Комедия строгого режима

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Комедия строгого режима

"Незапланированный “отпуск” в Греции беглому российскому олигарху Владимиру Гусинскому придется провести не на пляже, а в афинской тюрьме “Коридаллос”. Такое решение принял судья апелляционного суда Греции Георгиос Властис.

     Итак, Гусинский сел. Надолго ли? Вокруг ареста магната складывается странная ситуация. Хотя олигарха задержали еще в пятницу, запрос о его выдаче из Москвы в Афины пока, во всяком случае, когда готовился этот материал, не поступил. Так же, как наше посольство в Афинах не получило с греческой стороны уведомления об его аресте. То ли это классическое чиновничье головотяпство, то ли тайная политическая игра, умом которую не понять. Первоначальная сенсация с задержанием оборачивается трагикомедией, которую только одна сторона воспринимает всерьез — сам Гусинский и его многочисленные сторонники по всему свету. Влиятельная греческая газета “Катимерини” вышла во вторник со статьей, где утверждается, что греческий МИД уже подвергся мощному давлению извне, например, приходят письма от американских сенаторов в защиту сидящего в тюрьме “Коридаллос” именитого узника. Афинское радио передало, что израильское посольство потребовало освобождения схваченного миллионера. 
     А пока дипкурьеры с бумагами снуют между Афинами и Москвой, олигарх скучает за решеткой. Впрочем, особо страдать ему вряд ли придется: афинская тюрьма “Коридаллос” — это не набитая битком московская Бутырка. Автор этих строк побывал в “Коридаллос”, когда брал там интервью у “алмазного короля” Андрея Козленка. Расположена тюрьма в обычном городском квартале, который тоже называется Коридаллос. 
     Общее впечатление об этом застенке — как о советском доме отдыха средней руки. Ни боксов для “шмона”, ни грозно лязгающих запоров, ни вертухаев с автоматами, ни мрачных железных ворот. Во дворе — клумбы с цветами, среди которых лениво греются на солнце жирные афинские кошки. В “предбаннике” за обшарпанным столом под иконой Святого Николая — покровителя полиции — сидят молодые люди приятной наружности в синей форме и не спеша пьют кофе. К ручке двери, ведущей в тюремный коридор, тянется длинная веревка, наверное, для того, чтобы можно было с удобством ее открывать, не вставая с места.
     Двери камер днем открыты, и заключенные могут разгуливать в спортивных костюмах по коридорам, без помех общаясь друг с другом. На стенах висят телефоны-автоматы, по которым узники могут звонить домой и болтать с родственниками.
     Кормят сытно: в меню обязательны фрукты, овощи, парное мясо — давать заключенным мороженые продукты строго запрещено. Пьют, конечно, не жидкий чай или компот из сухофруктов, а кока-колу или фанту.
     Когда я разговаривал в тюрьме с Козленком, то заметил, что тот после нескольких недель отсидки был свеж, чисто выбрит, со здоровым румянцем во всю щеку. 
     Во всей Греции сидят сейчас немногим более 8 тысяч человек. Если бы Гусинского посадили не в “Коридаллос”, а в новую тюрьму “Маландрино”, что построена недавно в 250 километрах от Афин, то тогда он очутился бы прямо-таки в европейском отеле. Камеры там напоминают комнаты в комфортабельной гостинице. Мебель неутомительных для глаза цветов, собственный туалет и душ в каждом “номере”. Никаких нар или двухъярусных коек. И забудьте, господа, грубое слово “параша”! Евросортир блестит и сияет чистотой. Телевизор, конечно, у каждого свой. Г-ну Гусинскому не пришлось бы его покупать на свои средства и дарить потом исправительному учреждению.
     Потеть в этой евротюрьме в греческую жару тоже не приходится. Есть центральная система кондиционирования воздуха. И нет громадных общих столовых, где кормят всех разом, а потому приходится долго ждать своей очереди. Столовые небольшие, человек на 20—28. 
     Позаботившись о желудке, строители “Маландрино” не забыли, что здоровый дух обитает в здоровом теле. Две большие и отлично оборудованные площадки для игры в баскетбол и футбол всегда к услугам отдыхаю... то бишь заключенных. 
     Кому не по вкусу спорт, могут покопаться на грядках тюремного огорода, взять в руки лейку и позаботиться о свежих орхидеях.
     Не забыта и пища духовная. Есть большая библиотека, которую регулярно снабжают периодической литературой. Кстати, заключенные могут заказывать книги прямо из магазинов. Особенно отличаются на этом поприще читатели-зэки из бывшего СССР, славного своим образованием. Причем берут вовсе не детективы, а книги по истории и философии. Такая возможность есть и у Гусинского, хотя сейчас ему явно не до книг.
     — Да, из тюрем нам заказывают много, в основном книги по философии: Ницше, Шопенгауэра, Платона, Плутарха, — сообщил нам директор афинского магазина русской книги “Арбат” Сергей Какофиас. — Часто просят прислать периодическую литературу, газеты, а вот детективы почти не заказывают.
     — Частым посетителем нашего магазина в Салониках, — продолжал г-н Какофиас, — был знаменитый киллер Владимир Татаренков (он тоже сидит сейчас в греческой тюрьме за незаконное хранение оружия). Татаренков подъезжал к магазину на роскошном “Мерседесе”, покупал пачки книг, много газет и журналов, в том числе и “Московский комсомолец”. И надо сказать, вел себя весьма вежливо, как настоящий библиофил...
     Пока неизвестно, в какой именно камере “Коридаллос” скучает бывший хозяин “Медиа-Моста”. Вряд ли, конечно, миллиардера посадили в общую, к албанским уголовникам. Или к нелегалам из бывшего СССР, которых в последние годы немало за стенами греческих тюрем. Те спят на поролоновых матрацах, разложенных прямо на бетонном полу. 
     — Алло, “Коридаллос”? — решил набрать тюремный номер и получить информацию о судьбе медиамагната, так сказать, из первоисточника... — Где у вас Гусинский?
     — Гусинский? А это кто такой? — отвечает мужской голос. — Как его имя? Владимир... Минуточку...
     Трубка какое-то время хранит молчание потом заявляет: 
     — У нас его нет.
     — Как нет?
     — Он — в тюремной больнице.
А вот это уже что-то новое. Впрочем, все новое — хорошо забытое старое. Помнится, другой знаменитый арестант, только не еврейский, а российский, Павел Бородин, тоже слег, когда угодил в американскую темницу, ожидая в 2001 г. своей экстрадиции в Швейцарию. В Нью-Йорке ему удалось даже перевестись из тюремного госпиталя в городскую клинику, там он лежал, прикованный наручниками к кровати. Так что Гусинский не оригинален. И надо отдать должное, пока российские чиновники наводят тень на ясный день, его адвокаты времени не теряют. Больничная палата все ж предпочтительнее, чем камера, пусть даже самая комфортная."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации