Кольцо проблем сужается

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Версия", origindate::17.02.2003

: кольцо проблем сужается

Ситуация в республике в любой момент может выйти из-под контроля

Converted 29340.jpg

Председатель Госсовета Магомедали Магомедов

О том, что в нынче тишь да гладь – умело созданный и искусно поддерживаемый миф. Публичных дискуссий по поводу жизни этого нашего южного соседа в последнее время практически не ведется: чего туда соваться, ведь нет же там войны, так и чудненько! Однако информационные службы различных СМИ нет-нет, да нарушат это благостное затишье. То сообщат, что в вспышка брюшного тифа, причиной которой специалисты называют изношенные водопроводные сети. То очередное покушение на мэра Махачкалы “украсит” новостную сводку. То МЧС обнародует сведения о том, что источником радиации на улицах столицы республики являются трубы отопления, которые ранее использовались на буровых установках… Правда, о том, что республика просто наводнена оружием, что там все более усиливаются сепаратистские и религиозные настроения и, как снежный ком, растет недовольство социальным и национальным неравенством – об этом в “центре” почему-то предпочитают не говорить.

По всей видимости, Москву вполне устраивает положение дел в республике, как устраивает и ее глава - Магомедали Магомедов, который в полной мере доказал свою лояльность к федеральным властям и снискал славу “гаранта спокойствия” в самом полиэтническом регионе Северного Кавказа.

Наша справка
Магомедали Магомедов - из "старой" гвардии руководящих работников. Начинал трудовую деятельность учителем средней школы в родном Левашинском районе. Был директором школы, заведующим районо, председателем колхоза, председателем райисполкома, первым секретарем Левашинского райкома КПСС. С 1990 по 1994 г.г. - председатель Верховного Совета. С 1994-го по настоящее время - председатель Государственного совета республики. Награжден орденами Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, "За заслуги перед Отечеством", Дружбы народов. Женат, сыновья Магомедова занимаются банковским, хлебным и нефтяным бизнесом.

72-летний Магомедали Магомедович Магомедов, бывший учитель и дипломированный агроном, уже больше десятка лет правит. Получив закалку еще в советские времена, будучи первым секретарем Левашинского райкома КПСС, а потом председателем Верховного Совета, за годы руководства уже суверенной республикой, Магомедов выстроил в своей епархии такую вертикаль власти, что Путин в этом смысле выглядит просто мальчиком. “Свои люди” у Магомедали Магомедовича везде - в экономике “свои” торгуют рыбой, нефтью, и алкоголем, в политике зачастую от “хозяина” зависит, кто сядет в кресло депутата или министра.

Оставаться долгое время на руководящем посту, да еще удерживать свои позиции в столь преклонном возрасте, Магомедову помогает его бесспорный талант шахматиста. Умело выстраивая ходы в игре с центром, глава Госсовета удержался у власти, несмотря на массу поводов для отставки: реальный рост религиозного экстремизма в республике, явная приближенность криминалитета к власти, отсутствие какой бы то ни было экономической программы. Его не свалило даже то обстоятельство, что, который до 1991 года был одним из наиболее развитых регионов Северного Кавказа, превратился в депрессивный и дотационный регион, почти всецело зависящий от федерального центра. По данным Международной организации труда, количество безработных в составляет около 200 тыс. человек, что соответствует 22% экономически активного населения. Такого высокого уровня безработицы нет нигде в России. Причем около половины экономически активного населения республики являются иждивенцами.

Наша справка
В настоящее время в наблюдается очень высокий уровень безработицы, который в 6 раз выше среднего по России. Между тем, уровень промышленного производства в 10 с лишним раз меньше общенационального, а уровень сельскохозяйственного производства — в 2,8 раз ниже. Наиболее уязвимые группы безработных — это женщины (63%) и молодежь до 30 лет (61%).

Непосредственным следствием кризисного экономического состояния региона является крайне низкий уровень жизни в республике: в последние годы до 60% населения имеют денежные доходы ниже прожиточного минимума. По данным Минэкономики республики, абсолютное большинство населения находится практически за чертой бедности. Средняя заработная плата работающих граждан в 2,5 раза ниже, чем в целом по Российской Федерации и в 1,4-1,8 раза ниже, чем в соседних регионах Северного Кавказа.

Разговоры о “незаменимости” Магомедова, а значит, его бессменности то и дело ведут местные СМИ. И не только они. Аргументы просты - Москва только ему доверяет и денег из федерального бюджета никому, кроме него не даст. Некоторые кремлевские чиновники также привыкли возносить “отца дагестанского народа”, но уже за то, что Магомедову удалось сохранить мир и согласие в. Этот аргумент мог бы и впрямь быть уничтожающим для недругов “вечного”. Но это если рассматривать ситуацию в по верхам, не давая себе труд заглянуть несколько вглубь и вперед, проанализировав возможные последствия нынешней внутренней политики.

Если говорить о прежних результатах национальной политики председателя Госсовета, то, пожалуй, одной из первых ласточек в деле раскола республики по этно-конфессиональному признаку можно считать ситуацию с селениями Карамахи и Чабанмахи. Дагестанские власти сквозь пальцы смотрели на усиление радикальных исламистов в этих двух селах. Госчиновники были вынуждены мириться с возникновением в Кадарском ущелье настоящих радикально-исламистских (или так называемых вахаббитских) анклавов, где существовала параллельная власть, шариатские суды и прочие институты “чистого” ислама. В том числе и военные, притом что номинально были и светские власти. Стоит отметить, что отнюдь не все население сел выступало сторонниками ваххабитов. Были и несогласные, но сделать они ничего не могли – сила была на стороне радикалов. Власть терпела все это, но лишь до того момента, пока экстремисты не выдвинули простой лозунг: “Вся власть народу”. В это может значить только одно – выборы главы республики прямым тайным голосованием всеми избирателями.

Такого вызова местной демократии республиканские власти простить не могли. И попытались взять ситуацию под контроль. В ущелье были стянуты крупные силы милиции и республиканский ОМОН. Но после многодневных боев ситуация сохранила статус-кво. И лишь агрессия чеченских боевиков позволила решить проблему. Причем руками федеральных сил. Бои с применением тяжелого вооружения и авиации шли почти полтора месяца. Магомедову опять повезло. Проблему за него решили другие.

Но остался вопрос – как на глазах у руководства республики, прямо под его носом, была создана настоящая крепость, напичканная оружием и активно боровшаяся против светских властей.

Религиозные и национальные проблемы, которые пока существуют в виде скрытой болезни, рано или поздно дадут о себе знать. И уж тогда всем мало не покажется. В более живут представители более 100 национальностей и почти всех мировых религий. Многие аналитики полагают, что самым тонким местом в ткани мирного сосуществования народов республики является формирование структуры государственной власти.

Наша справка 
– единственный регион Российской Федерации, где руководитель избирается по сложной системе. Сначала путем тайного всеобщего голосования проходят выборы местного парламента – Народного собрания. Народное собрание формирует Госсовет, состоящий из представителей 14 коренных национальностей республики, и избирает из своих рядов главу Госсовета. 

Оппозиционные политические силы неоднократно пытались внести в Конституцию пункт о всеобщих прямых выборах. Прямые выборы так и не ввели, а принятая в 1998 году поправка к Конституции фактически ликвидировала единственный пункт, который мог помешать Магомедали Магомедову избираться на все последующие сроки. Этот пункт предусматривал ротацию главы Госсовета по национальному признаку: даргинца Магомедова должен был сменить представитель другого коренного народа.

Дело в том, что в Стране гор сложилось уникальная ситуация: по некой договоренности, ключевые должности в распределяют между собой наиболее крупные народы. Например, глава республики - даргинец, спикер парламента – аварец. Стало быть, председателем правительства должен быть, к примеру, кумык, а прокурором лезгин. Известно, что Магомедали Магомедов – даргинец. Это значит, что его приемником должен быть исключительно представитель того же народа. Если на месте Магомедова, вдруг, окажется аварец, то и спикеру надо будет тоже уйти в отставку, потому что два аварца на “хлебных” местах – это уже перебор. Другим высоким чиновникам тоже надо будет подумать о другом месте работы, чтобы не нарушить привычный чиновничий “набор”.

Как бы это ни было странно, но такой национальный подход к занятию должностей в Дагестанских органах власти, привел к тому, что те народные представители, что стоят теперь у “руля”, ничуть не заинтересованы в том, чтобы нынешний глава ушел со своего поста. Однако как долго эта ситуация может сохраняться?

Вероятно, только до тех пор, пока праведный гнев народов, обойденных объятиями различных ветвей власти, ни вырвется наружу. Больше десяти лет у власти в республике стоит даргинец. Это обстоятельство вызывает пока только глухое раздражение у аварцев, представителей самого многочисленного из дагестанских народов. А кумыки, к примеру, уже ни раз высказывали свое недовольство тем, что их собратьев практически нет ни среди мэров городов, ни среди руководителей силовыми ведомствами. Они встречались по этому поводу с “отцом дагестанского народа”. “Отец” согласился, что это несправедливо.

Впрочем, Магомедову в скором будущем придется только и делать, что распределять должности по национальному признаку. И любая ошибка в “разнарядке” может быть чревата реальной гражданской войной. Ибо примирить гордых сынов дагестанской нации не так-то просто. Аварцы претендуют на ведущие позиции в государстве потому, что их больше всех, что они дали четырех имамов, в том числе и такого гиганта как Шамиль, одного великого поэта и одну выдающуюся поэтессу. Даргинцы – так как породили двоих выдающихся современных политиков. Кумыки говорят о том, что все остальные представители дагестанского народа проживают на исконно кумыкских землях. Но самый обезоруживающий аргумент у лакцев – свои претензии на власть оно обосновывают тем, что именно среди них самое большое количество героев Великой Отечественной войны.

Раздать всем сестрам по серьгам, имея достаточно ограниченное количество кожаных чиновничьих кресел - задача практически невыполнимая. А потому рано или поздно эти кресла будут добываться силой оружия. Тем более, что трудно надеяться на спокойствие в регионе, где большая половина населения живет за чертой бедности. Именно экономическая ситуация способствует тому, что из республики продолжается отток населения, причем не только русскоязычного. Если русские уезжают в силу многих причин (например закрытие промышленных предприятий, на которых они традиционно трудились), то аварцы, кумыки, даргинцы, лезгины уезжают от родных могил в силу невозможности приложить усилия на родине. Ведь все сферы производства и сбыта плотно контролируются группировками, которые можно смело назвать криминально-чиновничьими. Должности продаются и покупаются, но не просто так, а исключительно по рекомендации. Таким образом, выстраиваются взаимоотношения, в которых чужаку нет места. Вот и едут наиболее грамотные и предприимчивые не только в другие регионы России, но и в страны СНГ и дальнего зарубежья. Только там они могут реализовать свои способности, будь то предпринимательские или научные.

Но эти люди не теряют связи с родными, с односельчанами, наконец. Они присылают деньги, на которые живет чуть ли не половина, они приезжают домой. И будучи уже несколько другими людьми, повидавшими мир, пожившими в других городах и странах, они начинают понимать, что то устройство, которое они видят, что в родной республике ничего не изменилось, что в ней они по-прежнему не могут найти себе применение. Но они уже другие, они не хотят мириться с ситуацией. И у них уже нет страха.

Одним из примеров тому может служить громкая история, заставившая многих задуматься над тем, что реально из себя представляет власть в республике. Связана она с именем Юсупа Мудунова, врача-реаниматолога, москвича, который в бывал наездами. Во дворе его дома в Махачкале с недавних пор взяли привычку собираться подростки, так называемая местная “золотая молодежь”, компанию которых возглавлял Шамиль Табуков, внук председателя Госсовета. Вели они себя вызывающе, оскорбляли старших, что на Кавказе. мягко говоря , не принято. Никто не хотел с ними связываться. И только Юсуп не стерпел, и велел дебоширам убираться. В результате бытовая ссора переросла в стрельбу. Итог – трое раненых, среди них два внука Магомедова. И двое задержанных: Мудунов и его приятель Шамиль Абдулхаликов. Обоим предъявлено обвинение по статье 105 Уголовного кодекса — покушение на убийство. И это при том, что известен стрелявший – племянник Мудунова. Юсупа Мудунова выпустили лишь через две недели. Когда синяки и кровоподтеки почти уже сошли, а история стала приобретать неприятную для местной власти огласку (как утверждает сам потерпевший, его избивали охранники Магомедова в присутствии заместителя министра внутренних дел Магомеда Омарова). Правда, обвинение в попытке убийства с него сняли, но взамен обвинили в укрывательстве. Это при том, что с места стрельбы он сразу же отправился в больницу и племянника своего больше не видел.

Эта история не только иллюстрирует ситуацию в республике, но и обнажает одну очень тревожную тенденцию: достаточно одного неосторожного шага, или действия, как ситуация может полностью выйти из-под контроля в донельзя переполненной оружием республике. Конечно, нельзя сравнивать ситуацию в с положением в Ливане в 1975 году или в Боснии в1992. Но ведь и там война всех против всех начиналась во многом случайно – с бытового конфликта…

Наша справка
Население Дагестанаия 2160,3 тыс. человек. По данным переписи 1989 года на территории зафиксированы представители 102-х национальностей. В республике нет “титульной национальности”, но ее политическими атрибутами наделены в настоящее время 14 национальностей: аварцы - наиболее многочисленный этнос. По данным переписи населения 1989 г., их в республике 577,1 тыс. человек, что составляет 27,9 % населения республики, даргинцы - второй по численности дагестанский этнос - составляют 16,1 % населения республики (332,4 тыс. человек). Кумыки насчитывают 267,5 тыс. человек и составляют 12,9 % населения республики. Лезгин в в настоящее время 250,7 тыс. человек, что составляет 12,2 % населения республики. Русские считаются одним из народов. Сейчас их в республике 150,1 тыс. человек (7,3 % населения).  Лакцев в настоящее время 5 % от всего населения.