Коллекционеры марок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Коллекционеры марок Остановится ли государство на деприватизации водки

"Накал борьбы за право обладания водкой «Столичная» идет на убыль. Российское государство окончательно утвердилось в качестве владельца марки на своей территории. Однако прецедент национализации интеллектуальной собственности насторожил обладателей других известных советских брэндов – крупных производителей табачной и кондитерской продукции. Стоит ли ожидать продолжения национализации?

История с водкой «Столичная» прокатилась как снежный ком, месяц от месяца набирая обороты, обрастая новыми фактами и именами. По отношению к ней деловое сообщество разделилось на две части: одни с невинным любопытством следят за развитием событий, другие гадают, повлечет этот снежный ком сход целой лавины или останется частным случаем. Волнения последней группы понять несложно: многие торговые знаки, рожденные в советское время, держат сегодня первые позиции в рейтингах продаж частных компаний.
«Риск повторения истории со «Столичной» существует и в кондитерской отрасли, – считает Ирина Олесова, финансовый директор компании «Большевик», владелец брэнда «Юбилейное». – Но мы готовы к обороне. Мы являемся добросовестными приобретателями, активно развиваем марку».
Схожие опасения можно услышать и от игроков табачного рынка. «Западные инвесторы обеспокоены, не распространится ли интерес российских чиновников на товарные знаки в других отраслях, – говорит Владимир Аксенов, директор по корпоративным связям российского представительства британской табачной компании British American Tobacco (ВАТ), владеющей фабрикой «Ява» и одноименным товарным знаком. – Мы намерены поднять этот вопрос на предстоящем заседании консультационного совета по иностранным инвестициям».
Отдавай мои игрушки
Борьба за «Столичную» и другие советские водочные знаки долгое время напоминала бой с тенью. Таинственные недоброжелатели частной компании S.P.I., алчущие водки, атаковали фирму с 1999 года. После того как дело «Столичной» стал курировать заместитель министра сельского хозяйства Владимир Логинов, «военные действия» активизировались. Логинову удалось выиграть несколько судебных дел, и даже Московский арбитражный суд, обычно принимавший сторону S.P.I., пересмотрел свое отношение к «столичному» вопросу. (Краткая история «Столичной» изложена в справке, см. также интервью Владимира Логинова на стр. 18.)
Естественно, происшедшее не могло не порадовать производителей водки, особенно «новых водочников», в большом количестве появившихся в середине 1990-х. Например, Андрей Черепенькин, гендиректор подмосковного Черноголовского завода алкогольной продукции (в прошлом «ОСТ-Алко») так и говорил в интервью журналу «Ко»: «Мы на стороне государевых интересов. Лицензированием производства «Столичной» должно заниматься государство».
Но все это уже в прошлом. Хотя гендиректор S.P.I. Андрей Скурихин и не оставляет надежд вернуть брэнд на территорию России в судебном порядке, ситуацию пока полностью контролирует Логинов, и свои водочные амбиции глава вновь созданного государственного «Союзплодоимпорта» уже четко обозначил. Бизнес-сообщество тревожится по другому поводу: в уставе «Союзплодоимпорта» идет речь о том, что эта компания будет распоряжаться не только водочными, но и табачными, и кондитерскими брэндами – по всей видимости, бывшими советскими торговыми знаками.
Спокойным в этой ситуации может быть только тот, кто точно знает, что историю со «Столичной» следует называть не национализацией, а переделом влияний частных компаний на водочном рынке. Если это так (а доказательств этому нет), то интересы «Союзплодоимпорта» вряд ли распространятся дальше водочной отрасли. Если же нет, то стратегический простор у государства имеется.
Дым отечества
Своеобразным табачным «Союзплодимпортом» выступала в начале 1990-х годов московская фабрика «Дукат». Она в 1992 году приватизировала советские сигаретные знаки, среди которых «Прима», «Тройка», «Астра» – всего девять марок. В 1994 году «Табакпром» (тогда еще существовавший в виде акционерного общества) через Роспатент отменил регистрацию, знаки стали общеупотребительными. В 1999 году «Табакпром» (уже ассоциация) по договоренности с Liggett-Ducat восстановил регистрацию «Примы» за московской фабрикой, после чего та передала права на эту марку ассоциации на безвозмездной основе. Сейчас права на производство «Примы» принадлежат членам «Табакпрома» – 24 российским фабрикам, производящим 80% сигарет. Остальные марки по-прежнему находятся во всеобщем употреблении.
«Прима», по данным исследовательского агентства «Бизнес Аналитика», занимала в 2001 году первое место в рейтинге: ей принадлежит 23,4% отечественного рынка сигарет в натуральном выражении (следующей шла «Ява золотая» с 4,8%). Однако с точки зрения денег «Прима» уже давно не привлекает крупных производителей. «Ниша дешевых сигарет без фильтра умирает, – считает Владимир Аксенов из ВАТ. – На сегодняшний день маржа на нем «нулевая». Не понимаю, при каких условиях «Прима» могла бы заинтересовать государство. Даже если права на эту марку и перейдут к государству, денег оно на этом не заработает, да и продать их частной компании не сможет: крупным иностранным и российским производителям «Прима» в этом случае вряд ли будет интересна, а мелкие фабрики, если и заинтересуются, не смогут заплатить за него серьезных денег – они и так с трудом сводят концы с концами».
В «Табакпроме» также спокойны за «Приму». «При попытке национализации «Примы» у государства возникнут не только законодательные, но и политические проблемы, – считает Евгений Аксенов, замгендиректора ассоциации. – Здесь замешаны интересы транснациональных корпораций».
Несмотря на то что «Приму» поделили между собой члены «Табакпрома», ситуация все же напоминает водочный рынок: существуют еще около сотни мелких производителей, не входящих в ассоциацию, которые живут на производстве дешевых сигарет, самыми продаваемыми среди которых является как раз «Прима».
Что касается «Явы», то она защищена основательнее: в 1961 году Комитет по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР выдал московской фабрике «Ява» свидетельство на товарный знак, и с тех пор никто, кроме «Явы», эти сигареты не производил.
Сласти и страсти
В кондитерской отрасли раздел происходил по производственному принципу. Поскольку самыми крупными производителями были столичные предприятия, москвичи в деле разбора советских брэндов преуспели больше других. Московская фабрика «Красный Октябрь» застолбила «Красную Шапочку», «Мишку Косолапого», а «Рот Фронт» – карамель «Птичье молоко» и «Театральная». «Большевик», ныне принадлежащий французской Danone, в начале 1990-х зарегистрировал на себя печенье «Юбилейное». По данным компании, этот брэнд занимает 43% рынка упакованного печенья (в денежном эквиваленте).
«Собственность на торговые знаки – это то же, что и собственность, например, на недвижимость, – говорит Олесова. – Если кто-то докажет, что «Юбилейное» было зарегистрировано незаконно, мы будем вынуждены предъявить иск о возмещении ущерба регистрирующим органам. Они выдавали нам свидетельство о регистрации, и это их ошибка, а не наша».
Теоретически кондитерские и табачные марки могут представлять интерес для «Союзплодоимпорта». «Далеко не все довольны монополизацией «Примы», которую предприняла ассоциация «Табакпром», – говорит Михаил Цыплаков, юрист самарской компании «Жигулевское пиво», отстаивающей права на одноименный товарный знак. – Ко мне обращались компании из Оренбурга с предложением возглавить процесс по оспариванию этой регистрации. Аналогичная ситуация в Ставропольском крае, где недовольны приватизацией советских кондитерских марок, и в Волгоградской области, операторы рынка алкоголя которой недовольны монополизацией водочных брэндов. Волгоградская областная Дума в свое время даже обращалась в Государственную Думу с законодательной инициативой о прекращении правовой охраны «советских» товарных знаков». Так что спрос на передел влияния есть – дело за предложением.
Слово и дело
Итак, на сегодняшний день существует три схемы раздела постсоветских знаков: «водочная» (все принадлежат одной компании), «табачная» (самый популярный принадлежит ассоциации наиболее крупных компаний) и «кондитерская» (все знаки разделены между производителями). «Водочная» схема оказалась самой ненадежной и лопнула первой – слишком много было желающих ее разрушить. В «табачном» случае число противников также велико, но силы их слабы – «Табакпром» контролирует 80% рынка. Ситуация в «кондитерской» сфере выглядит на этом фоне гораздо более взрывоопасной: отрасль находится в шатком равновесии и напоминает «водочную» ситуацию, когда какую-то марку контролирует одна компания. Но даже если государство в лице «Союзплодоимпорта» и вернет себе права на знаки, возникает вопрос, насколько эффективно оно будет ими управлять.
«Я не уверена, что государство может эффективно развивать эти марки, – говорит Ирина Олесова из «Большевика». – Частная компания, зарабатывающая деньги на своих знаках, больше заинтересована в их развитии, чем государственная».
С Олесовой согласен и Скурихин. «Государство не может быть владельцем интеллектуальной собственности, – полагает он. – Оно создано для управления обществом, а не для ведения бизнеса. Кроме того, для развития торговых марок нужны долгосрочные инвестиции, которые при нашей системе власти невозможны. Я, например, не помню ни одного высокопоставленного чиновника, который работал бы на своей должности более пяти лет. Поэтому чиновники стараются исключить долгосрочное планирование и стремятся к годичным планам, которые и определяют хаотичность поведения».
Владимир Логинов в качестве контраргумента предлагает вспомнить, что в последнее время сразу несколько успешных бизнесменов перешли на государственные должности. «Объяснять «недолговечность» чиновников примитивной формулировкой «наворовал – отвалил» – это не только оскорбление собственной страны, это еще и демагогия, – говорит Логинов. – Если следовать логике «сам дурак», можно привести немало примеров того, как именно руководители частных или акционированных предприятий начинали работать не в интересах акционеров, а в интересах только своего собственного кошелька. Согласитесь, в похожих кризисных ситуациях на государственном уровне механизм смещения руководителей работает более оперативно и действенно. Государство вполне способно самостоятельно определять «допустимую» степень коррупции и бороться с недобросовестными служащими. Государственный бизнес существовал и будет существовать всегда. В какой области – это вопрос времени и места».
Передел интеллектуальной собственности, какова бы ни была его форма и логика, сам по себе обозначает весьма благородный вектор развития российского делового сообщества – его понимание бизнес-процессов явно растет. Обратите внимание: драка идет не за кусок железа, как это было в 1990-х, а за интеллектуальную собственность. Сообщество наконец поняло, что на торговых марках можно быстро зарабатывать приличные деньги, не обременяя себя «полями, заводами и пароходами». А значит, скоро поймет, как эти марки защищать. Главное – в чьем «альбоме» окажется коллекция к тому времени."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации