде всего, сильнодействующее вещество. Так же имеется список ПККН, утвержденный Постоянным комитетом по контролю за наркотиками, согласно которому этиловый эфир, в том числе его разновидности – наркозно и наркозно-стабилизированный – относятся к категории сильнодействующих».

Затем Александр Юрьевич рассказал, что сторона обвиняемых делает упор на якобы «нелигитимность» упомянутых документов. Однако по его словам, список ПККН абсолютно легитимен, поскольку на него ссылаются как в приказах Министерства здравоохранения России, так и в Постановлениях Правительства РФ, касающихся ввоза, вывоза наркотических, сильнодействующих и ядовитых веществ.

Далее, вернемся к экспертизе. По словам Бирина, все заключения, которые есть в деле, представлены в двух аспектах. В обоих случаях, как указано в экспертном документе, «отбор и подготовку проб проводили в соответствии с методическими рекомендациями отбора проб и исследования наркотических средств, утвержденных ПККН Минздрава (протокол 26 от 16 ноября 1993 года)».

Первая часть экспертизы подтверждает, что изучаемое вещество действительно является сильнодействующим. По мнению специалистов, «на основании проведенных исследований можно сделать вывод о том, что жидкость из бутылок является диэтиловым эфиром. Синонимом диэтилового эфира является этиловый эфир, медицинский эфир, эфир для наркоза. Вывод: жидкость из бутылок, изъятых в Московском технологическом центре (один из контрагентов «Софэкса», закупивший у фирмы препарат, впоследствии представленный для исследования - прим. автора), является диэтиловым эфиром, сильнодействующим веществом». Во второй же части экспертизы выяснялось, является ли это вещество лекарственным препаратом. Во время исследования определялась растворимость, температура кипения, наличие летучего остатка, присутствие примесей и альдегидов стабилизатора и другие свойства рассматриваемого образца, позволяющие отнести данный препарат к классу лекарственных веществ.

Вывод был сделан однозначный: жидкость в бутылках является диэтиловым эфиром (синонимы – эфир медицинский, наркозно-стабилизированный) и удовлетворяет требованиям фармакопейной статьи. То есть, для оборота этого вещества, для его покупки, хранения и сбыта была необходима лицензия. В «Софэксе» же не имелось никаких лицензий из требуемых в данном случае – ни на фармацевтическую деятельность, ни от Ростехнадзора и МЧС – о соответствии объектов, где хранился и разливался эфир, требованиям пожаро- и взрывобезопасности. В общем, по словам Александра Бирина, с учетом выводов экспертизы, у следствия не возникло ни малейшего сомнения, что в данном случае речь идет о незаконном обороте не только сильнодействующего, но и лекарственного вещества.

Кроме того, как рассказал генерал-майор полиции, руководители «Софэкса» при этом использовали противозаконные методы – в том числе, так называемые фирмы-однодневки. Эти организации оформлялись на людей, которые незадолго до этого теряли паспорта. Затем «однодневки» от лица компании «Софэкс» приобретали по поддельным документам этиловый эфир у предприятий, имеющих право на его оборот, а впоследствии либо самостоятельно, либо опять же через фирмы-однодневки продавали его контрагентам, причем уже со своими этикетками. Это – доказанный факт, от которого никуда не деться.

Были и еще некоторые «нюансы»: в нескольких случаях эфир, разлитый в бутылки под видом «медицинского» и приготовленный для продажи, по заключению экспертизы «не соответствовал фармакопейным качествам», то есть, был просрочен. В числе покупателей компании «Софэкс» присутствовали фирмы, занимавшиеся изготовлением лекарств. А это значит, что медицинский по определению (и по этикетке), но на деле испорченный, эфир мог послужить для производства лекарственного препарата и впоследствии стать причиной гибели человека.

На вопрос же обозревателя о пресловутом «крышевании», заместитель начальника Московского управления наркоконтроля сразу ответил, что ничего подобного со стороны сотрудников Управления не было. «Это – позиция Яковлевой и Процкого, которую в большинстве случаев озвучивают их адвокаты, – сказал он. – Если такой случай действительно был, то где же заявление в прокуратуру, в Управление собственной безопасности, наконец? Почему они только прилюдно говорят об этих фактах, но не обращаются никуда официально?»

По мнению Бирина, уже это одно свидетельствует о том, что вся история с вымогательством денег сотрудниками Наркоконтроля у компании «Софэкс» является вымышленной. И именно поэтому руководство ФСКН уже готовит иски к фигурантам так называемого «дела химиков» - о защите чести и достоинства своих сотрудников.

От редакции:

В общем, все понятно – одни нападают, другие защищаются… Ситуация стара, как мир, и в этом нет ничего необычного. Кроме, разве что, методов, используемых «пострадавшей» стороной – руководством компании «Софэкс». Получается, что для выгораживания собственных интересов, Алексей Процкий и Яна Яковлева готовы пойти на все – даже на то, чтобы незаслуженно опорочить честь других людей и поставить под удар их дальнейшую карьеру. И в способности убеждать им не откажешь – ведь нужно было суметь безосновательно уговорить людей защищать «Софэкс». Хотя, не исключено, что те пошли на это за «отдельную плату»?

И самое неприятное во всем этом, что обвиняемых поддерживает в их сомнительных способах защиты депутат ГД Владимир Рыжков – человек, которого выбирали мы с вами, в надежде на его моральные принципы, честность и справедливость. Поддерживает, несмотря на явные заблуждения адвокатов и самих обвиняемых, не проверив даже возможности обратного. И даже, как сообщает газета «Газета», прилюдно предлагает ликвидировать или реорганизовать ФСКН по причине неэффективности и коррумпированности этого ведомства. То есть – как абсолютно бесполезную и, более того, вредную структуру. И это говорит народный избранник!

В настоящее время уголовное дело в отношении Яковлевой и Процкого находится в прокуратуре города Москвы – судья вернул его следователям, чтобы те более подробно расписали многочисленные эпизоды. Но вот только, если суд в действительности признает руководство «Софэкса» виновным и при этом не найдет доказательств «крышевания» фирмы сотрудниками Наркоконтроля – как господин Рыжков будет смотреть в глаза своим бывшим и будущим избирателям?