Командир несчастливой «щуки»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Скандальный судебный процесс во Владивостоке по факту гибели 20 подводников на АПЛ «Нерпа» затеян, чтобы вывести из-под удара главных виновников?

43269-150x77.jpgВо вторник, 10 мая президент России Дмитрий Медведев устроил форменный разнос руководству оборонно-промышленного комплекса за провал планов перевооружения армии и флота. «Во времена оные, — зловеще намекнул президент участникам совещания, — половина здесь присутствующих уже занималась бы активным физическим трудом на свежем воздухе». И потребовал срочно навести порядок во взаимоотношениях Министерства обороны и ОПК.

Проблем тут уйма. Но с чего-то ведь надо начинать? С чего? Ну, хотя бы с того, чтобы воровать перестали миллиардами. Жизнь как раз подкинула весьма красноречивый сюжетец о том, как это делается и к чему приводит. Речь идет о судебном процессе, который должен начаться во Владивостоке через неделю, 20 мая. Суду присяжных предстоит рассмотреть дело командира атомной подводной лодки К-152 «Нерпа» (проект 941И, модернизированная «Щука-Б») капитана 1 ранга Дмитрия Лаврентьева и трюмного машиниста матроса Дмитрия Гробова. Как считает военная прокуратура, по их вине 8 ноября 2008 года на атомоходе во время ходовых испытаний произошла авария, в которой погибли люди.

Напомним о том, как это случилось. Лодка находилась в подводном положении в Японском море, когда произошло несанкционированное срабатывание системы пожаротушения ЛОХ (лодочная объемная химическая) с подачей в отсеки подводной лодки смеси фреона и ядовитого газа тетрахлорэтилена. В результате погибли 20 человек членов сдаточной команды (из них 17 гражданских специалистов), 41 человек пострадал. Всего на лодке находилось около 220 человек – экипаж и гражданские члены команды (представители завода-изготовителя, конструкторских бюро и т.д.). Это был особенно тяжелый удар для нашего флота еще и потому, что «Нерпу» строили для индийских военно-морских сил. После окончания испытаний атомный подводный крейсер планируют отдать индийцам в лизинг на 10 лет.

В тот же день было возбуждено уголовное дело. Первого виновника обнаружили без труда. Им, считают военные прокуроры, оказался машинист трюмный с подходящей фамилией Гробов. По версии следствия, контрактник несанкционированно запустил систему пожаротушения с пульта управления «Молибден-И», расположенного во втором отсеке. При этом в системе оказался не положенный по руководящим документам фреон 114В2, а смесь его с ядовитым растворителем тетрахлорэтиленом, что и послужило причиной гибели представителей промышленности и членов экипажа. Причем, фреона 114В2 было всего 40%, а яда-растворителя – в полтора раза больше.

Но на этом важнейшем обстоятельстве следствие особо не зацикливалось. Оно просто записало в материалах дела, что матрос Гробов не мог не знать, к чему могут привести его действия. Но поступал так, судя по всему, по безалаберности.

Другого обвиняемого тоже не пришлось долго искать – уголовное дело завели и на командира атомохода капитана 1 ранга Лаврентьева. Командира «Нерпы» обвинили в том, что именно он намеренно своими действиями спровоцировал аварию, которая повлекла тяжкие последствия.

В постановлении следствия говорится, что Лаврентьев не принял мер по обеспечению безопасности эксплуатации системы ЛОХ. Кроме того, считают в военной прокуратуре, командир допустил экипаж, в том числе матроса Дмитрия Гробова, к самостоятельному управлению и обслуживанию систем и механизмов подводной лодки, хотя, по мнению следствия, экипаж был не готов, и Лаврентьев об этом знал. Капитан 1 ранга своей вины не признает и доказывает, что действовал точно по уставам и инструкциям.

Еще не начавшийся судебный процесс уже вызвал огромный общественный резонанс. В защиту командира «Нерпы» и матроса Гробова выступила флотская общественность. Группа отставных адмиралов и строители атомной подводной лодки выступили с заявлениями о том, что дело должным образом не расследовано и его необходимо вернуть военной прокуратуре. По мнению авторов заявлений, гибель 20 человек на подводной лодке во время ходовых испытаний в Японском море стала следствием «коррупции и развала военно-промышленного комплекса», а обвиняемые по этому делу командир подлодки Дмитрий Лаврентьев и машинист трюмный Дмитрий Гробов назначены «стрелочниками».

Контр-адмирал запаса, председатель Союза подводников Тихоокеанского флота Константин Лаптев пояснил: «Нерпа» не является серийным кораблем, где действия в любых ситуациях прописаны и известны. На этой подлодке 14 совершенно новых изделий. Это уникальный корабль и отсюда все трудности в его испытаниях. В навыках по борьбе за живучесть экипаж «Нерпы» упрекнуть не в чем. В момент аварии они сделали невозможное. Грамотные действия командира и экипажа спасли десятки жизней, к сожалению, 20 человек погибли».

По мнению вице-адмирала в отставке, председателя Владивостокского морского собрания Бориса Приходько, причины аварии на субмарине, неудачных запусков российских ракет «Булава» и спутников ГЛОНАСС одни и те же: коррупция и развал военно-промышленного комплекса.

«Украли фреон, который должен был быть закачан в систему пожаротушения «Нерпы», и заменили его ядом, вот потому и погибли люди. А куда делся фреон, кто его украл – вопрос открытый».

Адмирал Приходько уверен, что от исхода судебного процесса во Владивостоке зависят не только судьбы двух конкретных подводников. Вся программа перевооружения флота зависит от того, какой вердикт вынесут судьи. Потому что если и дальше в нашей «оборонке» можно будет безнаказанно воровать, ничего с переоснащением армии у нас не получится.

Прокомментировать скандальный судебный процесс обозреватель «Свободной прессы» попросил главу Санкт-Петербургского Клуба моряков-подводников и ветеранов ВМФ капитан 1 ранга запаса Игоря Курдина.

«СП»: — Игорь Кириллович, как вы оцениваете предстоящий процесс? Кажется, по крайней мере, командиру «Нерпы» действительно уготована роль стрелочника, чтобы вывести из-под удара истинных виновников гибели людей.

- Не совсем так. Командир корабля несет свою меру ответственности за все, что происходит у него на борту. Если погибли сразу 20 человек – тем более. Но мне непонятно, почему первоначально вмененную Лаврентьеву статью «Халатность» вдруг через полтора года после начала следствия заменили на более тяжелую — «Превышение должностных полномочий». Теперь ему «светит» до 10 лет лишения свободы. Но если бы меня спросили, кто в этом деле виноват в первую очередь, я бы ответил: государство. Именно так. Государство определяет правила – строительства подводных лодок, обучения экипажей, приемку новой техники от ОПК, включение ее в состав ВМФ и дальнейшую эксплуатацию. Всего пять составляющих. При приемке АПЛ «Нерпа» в состав ВМФ четыре из этих пяти составляющих были нарушены.

Заложена она была в конце 1991 года, а в состав ВМФ вошла 28 декабря 2009 года – через 18 лет, в то время, как сначала планировалось на постройку и испытания потратить 4-5 лет.

Через 18 лет она должна была один раз уже побывать на среднем ремонте (через 10 лет) и уже подходить к своему второму среднему ремонту (время такого ремонта – 10 лет независимо от того, стоит лодка в доке, или ходит в море – все оборудование должно быть заменено).

Заменено ли оно? Мне скажут, что да, но я думаю, что только частично – что-то осталось, позволю себе заметить, с той самой закладки – с 1991 года. Кто в этом повинен? Только государство.

Обучение должно проходить в учебном центре, а потом экипаж прибывает на борт и участвует в установке оборудования. Потом – испытания швартовные. И на них экипаж учится у строителей, рабочих, промышленности. Это долгий процесс. Что же в случае с экипажем «Нерпы»? Из семи месяцев в учебном центре провели только три. А потом? А потом – как получится.

«СП»: — Прокуратура считает, что командир «Нерпы» — уголовный преступник, и тем не менее именно он два года в промежутках между допросами продолжает выводить атомный корабль в море и руководить экипажем? Так вообще-то бывает?

- У нас все бывает. Я добавлю красок: все эти годы Лаврентьев находится под подпиской о невыезде. И, тем не менее, регулярно выводит «Нерпу» за пределы российских территориальных вод.

«СП»: — По известному принципу «Куда он денется с подводной лодки»?

- Нет. Там просто безвыходное положение. На сегодня заменить Лаврентьева другим командиром просто невозможно. Он единственный на всем нашем Военно-Морском флоте допущен к управлению кораблем проекта 941И. То есть «Нерпой». Другого такого корабля у нас тоже нет. Поскольку лодку специально готовят для Индии. Вот и вышло, что атомоходом до сих пор командует офицер, который к следователю ходит чаще, чем в свой штаб. Кстати, месяц назад руководство Тихоокеанского флота спохватилось и Лаврентьеву выходить в море все же запретили. Вместо него послали заместителя командира дивизии, которому оформили некий «временный допуск к управлению кораблем проекта 941И». Такого допуска ни один из руководящих документов на флоте не предусматривает. Допуск – он или есть, или его нет. И если бы в том единственном выходе в море, когда «Нерпой» командовал замкомдива, что-нибудь, упаси Бог, случилось на корабле, шороху было бы очень много. Но обошлось. Все это выглядит настолько нелепо, что некоторое время назад капитан 1 ранга Лаврентьев написал рапорт министру оборону Сердюкову. В нем он просит разъяснить, кто он теперь: командир или преступник?

«СП»: — Сердюков ответил?

- Конечно, нет.

«СП»: — Насколько можно понять, командиру «Нерпы» вменяют в вину плохую подготовку экипажа.

- Это надо еще доказать. Даже если выучка моряков действительно оказалась не на высоте, то Лаврентьев ли в этом виноват? И если да – то он ли один? Для меня важнее заключение комиссии Главного штаба ВМФ, которая расследовала причины аварии. В документе, подписанном адмиралом Татариновым, сказано: «Благодаря решительным и грамотным действиям командира атомной подводной лодки «Нерпа» удалось избежать значительно более тяжелых последствий». А еще важны отзывы простых работяг и конструкторов, которые в тот день находились на борту. Ни один из них ни в чем Лаврентьева не обвинил. Даже те, что тоже пострадали. Главное все же в том, что на лодку загрузили фальшивый фреон. Он и погубил людей. Все наши эксперты в один голос утверждают, что если бы фреон был, как и положено, без примесей, у людей во втором отсеке было бы минимум 2-3 минуты, чтобы включиться в индивидуальные средства защиты. Жертв бы не было.

«СП»: — Видимо, суд установит, как некондиционный газ оказался на корабле.

- Дело по фреону выделено в отдельное производство. Понимаете, что получается? Лаврентьеву вынесут приговор. А потом когда-нибудь, кто-нибудь, может быть выяснит, кто и почему разрешил грузить эту гадость. Кстати, у нас есть сведения, что один из военных представителей на заводе отказался подписывать акт о приемке фальшивого фреона. Дождались, пока этот офицер ушел в отпуск. Подсунули бумагу другому военпреду. Тот подписал. Уж не знаю, за бутылку или за какие-то другое блага.

«СП»: — Получается, поиски ответа на главный вопрос следствие отложило на потом. Вы усматриваете во всем этом коррупционную составляющую?

- Один мой друг сказал по этому поводу: «Ищите, кому это выгодно. Если найдете – решите проблему».

«СП»: — Но почему бы следователям уже сегодня не поискать ответ?

- Вопрос не по адресу. Знаете, почему мы настояли, чтобы в предстоящем процессе участвовали присяжные? Потому что не очень доверяем тем, кто судит профессионально. Больше мне сказать нечего.

Оригинал материала: Свободная Пресса