Колониальный подход

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Колониальный подход FLB: Как Олег Дерипаска «закрыл» Черногорию для России и русских

" Братушка Дерипаска Почему в Черногории больше не ждут русских инвесторов «Признаюсь, очень хотелось отдохнуть летом в Черногории, о которой так заманчиво пишут в рекламных буклетах: «Тишина абсолютна и глубока, как синее море, воздух не просто чист — его можно пить, как вино…» Но, боюсь, неласково черногорцы встретят нашего брата, россиянина. Уж очень наследили здесь некоторые соотечественники. Вот лишь один пример. В последний день календарной зимы, 29 февраля, парламент Черногории одобрил решение правительства выплатить немецкому Deutsche Bank 22 млн евро в счет погашения долгов крупнейшего промышленного предприятия республики — алюминиевого комбината в Подгорице (Kombinat Aluminijuma Podgorica — KAP). Из государственного бюджета, видимо, придется выплачивать и остальные долги местных алюминщиков. Вы спросите: сколько? По российским масштабам немного — 350 млн евро. Но для маленькой республики сумма огромная — по 500 долларов на каждого жителя, включая грудных детей. Льготы и жизнь Раскошелиться черногорцам придется по милости одного из самых богатых людей России (капитал в 16,8 млрд долларов, по версии журнала Forbes), владельца концерна «Русский алюминий» Олега Дерипаски . Он появился здесь в 2005-м, когда получившая независимость маленькая республика шла от «социалистической экономики» к рыночной. По примеру других стран, в том числе и России, начинали здесь с приватизации госсобственности. И искали серьезных инвесторов, пусть даже зарубежных. Олега Дерипаску встретили цветами — в самом натуральном смысле. Еще бы: миллиардер и один из крупнейших мировых алюминщиков — и при этом русский, значит, почти свой . Тогда в Черногории любой россиянин натурально казался родным братом, и даже старшим (!). Алюминиевый завод в Подгорице вместе с бокситовым рудником в Никшиче, местным источником сырья, хозяева отдали недорого: контрольный пакет акций в 65,4% обошелся в 54 млн евро. Еще примерно 90 млн евро ушли на погашение накопившихся долгов. Итого покупка обошлась в 144 млн евро — это пятимесячная выручка KAP . Правда, комбинат требовал серьезной реконструкции. Инвестиционное соглашение входило в пакет документов о продаже комбината. Новое оборудование для КАР обошлось в 30 млн евро — деньги тоже совсем не запредельные. В ответ «братушке» постарались облегчить старт на новом месте. Правительство Черногории обязалось субсидировать новых владельцев КАР в размере 60% стоимости необходимой для комбината электроэнергии — до 2007 года. В следующие три года субсидии снижались на 10%, до половины стоимости. И лишь с 2010 года комбинату предстоял переход на оплату электроэнергии по рыночным ценам . Увы, черногорцы не знали, с кем имеют дело. А могли бы поинтересоваться в России у сибиряков-красноярцев. Еще в 2001 году тамошняя энергетика оказалась в предынфарктном состоянии из-за нежелания Олега Дерипаски платить за: электроэнергию, потребленную «Русским алюминием» . Причем в предыдущем, 2000 году «РУСАЛ» продал на Лондонской бирже 830 тысяч тонн алюминия, выручив более 1 млрд долларов. Долг одного из главных производителей «крылатого металла», Красноярского алюминиевого завода, за электроэнергию был в 40 раз меньше — всего 814 млн рублей. Но Дерипаска упорно не платил, выколачивая из энергетиков снижение и без того льготного тарифа . «Этот спор о правде жизни, — улыбаясь, говорил он журналистам. — Я считаю, правда за нами». В итоге в 2001 году чистая прибыль «Русала» составила 882 млн долларов (при выручке в 4,078 млрд долларов), в 2002-м — 840 млн долларов (при выручке в 3,9 млрд долларов). То есть «правда жизни» — чистая рентабельность компании Дерипаски вышла на уровень 22%. (Для сравнения: у крупнейшей в мире на тот момент алюминиевой компании Alcoa чистая рентабельность составляла всего 2%). А в 2006 году благодаря низкой цене на электроэнергию «Русал» продемонстрировал абсолютно рекордную по мировым меркам чистую рентабельность в 37% . Шах от инвестора По свидетельству российской деловой прессы, с 2001 года «Русал» платил щедрые дивиденды своим владельцам. Говорят, на это уходила львиная доля прибыли. Плюс велась скупка перспективных активов, в том числе зарубежных. Заметьте: не создание, не строительство, а скупка . Тоже дело вполне нужное и достойное — если проводилось оздоровление предприятия, в результате чего оно становилось современным и прибыльным. Но, как убедится читатель, это не про комбинат в Подгорице. Напомним: до перехода в руки российского алюминиевого короля КАР был крупнейшим промышленным производством Черногории, обеспечивающим почти 14% ВВП и более 50% экспорта страны. В 2007 году здесь тоже было выпущено 124 тысячи тонн алюминия, которые принесли его владельцам выручку в 372 млн долларов. Но к тому времени реконструкцию приостановили, начались задержки зарплаты. А потом Дерипаска объявил шах: обратился во Франкфуртский арбитражный суд с иском к правительству Черногории, обвинив его в «предоставлении недостоверных сведений о производстве и стоимости алюминиевого комбината». И потребовал возмещения ущерба в размере 300 млн евро-то есть в два раза больше суммы, уплаченной им за КАР . В ответ черногорцы обвинили партнеров в невыполнении инвестиционных обязательств даже на 10%, в крайне низком размере и нерегулярной выплате зарплаты местному персоналу и т. д. Этот спор продолжается и сегодня. Хозяину «Русала» уже удалось сбыть правительству Черногории половину своего пакета акций в обмен на гарантии по очередному кредиту в 132 млн евро, повисшему на многострадальном комбинате. После чего общий долг КАР вырос до 350 млн евро. Местные власти начинают подумывать о национализации комбината вместе с долгами. Предлагают российскому партнеру вернуть назад уже практически разоренное предприятие за 1 евро. Дерипаска отказывается, указывая на вложенные в бокситовый рудник 200 млн евро: мол, компенсируйте! Пикалево и другие Причем вопрос не в конкретном олигархе, чья репутация никогда не была белоснежной. Достаточно вспомнить трагедию жителей города Пикалево в Ленинградской области, где миллиардер сначала купил местный цементный завод, а когда тот стал убыточным, просто-напросто закрыл его, бросив персонал на произвол судьбы. Спасать ситуацию пришлось премьер-министру Владимиру Путину, выделившему крупную сумму из федерального бюджета . Похожая история случилась и на Байкальском целлюлозном комбинате, где потерпевшими оказались около 2 тысяч работников. Не любят нашего «алюминиевого короля» и в ближнем зарубежье. Например, он отличился приобретением с последующим банкротством Запорожского алюминиевого комбината. Все это, однако, не мешает Олегу Дерипаске считаться одним из столпов отечественной экономики . Перечень его титулов длиннее, чем у любого другого российского бизнесмена. Он член бюро президиума Российского союза промышленников и предпринимателей, председатель правления Российского национального комитета Международной торговой палаты, входит в Совет по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ, кавалер целого ряда орденов... Сам Олег Дерипаска любит представлять себя «государственником». Несколько лет назад в интервью британской газете Financial Times объявил, что он и государство — едины. А потому если государство захочет, то в тот же момент получит весь его бизнес. Однако позже, попав в долговой капкан мирового экономического кризиса 2008 года, предложил президенту Медведеву совсем иное: обмен 6 млрд долларов долга «Русала» на пакет привилегированных акций этой компании — с последующим обратным их выкупом. Тем самым государство фактически предоставило бы Дерипаске почти беспроцентный кредит на неопределенный срок, не получая никаких прав ни на управление компанией, ни на ее приобретение за долги . Уважение не купишь Конечно, большой бизнес — занятие не для слабонервных. Он требует известной жесткости в отношениях с партнерами, клиентами, менеджментом, персоналом. Но в мировой практике не менее ценится КСО — корпоративная социальная ответственность предпринимательства, в соответствии с которой бизнес обязан не только стремиться к личной выгоде, но и учитывать интересы общества. Это добровольный вклад в развитие общества в социальной, экономической и экологической сферах, связанный напрямую с основной деятельностью компании, но выходящий за рамки определенного законом минимума обязанностей. В России это пока еще малоупотребимое понятие — наш бизнес нередко пытается быть более «волчьим», чем в Европе и Америке. А в итоге проигрывает страна, проигрываем все мы. В маленькой Черногории, где уважение и любовь к России культивировались веками, отношение к русским начинает меняться на глазах. В последние пару лет успел там прославиться и московский создатель строительных пирамид, владелец компании Mirax Group Сергей Полонский, уже создавший в той же Подгорице компанию-близнец Mirax Balkan и объявивший сбор средств под ее новые проекты: освоение национального проекта «Велика Плажа», строительство в Ульицкой Ривьере сети отелей общим фондом 30 тысяч номеров, сети шале и отелей у подножия гор Дурмитор и Жабляк. Чем это закончится для черногорцев, спрогнозировать нетрудно. Но и россиянам, уже полюбившим отдых в этой райской стране, пожалуй, пора присматриваться к другим берегам и странам». Александр Проценко, «Труд» , № 031, 07 марта 2012 г."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации