Коза охраняет капусту

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Российская лесная газета", origindate::30.11.2007

Коза охраняет капусту

Индикативные цены на экспорт леса, которые устанавливает Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров России, очень далеки от рыночных

Иван Якубов

Converted 25744.jpg

Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров России (СЛЛР) пора лишить индивидуального права устанавливать индикативные цены на экспорт лесобумажной продукции. Участники рынка давно отмечают существенную разницу между показателями, разработанными СЛЛР, и реальной стоимостью лесоматериалов на мировом рынке. В связи с этим лесопромышленники предлагают государству самому регулировать ценообразование на лесную продукцию.

Тарифы диктуют финны?

Как известно, СЛЛР в течение многих лет имеет особую привилегию определять индикативные цены на вывоз древесины, по которым таможенные органы работают на границе. Между тем параметры, предлагаемые этой организацией, не могут быть истиной в последней инстанции. Хотя бы по той причине, что они существенно ниже рыночной цены, по которой древесина реализуется за рубеж фактически (см. справку).

— Мы реально владеем ситуацией на рынке Северо-Запада и знаем истинное положение дел в каждом отгрузочном порту. Поэтому можем предоставить не менее объективную информацию, чем СЛЛР диктует таможне, — говорит Денис Соколов, исполнительный директор Конфедерации объединений, предприятий и организаций ЛПК Северо-Запада.

Интересно, что Конфедерация ЛПК Северо-Запада направляла информацию о расхождении данных лично председателю Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России Мирону Тацюну. Но получила отписку: мол, индикативные цены разрабатываются рабочей группой и утверждаются госструктурами. Однако, по словам Дениса Соколова, если посмотреть на состав рабочей группы, формирующей эти индикативные цены, то можно увидеть, что в нее входят финские владельцы российских предприятий. Получается, что финны сами же устанавливают закупочные цены на российскую древесину.

Тут уместно вспомнить отраслевой локаут, произошедший два года назад в Финляндии — крупнейшем импортере российской древесины, который принес огромные убытки многим отечественным лесоэкспортерам. Этот кризис с поставками российской древесины, надо отметить, никак не встревожил союз Мирона Тацюна. По словам заместителя председателя СЛЛР Андрея Фролова, «никто из членов союза к нам не обращался и не заявлял о понесенных убытках. Финские коллеги заверили нас в том, что все прежние договоренности остаются в силе».

Тарифы диктуют китайцы?

Между тем весной 2007 года на межведомственном совещании в Чите, которое провели министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев и министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев, прозвучал вывод о том, что несоответствие рыночной цены индикативной способствует теневому лесному бизнесу и существенно сокращает таможенные поступления в бюджет.

Таможня ведет ценовой контроль и ценовую статистику не по реальным данным соседнего с Читинской областью Китая, а по условным и заниженным цифрам, которые называются индикативными ценами. Цена вопроса — порядка 50 долларов в расчете на 1 м3 с соответствующими потерями бюджета. К примеру, если цена за 1 м3 круглого леса, рассчитанная методикой СЛЛР, составляет 1760 рублей, то в КНР, по данным УВД Читинской области, этот 1 м3 реализуется уже по 3090 рублей.

На известном совещании в Сыктывкаре президент РФ Владимир ПУТИН обратил внимание на порочность такой практики, сделав прямое поручение о полном пересмотре порядка определения таможенной стоимости экспортируемой древесины. Прошло полтора года, однако информация СЛЛР используется по-прежнему. И никто не вспоминает о том, что союз Мирона Тацюна — это не независимый арбитр, а сторона, отражающая интересы экспортного бизнеса. Или же не хочет вспоминать?

Лишь единицы говорят о том, что используемый сегодня порядок применения индикативных цен противоречит принятым решениям правительства РФ. Данный документ не прошел соответствующей регистрации в Минюсте России и по этой причине не может рассматриваться в качестве действующего нормативного акта.

У многих участников лесных отношений вызывает сомнение обоснованность наделения общественной организации (в данном случае — СЛЛР) функциями государственного регулирования. Получается, что коммерческие структуры наделены правом определять таможенную стоимость на производимую ими же продукцию! Это как минимум способствует возможному занижению цены. В результате увеличивается вероятность снижения таможенных платежей, а соответственно и поступлений в федеральный бюджет.

А в целом — ставится под сомнение сама эффективность регулирующего воздействия таможенных ставок, направленных на ограничение экспорта круглого леса и стимулирования глубокой переработки древесины, а также увеличения добавленной стоимости на лесобумажную продукцию на территории России.

Из офшоров — в бюджет

Порядок определения таможенной стоимости должен учитывать индикативные цены на соответствующий вид лесопродукции, которые устанавливаются на основе действующих цен в странах-импортерах и информации от них от торговых представительств. При этом в соответствии с поручениями президента РФ таможенная стоимость лесопродукции должна соответствовать уровню фактических цен.

По мнению Дениса Соколова, разумнее всего передать разработку индикативных цен профильным структурам, отвечающим за планомерное развитие отрасли, — Минпромэнерго России, МЭРТ России, ФТС России и МПР России. «Государство как собственник лесных ресурсов заинтересовано в их эффективном использовании. Поэтому должно рассчитывать цены на лесобумажную продукцию по реальным показателям, а не по индикаторам», — уверен исполнительный директор Конфедерации ЛПК Северо-Запада.

Таможенники признают, что Порядок применения индикативных цен при вывозе с территории России лесобумажной продукции, разработанный еще в 1998 году, фактически утратил силу — в связи с утратой силы правительственных постановлений, во исполнение которых он был разработан, и произошедшими с того времени структурными изменениями в профильных госорганах.

Однако таможня продолжает пользоваться информацией, предоставляемой СЛЛР, в части установления индикативных цен. Дело в том, что Таможенный кодекс дает право таможенным органам консультироваться с участниками внешнеэкономической деятельности и их профессиональными объединениями по вопросам внедрения более эффективных методов осуществления таможенного оформления и контроля.

При этом таможенники говорят, что при предоставлении соответствующей информации о мировых ценах на лесоматериалы торговыми представительствами РФ за рубежом, а также другими госорганами эти сведения непременно будут использованы для контроля таможенной стоимости. Таможня согласна с тем, что справочная ценовая информация не может служить основой для определения таможенной стоимости вывозимых товаров, и заявляет о готовности участвовать в разработке государственного порядка экспортных цен на лес.

Таким образом, если просьбы участников рынка будут услышаны в высших эшелонах власти, то СЛЛР может в ближайшей перспективе лишиться своего главного рычага влияния на отрасль. Как следствие — лесопромышленники смогут торговать заготавливаемой древесиной по оптимальным ценам, а государство — получать надлежащие ей таможенные платежи, которые сегодня уходят в офшоры.

***

Убытки государства — сотни миллионов

Данные Конфедерации ЛПК Северо-Запада, направленные полномочному представителю президента РФ в Северо-Западном федеральном округе Илье Клебанову

Испания

260 евро за 1 м3 — реальная цена пиломатериалов в порту (по информации с рынка). Это контрактная цена, по которой испанцы покупают лес у российских лесопильных заводов. Плюс 30 евро за 1м3 — доставка до Испании.

178 евро за 1 м3 — стоимость продажи в Испании, если исходить из индикативных цен Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России.

52 евро за 1 м3 — разница между индикативной ценой, разрабатываемой СЛЛР, и реальной рыночной ценой.

В год Испания импортирует из России 150 тыс. м3 хвойных пиломатериалов. Годовая сумма разницы между индикативными ценами СЛЛР и реальной рыночной ценой — 7,8 млн евро. С нее не платятся налоги, прибыль уходит в офшоры.

Великобритания

183 фунта за 1 м3 — цена продажи хвойных пиломатериалов в Великобритании импортерами покупателям (по информации с рынка).

160 фунтов за 1 м3 — стоимость продажи в Великобритании, если исходить из индикативных цен СЛЛР ).

23 фунта — разница между ценой, рассчитанной по методике СЛЛР, и реальной рыночной ценой.

В год Великобритания импортирует из России 800 тыс. м3 хвойных пиломатериалов. 18,4 млн фунтов — годовая сумма разницы между индикативной ценой СЛЛР и реальной рыночной ценой. С нее не платятся налоги, прибыль уходит в офшоры.

Германия

170 евро за 1 м3 — цена продажи российских пиломатериалов в порту (по информации с рынка). Это контрактная цена, по которой немецкая сторона закупает лес у российских лесопильных заводов. Плюс 20 евро за 1 м3 стоит доставка до Германии.

136 евро за 1 м3 — стоимость продажи в Германии, если исходить из индикативных цен СЛЛР.

34 евро — разница между ценой, рассчитанной по методике СЛЛР, и реальной рыночной ценой.

В год Германия импортирует из России 530 тыс. м3 хвойных пиломатериалов. 18,02 млн евро — годовая сумма разницы между индикативной ценой СЛЛР и реальной рыночной ценой. С нее не платятся налоги, прибыль уходит в офшоры.