Козихинские лазейки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Козихинские лазейки FLB: Протестанты Большого Козихинского переулка делают ставку на оппозиционных муниципальных депутатов

" По капле выдавить прораба «Жители Большого Козихинского переулка решили остановить незаконную стройку у себя под окнами оригинальным способом: выбрали муниципальных депутатов, которые теперь защищают их права в борьбе с застройщиком Гражданский протест в столице, бурно представленный зимой на городских площадях, сейчас вернулся туда, откуда родом, — в московские дворы. Но уже на качественно новом уровне. Социально активные москвичи поняли, что их сотни тысяч и что каждая ячейка гражданского общества борется не только за свои частные интересы, например, против развернутой под окнами стройки, но и за общее дело. За то, чтобы законное право людей право самим решать, что дозволено властям и застройщикам в границах их, людей, среды обитания, а что — нет, было бы не «бумажным». Тем более что события декабря-марта дали в руки граждан реальный политический инструмент. Во многих районах столицы, в том числе и в центре, в муниципальные собрания прошли депутаты-самовыдвиженцы или оппозиционеры. А муниципалитет — это орган власти, грамотно используя которую, можно бороться с чиновниками и застройщиками на их же территории, их же оружием. Пилотный проект по использованию политических инструментов для гражданской борьбы разворачивается сейчас по хорошо знакомому читателям «Новой» адресу — Большой Козихинский переулок, дом 25. Подробный рассказ о противостоянии жителей квартала Патриарших прудов и застройщика ТСЖ «Вектор» был опубликован в №111 «Новой» от 5 октября 2011 года. Ситуация — типичная. Жители двух соседних домов (№23 и №27 по Большому Козихинскому переулку) 16 июля проснулись в 6 утра, потому что в их двор-колодец «без объявления войны» въехала строительная техника и начала снос трехэтажного нежилого дома №25. Попытки хотя бы выяснить, что происходит, в грубой форме пресекли сотрудники ЧОПа, больше похожие на братков. Нескольких местных жителей и подоспевших им на подмогу членов Общественной коалиции в защиту Москвы избили, остальным периодически не давали подойти к собственному подъезду. Так продолжалось до 8 августа, пока от дома не осталась полторы стены. Однако протест получился настолько громким, что его услышали в мэрии. И 12 сентября 2011 года рабочая группа по вопросам градостроительной деятельности градостроительно-земельной комиссии города Москвы под руководством профильного вице-мэра Марата Хуснуллина постановила, что дальнейшая реализация строительного проекта по этому адресу нецелесообразна. Более того, протокол заседания рабочей группы обозначил ряд конкретных шагов, первым в числе которых значилась отмена распоряжения бывшего мэра Москвы, разрешающего строительство, а остальные предполагали полный отзыв пакета ранее выданной согласительной документации. Все в этом протоколе было прекрасно, кроме одного: М. Хуснуллин, сам себе поручивший подготовить ключевое распоряжение, не обозначил дату. А пока не сделан первый, самый важный шаг, все остальные бумаги имеют статус действующих . То есть стройка была не отменена, а приостановлена. И застройщик не ушел с объекта, а затаился. Активизировался он, что показательно, через неделю после выборов президента. 13 марта 2012 года к одиноко торчащей стене снова подогнали строительную технику. «Радикально настроенная молодежь» По версии «Вектора», все выглядело благопристойно. «Была проведена планомерная работа с жителями соседних домов, что позволило ТСЖ «Вектор» скорректировать свою деятельность в соответствии с пожеланиями соседей, свести к минимуму возможные неудобства ввиду строительных работ. 13 марта 2012 года были предприняты все необходимые меры по созданию безопасной обстановки. Однако представители радикально настроенной молодежи пытались воспрепятствовать работам, совершив нападение на сотрудника строительной организации. Жители соседних домов участия в конфликте не принимали». Этот пресс-релиз мне демонстрировали те самые «не принимавшие участия в конфликте жители». Архитектор Геннадий Иошин не знал, чему больше возмущаться: действиям застройщика или тому факту, что его, пожилого человека, лауреата Госпремии СССР, отнесли к «радикально настроенной молодежи». Комментарий он давал на фоне еще стоявшей стены, хотя по документами подрядчик, фирма «Сатори», занималась исключительно «вывозом мусора». На практике вывоз мусора выглядел так. Между остатками дома 25 и стеной соседнего здания был небольшой зазор, через который строители протянули пожарный шланг, прицепили его к экскаватору и дернули посильнее. «Когда они ломали дом, у нас просто подпрыгивали кровати, звенела в шкафах посуда», — вспоминает Лидия Николаевна, жительница дома №27. Хорошо хоть, не динамитом… «Если бы мне кто-то сказал, что полиция может себя так вести, я бы не поверил», — говорит высокий седой мужчина. Это житель соседнего дома Владимир Лютов. Для нас, журналистов, работавших на митингах в декабре и марте, картина не в новинку: полиция методично, выстроившись живой цепью, оттесняет людей. Но ведь в этом случае она зачищала не Пушкинскую и не Триумфальную, а придомовую территорию — от обитателей этого самого дома. Зачем такое количество полиции, если, как говорят сами застройщики, у них все документы в порядке, а все их действия согласованы с жителями? Жители утверждают: то, что выдается за результат работы «согласительной комиссии», — липа. «Я лично свою подпись не ставила, была на работе, — вспоминает Лидия Николаевна. — А те шесть человек, которые подписывали, говорят, что в бумаге значилось: новый дом будет без подземного гаража, высотой не более трех этажей, а его общая площадь не изменится». По проекту ТСЖ «Вектор» предполагается строительство семиэтажного особняка с мансардой и двухуровневым подземным паркингом. «Я участвовал в заседаниях, но это поначалу не была согласительная комиссия, они пригласили жителей, выборочно обзвонив, для обсуждения проекта, — рассказывает Геннадий Иошин. — Людям дали форму, в которой они расписались. А потом эту форму подали как итог заседания согласительной комиссии. Я отказался что-либо подписывать. Встреча была 21 февраля, а некий протокол, который они издалека показывают людям, датирован 20 января. По этой бумаге в проекте якобы учтены все замечания жителей. Хотя у нас два главных вопроса: как появилось ТСЖ «Вектор» в нежилом доме и как прошло межевание земли без ведома жильцов?» Схема На эти вопросы могу ответить я. Тем более что схема, изобретенная бенефициарами проекта, заслуживает внимания. Когда я рассказывала о ней знакомым, которые занимаются, скажем так, девелопментом спорных объектов, они умилялись. Вот как, оказывается, можно использовать законодательство, защищающее права граждан, для того чтобы оформить де-юре интересы застройщика. Но только в том случае, если у тебя за плечами — недюжинный административный ресурс. Грубо говоря, если бы все это делалось обычным рейдерским способом — за деньги — проект, наверное, стал бы нерентабельным. (Площадь предполагаемого строительства — 4250 кв.м, квартиры на этапе застройки в этом районе предлагаются по цене от 20 тысяч долларов за метр, значит, «Вектор» планировал выручить порядка 85 миллионов долларов.) Но в нашем случае, очевидно, никто никому не платил. Все было сделано в рамках правового поля, вспаханного и удобренного для «своих» людей, которые и должны собирать урожай. Итак, дом, построенный в последней трети XIXвека, начали расселять еще с конца 1980-х годов как некомфортный для проживания (там, например, не было ванных комнат), а последние коренные жители съехали оттуда в 1995 году. Мне удалось разыскать одного из них. Это Геннадий Иванович Комиссаров, предки которого жили на Козихе еще в десятых годах прошлого века. Он вспомнил, что в конце 1994 года их семья осталась одна в особняке, и к ним периодически приходили представители неких «фирм» с предложениями переехать по-доброму. Одно из них Комисаровы приняли, получив взамен две квартиры (на окраине Москвы и в Зеленограде). По документам они прямо перед выездом приватизировали свою квартиру и продали ее Леониду Глезеру. Который в 1995 году вместе с еще одним неизвестным физлицом и зарегистрировал «Вектор» — в форме кондоминиума (что соответствовало действовавшему на тот момент законодательству). Возможно, этим лицом был некий Александр Головатый. По крайней мере, местом его преимущественного проживания некоторое время числился Большой Козихинский переулок, 25 . Зачем «заселяться» в нежилое здание, становиться собственниками квартир без удобств, да еще создавать жилищное товарищество? Все просто – до гениальности. В 2002 году организация (количество учредителей которой увеличилось до четырех) была преобразована в ТСЖ, на общем собрании членов которого было принято решение о реконструкции здания. Под этим предлогом в 2003 году распоряжением префекта ЦАО здание было выведено из числа объектов, выставляемых на торги. То есть правительство города, еще владевшее на тот момент частью площадей здания и земли под ним, согласилось с тем, что распоряжаться его судьбой будут частные лица . Не имеющая аналогов щедрость! Дальше дела у «Вектора» пошли ни шатко ни валко. Проект реконструкции остался на бумаге, хотя реализовывать его было самое время — рынок элитной недвижимости рос как на дрожжах. Однако члены ТСЖ не унывали и кропотливо продолжали подготовительную работу. В 2006 рабочая группа комиссии Мосгорнаследия пришла к выводу, что здание по адресу Козихинский переулок, дом 25, не имеет самостоятельной архитектурно-исторической ценности, и согласилась с возможностью его сноса. Впечатляющий юридический маневр. Есть законодательство, написанное для охраны культурного наследия. Пользуясь этим обстоятельством, рабочая группа Мосгорнаследия фактически дает «добро» на снос, в обход знаменитой комиссии по вопросам сохранения зданий в исторических районах Москвы (больше известной как «комиссия по сносу»). Зачем? Работу этой структуры курировал лично мэр Лужков, который, насколько я поняла, не имел к проекту в Козихинском прямого отношения . Тем временем члены ТСЖ методично выкупают отдельные жилые и нежилые помещения в доме, как у Москвы, так и друг у друга, выступая в качестве сначала физических, а потом юридических лиц, каждое из которых так или иначе связано друг с другом (не буду утомлять подробностями, которые известны редакции). Зачем нужны квартиры и подвал в пустом доме? Потому что, согласно российскому законодательству, владелец помещения в жилом здании имеет право на часть земли под ним. В Москве это законодательство по факту работало только в исключительных случаях, и одним из исключений как раз стал дом на Козихе . Вся, без остатка, земля под ним была поделена на доли, которые по сложной схеме распределились между владельцами помещений. Удивительнее всего то, что у города удалось «отвоевать» не только кусок земли под домом, но и часть придомовой территории, которая клином врезалась на территорию двора-колодца, поглотив и часть детской площадки, и проезд для пожарной техники. Тут случился еще один сеанс юридической алхимии. На входе имелся «свинец»: два участка, один из которых (под домом) был в собственности и предназначался только для эксплуатации жилого здания, второй (во дворе) был в аренде у ТСЖ «Вектор», и возможность его использования ограничивалась благоустройством, исключая любую коммерческую деятельность, не говоря уж о строительстве. А на выходе получилось «золото» — объединенный участок, полностью находящийся в собственности, на котором разрешено строительство пяти-семиэтажного здания. Сеанс алхимии случился в недрах департамента земельных ресурсов, который в апреле 2008 года выпустил распоряжение об утверждении границ нового земельного участка. Качественный и количественный состав использованных при этом «реагентов» засекречен. Сейчас его пытаются выяснить жильцы соседних домов, оспаривающие в суде результаты межевания придомовой территории, которое произошло без их ведома и участия. Венцом же юридической конструкции стало распоряжение правительства Москвы от 21 августа 2009 года «Об утверждении акта разрешенного использования участка градостроительного объекта (земельного участка) по адресу: Б. Козихинский пер., вл. 25, стр. 1 (ЦАО)». Люди, сведущие в московских земельных делах, дальше не читают, потому что плачут (от зависти). Остальным поясню. Распоряжения правительства Москвы в отношении отдельных ничем не примечательных объектов — вообще редкость. Но и они всегда проистекают из ранее принятых актов правительства города большего масштаба («о реконструкции квартала…», «о мерах по реализации программы…», «о вступлении в силу…»). И родил Адам Каина, а Каин — Еноха, а Енох — Ирада… Не иначе. У нас же распоряжение правительства Москвы, документ высокой юридической силы, фактически узаконило проходную бумагу — акт разрешенного использования, подготовленный, в свою очередь, на основе внутренней документации ТСЖ «Вектор», члены которого решили реконструировать свою жилплощадь. Получение остального пакета разрешительной документации было формальностью, потому что никто в Москве не спорит с распоряжениями правительства. Бенефициары Уникальное распоряжение подписал не Юрий Лужков, а Владимир Ресин (мэр, судя по дате, 21 августа был в отпуске). Это важно . Почему? Потому что Лужкова в правительстве Москвы давно нет, а Ресин — есть . Он может занимать должность советника или, допустим, гуру, но его реальные возможности прямо пропорциональны объему его реальных знаний об устройстве столичного стройкомплекса, а это неиссякаемый источник. (Мы направили В.И. Ресину официальный запрос.) Правой рукой Владимира Ресина с самого начала и до отставки Лужкова была Нина Китаева (экс-начальник управления координации деятельности стройкомплекса Москвы). У нее, в свою очередь, есть сын Денис, который превратился бы в одного из ведущих девелоперов столицы, если бы не смена власти в городе. Амбиции пришлось урезать, но часть проектов «в портфеле» осталась. В том числе наш дом в Козихинском . Как они связаны? Компания Китаева «Эвоком» значится в проекте всего лишь техническим заказчиком, однако сам он имел доли в ООО «Дом на Козихинском» и ООО «Патриаршие пруды», которым, по документам, принадлежат и все помещения, и земля под ними . Для того чтобы прояснить ситуацию, я позвонила по официальному телефону ТСЖ «Вектор», который совпадает с официальным телефоном группы компаний «Аори» (навела о ней справки — тесно связана с юридическими и физическими лицами, перепродававшими друг другу недвижимость по адресу Большой Козихинский, 25). Выяснилось, что теоретически по этому телефону можно застать и Глезера, и Головатого, но практически представитель компании предложила мне связаться с компанией «Эвоком», которой «был продан проект». А именно с Борисом Азаренко. Азаренко, по документам, один из учредителей ООО «Эвоком» и ООО «Патриаршие пруды», однако его координаты стоят и под пресс-релизом ТСЖ «Вектор». Он сообщил мне, что стройка ведется и будет вестись, потому что дом должен быть сдан в эксплуатацию до конца следующего года . По мнению Азаренко, все ранее выданные разрешения на строительство — действующие, о решении рабочей группы под руководством Хуснуллина он «не знает». А «ООО «Дом на Козихинском» и ООО «Патриаршие пруды» — это структуры, объединяющие членов товарищества («Вектор». — Ю.П.), которые являлись покупателями этих квартир, которые финансируют этот проект за счет собственных сил и привлеченных банковских заемных средств». По данным ЕГРЮЛ, учредителями ООО «Дом на Козихинском» и ООО «Патриаршие пруды» являются сам Азаренко и две кипрских офшорки. Покупателями квартир, по информации Росреестра, выступают физические лица, в том числе глава федерального ведомства и член совета директоров крупнейшей госмонополии (фамилии известны редакции). А заемные средства предоставил Номос-банк, оформивший ряд договоров ипотеки на земельный участок и на не построенные, но уже купленные квартиры . (Банк предпочел не отвечать на вопросы «Новой».) По совпадению, ранее компании группы «Аори» (Головатый, Глезер и т.д.) уже реализовывали крупный девелоперский проект в центре Москвы, который в последствии был продан группе компаний ИСТ (у них с Номос-банком один владелец — миллиардер Александр Несис) . Опять же по совпадению, девелоперский проект в Козихинском переулке входил в активную фазу дважды. Сначала в 2002–2003 годах, когда члены ТСЖ «Вектор» приняли решение о реконструкции здания и оно было исключено из объектов, подлежащих выставлению на торги решением префекта ЦАО. Документ подписал Сергей Байдаков, покинувший пост в 2008 году. Но в октябре 2010 года он вернулся в знакомое кресло, а несколько месяцев спустя начался снос здания . (Мы направили С. Байдакову официальный запрос.) Стоит отметить и отдельных сотрудников полиции, которые, конечно, не входят в число бенефициаров, а просто осуществляют функции службы безопасности. Например, старший лейтенант Синев (отдельный батальон ППС по ЦАО). Я видела, как этот полицейский лично руководил не только «зачисткой площадки», но и перемещениями строительной техники, но не могу объяснить, почему вообще отдельный батальон выступает оператором конфликта, для разрешения которого достаточно полномочий участкового. Борьба До последнего времени градозащитникам был доступен, пожалуй, единственный эффективный способ борьбы с незаконными действиями застройщиков и чиновников — «лечь под экскаватор». Он применялся, применяется и, судя по всему, еще будет применяться в Козихинском переулке. Но теперь, напомню, есть и политический инструмент — муниципальное собрание. Долгое время в Москве это был орган-фантом, полностью контролируемый управой. Между тем в его полномочия входило и входит участие в работе согласительных (конфликтных) комиссий, а также их создание. Вот теперь пресненские муниципальные депутаты, среди которых оказалось всего четыре единоросса (из пятнадцати членов) по обращению граждан и создали конфликтную комиссию по реализации девелоперского проекта в Козихинском переулке. На ее первом заседании 3 апреля представитель застройщика пообещал остановить любые работы на две недели. Он давал такие обещания прежде и много раз нарушал, но теперь в числе членов комиссии есть муниципальный депутат Роман Клементьев, которого во вторник задержала полиция (хотя он всего лишь требовал документы у застройщика). И муниципальный депутат Елена Ткач, которая лежала под экскаватором летом прошлого года, висела на заборе этой весной, и уж конечно, не допустит, чтобы в итоговом решении не были учтены требования избирателей. А они — простые. Никакого подземного паркинга, никакого увеличения этажности и общей площади застройки. Если снесли дом — будьте любезны, восстановите. Нет желания — найдется другой инвестор. (У меня есть обращение, подписанное практически всеми жителями соседних домов.) Авторы схемы по превращению трехэтажного нежилого здания в семиэтажный элитный особняк по полной программе обложились разрешительной документацией. Не учли только одного обстоятельства — территорию, которую они взяли на «освоение», населяют живые люди, которые готовы сопротивляться всеми доступными способами. И теперь, получив юридические полномочия, понимают, как развернуть «дышло». Юлия Полухина, «Новая газета», № 38, 6 апреля 2012"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации