Кодекс фехтовальщика

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::15.09.2006, Фото: "Коммерсант"

Кодекс фехтовальщика

С покупкой «Коммерсанта» Алишер Усманов приравнял шпагу к перу

Ольга Говердовская, Андрей Красавин

Converted 22194.jpgАлишер Усманов едва ли не единственный российский предприниматель начала 1990-х, которому удалось сохранить хорошие отношения практически со всеми бывшими и настоящими партнерами по бизнесу. Он предпочитает «выигрывать понемногу у всех» и не торопится выяснять отношения в открытых схватках. На медиа-рынке, куда он буквально ворвался 30 августа, купив ИД «Коммерсантъ», эти качества считаются весьма полезными.

Восьмого января 2002 года глава нефтегазохимического холдинга «Сибур» Яков Голдовский приехал в офис «Газпрома» на улице Наметкина, чтобы обсудить вопрос о собрании акционеров своей компании. На следующий день должен был решиться вопрос о выкупе дополнительной эмиссии акций «Сибура», акционером которого также являлся газовый монополист. Но встречи с главой «Газпрома» Алексеем Миллером он так и не дождался. Прямо из приемной предправления его [page_11411.htm пригласили в Генпрокуратуру, откуда он был переведен в следственный изолятор Бутырской тюрьмы]. Злоупотребление должностными полномочиями, хищение имущества в особо крупных размерах, отмывание средств – это лишь часть предъявленных бизнесмену обвинений. Суд освободил Голдовского из-под стражи только после того, как он уступил контроль над «Сибуром» и его активами газовой монополии.

Несколькими месяцами раньше один из топ-менеджеров «Газпрома» предложил бизнесмену добровольно уйти из нефтехимического бизнеса. Предприниматель отказался. «Я независимый бизнесмен, и эту компанию создал не для «Газпрома», а для себя и своих детей, почему я должен уходить?» – позднее описывал эти события Голдовский. Почти пять лет он собирал разрозненные активы при поддержке самого «Газпрома» и его бывшего главы Рема Вяхирева.

По иронии судьбы выкупом акций «Сибура» занимался земляк Голдовского, тоже выходец из Узбекистана глава «Газпроминвестхолдинга» Алишер Усманов, ставший партнером монополии при Вяхиреве. «Это тот редкий случай, когда человек из команды Вяхирева не только остался, но и укрепил свои позиции при Алексее Миллере, – комментирует заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Власть воспринимает олигархов как людей, обязанных государству за имеющийся у них бизнес. В отличие от Голдовского Усманов никогда не «качал права», а действовал рационально, поэтому вписался в новую систему отношений в «Газпроме».

«У меня отрицательное отношение к бизнесу, особенно к российскому, – говорил о себе Усманов шесть лет назад в интервью «Ко». – Я хорошо знаю, что у нас в России пересечение с чьими-то интересами чревато отнюдь не бизнесовыми разборками. Именно поэтому сегодня я хотел бы заниматься такими видами бизнеса, в которых пересекаешься сразу со всем бизнес-сообществом. То есть если ты проигрываешь, то проигрываешь всем понемногу, а если выигрываешь, то выигрываешь понемногу у всех».

Первая любовь

Лидер одной из буддийских школ фехтования Хори Кинтаю утверждал, что совершенный фехтовальщик избегает ссор и схваток. Схватка означает убийство, лучше всего оказаться победителем, избежав ее. Похоже, именно этой идеологии придерживается Алишер Усманов. В молодости он был мастером спорта узбекской сборной по фехтованию, а год назад стал президентом Европейской конфедерации фехтования. Кроме того, бизнесмен уже много лет поддерживает российскую сборную по художественной гимнастике. Впрочем, любовь к этому виду спорта неслучайна. Жена Усманова – главный тренер сборной России по художественной гимнастике Ирина Винер также родилась в Ташкенте.

Об Алишере Усманове нельзя сказать, что он вырос в простой советской семье. Будучи сыном прокурора Узбекистана, он сумел завести немало полезных знакомств в среде советской «золотой молодежи». В частности, его приятелем был Сергей Ястржембский – ныне помощник президента РФ, а также глава Всероссийской федерации художественной гимнастики.

В 1980 году прокурорский сын оказался фигурантом громкого скандала. Усманова осудили на 8 лет сразу по трем статьям Уголовного кодекса. На свободу он вышел досрочно, в 1986 году. Усманов настаивает на том, что дело против него было сфабриковано.

В бизнес Усманов пришел после освобождения из колонии. Сначала в родном Узбекистане предприниматель организовывал для состоятельных иностранцев охоту в горах Памира, а затем не без помощи университетских друзей перебрался в Россию. Первым делом Усманова стал цех по производству полиэтиленовых пакетов на базе Раменского завода пластмасс в Московской области, а также поставки табака.

Как о серьезном предпринимателе и финансисте о нем заговорили, когда Усманов вошел в состав совета директоров «Первого русского независимого банка». В 1993 году этот финансовый институт выступил как соучредитель МАПО-банка, в создании которого также участвовали ГУП ВО «Алмазювелирэкспорт», ГУП МАПО «МиГ», «Роснефть», ОАО «Оскольский электрометаллургический комбинат» и Российский союз промышленников и предпринимателей. По слухам, среди учредителей банка было несколько генералов из Службы внешней разведки, которая держала в МАПО-банке свои счета. Совет директоров банка возглавлял генеральный директор «Алмазювелирэкспорта» Валерий Борисоглебский.

Примерно в это же время Усманов с партнерами учредили Межбанковскую инвестиционно-финансовую компанию «Интерфин», вскоре тоже вошедшую в состав акционеров МАПО-банка. Предправления стал сотрудник Шестого управления КГБ Евгений Ананьев, у которого Усманов сначала был советником, а затем первым заместителем. По некоторым данным, банк пользовался покровительством тогдашнего вице-премьера Олега Сосковца и начальника Службы безопасности президента Александра Коржакова. А в августе 1997 года Евгений Ананьев указом Бориса Ельцина был назначен на пост гендиректора «Росвооружения».

Компания «Интерфин» стала для Усманова базой для скупки промышленных активов. С оборотным капиталом помогли партнеры все того же МАПО-банка. В это время партнером бизнесмена становится Андрей Скоч, в прошлом глава фирмы «Ока-ойл», занимавшейся торговлей нефтепродуктами. В 1997 году состоялось знакомство Усманова с Львом Кветным, который стал заместителем бизнесмена в «Интерфине».

В начале 2003 года в одном из интервью Усманов заявил, что группа «Интерфин» принадлежит трем партнерам. Он назвал себя и Кветного. Под третьим, вероятнее всего, подразумевался Скоч. Неназванным он оказался из-за своего депутатского мандата. С 1999 года Андрей Скоч являлся депутатом Государственной Думы. Кстати, в Интернете можно обнаружить множество публикаций, в которых Скоч и Кветный упоминаются как члены Солнцевской организованной группировки.

Тогда же у Алишера Усманова сложились тесные отношения с главой компании «Трансконсалт» Василием Анисимовым, который в то время специализировался на толлинге алюминия. По словам Анисимова, на протяжении многих лет они с Усмановым кредитовали друг друга, рассчитывались вовремя, дружили, но совместного бизнеса не вели. В 2000 году Анисимов оставил алюминиевый бизнес, продав акции заводов структурам Романа Абрамовича и группе СУАЛ, но сохранив отношения с Усмановым.

В 1997 году Алишер Усманов принял участие в знаковой для себя сделке – приватизации геологоразведочной компании ГП «Архангельскгеолдобыча». Контрольный пакет акций предприятия был продан подконтрольной ЛУКОЙЛу компании «В.А. Инвест», а Усманову удалось получить место в ее совете директоров. Тогда же бизнесмен начал инвестировать средства в акции металлургических предприятий. Он заключил альянс с «Газпромом», и тогдашний глава монополии Рем Вяхирев поручил МАПО-банку и компании «Интерфинсервис» (структура «Интерфина») разработать и реализовать программу по взысканию задолженности с некоторых металлургических предприятий. В 1998-м Усманов становится первым заместителем генерального директора «Газпроминвестхолдинга» – 100-процентной дочерней компании «Газпрома». Два года спустя он возглавил «Газпроминвестхолдинг», а также был назначен советником Рема Вяхирева в совете директоров материнской компании.

На пользу Родине

После смены руководства в газовой монополии Усманов сделал все, чтобы доказать свою полезность новому главе концерна Алексею Миллеру. Для этого бизнесмен, по слухам, установил тесные контакты с Александром Красненковым, руководителем департамента по управлению имуществом и куратором возврата активов. Тот поручил Усманову задачи по распродаже непрофильных предприятий газовой монополии и возврату газовых активов, и глава «Газпроминвестхолдинга» успешно с ними справился.

В частности, бизнесмену удалось договориться о передаче в монополию на выгодных условиях около 5% ценных бумаг «Газпрома», находившихся на балансе «Стройтрансгаза». Крупными акционерами этой компании были ближайшие родственники Рема Вяхирева и Виктора Черномырдина. Бумаги были выкуплены в 2002 году всего за 4,6 млрд руб., причем векселями со сроком погашения в 2004 году. На тот момент рыночная стоимость пакета составляла $832 млн (около 25 млрд руб.). В «Газпром» был передан также 25-процентный пакет самого «Стройтрансгаза». При участии Усманова газовый монополист вернул себе контроль над рядом добывающих «дочек» – в частности, над «Севернефтегазпромом».

Глава «Газпроминвестхолдинга» также преуспел в реализации непрофильных для монополии активов. По словам самого бизнесмена, сделка по продаже акций Оскольского меткомбината (ОЭМК) и Лебединского ГОКа (ЛГОК) была выгодна для «Газпрома». Так, 48% акций «Газметалла», владеющего 81,5% акций ЛГОКа и 71% акций ОЭМК, были проданы структурам, контролируемым Усмановым и партнерами.

К заслугам Усманова причисляют также реструктуризацию «Газпром-Медиа» – холдинга, объединяющего все медийные активы «Газпрома», в том числе телеканал НТВ. В результате 49% «Газпром-Медиа» перешло банку «Еврофинанс», собственником 66% акций которого до 2001 года являлся «Газпроминвестхолдинг». По неподтвержденным данным, Усманов и в настоящее время продолжает неформально контролировать часть акций «Еврофинанса».

Все это время предприниматель не забывал и про собственный бизнес. В 2003 году вместе с Олегом Дерипаской он приобрел у предпринимателя Андрея Андреева Орско-Халиловский меткомбинат (АО «НОСТА»), а годом позже выкупил долю самого Дерипаски и преобразовал предприятие в ООО «Уральская сталь». Кроме того, Усманов сумел консолидировать 13,4% акций англо-голландской группы Corus. Однако попытка дальнейшего увеличения пакета ему не удалась. Бизнесмену ничего не оставалось, кроме как расстаться с этим активом. Правда, внакладе он не остался. Затратив на скупку Corus $295 млн, от продажи акций он выручил $614 млн.

В прошлом году империя Алишера Усманова пополнилась еще одним крупным активом – Михайловским ГОКом. В декабре 2004-го Усманов вместе со своим партнером Василием Анисимовым купил у Бориса Иванишвили 97% акций Михайловского ГОКа на сумму $1,65 млрд. Часть суммы они заплатили Иванишвили из собственных средств, а оставшийся $1 млрд партнеры взяли в кредит у кипрского Russian Commercial Ваnk, дочерней структуры государственного Внешторгбанка. Сделка должна была завершиться в январе прошлого года, но месяцем раньше в арбитражный суд Ростовской области поступил иск багамской компании Colchecter Group Trading. Ее представители утверждали, что еще в ноябре 2004-го фирма заключила договор о покупке 97% акций ГОКа за 3 млн руб., но бумаг не получила.

«Это была банальная рейдерская операция, – говорит Алексей Макаркин, – но она привела к необычному результату». По его словам, подобные судебные дела тянутся не один месяц с переменным успехом. Усманову же удалось очень быстро урегулировать этот вопрос. Арест с акций был снят через несколько дней, судья, наложивший арест, уволен, а по факту мошенничества возбуждено уголовное дело. «Крайним» в этой истории оказался председатель совета директоров «Ренессанс Капитала» Олег Киселев, которого обвинили в организации похищения акций. В результате Киселев ушел со своего поста, потерял место в совете директоров Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) и был объявлен в розыск.

«Усманов – один из самых радикальных бизнесменов, – рассказал «Ко» представитель одной из металлургических компаний, – он осторожен, склонен к активной экспансии, но суперагрессии нет. Все его скандалы периферийные. Даже в случае с Михайловским ГОКом он формально выступал в роли защищающейся стороны от рейдерской атаки».

Среди представителей крупного бизнеса у Усманова гораздо больше друзей, чем врагов. Среди его деловых партнеров Олег Дерипаска, Владимир Лисин, Александр Абрамов. Не заладились отношения только с Алексеем Мордашовым. В 2003 году «Северсталь-ресурс», имеющая контрольный пакет Оленегорского ГОКа, заблокировала попытки Усманова и Дерипаски, владеющих около 30% акций, ввести своих представителей в совет директоров предприятия.

Все в холдинг

Получив контроль над Михайловским ГОКом – одним из крупнейших железорудных предприятий России – Усманов начал выстраивать собственный холдинг. Бизнесмен попытался договориться о партнерстве с другими металлургическими олигархами. Однако Александр Абрамов («Евразхолдинг»), Владимир Лисин (НЛМК) и Алексей Мордашов («Северсталь») прохладно встретили предложение об альянсе. Оставался Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) Виктора Рашникова, который исторически испытывал недостаток в собственном сырье. Чтобы подчинить себе комбинат, Усманов прибег к сырьевой блокаде. ММК оказался на грани остановки, но связи Рашникова в Кремле помогли ему избежать поглощения со стороны «Металлоинвеста».

Несмотря на эту неудачу, Усманов вместе с Анисимовым продолжили успешно консолидировать свои активы. Летом 2006 года партнеры собрали все свои предприятия под контролем управляющей компании «Металлоинвест». Тогда же из общего бизнеса вышел Лев Кветной, который уступил за $1,5 млрд Усманову и Скочу свою долю в Лебединском ГОКе и Оскольском электрометаллургическом комбинате. Сейчас объединенной компании подконтрольны Михайловский и Лебединский ГОКи, Оскольский электрометаллургический комбинат, «Уральская сталь», «Машиностроительный концерн «ОРМЕТО-ЮУМЗ», СЗАО «Молдавский металлургический завод» и 28% акций ОАО «Тулачермет».

«Вероятно, будет создана одна компания, куда войдут все активы холдинга и которая сможет пройти листинг на фондовой бирже», – полагает аналитик ИК «Метрополь» Денис Нуштаев. По его оценкам, УК станет контролировать до 60% российского рынка железорудного сырья и войдет в пятерку ведущих отечественных производителей стали. По данным самого «Металлоинвеста», общий объем производства железорудного сырья составит 40 млн тонн в год, стального проката – 6 млн тонн, а суммарный годовой оборот превысит $5 млрд.

Эта цифра сопоставима с оборотом «Евразхолдинга», на базе которого Роман Абрамович собирается создавать свой металлургический холдинг. Его проект уже получил поддержку в кремлевской администрации, осталось только договориться с другими олигархами. В частности, ходят слухи о переговорах Абрамовича с Алишером Усмановым по поводу покупки его активов в отрасли, а также о приобретении Абрамовичем акций британской Corus Group.

Пойдет ли на такое слияние Усманов? Возможно, но «только при определенных условиях», говорит бизнесмен. По его словам, после консолидации «Металлоинвеста» и «Газметалла» их стоимость составит не менее $10 – 12 млрд. Примерно в такую же стоимость он оценивает и «Евраз». Поэтому «на первом этапе хотелось бы рассчитывать на 50% в объединенной компании», делится планами совладелец «Металлоинвеста».

«У Усманова высокие запросы, – утверждает Алексей Макаркин, – и он может стать одним из совладельцев объединенной компании, если его устроят условия». Противопоказаний к этому нет. У него хорошие отношения с государством, поэтому объединение будет происходить на условиях торга, а не по принуждению.

По словам аналитика ИК «Проспект» Дмитрия Парфенова, объединение активов Усманова и Абрамовича вполне возможно. Горнорудные предприятия «Металлоинвеста» в 5 – 6 раз больше его сталелитейных активов. В то же время у «Евраза» только 75% потребностей обеспечено собственным сырьем. Но самое главное, что в результате слияния образуется холдинг, который будет обладать большими возможностями для дальнейших поглощений металлургических активов. По мнению ряда экспертов, основной целью нового гиганта скорее всего станет Алексей Мордашов и его «Северсталь».

«Такое развитие событий возможно, но не очевидно», – считает Сергей Донской из «Тройки-Диалога». Как полагает аналитик компании «Финам» Владислав Кочетков, объединенные активы Усманова и Абрамовича будут сопоставимы по масштабам с «Северсталью». «Вполне логично, что после объединения «Евраза» и «Металлоинвеста» партнеры будут докупать средних игроков – таких, как, например, ММК и «Мечел». Вопрос о дальнейшем укрупнении и возможном приобретении «Северстали» встанет не раньше чем через 2 – 3 года», – уверен Кочетков.

Не стоит забывать об амбициозных планах Мордашова по созданию собственного металлургического холдинга. «Поэтому еще вопрос, кто кого будет покупать – Усманов–Абрамович Мордашова или наоборот, остается открытым», – говорит Кочетков. По мнению Дмитрия Парфенова, главный вопрос в том, смогут ли Абрамович, Усманов и Мордашов работать в одной команде – до этого им не особо удавалось договориться. «В идеале на российском рынке могут образоваться две крупные металлургические группы. Но рано или поздно должен будет остаться только один», – говорит Парфенов.

Пока же Усманов, несмотря на личные амбиции, остается наемным менеджером «Газпрома». Он владеет 1,5% акций монополии, а его состояние, по данным Forbes, оценивается в $3 млрд. Недавно полномочия Усманова как главы «Газпроминвестхолдинга» были продлены еще на три года. После решения задачи по возврату активов Алексей Миллер дал ему новое поручение – разобраться с дебиторской задолженностью монополии, которая сейчас превышает $25 млрд.

«Власть» и «Деньги» Усманова

Успехи бизнесмена не ограничиваются совмещением личного бизнеса с должностью главы дочернего предприятия газовой монополии. Недавно Усманов предстал перед бизнес-сообществом совсем в другом качестве. Бизнесмен приобрел у Бадри Патаркацишвили 100% акций ИД «Коммерсантъ». Эта сделка произвела на медиа-рынке эффект разорвавшейся бомбы. Экспертов потрясла «засвеченная» в СМИ рекордная сумма сделки $300 – 350 млн. Позднее участники сделки озвучили другую цифру – $180 млн. По оценкам участников рынка, «Коммерсантъ» стоит и того меньше. Так, президент Медиа-союза Александр Любимов соглашается с генеральным директором НТВ Николаем Сенкевичем, который оценил ИД «Коммерсантъ» в $150 млн. «Остальное скорее всего политическая составляющая», – говорит Любимов.

До покупки «Коммерсанта» Усманов практически не интересовался медиа-рынком. По некоторым данным, в начале 1990-х он финансировал журнал VIP, главным редактором которого был его однокурсник по МГИМО Сергей Ястржембский. Кроме того, в качестве главы «Газпроминвестхолдинга» Усманов участвовал в реструктуризации «Газпром-Медиа». Сам бизнесмен утверждает, что купил «Коммерсантъ» как частное лицо и не планирует вмешиваться в издательскую политику. Однако активное сотрудничество Усманова с «Газпромом» заставило ряд экспертов сделать вывод о том, что миллиардер выступил в роли посредника, а значит, ИД вскоре будет передан под контроль газовой монополии. «Видимо, как человека, связанного с «Газпромом», его попросили купить и «Коммерсантъ», – полагает Макаркин. – Это часть его социальной ответственности и демонстрация лояльности государственной власти».

При этом знакомые с Усмановым бизнесмены считают, что его вряд ли устроит роль простого посредника. «В кругу людей, которые заработали больше миллиона долларов, «покорных агнцев» в принципе не бывает», – говорит Любимов. По его словам, последующей перепродажи не будет, так как сумма уже является максимально возможной.

Так или иначе, покупка «Коммерсанта» укрепит позиции Усманова на политической арене. Кроме того, издательский дом вполне может быть использован для информационного сопровождения бизнес-проектов бизнесмена. В частности, когда на рынке останутся два металлургических гиганта Усманова–Абрамовича и Мордашова, актив в виде «Коммерсанта» может оказаться неплохим подспорьем в борьбе. Хотя, как полагает Кочетков из «Финама», даже такое влиятельное издание, как «Коммерсантъ», вряд ли сможет склонить Мордашова продать бизнес дешевле или повлиять на котировки акций «Северстали». Впрочем, согласно последним заявлениям Алишера Усманова, ИД «Коммерсантъ» не является его последней покупкой на медиа-рынке. В планах бизнесмена создание «мощнейшего медиа-холдинга» и выход на IPO.

Резюме Алишера Усманова

Год рождения: 1953

Образование:

1976 – окончил МГИМО МИД СССР по специальности «международное право», в 1997 – Финансовую академию при правительстве РФ по специальности «банковское дело»

Профессиональный опыт:

С февраля 2000: генеральный директор ООО «Газпроминвестхолдинг»;

ноябрь 2000 – июль 2001: и.о. советника председателя правления ОАО «Газпром»;

ноябрь 1998 – февраль 2000: первый заместитель генерального директора ООО «Газпроминвестхолдинг»;

1997 – 2001: член совета директоров ОАО «Архангельскгеолдобыча»;

1995 – 1997: первый заместитель председателя правления ОАО «Акционерный коммерческий банк «МАПО-банк» (ОАО «АКБ «МАПО-банк»);

1994 – 1998: генеральный директор ЗАО «Межбанковская инвестиционно-финансовая компания «Интерфин» (ЗАО «МИФК «Интерфин»);

1994 – 1995: советник генерального директора Московского авиационного производственного объединения (МАПО);

1990 – 1994: первый заместитель генерального директора ЗАО «Интеркросс»;

1976: младший научный сотрудник центра научной информации при президиуме АН Узбекской ССР, старший референт ЦК ЛКСМ Узбекской ССР, генеральный директор Внешнеэкономической ассоциации Советского комитета защиты мира (ВЭА СКЗМ)

С 2001 года возглавляет Федерацию фехтования России (ФФР), с июля 2005 – Европейскую конфедерацию фехтования (ЕКФ).

Входит в попечительский совет Большого театра