Коммерсант, счет!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Если уж власть выберет "Альфу" следующей мишенью, то уже никакие судебные тяжбы с прессой не спасут

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::16.11.2004

Коммерсант, счет!

Андрей Колесников

В России начало действовать прецедентное право, характерное для англосаксонской правовой системы. После долгого перерыва, оглядываясь на судебные прецеденты, уголовные суды начали сажать мифических «шпионов». Однако оказалось, что прецедентное право гораздо более эффективно и впечатляюще работает в сфере гражданско-правового и арбитражного судопроизводства.

Пример «Альфы», приговорившей газету «Коммерсантъ» к уплате труднопредставимой суммы, оказался заразителен. Прецедент с $11 млн сыграл стимулирующую судебную активность роль – на минувшей неделе прихожане нескольких московских храмов вступились за «деловую репутацию» РПЦ и предъявили тому же «Коммерсанту» иск почти на половину (бес)прецедентной альфовской суммы, которая совершенно точно войдет в деловую историю России.

Надо ли говорить, что в публикациях, на которые обиделись верующие, нет ничего нового, что неким особым образом открывало бы глаза на лоббистскую и коммерческую деятельность отцов (и матерей) церкви? Однако благодаря вдохновляющему судебному активизму альфовцев прихожане решились на то, чтобы подать иск по феерической цене в миллионы долларов.

Едва ли у церкви, исполняющей весьма специфические функции и в теории не продающей свои услуги за деньги, есть деловая репутация. Менял уже давно изгнали из храма (правда, из другого – и конфессионально, и исторически), а репутация мировых религий зарабатывалась веками и тысячелетиями. Однако в последние годы РПЦ отчетливо претендует на то, чтобы православие в его московской версии не только приватизировало души российских школьников, но и де-факто воссоединилось с государством. Соответственно, предполагается, что любые начинания церкви, связанные с финансовыми, инвестиционными и прочими низкими материями, не подлежат ни обсуждению, ни публичной огласке. Теперь церковная власть, вооружившись, как стенобитным орудием, властью судебной, штурмует заоблачные финансовые вершины. Высота пика РПЦ – $5 млн!

Едва ли в череде этих событий, которые в самых шикарных и дерзких снах и не грезились основателям театра абсурда господам Ионеско и Беккету, модно усмотреть какую-то специальную политическую цель, например, разорить на радость Старой площади лидера рынка общественно-политических и деловых печатных СМИ. (Что, кстати, само по себе означало бы ущемление интересов и упущенную выгоду множества читателей, которые в том числе с использованием этого источника информации формулируют свою бизнес-стратегию.) Проблема не в политической подоплеке, не в исполненных византийского смысла отношениях группы «Альфа» с Кремлем, не в том, что прихожан используют в политтехнологической активной операции.

Проблема в ментальности, в принципиальном нежелании видеть корень собственных недугов, финансовых ли, духовных и душевных, в самих себе.

Всегда виноват кто-нибудь посторонний, каковым оказывается, согласно русской народной ментальной традиции, крайний. В частности, пресса. И где гарантия, что публикации, скажем, о тонкостях проблем «Альфы» с ТНК-BP, аэропортом Шереметьево или там с «Мегафоном» не спровоцируют дополнительной серии исков, измеряемых суммами настоящих бизнес-сделок? Но газеты здесь будут ни при чем, потому что многие неприятности в мегапроцессах в очень большом бизнесе связаны не с предпринимательской активностью как таковой, а с отношениями с высшим государственным руководством. И если уж власть выберет «Альфу» следующей мишенью, а это, учитывая особенности конструкции нашей политической системы, более чем вероятно, то уже никакие судебные тяжбы с прессой не спасут.

Пока же крупный бизнес предпочитает компенсировать свои неудачи и свой страх за счет независимых СМИ.

Но найдется ли такой суд, который защитит прессу от тех, кто придирчиво читает газету и при первой же возможности, на хозяйских правах, кричит: «Коммерсантъ, счет!»? Это что – рыночная экономика такая?

Журналисты виноваты в поражениях футбольной сборной России, в сложностях ряда частных лиц, которые возникли в их на самом деле глубоко интимных отношениях с Богом, в не слишком удачном продвижении бизнес-проектов, в том, что кто-то плохо сыграл на скрипочке или снял отвратительного качества фильм. Наконец, они же, судя по масштабам цензуры и самоцензуры, что по конечному эффекту одно и то же, виноваты во всех бедах нашей и без того многострадальной родины.

Прецедент с «Коммерсантом» дал старт новой эпохе: пресса находится уже не только под прессом власти, но и под дамокловым мечом перманентной угрозы вчинения исков «за все плохое».

К государственным цензорам добавились контролеры от финансовой олигархии и от олигархии духовной, самым нетерпимым образом оберегающие души вверенного им населения от многообразной заразы.

На помощь неудачливым борцам с собственными проблемами приходит судебная система, которая в делах, связанных с прессой, руководствуется в лучшем случае революционным правосознанием. И, если расценивать, например, передачу «К барьеру!» как доморощенную, но социологию, в иерархии ценностей нашего населения и профессиональной интеллигенции (вроде музыкантов) журналисты занимают гораздо более низкое положение, нежели банкиры.

Если говорить огрубленно, свободная пресса как институт нормальной демократической системы никому не нужна. Не нужна уважаемым музыкантам, потому что на них пишут плохие рецензии. Не нужна банкирам, потому что на них клевещут. Не нужна православным организациям, потому что у них внезапно выросла «деловая репутация».

«Альфа-коммерсантовский» прецедент выявил еще одну специфическую проблему – необычайную призрачность и условность любых как бы профессиональных оценок нематериального ущерба. Ну не могут репутационные издержки стоить $11 млн – это же не сделка на рынке слияний и поглощений, а отражение на газетной полосе реальных проблем, причем не столько конкретных банков, сколько банковской системы в целом и психологии российских вкладчиков, заранее готовых к плохому повороту событий.

Перестройка начиналась с гласности, то есть со свободы слова. Либеральные реформы стали успешными во многом благодаря наличию подлинно свободной прессы в ельцинскую эпоху. Российский бизнес народился не только по причине проведения залоговых аукционов, но и еще и потому, что его имя (имена) капитализировала качественная деловая пресса.

Нынешнему бизнесу, который встроен в политическую систему в качестве приводного ремня, кажется, уже ничего не надо. Кроме эксклюзивных отношений с государством. А государству нужны кошелек и телевизор.

Так что без печатных СМИ можно и обойтись. Делайте ставки, господа! Подавайте иски! Играйте на повышение – другой биржи, кроме судебной, у вас все равно скоро не будет. 5 млн, 11 млн – кто больше?