Коммунист в свете, дома и при дворе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Коммунист в свете, дома и при дворе

"Используйте в сервировке стола полу-драгоценные камни. Такой способ снизить напряжение в стране рекомендует супруга спикера Госдумы

Здесь не шутят. Ирина Селезнева стоит, обняв березку, и холодно рассматривает своего читателя. Фотография украшает первую страницу ее книги "Приглашение к столу. Традиции, обычаи, настоящее русского застолья". Первая фраза, на которую натыкается взгляд: "На вашем столе должна быть гармония, созданная с помощью различных средств, - сочетаний цветов, минералов, зажженных свечей, живописных полотен, архитектурных элементов и напольных ваз, натюрмортов, цветочных композиций, музыки". Гармония быть должна! Назад дороги нет.
Некая оторопь охватывает нас, когда мы осознаем, что все эти рекомендации насчет живописных полотен и напольных ваз дает супруга одного из лидеров коммунистической фракции. Вот еще хорошая фраза:
"Ваши гости входят в зал, где накрыт праздничный стол, и они очарованы этим изяществом и шармом. Ну а во время перемены блюд пригласите гостей в музыкальный салон, где приятная музыка усладит их слух".
Наблюдается и критическое отношение к современным нравам:
"Не секрет, что многие до сих пор не знают, как нужно есть омаров или устриц, соблюдая все правила этикета".
Первые книги, где нас учили есть омаров, появились где-то году в 1989-м. Были они репринтами дореволюционных изданий. Очень, например, запомнилась книга 1890 года "Жизнь в свете, дома и при дворе" с сохраненным подзаголовком "Библиотека практических сведений". Направо пойдешь - трудящиеся сформировали очередь за мылом длиной в три улицы. Налево пойдешь - громят табачный ларек. Прямо пойдешь, увидишь книжный киоск, купишь книжку и прочитаешь: "Замужние женщины надевают на вечера "запросто" закрытые платья, бархатные или шелковые, а молодые девицы - костюмы из фуляра, вуаля или газа с корсажем слегка декольте. Муфту и шаль следует оставлять в карете".
В карете прошлого далеко не уедешь. Новой аристократии понадобились новые книги. Труд супруги одного из главных отечественных коммунистов адресован людям не просто состоятельным, но богатым чрезвычайно. Этим и объясняется прорывающаяся временами жесткость интонации. Пока мужчины делят нефть, газ, транши МВФ и посты в Госдуме, женщина должна выполнять цивилизаторские функции и властно склонить их головы под ярмо Культуры.
"Использование в сервировке полудрагоценных камней - источник красоты и гармонии, могущественный дар вечной природы смертному человеку в кризисной экологической и социальной ситуации".
Не надо жаловаться на общую невнятность и многословие. Что такое роскошь, как не использование вещей ненужных? Понятно, что "светоносные прозрачные, полупрозрачные и непрозрачные кусочки мироздания, лежащие на столе", то есть попросту полудрагоценные булыжники за обедом абсолютно не нужны и, наоборот, мешают. Такова и роскошь интеллектуальная. Она - в использовании лишних и невразумительных слов, которые предельно затуманивают смысл. "Современное искусство сервировки... как бы аккумулирует в себе нецеленаправленную стихийную энергию общества, мир, возникающий из хаоса и еще не нашедший окончательных координат физического пространства и времени". Правда, чем в более недоступные интеллектуальные высоты нас поднимают, тем в более низменные области нас увлекает наше прозаическое и слабое воображение. "Пластичность и глубину цветовому пятну придает не условная линия контура, а полновесная объемность, материальная пластичность форм, приборов, подчеркивая такие элементы сервировки, как салфетки, тарелки, с которыми человек непосредственно вступает в контакт". При упоминании "непосредственного контакта с тарелкой" наше воображение рисует единственно возможную картину - гражданина, упавшего мордой в салат. Слова русского языка, как пленники, обслуживающие эти балы удачи, бредут печальной чередой, спотыкаясь и падая. "На нашем охотничьем столе грациозно возлежит фигура оленя". Имеется в виду, что стол украшен фигуркой лежащего оленя. "Семья индоевропейских народов, к которой относятся и греки, и славяне, и индейцы".
Индийцы, конечно же, имеются в виду, а не Последний из могикан.
Особое место в книге отводится застольям, связанным с православными праздниками. Тут нас несколько удивит скрупулезность, с которой автор пересказывает различные эпизоды из Нового завета. Все-таки это - руководство по этикету, а не "Библия для самых маленьких". Люди, которые празднуют Рождество, уж наверное, знают, кто была Дева Мария и при каких обстоятельствах родился Христос. Хотя не факт. Вероятный потребитель этой книги - человек, который уже привык на Пасху перед телекамерами покорно стоять в храме со свечкой в руке, а теперь вдруг решил узнать, из-за чего весь сыр-бор. "Особо выделим всеми любимые с детства праздники Пасхи, Рождества, Масленицы". Интересно, какими способами нынешние лидеры КПРФ могли совмещать любовь к Православной Пасхе с партийной карьерой? "К Пасхе всегда готовились тщательно. Торжественная пасхальная служба начинается в ночь с субботы на воскресенье". Особенно тщательно, как мы все помним, к службе готовились комсомольские работники, выстраивавшиеся возле церкви в кордоны с целью отлова в толпе школьников и студентов и учинения им впоследствии неописуемых неприятностей.
О литературе. Массивные позолоченные каминные часы, канделябр со множеством свечей, серебряные столовые приборы - пригодятся для создания сервировочной композиции, навеянной "одним из наиболее известных произведений русского гения - "Маскарадом". Выбор исключительно удачный. Как все мы помним, тема еды в "Маскараде" появляется лишь один раз и имеет значение сугубо прикладное: "...Подают мороженое... Арбенин всыпает яд". Жаль, что в книге нет рекомендаций по организации интимного ужина "Моцарт и Сальери" и дегустации вин "Гертруда", навеянной образами из "Гамлета".
Обилие абстрактных понятий: "энергия", "хаос", "мироздание", "законы энергетики" - не случайность. Слишком скудная задача - просто объяснить, в какой бокал наливать мерло. Госпожа Селезнева создает нечто вроде гигантской аллегорической фрески в стиле барокко, которую можно было бы назвать: "Живопись, Медицина, Литература и Философия беседуют с господином N, депутатом и предпринимателем". Художники несут ему "Черный квадрат" и "Композицию N 218". "Примечательно, что в современном подходе к сервировке используются два подхода русских абстракционистов- конструктивный Малевича и экспрессионистский Кандинского". Вот Гете торопится напомнить о "воздействии цветов на душу", в связи с чем "Светло-зеленый салат на фоне салфетки цвета морской волны покажется подвявшим". Вот через тысячелетия подают голос целители: "Все чаще проявляются в оформлении праздничных сервировок открытые в древней медицине законы энергетики цвета и линий".
Автор стремится придать космическую осмысленность всем действиям своих возможных читателей. Они как боги: нахмурят лоб - гроза, рассмеются - появится радуга. Разложат на столе голубые и розовые салфеточки - и будет "воссоздан маленький фрагмент гармонии мироздания", выпьют пивка - и "таинственная сила из глубины веков" прольется в них.
Когда дочитаете до конца, не пропустите информацию на последней странице:
"Книга рекомендована Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов средних специальных учебных заведений".
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации