Компанейский строитель

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как Эдуард Худайнатов руководил «Роснефтью» и создавал собственный бизнес


Президент Независимой нефтяной компании (ННК) Эдуард Худайнатов менее чем за два года доказал, что он сильный и самостоятельный игрок нефтяного рынка, хотя многие считали его, скорее, исполнителем поручений государства и нынешнего президента «Роснефти» Игоря Сечина.


Худайнатов пришел в «Роснефть» в 2008 г. по приглашению тогда еще вице-премьера Сечина, но с тех пор не раз собирался уходить в собственный бизнес: хотелось доказать, что он способен самостоятельно выстроить компанию с нуля. Менее чем за два года ему удалось собрать добывающие активы и создать ННК, куда вошла и Alliance Oil Мусы Бажаева. Сегодня ННК является оператором крупного проекта с более чем стомиллионными запасами нефти, причем их разработка может быть поддержана государственным финансированием. Комфортно чувствовать себя даже в трудных условиях Эдуарду Худайнатову, вероятно, помогает то, что большая часть его карьеры связана с нефтегазовым сектором – здесь его трудно чем-либо удивить или испугать.

ННК: портрет на фоне нефти

Независимая нефтяная компания фактически была создана в конце 2012 г., Худайнатов сел в кресло ее президента в августе 2013 г. Первыми купленными активами стали саратовское ЗАО «Геотэкс» и ОАО «Пайяха», работающее в Красноярском крае. В апреле 2014 г. состоялось объединение с компанией Alliance Oil Мусы Бажаева, и уже осенью того же года Худайнатов выкупил долю Бажаева. Сумма сделки не раскрывалась.

Покинув госкомпанию «Роснефть» в июле 2013 г. ради создания своего бизнеса, Эдуард Худайнатов смог заручиться поддержкой государства: недавно Минэнерго согласовало его заявку на получение средств из Фонда национального благосостояния для развития проекта «Пайяха». Проект стратегически важен для отрасли, он даст импульс к развитию целого кластера месторождений Дудинской нефтегазоносной провинции, объяснил решение министр энергетики Алексадр Новак. Финансирование предусмотрено для поддержки Пайяхского и Северо-Пайяхского нефтяных месторождений на Таймырском полуострове в Красноярском крае, их суммарные извлекаемые запасы – 106,7 млн тонн.

Единственная проблема ННК – компания росла на заемные средства. В прошлом году ННК привлекла несколько кредитов, в том числе 14 млрд руб. – от Банка Москвы. Тогда никто не ожидал, что нефтяные цены начнут пикировать: в предыдущие три года средняя цена барреля Brent находилась около отметки $100. «Экономика многих проектов поменялась, существенная часть разработок стала нерентабельной», – отмечают аналитики IHS.

К тому же, согласно отчетности по МСФО, выручка Alliance Oil в 2014 г. составила $3,5 млрд, EBITDA – $666,6 млн, нефтепереработка увеличилась на 1,2%, до 4,5 млн тонн, добыча упала на 5%, примерно до 2,8 млн тонн нефти, но компания получила $881,1 млн убытка из-за курсовых разниц от финансовой деятельности. Курсовые разницы – проблема большинства коммерческих структур в прошлом году, объяснил представитель компании. В этом году заработал еще налоговый маневр (резкое повышение НДПИ и снижение пошлин), который больнее ударил по компаниям с низкой обеспеченностью собственным сырьем и неглубокой степенью переработки. ННК оказалась в числе наиболее пострадавших: выход мазута на Хабаровском НПЗ составляет почти 40% против 28% в среднем по России. Это и стало слабым звеном бизнеса ННК в сложившихся условиях.

Тем не менее хотя многие перспективы нефтегазового рынка сейчас выглядят туманными из-за снижения цен, ННК это не пугает: компания собирается начать добычу на Таймыре в 2017 г. и довести ее до 3–3,5 млн тонн к 2019 г. К 2022 г. компания планирует увеличить добычу до 25 млн тонн, а переработку – до 12 млн тонн.

У штурвала «Роснефти»

Хотя многие называют Худайнатова универсальным управленцем, в основном его карьера связана именно с нефтяной отраслью. Он окончил Тюменский государственный университет. В 1993 г. Худайнатов возглавлял нефтяную компанию «Эвихон» (Нефтеюганск), в 1995–1996 гг. – «Юганскпромфинко», после 1996 г. работал в администрации Нефтеюганска – сначала заместителем главы администрации, затем первым замглавы Нефтеюганского района; возглавлял администрацию поселка Пойковский. В 2000–2003 гг. Эдуард Худайнатов работал федеральным инспектором по Ненецкому автономному округу аппарата полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе. В «Роснефть» Худайнатов пришел с позиции генерального директора «Севернефтегазпрома», «дочки» «Газпрома», владеющей правом разработки Южно-Русского газового месторождения.

Президента ННК всегда называли ближайшим соратником Игоря Сечина и человеком его команды. В «Роснефти» он поначалу курировал капитальное строительство, а в сентябре 2010 г. был назначен президентом госкомпании, сменив проработавшего на этом посту почти двенадцать лет Сергея Богданчикова. И действительно, встав у штурвала «Роснефти», Худайнатов поставил задачу ускорения развития. «Раз мы хотим еще стремительнее повысить планку развития компании в области добычи и переработки, естественно, потребуется, наверное, и коррекция в обновлении кадров, и привлечение специалистов мирового уровня», – отмечал Эдуард Худайнатов. «Уверен в том, что жизненный опыт, глубокое знание отрасли и компании позволят Эдуарду Юрьевичу вывести «Роснефть» на новый этап развития», – подбадривал его Игорь Сечин при назначении. Худайнатов с задачей выстраивания нового этапа развития компании справился: в 2011 г. добыча выросла на 2,5%, до 118,7 млн тонн, в 2012 г. – на 2,8%, до 122 млн тонн. Примечательно, что рост был «органическим», то есть шел за счет эффективной работы, а не за счет поглощения нефтяных компаний.

Локомотивами роста были проекты в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, главным выступало Ванкорское месторождение с запасами более 400 млн тонн и ежегодной добычей в 22 млн тонн. Не все чиновники тогда верили в перспективы Ванкора. Проект важен не только для «Роснефти», но и для отрасли, доказывал Худайнатов: без Ванкора добыча нефти в РФ показала бы не рост в 2,3%, а стагнацию на уровне 0,3% в 2010 г. с последующим снижением в 2011–2012 гг.

Форсирование инвестиций в добывающие проекты было в числе приоритетов Худайнатова. В 2012 г. «Роснефть» утвердила рекордную инвестпрограмму объемом в 480 млрд руб., что на 70% больше, чем в 2010 г. Подавляющая часть инвестиций пошла на развитие сегмента добычи, треть – на модернизацию нефтепереработки. В числе заслуг Худайнатова – реконструкция Туапсинского НПЗ: завод был построен еще в 1929 г. и нуждался в кардинальной перестройке; в результате мощность по переработке увеличилась до 12 млн тонн нефти в год, глубина переработки достигла 98%.

Худайнатову удалось подстегнуть крупные совместные проекты с зарубежными компаниями. В их числе подписанное в 2011 г. соглашение о стратегическом сотрудничестве с глобальным лидером ExxonMobil в освоении участков в Карском и Черном морях. Доля участия «Роснефти» была мажоритарной – 66,7%. В те годы было подписано соглашение и с Crescent Petroleum о создании СП в ОАЭ, компания вошла и в группу для разработки месторождений в Венесуэле.

После ухода

В мае 2012 г., после смены правительства, президентом «Роснефти» стал сам Игорь Сечин, а Эдуарду Худайнатову были делегированы функции первого вице-президента.

По словам близких к руководству госкомпании источников, Сечин ценил Худайнатова, считал его системным человеком, которому можно поручать сложные вопросы. Вместе с Сечиным Худайнатов ездил практически во все командировки и участвовал в большинстве переговоров. Худайнатов советовал Игорю Сечину диверсифицировать рынки сбыта (чрезмерная зависимость от одного региона делает бизнес слишком уязвимым) и сделать рывок в восточном направлении, который «Роснефть» реализовала уже после ухода Худайнатова.

Правда, Худайнатов несколько раз порывался уйти из «Роснефти»: всегда хотелось проявить себя в бизнесе, получив пространство для самостоятельной работы, но Сечин выступал против. До прихода в ННК Худайнатов был назначен президентом НГК «Итера», 51% которой принадлежало «Роснефти». Но опыт самостоятельной работы был недолгим: после консолидации «Итеры» Худайнатов покинул пост президента компании. В итоге развивать частный бизнес Худайнатов смог только после ухода из «Роснефти» на базе созданного в конце 2012 г. довольно малоизвестного ОАО. Значимых активов у этой структуры не имелось, поэтому главной задачей стали их поиск и приобретение. Активы компании «Геотэкс», которая добывает газ в Саратовской области, и ОАО «Пайяха», работающего в Красноярском крае, были успешно инкорпорированы в ННК позднее, в числе сильных приобретений оказалась и Alliance Oil, владеющая активами в Татарстане, Казахстане и Хабаровским НПЗ.

В ННК Эдуард Худайнатов смог собрать команду профессионалов: в компанию вместе с ним пришли не только ведущие геологи (в их числе экс-гендиректор «Ванкорнефти» Андрей Чириков), но и финансисты из «Итеры». Между тем, как указывает Bank of America Merill Lynch, отток кадров лишил «Роснефть» сильных производственников, поэтому в долгосрочной перспективе компания может потерять главного катализатора роста. Вряд ли Эдуард Худайнатов, когда уходил из «Роснефти», прогнозировал, что выстраиваемый им фундамент начнет трещать по швам.

5 мая совет директоров «Роснефти» продлил президентские полномочия Игоря Сечина на пять лет в соответствии с директивой правительства. Решение о переназначении Сечина продиктовано ситуацией внутри компании, заявил пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев. «Сечин – это политическая фигура в руководстве «Роснефти», его триумф уже состоялся», – считает научный сотрудник Центра трансатлантических отношений (США) Дональд Дженсен. Однако аналитики указывают, что «Роснефти» нужно укреплять высший эшелон профессиональными нефтяниками, чтобы вернуться на траекторию устойчивого роста. По мнению экспертов, возвращение Худайнатова в «Роснефть» заметно усилило бы позиции компании в долгосрочной перспективе и сыграло бы позитивную роль в улучшении ее текущих показателей.

Cсылки

Источник публикации