Комиссионные милосердия. Пономарев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"7 июля исполняется год со дня крупнейшего наводнения в городе Крымск Краснодарского края. Как гласит созданная по этому случаю страница в Википедии: Наводнение в Краснодарском крае в 2012 году — стихийное бедствие, вызванное проливными дождями. В течение 6—7 июля 2012 года выпала более чем трёх-пятимесячная норма осадков. Число пострадавших — более 34 тысяч человек, погиб 171 человек. Специалисты присвоили данному наводнению статус выдающегося, в то время как за рубежом оно было классифицировано как «flash flood».

Вокруг волонтеров, со всей страны поехавших помогать жителям утонувшего города, сегодня придумано «с горкой» самых разнообразных вымыслов и откровенных легенд, Некоторых из них назвать волонтерами не поворачивается язык, правильнее было бы обозначать их так «в кавычках».

Никто не спорит, что приезжавшие на ликвидацию последствий наводнения ребята оказали огромную помощь. Крымчане до сих пор благодарны им. И тем сложнее им сегодня говорить о тех «странностях», которые были связаны с волонтерами.

О благородных, а порой и геройских поступках волонтеров в Крымске сказано немало. Хотя, к примеру, о парне, воевавшем в Чечне, жившем в Санкт-Петербурге, работавшем в своем городе преподавателем военной подготовки, приехавшим одним из первых в пострадавшую рядом с Крымском Нижнюю Баканку, «оттрубившим» первый срок на ликвидации, вернувшемуся в Питер, уволившемся со школы и приехавшем в Баканку на вторую волну ликвидации и уже устраивавшемуся в баканскую школу преподавателем, но не успевшем и умершим после очередных трудных работ от сердца, сказано, на мой взгляд, незаслуженно мало.

Разное было. Не будем даже говорить о том, самый большой лагерь волонтеров Крымска, разбитый при въезде в Крымск, на месте уехавшей после ликвидации воинской части, раскололся на две враждебные части. И сколько бы не говорили о том, что в Крымске, как в джунглях во время засухи, было объявлено «водяное перемирие» на водопое, и на ликвидации последствий наводнения представители разных партий работали плечом к плечу, поверьте - тот, самый крупный волонтерский лагерь в Крымске раскололся. По политическим причинам - на тех, кто не мог простить власти преступления, по их мнению, повлекшего гибель людей, и на тех, кто решил уживаться с властями и сотрудничать с ними ради помощи людям.

Не стоит об этом сейчас. Может быть, позже.

Хотелось бы к годовщине наводнения напомнить о том, как и что обещали пережившим трагедию людям некоторые наши так называемые «гуманисты». И о некоторых странностях самой «помощи» и ее организации, о которых рассказывали сами крымчане. Год спустя это зияющее несовпадение деклараций и дел выглядит еще более угнетающе. Если человеку, потерявшему все, помогли, то стоит ли при этом закрывать глаза на некоторые «странности» в поведении помощников, отчетливо проявившиеся при распределении благ, собраных «с миру по нитке»? Многие крымчане и сегодня уверены – как бы там ни было, что бы не происходило, но все же пострадавшим была оказана реальная помощь. А ведь могли бы многие из волонтеров просто ограничиться перепостом просьб о помощи в соцсетях, как сделало большинство, впоследствии поднявших крик о злоупотреблениях в Крымске. Перепостил - помог Крымску. Ложись спокойно спать с чистой совестью - гражданский долг исполнен, совесть трепещет.

«Баронесса»

Для начала неплохо бы припомнить один скандал, связанный «великой оппозиционеркой» Машей Бароновой, той самой, которая на митинге 6 мая 2012 года кричала на солдат-срочников (видимо, перепутав их с ОМОНом и 2-м оперполком ГУВД), что они предают свой народ и их детям будет стыдно, а деньги и квартиры которые им дают - кровававые.

Баронова, как и многие другие оппозиционеры, после трагедии в Крымске стала принимать активное участие в сборе средств и гуманитарной помощи для пострадавших.

Многие, наверное, еще не забыли серийные «душевные» видео с Воробьевых гор, где оппозиционеры устроили один из нескольких пунктов приема гуманитарки.

Круголосуточные толпы народа, коробки, фуры, автобусы и т.д. Воодушевление и энтузиазм. Однако спустя несколько дней послен начала сбора помощи пострадавшим в Живом журнале появился скандальный пост Lady_Katz о том, что не все так уж и гладко в стане гуманистов-оппозиционеров, и больше остальных в тот раз засветилась как раз «наша Маша».

12 июля 2012. Через 5 дней после наводнения в Крымске:

«Когда в столице начался сбор денег и гуманитарной помощи пострадавшим в Крымске, наибольшее рвение к этому процессу среди оппозиции проявила Мария Баронова. С первого взгляда этим благородным жестом можно только восхититься – человек всего себя самозабвенно посвящает помощи ближнему. Однако как оказалось на деле, восхищаться здесь абсолютно нечем: толстым слоем благородства были умело замаскированы меркантильность и алчность.

Маша, как самый «жадный терминал для приема платежей», решила присвоить себе со всей собранной суммы комиссию – так сказать вознаграждение за свою активность. Вот только комиссионные деньги она не стала перевязывать белой ленточкой, а просто так в карман положила – чтобы без улик. Остальные сборы «пометила».

Трудно представить более низкий поступок, чем нажиться на чужом горе. Однако Маша смогла пасть еще ниже. Одним из жертвователей в пользу крымчан выступил маленький мальчик. По своей душевной доброте и наивности он принес Бароновой копилку с деньгами, которые давно собирал. И Маша без зазрения совести взяла их. Возможно, в этом этом не было бы большой беды - ребенок их сам принес от чистого сердца.

Но оппозиционерка, вскрыв копилку, обнаружила там ценные старинные монеты. Зная, что за них можно выручить приличную сумму, она присвоила их себе, а мальчика с пустой копилкой отпустила восвояси. Сомнительно, чтобы, совершив такое подлое воровство, она бы перевела деньги от продажи монет на счета пострадавших Крымска. Хотя, конечно, в свое оправдание она придумает что-то подобное...» - писала тогда Lady_Katz

Откат

Естественно, история быстро распространилась в Сети, вызвав волну негодования, обсуждений, обвинений и разоблачений.

Спустя почти две недели Баронова дала интервью «Ленте.Ру», в котором объявила о том, что подверглась «травле» за свою активную гражданскую позицию:

«Одна из самых ярких активисток оппозиции, координатор движения «Россия для всех» Мария Баронова рассказала «Ленте.Ру», что по заказу «сверху» ее травят и пытаются заставить уехать из страны. Главный эпизод травли: на прошлой неделе дверь квартиры Бароновой неизвестные украсили надписью: «Сука, верни деньги, тварь». В это же время в интернете появились многочисленные посты о том, что Баронова украла деньги, переданные ей для помощи пострадавшим в Крымске. Мария Баронова (вместе с фотографом Митей Алешковским и журналисткой Светланой Рейтер) организовала пункт сбора гуманитарной помощи на Смотровой площадке в Москве. Туда обычные жители столицы и бизнесмены приносили вещи и деньги, оттуда же фуры с помощью отправлялись в Крымск. В блогах после окончания активной фазы деятельности пункта на Смотровой появились записи о том, что Баронова якобы оставила часть собранных денег себе.

На это же намекали взломавший почту Алексея Навального хакер Hell и писательница Марина Юденич. Сама гражданская активистка утверждает, что, напротив, вкладывала в общий котел собственные средства. Свою деятельность Баронова и Алешковский координировали с находящимися в Крымске активистами оппозиции во главе с Аленой Поповой и представителями прокремлевских движений, которых курировал депутат Госдумы от «Единой России» Роберт Шлегель. На время «Крымской кампании» представители двух лагерей забыли о многолетней вражде. Мария Баронова призналась, что находится на грани психического срыва. По ее словам, «кому-то наверху» выгодно продолжать холодную гражданскую войну и мешать наладившемуся в Крымске сотрудничеству провластных активистов и оппозиции.
Мария Баронова:

«Потом наступил Крымск. В этой истории я оказалось случайно, люди в клубе «Zавтра» (в этом клубе проводятся вечеринки для либеральных журналистов и гражданских активистов; в день наводнения в Крымске запланированная вечеринка была отменена, но люди собрались и там же решили организовать помощь пострадавшему городу) подошли и сказали, что надо что-то делать.

Поскольку я в принципе умею такие вещи делать, мы и организовали сбор помощи на Смотровой площадке. Утром приехал фотограф Митя Алешковский, спас меня от пропавшего автобуса (Баронова пыталась организовать самый первый автобус для волонтеров, но не смогла), и все завертелось.

Это было счастливейшее время, мы работали, занимались важным делом, неделю меня никто не трогал, было просто прекрасно.

Затем сначала стали говорили про монеты, а потом счет пошел на миллионы, на которые я покупаю квартиру. Мне как-то раз позвонили с просьбой о комментарии. Зря я не спросила, откуда. Они начали допытываться о каких-то там счетах... Да, у меня есть счет в «Альфа-банке», но у половины Москвы есть счет в «Альфа-банке»! При этом там есть только вывод денег, а ввода нет, тем более во время Крымска.

Это явно какое-то агентство, занимающееся черным пиаром на аутсорсинге, потому что с понедельника по пятницу они массированно впрыскивали поток бреда в блоги и твиттер. Но это были тролли, которые вечером гладят своих детей по головке, а днем на зарплате занимаются такой вот херней. Однако в выходные уже реальные сочувствующие Кремлю люди подхватили эту волну. Например, Марина Юденич и хакер Хэлл. Я уже начинаю верить в глобальный заговор. Но его быть не может, потому что - кто я такая?

Суть дела - обычные десятирублевые юбилейные монеты - максимум на 300 рублей они бы потянули. Их кто-то принес на Смотровую, и я написала в твиттер, что мы их заберем себе, если не найдутся хозяева. Просто с железными деньгами непонятно что делать - их нужно тащить в Сбербанк менять, а на это тратится время. Мне говорят, что я дура, так как сама об этом публично заявила. Но вообще важно было просто сообщить, что железные деньги нести не надо».

«Скромнее бы себя вести на собранные деньги»

Галина, Крымск:

- Приехали к нам две барышни на джипе с московскими номерами. Привезли вещи. Берите. Мы смотрим - там пронафталининные древние прабабушкины платья. Видимо просто жалко было выбросить. Господи, мы, конечно же, пострадавшие, но мы же не бомжи! А попробуй не возьми - все эти «дарители» поднимают вой, что вот мол, зажрались, у вас ничего не было, а вы теперь все хотите.

Сергей, Крымск:

- Конечно же мы всем им благодарны, ребята столько для нас сделали, так помогли, никакое государство нам так никогда не помогало. А тут просто люди, побросали свои дела, дома, семьи и приехали на помощь. Но люди были разные. И их поступки и поведение тоже.

Приезжали волонтеры, которые организовывали сбор помощи в Москве, и, говорят, денег собрали они там неплохо. Мы это поняли уже по их поведению здесь. Извините, но когда у нас люди на раскладушках на улице на месте своих разрушенных домов спали, некоторые «волонтеры» прилетали из Москвы на самолете и снимали себе для «базы» коттедж из двух этажей за 35 тысяч в месяц.

Некоторые из отчаявшихся пострадавших стали их ненавидеть. Они, конечно же делают хорошее дело. Но, может, на собранные деньги нужно было себя вести как-то скромнее?

У нас есть люди, у которых не пострадали дома, они были готовы принимать волонтеров у себя, да и большинство из приезжавших к нам на помощь ребят жили в палаточных городках. При въезде в Крымск большое поле, там стояли военные, приехавшие на ликвидацию. Потом они уехали и волонтеры разбили лагерь там. У них все было нормально - хорошие палатки, полевая столовая, туалеты, душ. Брали и сами строили, благо материала хватало из той же гуманитарки.

Но почему то одни жили в палатках, а другие в коттеджах. Одни приезжали на своих машинах или на рейсовых автобусах, а другие прилетали на самолете, а потом добирались на такси.

Гуманитарные страдания

Что касается непосредственно гуманитарной помощи, то и здесь не обошлось без странностей.

Валентина, Крымск:

- Сначала гуманитарку развозили по людям, потом, из-за того, что начала происходить неразбериха - кто-то брал больше, кто-то меньше, гуманитарку стали свозить на склады. Мы приходили туда со списками необходимого: зубные щетки, паста, мыло, полотенца, тапочки, одежда, лекарства и так далее.

Приходим на склад, там сидят какие-то приезжие ребята - распоряжаются выдачей. Показываем им список, они говорят, что вот, например, мыла нет, или халатов нет, или фонариков и раскладушек нет.

Далее мы сами лазим по складу со спичками - ищем. Там завалы. И вдруг находим «отсутствующие» раскладушки. Прибегаем радостные к этим «выдавальщикам», говорим, там полно раскладушек, мы вот себе взяли, запишите, что они там есть - люди придут спрашивать.

Нам отвечают - оставьте все на месте, у нас нет этих раскладушек в неких «списках», поэтому и выдавать вам их не имеем права и не выдадим.

А сколько было разговоров о том, что склады под Крымском забиты гуманитаркой, только ее днем привозят одни машины, а ночью увозят куда-то другие. А людям порой добиться чего-то было сложно. Ведь нужны одни вещи, а нам предлагают вместо них мешки туалетной бумаги да ватники какие-то.

Игорь, Крымск:

- Пришел на склад гуманитарки, говорю, есть у вас подушки? Отвечают что есть, но только просто так не дадим - бери два ящика туалетной бумаги. Я им, мол, да зачем она мне - уже столько надавали, они: «Тогда без подушек. Чего ты теряешь? Пусть лежит бумага - есть не просит, бери больше, потом не будет, про вас все забудут, а пока халява - бери, заодно и подушек получишь».

Где остальные? На митингах в Москве

Крымчане не особо разбираются в политике. Живут обособленно, в основном - это частные домики с участками. Когда же у них спрашиваешь, мол, в Москве была такая активная работа оппозиции по сбору и оказанию помощи Крымску, что вы можете сказать по этому поводу, кого больше всех вы запомнили из оппозиционеров? Люди задумываются. Тишина. Отвечают, мол, ну вот Митрохин приезжал. И как-то все как бы. А что Митрохин? Приехал, пообщался, наобещал и уехал. То ли он, как думают крымчане, слаб для каких-то реальных дел, то ли ему вообще это было не нужно.

Но хоть приехал. Низкий поклон. Где же остальные? На митингах в Москве.

Даже неоднозначная оппозиционерка Алена Попова заявила о том, что сильно пересмотрела свои взгляды на оппозицию после Крымска:

«Все эти политические лозунги и призывы, все эти «честные выборы» и «справедливые суды» далеки от народа, от реальной жизни, они совсем не о том. А реальные нужды людей совершенно другие - вода, еда, электричество, нормальная система оповещения в случае чрезвычайной ситуации.

После Крымска слова «оппозиция» для меня не существует. О какой оппозиции может идти речь, если из людей, считающих себя лидерами, в Крымск приехал один [../info/54694.html Илья Пономарев], и то только в первый день, хотя очевидно, что приезд лидеров привлек бы большое количество новых добровольцев! Основная проблема власти в обилии слов и ничегонеделании, но оппозиция ведет себя так же».

Politonline.ru прокомментировал слова Поповой:

«Очень многие активисты протеста и популярные медиаперсоны оппозиции «прозрели» - увидев, с каким упоением и улюлюканием их «соратники» крутят над головой «трупы» и «сбросы» пострадавшего Крымска «лишь бы укусить режим», и с какой доходящей до откровенной травли агрессией они реагируют на любые рациональные доводы, заявления, статьи-посты о реальной ситуации. Причем сидя не в лагере волонтеров-добровольцев, а в кондиционированных офисах, модных кафе и домашних креслах...»

Все лучшее - от детей

Много шума наделали «аукционы» в помощь Крымску. Одним из таких был аукцион, на котором продавали рисунки детей из пострадавших районов Крымска.

Дело в том, что некоторые из родителей детей, чьи работы были проданы с помпой и пафосом на «гуманитарных аукционах» в Москве, заявляют о том, что помощи после этих аукционов они так и не увидели. Сами же «аукционеры» говорят, что люди просто все путают, и помощь они им привозили. Ну да, не деньгами, а вещами для детей.

Но суть в том, что выходит «вещевая помощь» поступала людям еще до проведения аукционов... а вот потом...

А детские картинки люди покупали за круглые суммы. Это десятки тысяч за рисунок...

Где деньги, Зин?

Алексей Зеленов, корр. FLB.ru, Крымск- Москва

Продолжение следует.

Ранее на FLB о трагедии Крымска и ее последствиях: «Кубанских чиновников смывает из-под стражи», «Ткачев вернул «лишнее» с подачи Путина», «Крымские компенсации всплыли на президентский уровень», «Ошибочка на 30 млн», «Условно-компенсационная справедливость», “За Крымск накажут четверых», «Наводнение задним числом», «У мэра Крымска отлегло от сердца», «Кубанских чиновников смыло на нары», «Кто ответит за банкротство Крымска?», «Кто и чем помог пострадавшим в Крымске»."