Комментарий газеты "Известия"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::12.05.2008

Комментарий газеты "Известия"

К материалу [page_22660.htm "Наркополицейские считают, что "Известия" их дискредитируют"]

Уважаемые коллеги!

origindate::04.05.2008 на сайте www.compromat.ru был опубликован материал: "Наркополицейские считают, что "Известия" их дискредитируют. Ответ ФСКН на публикации: "Человеку должно быть выгодно не брать взяток" и [page_22318.htm "Три кита" и акулы в погонах"].
Это письмо было опубликовано в "Известиях" 7 апреля этого года и сопровождалось редакционным комментарием. В этой связи прошу Вас вместе с публикацией письма ФСКН разместить на сайте и этот комментарий. Надеюсь на понимание.

С уважением, Владимир Демченко, редактор службы новостей "Известий"

Ниже привожу текст комментария, опубликованного в "Известиях" origindate::07.04.2008:

 ***

Что читают между строк?

Похоже, эпистолярный жанр становится традиционным для ФСКН в отношениях с «Известиями». Но прежде хочу поздравить г-на Карташова с повышением. Если отклик на статью «Три кита» и акулы в погонах» (номер от 12 марта) он подписал как начальник Центра общественных связей ФСКН, то теперь уже — и.о. начальника управления. Наверное, после публикуемого сейчас письма отпадет и нестабильная приставка «и.о.».

Я отдаю себе отчет, что г-н Карташов — человек служивый. И не его вина, что некоторые пассажи подписанных им писем выглядят не вполне, скажем так, убедительно. Ведь писаны они скорее всего «токмо волею» начальства. Не буду делать вид, что этого не понимаю. Так что мой ответ скорее не Карташову, а руководству ФСКН.

Теперь по пунктам. В ФСКН считают, что фразой: «К «мебельному делу», похоже, имеют отношение не только таможенники, но и сотрудники других ведомств — Генпрокуратуры, ФСБ, ФСКН...», я навязываю читателям мнение о причастности наркополицейских к этому делу. Но достаточно пролистать другие издания, чтобы увидеть: информация о касательстве сотрудников этих ведомств к «мебельному делу» давно стала всеобщим достоянием, делать вид, что этого не существует, было бы странно. Выяснить, так ли это, — задача журналиста. Мой собеседник мог, например, сказать: «Нет никаких данных о причастности к этому делу сотрудников ФСКН». Или других упомянутых ведомств. И тогда к «Известиям» не было бы претензий. Но он ответил так, как ответил: «В отношении... должностных лиц, которые оказывались... причастны, будет решаться вопрос об их уголовной ответственности. Пока не буду обозначать те ведомства, где они работали».

Примечательно, что никакое другое упомянутое ведомство не стало присылать в газету отповедей. Думаю, не потому, что их сотрудники чувствуют себя в чем-то виновными. Скорее, по благоразумию — не стоит на вопрос «Кто украл?» тут же кричать «Я не крал!». И еще не стали отвечать, думаю, по причине доверия к газете. Мол, следствие разберется, а «Известия» напечатают. Они правы — так и будет.

Следующий «нехороший» вопрос: «Сейчас много говорят о невиновности генерала ФСКН Александра Бульбова, о том, что его арест — это месть за активное участие в раскрытии дела «Трех китов». Вы что скажете по этому поводу?» Чем опять не угодил? Надо было сказать не «о невиновности», а «о виновности»? Лучше было бы? Вопрос, очевидно, не понравился ответом. Да, он получился неприятным для Бульбова. Но если бы собеседник ответил иначе, думаю, и этот вопрос бы понравился.

Далее. Руководство ФСКН упрекает нас в публикации интервью с человеком, отстраненным от должности и в отношении которого ведется служебная проверка. Но отстранен-то он временно. И давал интервью, когда был в должности. Почему же мы должны утаивать от общественности то, чем Довгий посчитал возможным поделиться? Огромное внимание к этому материалу, многочисленные отклики и цитирования подтверждают нашу правоту. А окончательная оценка интервью возможна — и мы об этом честно написали — только по итогам служебного расследования.

И, наконец, по поводу того, что «Известия» якобы последовательно дискредитируют ФСКН и ее сотрудников, а также о царящем в этой службе впечатлении, что газета (опять же якобы) пытается оказать давление на ход расследования дела Бульбова.

Да не так все это! У меня во всяком случае нет претензий к ФСКН. Конечно, как гражданин, я ожидаю от ведомства бескомпромиссной борьбы с наркодилерами, волнуюсь за будущее наших детей, которое в значительной степени в руках наркополицейских. Но у меня нет цели дискредитировать это ведомство. И главный редактор просил передать: нету такой цели. Вообще, похоже, что поиск врагов — навязчивая идея нашего адресата. Там не первый раз обвиняют журналистов в том, что они куда-то не туда «вбивают клин». Теперь новый «враг»: редакция «Известий» и автор этих строк. Напрасно это. Неконструктивно. Мы открыты к любому продолжению разговора — этим все наши статьи и комментарии заканчиваются. И этот, заметьте, тоже.

С уважением, Владимир Перекрест